Краткая историческая справка о возникновении и развитии контрабанды

оо<х><х>о<>с><><х><х><х><х><><х><с<><><х><><><><х><><^^

Контрабанда — явление довольно древнее. Уже в Римском государстве отмечались нарушения контрабандного порядка. В нашу эру контрабанда получила широкое развитие со времени возникновения торгового капитала и в более поздний период. Контрабанда отмечается во всех странах, где имеются таможни и тарифы. С развитием таможенно-тарифных систем, с усложнением перемещения товаров через границу, усложнились и формы контрабандной деятельности. От простого нелегального перемещения товаров через границу, контрабандисты стали прибегать к вооруженной контрабанде. Создавались крупные организации, которые под охраной оружия переправляли через границу товары, нередко вступая в вооруженные столкновения с пограничной стражей. Между такими контрабандистскими организациями и пограничными войсками иногда возникали целые бои, в которых нередко победителями оказывались контрабандисты.

Борьба с контрабандой усложнялась и в следствие, того, что нередко контрабандисты имели добрые отношения с таможенниками, среде которых были коррупционеры, а во главе контрабандистских организаций стояли официальные лица.

Для подтверждения данного заявления можно привести несколько примеров о связи контрабандистов с правительственными чиновниками.

Мэр г. Нью-Йорк Уокер, во времена действовавшего в США «сухого закона» долгое время был связан с американскими бутлегерами (контрабандисты, доставляющие в США спиртные напитки).

Несмотря на «сухой закон», в любом пункте Америки можно было найти любой алкогольный напиток, начиная от виски и кончая французскими виноградными винами.

Когда деятельность Уокера была разоблачена. Он удрал в Париж. Имея в кармане несколько миллионов долларов, нажитых им в контрабандной деятельности.

Вполне понятно, что успешно бороться с контрабандой, когда во главе контрабандистских организаций стоят такие значительные фигуры, как, например, мэр города, дело довольно трудное.

Приведем еще один пример из истории первой мировой империалистической войны. В то время вся Европа находилась под огнем. Проехать из страны в страну было исключительно трудно. Для того, чтобы попасть из России во Францию надо было затратить много сил и времени. Однако в этих условиях контрабанда в больших количествах перемещалась из одной воюющей страны в другую.

В России контрабанда существовала с древних времен. Так, еще с 1649 г., несмотря на ряд льгот, оказываемых Московским государством иностранным торговцам, в особенности английским купцам, последние были неоднократно изобличены в торге «Подкратными товарами», т. е. контрабандой.

В начале XVIII века по свидетельству современников, лавки всех пограничных городов были завалены контрабандными товарами, которые провозились «воровски» с уклонением от уплаты пошлины торговцами. Они раза по три в год в Королевство, Бреславль, Слезу (Силезию) и Амбург где покупали товары и возвращались назад, имея заранее известные пути перехода через границу, в основном через Ригу. Хотя на дорогах стояли таможенные заставы, которые неудовлетворительно нести службу и позволяли контрабандистам без всяких трудностей перемещать товар и доставляли его в Москву. Здесь продавали товар безпошлинно местным торговцам, которые затем в своих лавках данный товар продавали по более высоким ценам.

В дальнейшем с передачей в России таможенного дела купцу Шемякину контрабанда получила еще большее развитие, чему способствовали и значительно злоупотребляли своим служебным положением таможенники. В своих объяснениях Шемякин, отданный под суд за неисполнение принятых по договору условий, между прочим, характеризуя деятельность, посылаемых в помощь таможенникам военных команд писал следующее: «Командиры делают препятствия в сборах, а таможенных служителей немилосердно бьют и держат долгое время под караулом. А тайно проезжающих с товарами людей из-за взяток пропускают через границу, оговоренных к следствию не дают...От соседних с границей жителей никакой помощи нет, напротив того, сами они по соглашению с поляками и с русскими купцами, собравшись человек по сто и более с оружиями и копьями, беспрерывно провозят товары, а удержать их нельзя по причине малочисленности команды на форпостах».

Вот характерное письмо Павла 1 на имя президента Коммерц-коллегии князя Гагарина:

«Усматривая, что при точнейшем наблюдении таможенных сборов, обращаемых нами, на пользу государственную, могут оные доведены быть до лучшего состояния, нежели иные, а при том, находя более удовольствия награждать заслуги, а нежели, принужденными быть карать виновных, всемилостивейшие соизволяем к поощрению таможенных чинов, дабы со всей суммы, какая сверх 7 миллионов поступит в таможенные сборы, с будущего 1800 года, обращена быть, двадцатая часть на награждение таможенных инспекторов и таможен».

Продажность и подкупность таможенной стражи и чиновников была в то время так велика, что князь Гагарин не раз обращался к ним с увещеваниями унять свои аппетиты. На этот раз президент Коммерц-коллегии вынужден был на 4 листах доказывать таможенникам монаршую милость и умолять их «... вовсе устранить от виду своего всякое мздоимство и малейшее даже к оному поползновение» и умоляя их проявить «... истинное усердие к службе» и грозил суровым возмездием за «...беззаконные деяния». Кстати и сам князь был далеко не безгрешным в отношении «мздоимства».

Эти же угрозы по адресу нервностных государственных служителей звучат и в таможенном Уставе того времени и специальных Указах. Правительствующий Сенат приказал губернаторам следить «... дабы нигде в городах никаких материй иностранных без клейма таможенного продаваемо не было, а где противное тому скажется, виновные долженствуют, тот час отсылаемы быть суду, чего не избегнут и те, кои слабым смотрением подадут повод к подобному злоупотреблению».

Но все эти мероприятия не давали существенных результатов, и контрабанда в России продолжала развиваться.

Грандиозные размеры контрабанды были отмечены, между прочим, в отчете о Московской мануфактурной выставке, председателя ассоциации торговых палат Великобритании Ллойда. «Систематическая контрабанда, говорит Ллойд, развивалась в таких громадных размерах, что во многих пограничных городах основались страховые конторы, которые принимают на страхование контрабандные товары».

Тот же факт грандиозной контрабанды иллюстрировался Ллойдом на цифре ввоза сигар: в 1861 г. весь привоз сигар показан в 3360 пудов, тогда как в одном Петербурге два торговца продают их значительно больше этого количества.

Из более позднего времени можно привести еще несколько фактов.

Когда фашистская Германия начала в 1939 г. войну в Европе, то Главное таможенное управление Народного комиссариата внешней торговли СССР обратило внимание на значительный рост контрабанды опия из Ирана через сухопутную границу от Каспийского моря до Афганистана.

В этих местах и раньше контрабанда была довольно значительной, но в этот период она особенно увеличилась.

Были случаи, когда у контрабандистов, уже продавших контрабандный опий и возвращавшихся с вырученными суммами в Иран, задерживалось таможенниками свыше одного миллиона рублей.

Было понятно, что в связи с войной в Европе контрабанда опия должна была увеличиться, так как вследствие войны Иран лишился возможности отправлять (как и прежде контрабандным путем) опий на европейские рынки. Но такое огромное увеличение контрабанды наркотиков на этом участке границы таможенников заставляло задуматься над вопросом — не скрывается ли за этим что- то более серьезное.

Внимательное изучение всех дел по контрабанде опия показало, что во многих делах, оформленных в разных таможнях, на разных участках границы встречалось одно и тоже иранское имя. Задержанные контрабандисты показывали, что они не являются владельцами опия, что они только приняли предложение доставить опий через границу, и что владелец остался в Иране.

Постепенно, сопоставляя одни показания с другими, было установлено, что организатором контрабандного перемещения опия на российскую сторону являлся один из руководителей иранской пограничной стражи.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >