КРИМИНАЛИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ И ЕЕ ВЛИЯНИЕ НА БЕЗОПАСНОСТЬ ЛИЧНОСТИ, ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА

РАЗВИТИЕ ТЕНЕВОГО СЕКТОРА В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ

Криминализация экономики носит устойчивый характер и может характеризоваться как саморазвиваю- щийся социальный процесс, устанавливающий криминальные правила ведения бизнеса и вовлекающий все большее число законопослушных граждан. Об этом в том числе свидетельствует общая динамика числа выявленных всеми правоохранительными органами преступлений экономической направленности. Так, только за период с 2003 г. по 2007 г. общее число выявленных преступлений данной категории возросло в 1,2 раза и стабилизировалось на уровне около 459 тыс. (рис. 55.1).

Наиболее ярко криминальную ситуацию в сфере экономики характеризует статистика преступлений, выявленных правоохранительными органами в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ). Число преступлений данной категории за 2003—2007 гг. выросло почти в 2,2 раза и составило около 85 тыс. (рис. 55.2). Некоторое уменьшение статистических показателей в 2007 г. обусловлено переносом акцента в деятельности правоохранительных органов на выявление более сложных и тщательно подготовленных экономических преступлений, совершенных в крупном и особо крупном размерах, а также изменением учетной политики количества преступлений, связанных с подделкой и сбытом денег и ценных бумаг, в связи с чем количество учтенных преступлений данной категории уменьшилось на 13 тыс. преступлений.

Число наиболее опасных преступлений данной категории, а именно совершенных в крупных и особо крупных размерах и обязательных к расследованию, увеличилось за этот же период уже в 3,4 раза, или с

Сведения о преступлениях экономической направленности, выявленных правоохранительными органами в 2003-2007 гг

Рис. 55.1. Сведения о преступлениях экономической направленности, выявленных правоохранительными органами в 2003-2007 гг.

Сведения о преступлениях в сфере экономической деятельности, выявленных правоохранительными органами в 2003-2007 гг

Рис. 55.2. Сведения о преступлениях в сфере экономической деятельности, выявленных правоохранительными органами в 2003-2007 гг.

6,7 тыс. до 22,8 тыс. При этом среди выявленных всеми правоохранительными органами в сфере экономики наиболее опасных преступлений, совершенных в крупных размерах и обязательных к расследованию, основную часть (от 17% до 27% в 2003-2007 гг.) составляют преступления, связанные с незаконным предпринимательством, легализацией денежных средств, уклонением от уплаты налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды (ч. 2 ст. 171, 174-1, ч. 2 ст. 198 и ст. 199 УК РФ). Число таких преступлений возросло с 2003 г. с 3,9 тыс. до 16,2 тыс., или в 4,2 раза.

Темпы роста криминализации отношений в ключевых отраслях экономики могут характеризовать следующие цифры. В период с 2003 по 2007 г. в промышленности уровень криминализации увеличился в 6,1 раза, в том числе в сфере ТЭК - в 7,7 раза, в черной и цветной металлургии — в 5,3 раза.

В тоже время с учетом высокой степени латентности экономической преступности темпы ее роста объясняются не только возросшей степенью криминализации экономических отношений, но и значительным ростом эффективности оперативно-служебной деятельности правоохранительных органов, и в первую очередь — органов внутренних дел, на долю которых приходится около 95% выявляемых преступлений экономической направленности.

Преступность в сфере экономической деятельности тесно связана с так называемой теневой экономикой, которая представляет собой прежде всего совокупность скрываемых от органов государственного управления и контроля экономических отношений между хозяйствующими субъектами в процессе производства, распределения, обмена и потребления экономических благ и предпринимательских способностей.

История формирования теневой экономики в России. В советское время теневая экономика охватывала такие виды хозяйственной деятельности, которые осуществлялись вне прямого контроля и санкций со стороны партийно-хозяйственных органов управления. К числу распространенных теневых видов деятельности относились бартер, несанкционированное совместительство, неплановое строительство, выпуск неучтенной продукции помимо плановых заданий, запуск в коммерческий оборот материальных ресурсов, сэкономленных сверх официальных норм расходования сырья и материалов, оказание за плату или «по блату» услуг, которые должны были оказываться бесплатно, взятки при поступлении в вуз и за принятие любых других решений, валютные операции и т.п.

В советской научной литературе первые публикации о теневой экономике появились только в конце 1980-х — начале 1990-х гг. Эти исследования позволяют сделать вывод, что практически все директора предприятий и большая часть руководителей среднего звена регулярно осуществляли деятельность в рамках теневой экономики. Прежде всего это относилось к таким отраслям, как агропромышленный комплекс, строительство, нефтехимия, торговля, легкая и пищевая промышленность, ЖКХ.

В 1970-х — начале 1980-х гг. теневая деятельность в СССР стала элементом социально-экономической системы, превратилась в экономический институт советского общества. В этом качестве она обладала относительно стабильной социальной структурой, в ее рамках люди имели определенный статус и играли конкретные социальные роли («толкачей», рыночных торговцев, квартирных маклеров и др.). В результате сформировалась экономика, параллельная официальной, без которой последняя в 1970—1980-е гг. уже не могла нормально работать. Иными словами, в советской хозяйственной системе теневая экономика выполняла важные функции. Главными, по мнению Л. Косалса1, из них были две.

Первая функция — экономическая, состоявшая в компенсации недостатков работы официальной советской экономики. Очевидно, что спланировать сверху всю экономическую деятельность нельзя. И чем более сложной и развитой становилась хозяйственная деятельность, чем сильнее была потребность в технологическом обновлении, тем сложнее было осуществлять директивное управление сверху. Поэтому в централизованном плановом хозяйстве постоянно возникали «диспропорции»: на одном предприятии не хватало определенных ресурсов, другое имело ненапряженный производственный план и избыток соответствующих ресурсов. Предприятия устанавливали не контролируемые «сверху» горизонтальные связи, с помощью которых подобные диспропорции преодолевались. Такая система стихийных обменов и составляла основу теневой экономики в плановом хозяйстве. В ее рамках осуществлялись неформальные взаимодействия между руководителями и работниками различных рангов, обеспечивавшие функционирование этой системы.

Вторая функция — социальная. Она заключалась в обеспечении социальной ниши для предприимчивых людей, которые не могли реализовать себя в официальных структурах, не создававших в рамках общественной собственности ни мотивации, ни условий для работы. Эти люди стремились самореализоваться, владеть собственностью и получать адекватное вознаграждение за труд. Теневая же экономика предоставляла определенную отдушину для самой предприимчивой части советского общества и пусть в уродливой форме, но выполняла функцию обеспечения ее самореализации. Большая часть теневых операций осуществлялась для решения критических проблем предприятия, предотвращения остановок производства, удержания людей на том или ином участке, внедрения нововведений, которые не были санкционированы «сверху». И естественно, теневые операции проводились для того, чтобы получить такие доходы, которые не могла предоставить официальная экономика.

В эпоху перестройки общепринятым было мнение, что теневая экономика — это порождение присущих советской системе особенностей, дефектов, которые можно устранить либерализацией и введением частной собственности в рамках «перехода к рынку». Поэтому считалось, что по мере продвижения страны к капитализму масштабы теневой экономики будут сокращаться, а легальной — возрастать.

Произошло же все наоборот. По оценкам экспертов МВД России, в 1990—1991 гг. в теневой экономике производилось 10—11% ВВП. В 1993 г. эта доля составила 27%, в 1994 г. - 39%, в 1995 г. — 45%, в 1996 г. - 46%. По тем же данным, с теневой экономикой так или иначе связаны примерно 30—40 млн чел.

Заметно меньшие и, возможно, более реалистичные цифры дает Госкомстат России. За первые годы реформ (1992—1994 гг.) доля теневой экономики в ВВП составляла примерно 9—10%, в 1995 г. — 20%, в 1996 г. — 23%. К 2002 г. доля теневой экономики составила уже 26,9% ВВП. Более того, теневой и легальный виды деятельности сейчас настолько переплелись, что нередко их почти невозможно отличить друг от друга[1]. В настоящее время Госкомстат России придерживается мнения, что уровень теневой экономики стабилизировался и не производит специальных расчетов теневого сектора экономики, ограничиваясь поправками на его существование при расчете объема ВВП и объемов ключевых отраслей экономики и сферы услуг.

При этом, по оценкам МВД России, более 30 тыс. предприятий, около четверти банков и более 50% совместных предприятий могут иметь связи с организованными преступными сообществами. В докладе Генерального прокурора Российской Федерации Ю.Я.Чайки «О состоянии законности и правопорядка в Российской Федерации и о проделанной работе по их укреплению за 2007 год» отмечено, что «структура организованной преступности меняется. Постепенно снижается доля совершенных организованными преступными группами и преступными сообществами преступлений против личности. Организованная преступность становится «беловоротничковой, все больше проникая в экономическую сферу, где ее доля в 2007 г. выросла до 60%».

Так как теневая экономика была сформировавшимся экономическим институтом советского общества, она не могла в одночасье исчезнуть даже при самых благоприятных условиях. Однако, чтобы понять, почему ее масштабы не только не уменьшились, но и существенно возросли, надо остановиться на особенностях рыночных преобразований в России.

На основе исследований, проведенных Л. Косалсом[2] и авторским коллективом под руководством Т. Долгопятовой, выделим некоторые особенности проведения рыночных реформ, ставшие факторами масштабного распространения теневой деятельности в российской экономике.

Первая особенность — резкое снижение уровня и действенности защиты государством легальных правомочий собственности и контрактов, связанное с разрушением партийно-государственных структур СССР. Речь идет как о возникновении и весьма медленном заполнении пробелов в законодательстве, так и о неисполнении имеющихся законов, указов, распоряжений. Низкую эффективность демонстрировала с началом реформ (и продолжает демонстрировать сегодня) судебная система разрешения конфликтов, особенно в части исполнения принятых судебных решений.

Следствием традиционной для России незащищенности правомочий (мелкой и средней) частной собственности от их размывания со стороны государства можно считать традиции противостояния граждан государству. В рамках этих традиций противоправное по отношению к государству поведение граждан, т.е. обман ими государства в той или иной форме, не является предметом морального осуждения со стороны общества.

Вторая особенность — фактическая приватизация функций государства отдельными группами чиновников, которые стали выполнять должностные обязанности (или не выполнять их), насколько это отвечало их частным экономическим интересам. В результате предприниматель не обращается за защитой своих интересов к государству, а нанимает в частном порядке сотрудников какой-нибудь государственной спецслужбы или правоохранительных органов и напрямую платит им деньги, как другим работникам своей фирмы.

Третья особенность — чрезмерно большая роль государства в экономике. Она находит выражение в двух формах. Во-первых, в сохранении значительного государственного сектора, которому требуются прямые или косвенные дотации из бюджета. В свою очередь, на основе распределения бюджетных дотаций вырастает особый сектор теневой экономики, когда высокопоставленные чиновники через систему «дружественных» им фирм разворовывают или «прокручивают» государственные деньги. Далее эти деньги «отмываются», вкладываются в экономику или переводятся за рубеж и т.д. Во-вторых, в чрезмерном и практически бесконтрольном вмешательстве государства в экономическую деятельность. К ней относится создание государственных, полугосударственных или негосударственных «уполномоченных» компаний, через которые частные фирмы обязаны выполнять какие-либо насущные функции, например создание муниципального банка, через который все организации региона обязаны осуществлять расчеты с бюджетом, энергетиками, железной дорогой и др. Функционирование компаний подобного типа — источник теневой активности, так как предприниматели, стремясь получить разрешение на свою деятельность или желая обойтись без «уполномоченных», вынуждены им платить.

Другой источник теневых отношений — лицензирование разных видов хозяйственной деятельности. Оно ставит частные фирмы в зависимость от органов власти и отдельных чиновников и дает последним большие возможности для извлечения теневых доходов.

Наконец, упомянем и прямое силовое подавление конкуренции органами власти в пользу «дружественных» им компаний. Часто это делается в самых прибыльных отраслях (в торговле бензином, металлами, нефтью, в строительстве), когда деятельность конкурентов подавляется с помощью контролирующих и правоохранительных органов.

Четвертая особенность — сохранение характерных для советской системы форм монополизма и появление новых (например формирование крупнейших госкорпораций, призванных контролировать производство и рынок в наиболее важных секторах ключевых отраслей экономики). Первые связаны с деятельностью государства. Так как государство сохранило прямой контроль за работой ряда секторов экономики, это создает монополизм, порождающий теневую активность. Например, сохранение государственного контроля за золотодобычей (как и за добычей большинства видов полезных ископаемых) и ограничение доступа туда частного капитала служат источником существования черного рынка торговли золотом, оборот которого составляет многие десятки, а возможно, и сотни килограммов в год.

Еще один источник монополизма — деятельность бывших министерств, ведомств и их подразделений. Хотя формально РАО «Газпром», ОАО «РЖД» и им подобные — негосударственные структуры, они сохранили прежние связи и влияние в госаппарате, доступ к конфиденциальной государственной информации. Однако сейчас они не связаны прежними ограничениями, касающимися государственных ведомств. Это «квазичастные» фирмы, представляющие собой гибрид частной компании и государственного ведомства. Такие компании регулируют целые секторы современной экономики России. Они почти автономны и включают набор организаций, позволяющих им реализовать все функции, которые традиционно выполняют государство и общество, — от газет и телекомпаний до частных армий и сельскохозяйственных предприятий. В силу этих особенностей они практически закрыты от общественного и государственного контроля, что дает широкие возможности для развития теневой деятельности. К числу самых распространенных ее видов относятся уклонение от уплаты налогов, незаконное укрывание части валютной выручки за рубежом и манипуляции с векселями и акциями, выпускаемыми такими компаниями.

Пятая особенность — чрезвычайно высокий уровень налоговых изъятий и репрессивный характер системы налогообложения, одинаково расценивающей уклонение от уплаты налогов и ошибку в их исчислении. Такая система, при которой, по различным оценкам, изымается 50—60% прибыли, а частная фирма не имеет эффективной правовой защиты перед налоговыми органами, — одно из следствий ситуации, когда в условиях экономической либерализации государство стремится сохранить «командные высоты» в экономике и контролировать основные финансовые потоки. В результате в стране сформировалась стойкая привычка к уклонению от уплаты налогов и переводу значительной доли деловой активности в «тень».

Шестая особенность — асоциальный характер рыночных преобразований в России. Рыночные реформы лишили миллионы людей привычных социальных ниш, сбережений, понизили уровень жизни. Хотя цены были «отпущены», введена свободная торговля и реализован ряд других мер по либерализации экономики, механизмы экономического отбора не были созданы. В промышленности, сельском хозяйстве и других секторах многие годы действуют неэффективные предприятия с сотнями тысяч рабочих мест и заработной платой на уровне и ниже прожиточного минимума. В то же время никаких формальных и легальных альтернативных вариантов экономической активности для работников, занятых на таких рабочих местах, нет. Людям приходится искать средства к существованию и новые виды занятий вне сложившихся формальных экономических институтов: найма и увольнения, оплаты труда, материального и морального поощрения, продвижения по службе и др. Они вынуждены зарабатывать теневой деятельностью. Государственные и приватизированные предприятия «обросли» множеством так называемых коммерческих структур, возникло огромное число независимых фирм, через которые люди пытаются заработать на свободном рынке без формальных ограничений. Кроме того, значительная часть трудовой деятельности осуществляется без какой-либо официальной регистрации.

Седьмая особенность — неправовой характер экономических преобразований, обусловленный тем, что реальное поведение населения и властей в период реформ лишь в малой степени регулируется формальными законами. В эффективной работе правоохранительной системы не заинтересованы прежде всего правящие группировки. Нормальная работа суда, прокуратуры и других правоохранительных органов связывала бы руки представителям элит в борьбе за раздел и передел бывшей социалистической собственности. Кроме того, сами правоохранительные органы вовлечены в хозяйственную деятельность и являются важнейшими ее субъектами в нынешней России. Другими словами, они, во-первых, заняты не свойственной им деятельностью (милиционеры в форме работают охранниками в частных фирмах, торгуют в «свободное» от службы время и т.п.), во-вторых, коррумпированы. Естественно, при этом они не могут эффективно поддерживать правопорядок в сфере экономики и выступать арбитрами при разрешении возникающих конфликтов. Тогда последние улаживаются неформальными структурами.

Другое проявление неправового характера преобразований — принятие законодательных актов без учета интересов и запросов населения. Законодательные органы в большинстве случаев принимают не законы, обобщающие опыт реальной жизни, потребности общества, а административные распоряжения, отражающие интересы тех или иных влиятельных групп, имеющих возможности лоббирования и «про- давливания» нужных им решений, применяя иногда и прямой подкуп законодателей.

Выводы

  • 1. Несмотря на наличие в экономике страны и деятельности правоохранительных органов устойчивых позитивных тенденций, обстановка в экономической и налоговой сферах продолжает оставаться сложной и характеризуется ростом экономической преступности, тесно связанной с теневой экономикой.
  • 2. Теневая экономика играла заметную роль и в хозяйственной жизни СССР, компенсируя недостатки работы официальной советской экономики и обеспечивая социальную нишу для предприимчивых людей, которые не могли реализовать себя в официальных структурах. Характер рыночных преобразований в России привел к существенному росту масштабов теневой экономики.

Рекомендуемая литература

Исправников В.О. Теневая экономика в России: иной путь и третья сила / В.О. Исправников, В.В. Куликов // Рос. экон. журнал. 2003.

Корягина Т. Теневая экономика в СССР/Т. Корягина. // Вопросы экономики. 1990. № 3.

КосалсЛ.Т. Теневая экономика как особенность российского капитализма / Л.Т. Косалс // Вопросы экономики. 1998. № 10.

Неформальный сектор в российской экономике: Отчет по проекту / Институт стратегического анализа и развития предпринимательства. М., 1998.

Контрольные вопросы

  • 1. В чем суть понятия «криминализация экономики»?
  • 2. Какова динамика экономической преступности в России с 2003 г.?
  • 3. Какие функции выполнялись теневой экономикой в советской хозяйственной системе?
  • 4. Какие особенности реформирования советской экономики оказали влияние на распространение теневой деятельности?

  • [1] Косам Л. Там же. С. 60.
  • [2] Там же. С. 64-68.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >