Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow Политическая и художественная коммуникации в соременной России

Раздел I. Политическая история России рубежа тысячелетий в сюжетах и портретах

Глава 1. Советская Россия взращивает либерализм: главный сюжет

1.1 Либерализм при монархизме: взгляд историка

Хронологические рамки нового драматического периода российской

истории XX в. определяются достаточно четко: все началось в марте-апреле 1985 года, когда генеральным секретарем ЦК КПСС был избран М. С. Горбачев, и последовал знаменитый пленум, на котором была провозглашена политика либерализации общественно-политической и экономической жизни в Советском Союзе. Этот период вошел в историю под термином «перестройка». В то время никто, даже ярые антикоммунисты, не предполагали, что через четыре года рухнет совете ко- коммунистический блок, а еще через полтора - СССР, что и предрешит конец 70-летнего существования советской империи. Так что же стало той «бомбой», которая взорвала Советский Союз?

Этой бомбой оказалась идеология либерализма, которая распространялась в советском обществе с быстротой прорванной плотины. Полученный результат в виде крушения «последней империи» поставил целый комплекс вопросов. Почему же либеральная идеология представляла смертельную угрозу для советского политического режима? Или он одряхлел настолько, что не выдержал конкуренции с традиционным и хорошо знакомым идейно-политическим противником? А может, были в историческом прошлом России предпосылки к тому, что беспощадно искореняемые ростки политического свободомыслия все же окажутся неискоренимыми и в назревший исторический момент сыграют роковую роль, образовав мощный идеологический субстрат для нового - не тоталитарного политического мышления?

Оглядываясь назад, историк попытается отследить, как шло накопление качества, сыгравшего роль могильщика для идеологии, на которой была воздвигнута советско-коммунистическая политическая система. Все перипетии длительного и сложного процесса формирования либерализма как альтернативной идеологии и составляют, по мнению авторов, главный сюжет отечественной политической истории.

^

Здесь нам не обойти проблему определения самого либерализма как формы политического сознания. Формально, эта задача решается просто с помощью цитирования авторитетного источника, однако, взяв другой не менее авторитетный источник, исследователь сталкивается с тем, что либерализм трактуется уже несколько по иному. Есть еще и третий, четвертый, пятый и т. д. варианты, каждый из которых является оригинальной трактовкой. Поэтому стоит определиться с ключевыми универсальными положениями либерализма. Для этого необходимо сделать короткий обзор источников.

«Либеральная волна» в конце XX века, отправной точкой которой стала «перестройка», инициировала не только политические и экономические реформы, но и научные разработки в области идеологии либерализма. Широко стали публиковаться ранее малоизвестные работы отечественных философов, в том числе и те, которые издавались за рубежом.

Безусловно, наиболее значимой публикацией такого рода является фундаментальное исследование В. В. Зеньковского «История русской философии»[1]. В ней, в числе прочих национальных идеологических систем, рассмотрены и эволюция либерализма, и процесс инверсии во взглядах главных фигур общественно-политической жизни России. Ценность этой работы заключается в том, что, в отличие от классового подхода В. В. Зеньковский не останавливается исключительно только на проявлениях революционности, а рассматривает всю цепь эволюции взглядов философов, политиков, писателей и публицистов с конца ХУ1Н до начала XX веков. Поскольку разбор только либерализма не входил в сверхзадачу В. В. Зеньковского, то его исследование лишено идеологических предпочтений, что создает эффект объективности и системности.

В 90-е годы XX века в России опубликовано не мало работ, которые осмысляют идеологию либерализма[2]. В этих трудах прослеживаются национальные особенности либерализма, национальное своеобразие этого типа политического сознания.

Не случайно внимание исследователей направленно на изучение процесса инверсии. Здесь мы видим развитие методологического подхода, который применял В. В. Зеньковский. Важно отметить, что еще в начале 90-х годов главное внимание уделялось взаимопроникновению либерализма и социализма, которое можно рассматривать как инерцию горбачевской «перестройки». Наиболее показательными являются работы: В. 3. Арушакова «Либеральная и социалистическая идеология в России» и О. Витте «Социализм и либерализм: возможен ли синтез?»[3]. Во второй половине 90-х уже анализируются проявления консерватизма в либерализме. Например, в 1997 году под патронажем движения «Христианское собрание» вышел сборник «Власть и нравственность»[4], в котором были опубликованы работы таких исследователей как В. Кувалдин, Р. Егинбарян, О. Савченко, А. Волков и др. В своих статьях они жестко критикуют либеральные реформы, идеологами которых были Е.

Гайдар и А. Чубайс, и стремятся увязать либерализм с такими консервативными ценностями как религия и семья.

Стоит вспомнить и дискуссию, которую стимулировала статья Михаила Ходорковского «Кризис либерализма в России»[5] [6]. Примечательно, что она активно обсуждалась не только в политсоветах либеральных партий, но и в пролиберальных СМИ , которые охотно предоставили свое медиа-пространство политикам для продвижения своих точек зрения на либерализм, поскольку видели в этом актуальную тему политического момента.

Эти примеры показывают, что разные подходы к изучению либерализма отражают разные этапы либеральных реформ в конце XX века: от модернизации социализма до практики внедрения консервативных ценностей в либерализм. В этот период был снят ярлык «реакционности» с целого ряда философов, историков, писателей и публицистов XIX века, который тянулся еще с советских времен. Именно во второй половине 90-х годов стали широко публиковать их работы, в первую очередь Б. Н. Чичерина и М. Н. Каткова. Идеи, которые они сформулировали во второй половине XIX века, интересны и сегодня как политическим партиям, так и исследователям, поскольку они целенаправленно ставили следующую проблему: любая форма политического сознания должна согласовываться с национальным самосознанием, поэтому она обязательно приобретает индивидуальные национальные черты. Это справедливо и для либеральных универсалий. В ряде публикаций заявлено, что ключевые понятия либерализма разными народами трактуются по-разному: «У латинян слово «демократы» (в тексте оно используется как синоним слова «либералы» - прим, авторов) означает главным образом исчезновение воли и инициативы перед волей и инициативой общин, представляющих государством... У англосаксов в Америке то же самое слово «демократы» означает, наоборот, самое широкое развитие воли и индивида, и несколько большее устранение государства»[7]. Итак, мы видим, что исследование либерализма в России предполагает обращение к национальному политическому и историческому контексту. Показательно, что один из главных зарубежных авторитетов в области исследования либерализма, автор книги «Расцвет европейского либерализма»[8], британец Гарольд Ласки, настаивал на том, что политическая наука и социальная философия - «дети истории», и могут быть поняты только в контексте.

Итак, это понимание либерализма диктует нам опору на такое его определение, которое соединило бы в себе как классические, так и национальные характеристики данного типа политического сознания. Однако такого обобщенного определения, как мы подчеркивали выше, не существует. Например, профессор М. А. Василик предложивший следующее обозначение либерализма: «совокупность политических и экономических доктрин, совокупность политических программ, содержащих обоснование недопустимости принуждения по отношению к индивидууму»[9]. Главная проблема этого определения, на наш взгляд, заключается в том, что его трудно спроецировать на реальную политику, так как политических объединений, которые бы действовали строго в рамках заявленного выше принципа, практически нет.

Поскольку нет возможности дать короткое универсальное определение, сосредоточимся на основных признаках, которые присущи либерализму как форме политического сознания, в том числе и в России.

Либерализм - это продукт европейской цивилизации. Его философская основа - философия свободы воли. Несмотря на т что ее последователи могут сильно расходиться в своих взглядах, они демонстрируют целый ряд общих подходов, которые позволяют причислить их к общему мировоззрению. Объединяющими являются вопросы о природе человека, о природе общества и отношения к нему человека, о природе знания и истины. Либералы считают человека разумным существом. Счастье и благосостояние личности является целью общества. Человек способен к самоорганизации. Человек способен думать, пользоваться опытом и приходить к самостоятельным умозаключениям, направленным на практическое преобразование жизни. Таким образом, самореализация, самоосуществление индивида становится целью человека, общества и государства.

Еще одним распространенным термином в этой работе является «демократия». Здесь тоже есть определенные сложности в его понимании, однако, куда менее выраженные, чем с термином либерализм.

Демократия, в отличие от либерализма, не является идеологией или формой политического сознания. Демократия - это форма политического режима (как правило, государственного) при котором народ является единственно легитимным источником власти[10]. Под демократией также понимается метод коллективного принятия решений с равным воздействием участников на исход процесса или на его существенные стадии.

Под демократизмом же понимается наличие демократии, демократическое устройство чего-либо, и, подчеркнем особо, не обязательно государства.

Как правило, к понятию «демократия» прибавляют прилагательное. Например, в России за последние десять лет политическую систему страны обозначали как «управляемая демократия» и «суверенная демократия». Оба термина не прижились, поскольку не несли идеологическую нагрузку. Чаще всего термин демократия используется в смысловой связке с прилагательным либеральная. Это не случайно, поскольку при доминирующей в государстве либеральной идеологии наличие демократии обязательно. В европейской политологии доминирует точка зрения, что только в условиях либерального государства демократия может максимально полно реализовать себя. Но все-таки либерализм и демократия не синонимы!

Теперь рассмотрим становлению либерализма в России.

* * *

Внедрение либеральных идей в российское общество, в свете традиционных политических и социокультурных контактов с Европой, было делом времени. Стоит выделить одну важную закономерность: периоды интенсивного распространения либерализма неизменно совпадали с периодами социально-политических разломов в России.

Одной из самых противоречивых политических фигур в истории страны является Петр I. С помощью реформ он действительно в кратчайшее время превратил Россию в мощнейшую в военном отношении державу с динамично развивающейся промышленностью. Однако это произошло не в результате взрыва социальной энергии и инициативы, а с помощью жесточайшей эксплуатации ресурсов, в том числе и людских. Те ученые, которые изучали социальные системы и процессы этого периода, весьма критически относятся к результатам петровских реформ, а основатель евразийской школы князь Н. С. Трубецкой прямо называет этот период «антироссийской монархией».

Не вступая в дискуссию, обратимся к бесспорным социальным результатам реформ. Была искусственно выведена социальная группа, которую можно обозначить как «новые дворяне» (которые позже поглотили и традиционное дворянство). Ее социальный и национальный состав был весьма пестрым. Сам факт возникновения этой группы не имел деструктивного потенциала, если бы она не использовалась монархом инструментально и не противопоставлялась российскому обществу. Именно

Петр I до настоящего времени установил безусловный и не обсуждаемый приоритет общегосударственных задач над социально ориентированными. И именно «новые дворяне» использовались в качестве инструмента их решения, готового ради этого сокрушить любое сопротивление и протест. Обеспечивая поддержку данному курсу, Петр I окончательно закрепостил крестьян, превратив их в личную собственность дворян, то есть ввел настоящее рабство. Стоит отметить, что в России в этот период резко ухудшается демографическая ситуация. В то время как в тех европейских странах, с которых Петр I брал пример, идет заметный рост населения, в России оно сокращается на одну пятую.

Ну а причем здесь либерализм? Курс Петра I стал необратимым и заложил модель догоняющего развития России, а военную мощь - главным государственным приоритетом. В «образцовых» (с точки зрения Петра I) Англии и Голландии промышленная революция была результатом социального прогресса, которая востребовала либерализм как форму политического сознания, с каждым десятилетием завоевывая новые позиции в обществах этих стран. В России же технологическая отсталость компенсировалась эксплуатацией и высоким налогообложением.

Такая модель неизбежно порождала социально-политические взрывы, и так же неизбежно власть просто обречена была обращать свои взоры к либерализму как варианту устранения причины перманентного кризиса. Сам же либерализм действительно, как призрак, блуждал по России с середины XVIII века, но потребовалось целое столетие, чтобы власть решилась-таки на реальные шаги в этом направлении. Проблема не только в том, что институционно российское общество не могло быстро воспринять либеральные идеи с помощью реформ «сверху» и изменить социальное поведение. Именно дворянство стойко стояло на страже своих интересов (которые противоречили либеральным доктринам), и готово было пойти на многое для их защиты. Так социальный раскол периода петровских реформ превратился в тормозной механизм социального прогресса.

Некоторые проявления либерализма в этот период приобретали просто карикатурный характер, как, например «русское вольтерианство». Знаменитый русский историк В. Ключевский дал короткую, но меткую характеристику этому движению: «Потеряв своего Бога, заурядный русский вольтерианец не просто уходил из Его храма, как человек, ставший в нем лишним, но, подобно взбунтовавшемуся дворовому, норовил перед уходом набуянить, все перебить, исковеркать, перепачкать '». И все-таки надо отдать должное общественно-политической мысли в России в этот период, в рамках которой в сложнейших условиях сформировалась традиция если не классического либерализма, то, по меньшей мере, свободомыслия, которая стала питательной средой для взращивания либеральных идей (Н. И. Новиков, А. Н. Радищев, А. А. Бестужев, О. П. Чаадаев, В. Г. Белинский, Н. В. Станкевич и др.).

Период царствования Николая I был для либеральной идеологии крайне неблагоприятным. Государственная власть прямо декларировала свое право вторгаться во все сферы общественной жизни, и осуществляло это на практике. Передача цензуры в ведение печально знаменитого третьего отделения департамента полиции подчеркивает, какое значение власть придавала задаче контроля за тиражированием идей, взглядов, точек зрения. Однако даже в этих условиях, в идеологическом спектре российского общества находилось место сторонникам либерализма, которые выполняли функцию маяков, на свет которых шли те, кто разделял эти принципы. После краха России в Крымской войне, общество осознала, что власть привела государство в тупик. Есть свидетельства, что сам Николай I переживал поражение как личную трагедию, как крах всей его линии царствования. Так назрел очередной переломный момент в истории [11]

России, которым не применили воспользоваться либералы, развернув полномасштабную пропаганду, и сделав модным для элиты имидж либерала.

Контуры современного гражданского общества обозначились только во времена царствования императора-реформатора Александра II (прежде всего 60-е годы и конец 70-х начало 80-х годов Х1Х-го в), сумевшего отменить крепостное право, которое не только тормозило развитие страны, но и превратилось в национальный позор. Были созданы условия для развития политических сил, направленных на социально-экономические преобразования, модернизацию и либерализацию существующей государственной системы, включая введение Конституции. Либеральные идеи постепенно охватывали разные сферы российского общества, шла разработка основ парламентаризма (И. Л.Горемы кин), демократизма, местного самоуправления, конституционного правления (С.Ю.Витте). В 90-х годах XIX века происходило и организационное оформление либерального движения сначала в кружки, позже - в партии. Немалую роль в распространении либеральных идей и консолидации антимонархических, радикально-демократических оппозиционных сил сыграли нелегальные журналы (напр., «Освобождение»). На их страницах формулировались основные либерально-демократические требования: создать народное правительство, облеченное законодательной властью и правом рассмотрения бюджета; разработать механизм, обеспечивающий непосредственное представительство самого населения, сформированное путем прямых выборов.

Политизация российского общества проявлялась не только на уровне возникновения и распространения новых политических идей, но и на уровне усложнении структуры и содержания политической жизни, увеличении числа политических партий как активных субъектов национальной политической истории, а также числа активных акторов, вовлеченных в разнообразную политическую деятельность. Это период формирования общенационального поля, на котором сталкивались политические идеи, амбициозные политические лидеры, молодые партийные организации, и шла выработка представлений о сути политической и идеологической борьбы. К рубежу Х1Х-ХХ-го вв. российская политика уже имела площадку для выступлений множества конкурирующих партий, организаций, фракций, объединений, среди которых значительный сегмент составляли сторонники либерализма (кадеты, Партия демократических реформ, Умеренно-прогрессивная партия, Партия «свободомыслящих», Партия мирного обновления, Конституционно-либеральная партия Перми, Донская прогрессивная партия и другие), и все они так или иначе способствовали возникновению в государственно-политической системе России нового органа управления - Государственной думы.

Это действительно была общая победа, которая готовилась целых полтора столетия, и сама длительность процесса ее рождения многих либералов убеждала в возможности естественной эволюции, постепенной исторической трансформации одной (монархической) формы политического правления в другую - конституционную монархию, и далее в либерально-демократическую. Какие бы трактовки ни получал этот факт в историографии, рождение Государственной думы в структуре самодержавного властного механизма было знаковым явлением, историческое значение которого приобрело новый смысл почти сто лет спустя - в период нового разлома в России на рубеже XX и XXI-го веков.

Итогом политических процессов рассматриваемых исторических периодов было то, что либерализм стал могильщиком монархического политического режима, и он же разработал практические средства и структуры, приведшие впоследствии к разрушению политически иной, но идеологически сходной тоталитарной коммунистической системы.

Сравнительный анализ исторической ситуации в России на рубеже эпох, веков и тысячелетий позволяет выявить прецедентные, типологически сходные ситуации, исторические аналогии в действиях и поступках политиков и организаций, политической мотивации, работы идеологического и репрессивно-охранительного механизмов, но это уже тема объемного научного исследования. А по логике данной работы историк должен совершить следующий краткий экскурс в не столь далекое - теперь уже советское - прошлое, чтобы в самых общих чертах обрисовать драматическую судьбу либерализма в жестких рамках построенной социально-политической системы. Это уже новый этап развития ставшего традиционным исторического сюжета: развитие либеральнодемократических идей внутри социалистической партийной системы и тоталитаристской коммунистической идеологии.

  • [1] '. Зсньковский В. В. История русской философии. Л., 1991.
  • [2] . См.: Капустин Б. Г. Либеральное сознание в России//Общсствснныс науки и современность, №4, 1994;Капустин Б. Г. Либеральные ценности в сознании россиян//Полис. 1994, № 1,2; Гоголевский А. В. Очеркиистории русского либерализма XIX в. и начала XX в. СПб., 1996.
  • [3] Арушаков В. 3. Либерализм и социалистическая идеология в России: опыт развитая и взаимодействия сточки зрения политической культурологи»//'Вестник МГУ, Серия 12: Социально-политическиеисследования, №6, 1993; Витте О. Социализм и либерализм: возможен ли синтез?//Свободная мысль, №14,1992.
  • [4] . Кувалдин В. и др. Власть и нравственность. М. 1997.
  • [5] Ходорковский М. Кризис либерализма в России//Ведомости. 2004, 29 марта
  • [6] См.: Андреев И. Андрей Илларионов: Политика - это всегда о дсньгах//Новая газета. 2004, 15 апреля;Немцов Б. Нельзя правильную либеральную идею доводить до абсурда//Новая газета. 2004, 15 апреля;Коржавин Н. Обескураживающие годы//Новая газета. 2004, 19 апреля; Березовский Б. Безыдейность ибезволие либерале в//Ве дом ости. 2004, 27 апреля; Корякин Ю. Бее смертный//Новая газета. 2004, 28 апреля;Ципко А. Либерализм и национальная идея//Комсомольская правда. 2004, 5 мая.
  • [7] У. Лсбон Г. Психология масс. М., 2000. С. 229.
  • [8] . Laski, Harold J. The Rise of Evropean Liberalism. L., 1936.
  • [9] H. Василик M. А.. Вершинин M. С. Политология. Словарь-справочник. M., 2001. С. 136.
  • [10] См: Конституция РФ, раздел первый, глава 1, статья 3// «Российская газета», № 237, 25.12.1993.
  • [11] . Ключевский В.. Очерки и речи. М., 1913, Т. II, С. 256.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы