Есть ли будущее у демократии?

Средства массовой информации играют свою роль и в размышлениях общества о будущем демократии. Следует, однако, отметить, что сам вопрос о будущем как человечества, так и отдельных форм организации государственности малоизучен. Современная политика создает рамочные условия будущего, она должна нацеливать на то, чтобы эти условия способствовали демократическому развитию, так как демократия, несмотря на очевидные недостатки, изложенные ранее, является политическим прогрессом по сравнению с другими формами государственного устройства. Здесь перед политикой возникает проблема того, что будущее неизвестно, т.е. мы не располагаем достоверным знанием о нем. Попытки прогнозирования будущего также ограничены, так как прогноз в политической области во многом зависит от исходных установок эксперта. С учетом того, что прогнозированием занимается отдельная отрасль политической науки, важность данного явления для дальнейшего развития очевидна, остается, однако, вопрос о когнитивных средствах. Есть ряд факторов, влияющих на будущее развитие, которые можно довольно точно предсказать, например рост народонаселения, но возможности воздействия на такие факторы ограничены. Еще Аристотель размышлял над тем, имеет ли событие, которое в будущем может наступить, но может и не наступить, истинностное значение в настоящем. В результате он пришел к заключению, что будущее уже существует, только мы его еще не видим.

Наверное, можно сказать, что главное умение политика — видеть будущее из настоящего. Но вместе с тем тот, кто стремится понять будущее, должен осознавать историю становления прошлого и настоящего хотя бы в основных или отдельных фрагментах. Ожидания будущего могут быть оптимистическими и пессимистическими. В первом случае будущее видится в розовых тонах, во втором — неопределенным, что порождает в человеке страх перед грядущим. «Третья позиция, будучи эмоционально и нормативно нейтральной... нацелена на то, что разумным образом, т.е. исходя из положения дел, можно ожидать»[1]. Политика должна учитывать все подходы, но исходить из принципа разумности. Значение разумности и рациональности для политики трудно переоценить. Но здесь возникает множество проблем. Бесспорно, наступление будущего неизбежно, но никто не может сказать, как именно это произойдет и как люди будут реагировать на те или иные события. В течение довольно длительного времени преобладало представление о том, что можно овладеть будущим, что современная наука, техника, политика способны на формирование будущего и управление им. Этот технократический взгляд дискредитировал себя. Для иллюстрации достаточно вспомнить события по поводу использования ядерной энергии — радушные научные прогнозы и трагедии аварий, начиная от Чернобыльской до японских событий на Фукусиме.

О. Хёффе отмечает, что есть три уровня воздействия на положение в мире. На первом мы не можем изменить порядок течения событий, не способны его предвидеть во всей полноте. Например, мы знаем о возможных катастрофах и можем в общем плане настроиться на их наступление. Однако нам не всегда доступно знание о формах развития предполагаемых катастроф, о чем красноречиво свидетельствует авария на японской атомной станции Фукусима. Иначе говоря, мы предвидим будущее лишь в общем плане. Соответственно, и превентивные решения, принимаемые до наступления катастроф, необходимым образом являются относительно неопределенными. И дело здесь не в отсутствии критериев рациональности, на которые мы можем опираться в своих выводах, а в том, что любое предсказание опирается не только на достоверные, прежде всего настоящие знания, но и на менее достоверные, вероятностные знания о будущем. На втором уровне можно говорить о том, что событие наступит с небольшой, средней или высокой вероятностью. Но и на этой ступени скорее всего действия являются реактивными, т.е. ответом на наступление некоторого события. Только на третьем уровне предпринимается попытка активного воздействия на будущие события. В этом смысле попытка построить будущее помогает избежать появления многих потенциальных проблем. В политическом аспекте к способности создать будущее «относится задача истолковать настоящее под углом зрения возможного будущего, т.е. способность к истолкованию. Хорошая политика должна уметь оценить, какое политически значимое будущее вырисовывается в настоящем. При этом она попадает в апорию... Политика несет долю ответственности за будущее, а именно за его истолкование, хотя она не способна это делать, она профессионально некомпетентна. Она, таким образом, должна делать то, чего она не может делать»[2]. Однако задача политики состоит не только в том, чтобы предвидеть или истолковывать будущее, но и в том, чтобы его формировать. В этом смысле требуются и знания, и полномочия, и власть. Анализируя политику как процесс развития, необходимо уметь вовремя увидеть появление тенденций, возникающих в настоящем, которые могут оказаться решающими в будущем. В этом случае талантливый политик должен воздействовать на зарождающиеся тенденции, чтобы стимулировать их развитие, или, напротив, приостановить. Политик, который не видит или не воздействует на возникающие тенденции, должен понимать, что в рамках общего процесса развития они реализуются и вступят в конфликт с существующими силами (т.е. силами настоящего). В этом смысле политик действительно формирует будущее, воздействуя на тенденции, возникающие в настоящем. Он может эффективно воздействовать на них в силу их слабости, тогда как ему труднее воздействовать на устоявшиеся компоненты политической структуры. Точно так же политик может участвовать в создании условий для возникновения нужных тенденций в обществе и политике, иными словами, он может управлять политическим процессом. Именно это, а не «латание дыр» в настоящем, — центральная задача умного политика. Здесь стратегия должна доминировать над тактикой. Хотя понятно, что надо решать и тактические задачи, которые могут затормозить процесс развития в целом. Следовательно, политик должен учитывать генетическую взаимосвязь настоящего и будущего и в своей актуальной деятельности отдавать предпочтение развитию тех тенденций и потенциальных процессов, развертывание которых даст желаемый эффект в будущем.

Помимо основных позиций, исходя из которых общество ориентируется на будущее, требуется наличие соответствующих политических институтов, способных принимать решения относительно тех факторов, которые влияют на будущее. Большую роль здесь играют и профессиональные знания, знания экспертов, позволяющие обеспечить рациональный характер принимаемых решений и планирования будущего. Человеку свойственно придавать большее значение настоящему, а потому он зачастую стремится обеспечить высокий жизненный уровень здесь и сейчас, не задумываясь о будущем. На данное обстоятельство воздействуют и изменения в демографической структуре населения, когда среди избирателей растет доля пожилых людей, для которых настоящее является решающим. Однако, исходя из ответственности перед будущими поколениями, умная политика должна поступать таким образом, чтобы и наши дети, и внуки нашли на планете условия для нормальной жизни. Поэтому такие вопросы, как защита окружающей среды, изменения климата и т.д., стоят сегодня в центре внимания актуальной политики. «Политика обнаруживает способность к будущему, если она вовремя обнаруживает важные задачи своего сообщества и во всех трех фазах осуществляет руководящую роль: сначала в публичных дебатах, затем в поисках действенных решений и, наконец, при принятии решения»[3]. С учетом того, что базовые ценности безопасности, прав человека и участие в управлении государством наиболее ярко выражены в демократических государствах и что у них есть преимущества в вопросах легитимации государственной власти, можно сделать вывод, что у демократии есть будущее.

  • [1] Hoffe 0. Ist die Demokratie zukunftsfahig? Munchen: Verlag C.H. Beck, 2009. S. 24.
  • [2] нфо. Ор. ск. Б. 31-32.
  • [3] НфО. Ор. сД. 5. 212.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >