Получение информации о финансовом положении заемщика с учетом статуса банка как кредитной организации

До применения разъяснений ВАС РФ, содержащихся в п. 12.2 постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 (в ред. от 30 июля 2013 г.) «О некоторых вопросах, связанных с применением главы 111.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», суды исходили из того, что статус банка как кредитной организации, позволяющий знакомиться с бухгалтерской и иной отчетностью должника, свидетельствует о наличии у банка информации о финансовом состоянии заемщика и возникновении признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. В частности, информированность банка презюмировалась при наличии в кредитном договоре условия об обязанности заемщика предоставлять банку копии квартальных и годовых балансов и отчетов о прибылях и убытках в течение определенного периода со дня окончания срока, установленного для предоставления этих документов в налоговые органы, с одновременным приложением расшифровки дебиторской и кредиторской задолженности, справок из налоговых органов об отсутствии (наличии) задолженности заемщика перед бюджетом всех уровней и внебюджетными фондами и др.1

Как разъяснил Пленум ВАС РФ в Постановлении № 63 (п. 12.2), наличие у банка статуса кредитной организации не может рассматриваться как единственное достаточное обоснование того, что банк знал или должен был знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника; оспаривающее сделку лицо должно представить конкретные доказательства недобросовестности кредитной организации.

В случаях, когда законодательство или кредитный договор предусматривают получение банком от заемщика документов о его финансовом положении, необходимо учитывать, имелись ли в представленных документах конкретные сведения, заметно свидетельствующие о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Например, при задержке платежей считается, что банк должен был истребовать названную документацию для проверки финансового состояния должника. При отсутствии основания для проверки финансового состояния должника (в частности, отсутствия просрочки в исполнении обязательств), суд делает вывод, что банк не знал и не должен был знать о неплатежеспособности должника[1] [2].

Анализ судебной практики создал возможность выявить некоторые финансовые показатели, позволяющие сделать вывод о наличии у заемщика признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества. К их числу относится содержание в предоставляемой банку заемщиком бухгалтерской и иной документации следующей информации:

  • • сведений о значительной задолженности по займам и кредитам
  • (в конкретном деле — более 500 млн руб.)[3];
  • • совокупности данных о том, что задолженность банку составляла

существенную часть (более 20%) размера активов заемщика[4];

• сведений о возникновении у заемщика чистого убытка при наличии

в предыдущем периоде чистой прибыли[5];

  • • сведений, позволяющих считать предоставленную заемщиком бухгалтерскую отчетность недостоверной, в частности, отсутствие в представленной бухгалтерской отчетности сведений о ранее выданных этим же банком займах и кредитах при обращении за получением еще одного кредита, если в случае отражения в бухгалтерском балансе таких сведений обязательства заемщика превысили бы балансовую стоимость его активов1;
  • • данных о наличии у заемщика активов исключительно в виде дебиторской задолженности и запасов при условии снижения их показателей[6] [5] [8] [9].

В конкретном деле суд также принял по внимание в качестве доказательств того, что банк, проводивший регулярный анализ предоставляемой заемщиком документации, не мог знать о его неплатежеспособности, следующие обстоятельства', которые необходимо учитывать при оценке рисков признания недействительными платежей по кредитным договорам:

  • • отрицательное значение собственных средств в пассиве баланса заемщика было следствием реализации инвестиционного проекта за счет заемных средств с отнесением на расходы издержек по кредитам;
  • • из предоставленных заемщиком документов можно было сделать вывод о благоприятных перспективах кредитуемого бизнес-проекта (например, его высокая окупаемость);
  • • на балансе заемщика числились основные средства и незавершенное строительство;
  • • имелась выручка от продаж;
  • • проводились обороты по счетам.

Кроме того, банк может быть признан неосведомленным на момент совершения заемщиком платежей по погашению кредита о наличии признаков неплатежеспособности и недостаточности имущества у должника в случае, если1:

  • • отсутствует картотека к счету заемщика, открытому в банке;
  • • нет просроченной задолженности и пролонгации действующих кредитных продуктов в банке;
  • • заемщик проводит платежи, необходимые для финансово-хозяйственной деятельности, что свидетельствует о том, что компания активно работает и не планирует прекращать деятельность;
  • • банку заемщиком были предоставлены справки из основных обслуживающих банков об отсутствии картотеки и не оплаченных в срок документах;
  • • заемщик предоставил банку справки из основных обслуживающих банков об отсутствии увеличения задолженности по кредитам или открытии новых кредитных договоров;
  • • банку заемщиком была предоставлена справка налогового органа об отсутствии задолженности по налогам и сборам;
  • • у банка отсутствуют доказательства того, что финансовое состояние заемщика, состав имеющегося у него имущества на момент совершения платежей заведомо не позволяли произвести расчеты с иными кредиторами.

Применительно к оценке платежеспособности заемщиков в банковской практике возникает вопрос о соотношении доказательственного значения показателей финансовой, бухгалтерской отчетности заемщика и категории качества ссудной задолженности применительно к Положению о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности, утвержденному Банком России 26 марта 2004 г. № 254-П.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что оценка банком качества ссудной задолженности как задолженности достаточно высокой категории, не имеет значения в случае, если в доступной банку бухгалтерской отчетности имелись сведения, позволяющие сделать вывод о неплатежеспособности заемщика[10]. Таким образом, приоритетными признаются не установленная банком категория качества ссудной задолженности, а конкретные финансовые показатели деятельности заемщика, отраженные в доступной банку финансовой и бухгалтерской отчетности. Ссылка банка на высокую категорию задолженности как обоснование своей добросовестности может быть опровергнута и фактом предъявления иска к заемщику о взыскании задолженности’. [11]

Немаловажное значение при оценке добросовестности банка имеет соблюдение банком соответствующих требований внутренних правил об условиях предоставления и обслуживания обеспеченных кредитов. В случае непредставления показателей финансовой и бухгалтерской отчетности заемщиком определенных документов, предусмотренных данными правилами (в частности баланса), наличия просрочки суд может прийти к выводу, что банк мог знать о наличии признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества заемщика'.

  • [1] См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 20 марта 2012 г. № 14104/11; Определение от 5 марта 2011 г. по делу № А45-14463/2010.
  • [2] См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16 сентября 2013 г. по делу № А56-70026/2010.
  • [3] См.: Определение Арбитражного суда города Москвы от 1 апреля 2013 г. по делу№ А40-140896/10-124-793Б.
  • [4] См.: Определение Арбитражного суда Новосибирской области от 5 марта 2011 г.по делу № А45-14463/2010.
  • [5] См. там же.
  • [6] См.: Постановление ФАС Уральского округа от 22.08.2012 по делу № А50-4821/2011.
  • [7] См. там же.
  • [8] См.: Определение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградскойобласти от 28 сентября 2012 г. по делу № А56-55214/2010.
  • [9] Постановления ФАС Северо-Западного округа от 22 мая 2013 г. по делу № А56-55214/2010, от 16сентября 2013 г. по делу № А56- 70026/2010.
  • [10] 2 ' См. постановления ФАС Уральского округа от 22 августа 2012 г. по делу № А50-4821/2011; Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 ноября 2012 г. поделу № А71-12015/2010.
  • [11] См.: Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 ноября 2012 г. по делу № А71-12015/2010.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >