Возможность связи между частотой аберраций хромосом и риском раков

Для решения этой проблемы были проведены масштабные международные исследования в 1990—2009 гг. под руководством Stefano Bonassi (Epidemiology and Biostatistics, National Cancer Research Institute, Genova, Italy) и Lars Hagmar (Department of Occupational and Environmental Medicine, Lund University, Sweden).

Первоначальное исследование охватывало когорту северных стран (вся Скандинавия плюс Финляндия; 1990—1994 гг.), и затем к ней была добавлена итальянская когорта (1998 г.): всего 5271 чел. Далее авторы все укрупняли когорту, прибавляя соответствующие контингенты из стран Центральной Европы, и окончательное исследование 2008 г. проводили уже для 11 национальных когорт Европы. Основная работа (S. Bonassi, H. Norppa, М. Ceppi et al. Carcinogenesis. 2008. Vol. 29. No 6. P. 1178—1183) охватывала 22 358 чел., для которых в 1965—2002 гг. был проведен скрининг на аберрации хромосом (в основном по профессиональным причинам). На момент обследования раков у индивидуумов не было зарегистрировано.

Затем данные лица обследовались по национальным регистрам рака в отношении заболевания (период с медианой 10 лет). Далее было проведено сопоставление фонового (базального) уровня аберраций с риском заболеть тем или иным видом рака. При этом изучались следующие цитогенетические показатели (нестабильные аберрации хромосом):

суммарная частота аберраций хромосом; частота аберраций хромосомного типа; частота аберраций хроматидного типа.

Исследовалось также влияние генотоксических воздействий (генотоксический — буквально токсический для генома, т.е. агент, повреждающий геном) и курения.

Для унификации исследования по когортам разных стран показатели частот аберраций хромосом были разделены на три диапазона по принципу квантилей (квантиль (quantiles) — это регулярный интервал для функции распределения случайной величины, в данном конкретном случае — тертили, от лат. tertia — третья):

диапазон (группа людей) с низкой частотой аберраций хромосом (1—33 перцентили (percentile) от процента по распределению);

диапазон со средней частотой аберраций хромосом (34—66 перцентилей);

диапазон с высокой частотой аберраций хромосом (67—100 перцентилей).

На рис. 3.17 представлены данные, полученные в исследовании (8. ВопаяБ! Щ а1., 2008 г.), в котором сравнивался риск заболеть раком в группах со средним и высоким тертилем «спонтанной» частоты аберраций хромосом по сравнению с риском в группе с низким тертилем (принятым за единицу).

В целом для средней и высокой частот аберраций хромосом был достоверно выше (соответственно 1,31 и 1,41). Такая же картина наблюдалась и для смертности от рака. Основные итоги общеевропейского исследования были следующими:

  • 1) увеличение было получено внутри субклассов аберраций хромосомного типа, но не для аберраций хроматидного типа;
  • 2) никакая сопутствующая варианта, протестированная как потенциальный модификатор эффекта, т.е. пол, возраст, курение, время после проведения теста и профессиональные воздействия (облучение, химическое воздействие и пр.), не приводила к модификации
Относительный риск

Рис. 3.17. Относительный риск (Relative Risk — RR) заболевания раком для групп люден с высоким и низким тертилем «спонтанной» частоты аберраций хромосом по сравнению с группой людей с низким тертилем, принятым за единицу; логарифм частоты равен нулю (по S. Bonassi et al„ 2008 г.)

силы зависимости между фоновой частотой аберраций хромосом и риском всех раков;

3) для некоторых типов раков была обнаружена зависимость между генотоксическими воздействиями (между облучением и раком легкого у шахтеров, подвергавшихся воздействию радона). Аналогичные данные были получены по чешской когорте шахтеров (Зтегйоуьку е1 а!., 2002 г.).

Общие выводы из исследований (8. Вопаязц Ь. На§таг й а!., 1998—2008 гг.):

  • 1. Фоновая, базовая частота нестабильных аберраций хромосом у индивидуума в некоторой степени является предсказательным показателем риска заболевания раком.
  • 2. Механизм феномена скорее всего генетически обусловлен (наследуемый). Наиболее вероятно наследуемое снижение способности к репарации ДНК (хотя нельзя исключить и сниженную способность к антиоксидантной защите или к апоптозу).
  • 3. Вероятна следующая цепочка событий: накопление повреждений ДНК от воздействий окружающей среды и нормального клеточного метаболизма —> мутации ДНК -» комплекс канцерогенных мутаций —> риск рака.
  • 4. Следует подчеркнуть, что повышение частоты нестабильных аберраций хромосом внешними агентами (приобретенное повышение) не дает вклада в увеличение риска рака.

Следовательно, частота индуцированных облучением нестабильных аберраций хромосом не является строгим и однозначным показателем риска рака для индивидуума. В качестве прямого подтверждения этому можно указать на ряд данных по работникам и ветеранам групп «особого риска» (атомные подводники и пр.), перенесшим 40 лет назад и более лучевую болезнь. Через 43—46 лет после облучения уровень аберраций хромосом все еще значительно повышен (нестабильных аберраций — в 1,5—6 раз; стабильных — в 6— 80 раз).

«Во время обследования не выявлено опухолевых заболеваний, патологии в системе кроветворения». «Результаты клинико-цитогенетического наблюдения в течение 43—46 лет не подтверждают гипотезу о высоком онкогенном риске у «носителей» стабильных аберраций хромосом в соматических клетках» (Н.Д. Окладникова, В.С. Пестерникова, 2005 г.).

Таким образом, при оценке радиационных рисков стохастических ?эффектов облучения частота нестабильных аберраций хромосом не является корректным показателем. Этот показатель может быть использован лишь в качестве теста для биодозиметрии.

Вместе с тем частота стабильных аберраций хромосом может отражать риск рака, однако этот параметр не изменяется при дозах, актуальных для радиационной безопасности (см. выше).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >