Попытки союзного руководства «закрутить гайки»

26 декабря 1990 года Четвертый Съезд народных депутатов СССР принимает Закон СССР «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) СССР в связи с совершенствованием системы государственного управления»[1]. Ключевая идея изменений и дополнений Основного закона — усиление власти Президента СССР. Теперь именно Президент СССР возглавляет систему органов государственного управления и обеспечивает их взаимодействие с высшими органами государственной власти СССР. Вместо Совета Министров СССР исполнительным и распорядительным органам власти Союза СССР становится Кабинет Министров СССР, подчиненный Президенту СССР. Согласно изменениям и дополнениям Конституции СССР упраздняется Президентский Совет и создается Совет Безопасности СССР, члены которого назначаются персонально Президентом СССР. В соответствии с планом М.С. Горбачева также вводится должность вице-президента СССР, на которую 27 декабря 1990 года Съездом народных депутатов СССР избран член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС, председатель ВЦСПС Геннадий Иванович Янаев'.

На практике реализация «Восьми пунктов Горбачева» означала также дистанцирование Президента СССР от команды своих либеральных соратников. В частности, члены Президентского Совета СССР, известные ученые А.Н. Яковлев, В.А. Медведев и С.С. Шаталин — ближайшие члены политической команды М.С. Горбачева периода перестройки не включаются в состав Совета Безопасности СССР, а назначаются только советниками Президента СССР.

Еще одним следствием централизации власти становится возрастание роли силовых структур во внутренней политике. Например, Министерство обороны СССР принимает решение «для обеспечения призыва в Вооруженные Силы СССР» ввести 6 января 1991 года подразделения воздушно-десантных войск в семь союзных республик — Литву, Латвию, Эстонию, Украину (западные районы), Армению, Грузию и Молдавию. В течение января 1991 года также были приняты несколько указов Президента СССР, в соответствии с которыми создавались военно-политические органы в армии, в МВД и КГБ СССР. Органам МВД и КГБ СССР было разрешено вмешиваться в хозяйственную деятельность предприятий различных форм собственности. Кроме того, были предприняты меры по усиление координации правоохранительных органов и Вооруженных Сил СССР, включая возможность таких акций, как проведение совместного патрулирования населенных пунктов и городов[2] [3].

Кроме того, при Президенте СССР был создан Комитет по координации деятельности правоохранительных органов, в задачи которого входило воплощение в жизнь «решений Четвертого Съезда народных депутатов СССР о необходимости решительной активизации борьбы с экономическим саботажем, хищениями, коррупцией, посягательствами на жизнь, здоровье, честь, достоинство, имущество граждан и другими преступлениями»1.

Первым политическим результатом стремления М.С. Горбачева жесткими мерами восстановить управляемость системы и прекратить «протекание власти на нижние этажи» стала неудачная попытка ввести в начале января 1991 года президентское правление в Литовской ССР. Формально поводом для применения союзным Центром силы послужили массовые волнения в Литве, которые начались после решения литовского правительства самостоятельно начать «шоковые реформы», что привело к трехкратному повышению розничных цен. В этих условиях тогдашний первый секретарь ЦК Коммунистической партии республики Миколас Бурокявичус (iykolas Вигоксолсчих) обратился к М.С. Горбачеву с предложением ввести в Литве президентское правление.

8 января 1991 года соединения воздушно-десантных войск Вооруженных Сил СССР были оперативно переброшены в Прибалтику. Однако «наведение порядка» обернулось трагедией. Силовой характер акции, произошедшей в ночь с 12 на 13 января, многочисленные человеческие жертвы2 и отсутствие внятной позиции политического руководства СССР (Президент СССР М.С. Горбачев фактически дистанцировался от действий заместителя Министра обороны СССР, генерал-полковника

В.А. Ачалова, руководившего операцией в Вильнюсе) привели к окончательному разрыву отношений прибалтийских республик с союзным Центром.

Председатель Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцин в этой ситуации самым активным образом демонстрировал поддерж-

'Указ Президента СССР от 29 января 1991 г. № УП-1407 «Об образовании при Президенте СССР Комитета по координации деятельности правоохранительных органов» // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 6. Ст. 172.

211 января 1991 г. специальные подразделения КГБ СССР и воздушно- десантных войск заняли Дом печати и здание Департамента охраны края в Вильнюсе, ретрансляционный телевизионный узел в Неменчине, другие общественные здания («партийная собственность») в Вильнюсе. Алитусе, Шяуляе. В тот же день руководство Верховного Совета Литовской ССР призвало население республики выйти на улицы и принять участие в охране зданий Верховного Совета, радиоцентра, телебашни, телефонных станций. В Вильнюсе было объявлено о создании «Комитета общественного спасения», который заявил, что совместно с «рабочими дружинами» берет на себя всю ответственность за судьбу республики.

В ночь с 12 на 13 января 1991 года части Вооруженных Сил СССР и специальные подразделения КГБ СССР начали штурм радиокомитета и телевизионной вышки в Вильнюсе. В ходе операции были погибшие и раненые, пострадали более 500 человек. (Прим. науч. ред.)

279

ку Прибалтике. 13 января 1991 года он экстренно прибывает в Таллинн, где встречается с руководителями Эстонии, Латвии и Литвы. В тот же день был подписан Договор об основах межгосударственных отношений Российской Советской Федеративной Социалистической Республики и Латвийской Республики1. Через день, 15 января 1991 года, Б.Н. Ельцин совместно с руководителями Латвии, Литвы и Эстонии обнародует обращение к Генеральному секретарю ООН с предложением незамедлительно созвать международную конференцию по урегулированию проблемы Балтийских государств[4] [5] и призывает российских офицеров и солдат Вооруженных Сил СССР, проходящих службу на территории прибалтийских республик, не участвовать в антинародных силовых акциях[6].

Другим процессом, связанным с попытками союзного Центра собрать остатки власти и повернуть ситуацию вспять, стало использование механизма референдума о сохранении СССР с тем, чтобы путем обращения к прямому волеизъявлению народа (результаты которого имеют высший приоритет по сравнению с законами) «образумить» республиканские элиты и юридически полностью связать им руки в попытках выйти из состава Советского Союза.

  • 16 января 1991 года Верховный Совет СССР назначает на 17 марта 1991 года общесоюзный референдум, на который выносится единственный вопрос: «Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?»[7] Очевидно, что такая неопределенная и одновременно изощренная юридическая формулировка (кто в здравом уме проголосует против равных прав и суверенитета республик вкупе с гарантией прав и свобод человека?) предполагала заведомо определенный результат.
  • 7 февраля 1991 г. произошло событие, существенно повлиявшее на дальнейшую историю всесоюзного референдума и политическую борьбу в стране. В этот день было принято Постановлснис Верховного Совета РСФСР «О мерах по обеспечению проведения референдума СССР и референдума РСФСР 17 марта 1991 года», в соответствии с которым Центральной комиссии РСФСР по проведению референдумов было разрешено «включить в один бюллетень для голосования два вопроса, вынесенные на Всероссийский референдум»1. Формулировка второго вопроса была к тому времени всем известна и выглядела так: «Считаете ли вы необходимым введение поста Президента РСФСР, избираемого всенародным голосованием?».

А в Украине дополнительный вопрос на общесоюзном референдуме был следующим: «Согласны ли вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза суверенных государств на основе Декларации о государственном суверенитете Украины?».

За две недели до Всесоюзного референдума, 3 марта 1991 года, в Латвии и Эстонии прошли республиканские референдумы о независимости. В Латвийской Республике «за демократическую и независимую Латвию» при явке 87,6% высказались 73,6% участников голосования. В Эстонской Республике из 82,2% граждан, принявших участие в референдуме, за восстановление независимости проголосовали 77,8%.

Таким образом, на Всесоюзном референдуме 17 марта 1991 года голосовали не все граждане СССР. Помимо Латвии и Эстонии референдум не проводился в Армянской ССР, Грузинской ССР (за исключением Абхазской АССР), Литовской ССР и ССР Молдова. На остальных территориях, где голосование состоялось, в референдуме приняли участие 80,0% избирателей, из которых 76,4% высказались за сохранение СССР.

В РСФСР явка составила 75,4%, за Союз проголосовали 71,3% россиян, за введение поста Президента РСФСР — 70%. При этом против сохранения Союза высказались в подавляющем большинстве жители Свердловской области, а также практически половина населения Москвы и Ленинграда

В Украинской ССР явка участников референдума составила 83,5%, из них за сохранение единого государства проголосовали 70,2%, за суверенитет Украины — 83% [8] [9].

Как бы то ни было, для союзного руководства референдум завершился успешно. Однако на практике события развивались совершенно по другому сценарию: де-факто «сильный союзный Центр» все больше оказывался на периферии реальных политических процессов, все заметнее терял способность к адекватному пониманию и прогнозированию ситуации.

Лидеры движения «Демократическая Россия» расценили положительный результат референдума как сохранение «огромного бюрократического центра, который блокирует любые инициативы проведения радикальных политических и экономических реформ». Движение «Демократическая Россия» в этой связи запланировало на 28 марта 1991 года проведение обшемосковской манифестации протеста против политики союзного Центра во главе с М.С. Горбачевым.

В ответ на это Кабинет Министров СССР принимает решение о временном приостановлении всех массовых мероприятий в Москве, где в то время Б.Н. Ельцин пользовался поддержкой подавляющего большинства населения. Кроме того, Президент СССР издает специальный указ, в соответствии с которым Главные управления милиции Москвы и Московской области персподчиняются непосредственно МВД СССР, а в столицу вводятся части и соединения внутренних войск МВД СССР1. Это была уже вторая попытка консерваторов из Центрального Комитета КПСС опробовать силовые методы политической борьбы с Россией[10] [11].

Срочно созванный внеочередной Третий Съезд народных депутатов РСФСР обращается к Президенту СССР с требованием отменить принятые решения союзных органов власти. М.С. Горбачев отказывается выполнить требование съезда, но, тем не менее, на следующее утро, 29 марта 1991 года, все внутренние войска МВД СССР были выведены с улиц Москвы.

Таким образом, попытки нового союзного руководства во главе с М.С. Горбачевым вновь собрать власть в кулак, продемонстрировать свою жесткость и решительность во внутренней политике заканчиваются неудачами. Более того, политический успех начинает постепенно перетекать к российскому руководству, которое в условиях слабости союзной власти смогло продемонстрировать единство и согласованность своих действий. Председатель Верховного Совета РСФСР Б.Н. Ельцин, получивший широкую поддержку реформаторов в среде творческой интеллигенции страны, а также представителей профсоюзов и стачечных комитетов, вновь становится главной публичной фигурой оппозиции союзному Центру и М.С. Горбачеву.

  • [1] -'Закон СССР от 26 декабря 1990 года № 1861-1 «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) СССР в связи с совершенствованиемсистемы государственного управления» // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991.№ 1. Ст. 3. 277
  • [2] Избрание Г.И. Янаева сопровождалось скандалом. При первом голосовании его кандидатура не набрала необходимого числа голосов, в том числе из-запротиводействия депутатов из Межрегиональной депугатской группы. Кандидатура Г.И. Янаева была вынесена на повторное голосование. Чтобы сорватьизбрание Г.И. Янаева, многие союзные депутаты просто унесли с собой из залавыданные бюллетени, но Счетная комиссия Съезда засчитала все эти бюллетеникак поданные за Г.И. Янаева.
  • [3] Указ Президента СССР от 1! января 1991 г. № УП-1306 «Об утвержденииобщего положения о военно-политических органах» // Ведомости СНД и ВССССР. 1991. № 3. Ст. 75; Указ Президента СССР от 26 января 1991 г. № УГ1-1380 «О мерах по обеспечению борьбы с экономическим саботажем и другимипреступлениями в сфере экономики» // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 5.Ст. 155; Указ Президента СССР от 29 января 1991 г. № УП-1408 «О взаимодействии милиции и подразделений Вооруженных Сил СССР при обеспеченииправопорядка и борьбе с преступностью» // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991.№ 6. Ст. 173.
  • [4] Договор об основах межгосударственных отношений Российской Советской Федеративной Социалистической Республики и Латвийской Республикиот 13 января 1991 г. // Российская газета. 1991. 16 января.
  • [5] Советская Эстония. 1991. 15 января.
  • [6] Там же.
  • [7] Постановление Верховного Совета СССР от 16 января 1991 г. № 1910-1«Об организации и мерах по обеспечению проведения референдума СССР повопросу о сохранении Союза Советских Социалистических Республик» // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991.№ 4. Ст. 87.
  • [8] Постановление Верховного Совета РСФСР от 7 февраля 1991 года «О мерахпо обеспечению проведения референдума СССР и референдума РСФСР 17 марта 1991 года» // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 7. Ст. 104.
  • [9] Правда. 1991. 27 марта. 281
  • [10] ‘Постановление Кабинета Министров СССР от 25 марта 1991 года № 120«О временном приостановлении в г. Москве проведения митингов, уличныхшествий и демонстраций» // Распад СССР: документы и факты (1986—1992 гг.):В 2 т. / Т. 1: Нормативные акты. Официальные сообщения. М.: Волтере Клувер,2009. С. 361—362; Указ Президента СССР от 26 марта 1991 года № УП-1719«О создании Главного управления Министерства внутренних дел СССР по городу Москве и Московской области» // Ведомости СНД и ВС СССР. 1991.№ 14. Ст. 412.
  • [11] Первой попыткой силового давления на российское руководство был вводв город Москву и на территорию Московской области 8 сентября 1990 года (вразгар «борьбы программ») частей и соединений Воздушно-десантных войскСССР под руководством генерал-полковника В.А. Ачалова, как было заявлено,«для участия в маневрах, параде и уборке картофеля в Подмосковье» (цит. по:Пихоя Р.Г. Никто не хотел уступать // Огонек. 2010. 20 сентября).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >