девятая МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ НА ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ СТАДИИ КАПИТАЛИЗМА (конец XIX в. - 1918)

Природа антагонистических противоречий между ведущими державами мира

Оснований для особого выделения этого непродолжительного периода в истории международных отношений предостаточно. Именно в это время произошло разделение ведущих держав на два противоборствовавших блока, противоречия между которыми переросли в непримиримый антагонизм, ставший причиной всемирного конфликта. Можно встретить утверждения, что ничего нового в этом не было, так как враждебные друг другу союзы крупных государств возникали не раз и в прошлом, что приводило к войнам между ними. Такой взгляд основан на поверхностном рассмотрении событий, когда в стороне остаются глубинные различия в их природе.

Напомним, что состав военных альянсов во время войн XVIII в. постоянно изменялся. Франция и Россия были противниками в войне за польское наследство и союзниками в Семилетней войне. Та же Франция поддерживала Пруссию в войне за австрийское наследство и воевала против нее в Семилетней войне. И, наоборот, Англия сначала поддерживала Австрию, а затем ее союзницей оказалась Пруссия. Все это свидетельствовало о том, что противоречия между государствами нс носили фундаментального характера, их правители нередко действовали исходя из личных мотивов, таких как желание возвести на трон своего родственника или ставленника, отомстить за нанесенную обиду и тому подобных мелочных амбиций, имевших мало общего с национальными интересами государств. Поэтому подобные союзы были непрочными, кратковременными, быстро распадались, не решив проблем, ради которых создавались.

Но в этом калейдоскопе возникавших и исчезавших альянсов была своя логика, без учета которой понять смысл большинства войн XVIII в. просто невозможно. Повторимся еще раз, ее определяла борьба между Англией и Францией за владение колониями в Северной Америке и Азии, которая своеобразно и опосредованно проявилась в форме конфликтов в самом центре Европы. Терпя поражения за океанами, Франция стремилась взять реванш на континенте, создавая угрозу английским интересам здесь, пытаясь нанести поражение ее союзникам. Тем самым она отвлекала внимание Англии от колоний, пыталась втянуть ее в европейские разборки с тем, чтобы она увязла в них.

Таким образом, основной движущей силой войн в Европе и мире вто время было англо-французское противоборство. Заметим, что противоречия между ними не носили антагонистического характера. Имелись все условия и возможности не только для смягчения, но и полного их устранения, что и подтвердил дальнейших ход истории отношений между этими государствами. Это весьма существенный момент, который следует иметь в виду для понимания глубоких отличий международной ситуации в XVIII в. от той, которая стала складываться в последнюю треть XIX в.

Отличий было множество, но главными из них были следующие. Во-первых, противоречия между ведущими державами приобрели глобальный масштаб. Во-вторых, они были глубокими, затрагивавшими их жизненные интересы, и потому носили долговременный и антагонистический характер, разрешить которые можно было, только разрубив их. Таких антагонизмов, по сравнению с предыдущим столетием, было три: австро-русский, франко-германский, англо-германский.

Австро-русский антагонизм возник на почве столкновения интересов двух стран на Балканах. Поначалу их интересы в этом регионе не пересекались. Россия претендовала на контроль Черноморских проливов, что не беспокоило Австрию. Не добившись решения этой важной со стратегической точки зрения проблемы путем международных договоренностей, Россия перешла к одностороннему давлению на Османскую империю с целью ее дальнейшего ослабления и распада. Для этого она разжигала у славянских народов, проживавших там, панславистские настроения, поддерживала движение за их освобождение и образование национальных государств. Такие действия уже затрагивали интересы Австрийской монархии, большую часть населения которой составляли славяне. Подъем национально-освободительной борьбы на территории Турции неминуемо перекинулся бы на Австрию, где проживали собратья разделенных сербов, хорватов, словенцев,черногорцев.

Естественно, Вена всеми силами стремилась противодействовать такой политике России, так как на карту было поставлено само существование Австрийской империи. Ее правителей стало серьезно беспокоить усиление России после победы над наполеоновской Францией, в результате которой она стала играть одну из ведущих ролей в международной политике. Тем не менее, интересы совместной борьбы двух государств против революционно- демократического и национально-освободительного движений, активизировавшихся под воздействием Французской революции, на время притушили противоречия между двумя империями. Однако с середины 1850-х гг., когда произошел спад революций в Европе, они неминуемо стали выходить на первый план. После Крымской войны Австрия и Россия превратились в непримиримых врагов, и эта вражда сохранялась вплоть до распада обеих империй в результате Первой мировой войны.

Франко-германский антагонизм возник в XVI в., когда династия Габсбургов в качестве императоров Священной Римской империи немецкой нации повела борьбу против Франции. В XVII в. абсолютистская Франция вместе со своими союзниками нанесла поражение императорской Германии и еще на два с лишним века продлила период раздробленности страны. Для того, чтобы держать в узде Австрию, которая продолжала играть заметную роль в немецких делах, Франция взрастила Пруссию, ставшую противовесом австрийскому влиянию в Германии. Но по иронии судьбы или по исторической справедливости Пруссия со второй половины XVIII в. стала противницей Франции.

Это произошло из-за того, что Франция была главным противником объединения Германии. Отношения между этими странами обострялись по мере того, как объединительная идея все более овладевала политическими, экономическими и военными кругами Пруссии, мечтавшими превратить свою страну в ведущую державу, способную проводить мировую политику. Неслучайно, что последним препятствием, которое Пруссия устранила на пути объединения Германии, была Франция, которой она нанесла чувствительное поражение входе Франко-прусской войны 1870—1871 гг. Франкфуртский мир, который узаконил отторжение от Франции ее восточных территорий в пользу Германии, заложил семена длительного противостояния двух государств, переросшего в острый франко-германский антагонизм. Так же как и русско-австрийский конфликт, он мог разрешиться только силовым методом, который умиротворил бы французов, мечтавших о реванше за унизительное поражение.

Наконец, последним по времени возникновения, но самым непримиримым оказался англо-германский конфликт. Он стал реальностью на рубеже XIX и XX вв. и в короткий срок привел к мировой войне. Ее, скорее всего, не было бы, не возникни противостояние Великобритании и Германии. Но все дело в том, что оно не могло не возникнуть. Чтобы понять факторы, приведшие к возникновению антагонизмов ме>кду мировыми державами, а значит, и причины первой в истории человечества мировой войны, необходимо рассмотреть взаимоотношения между ведущими мировыми державами сквозь призму тех процессов, которые происходили внутри капиталистической экономики в рассматриваемый период.

Конец 60-х — 70-е гг. XIX в. примечательны тем, что они стали водоразделом между уходившей в прошлое фазой домонополистического капитализма и новой стадией в развитии капиталистических отношений. Эта стадия сопровождалась обострением конкурентной борьбы, нс выдержав которую, малые и средние предприятия разорялись, уступая дорогу более крупным фирмам и компаниям. На этом процесс укрупнения субъектов капиталистической экономики не завершился, так как им приходилось изыскивать все новые резервы с целью снижения издержек производства и увеличения на этой основе доли получаемой прибыли. Стали возникать капиталистические тресты, концерны, в состав которых входила уже группа компаний, специализировавшихся на выпуске определенной продукции. Превращаясь фактически в единственных производителей того или иного товара, услуги, или, другими словами, в монополистов, они получали возможность диктовать свои условия не только рядовым потребителям, но и государственным институтам.

В результате концентрации производства появлялась возможность полной механизации процесса выпуска продукции; это резко увеличило производительность труда и объемы производимой продукции. Очень быстро происходило насыщение внутреннего рынка товарами, что вызывало регулярные кризисы перепроизводства. Это было причиной «простоя» капиталов, которые бессмысленно было направлять в производственные отрасли экономики. Столкнувшись с проблемами внутри страны, финансово-промышленные объединения капиталистов направляли свои взоры на другие страны, в первую очередь на соседние государства. Но большая часть соседей устанавливала высокие пошлины на ввозимые товары, т.е. проводила политику протекционизма, что серьезно ограничивало объемы внешней торговли. Политика протекционизма имела целью поддержку отечественного товаропроизводителя и защиту его интересов от конкуренции со стороны иностранных производителей продукции. Но для развития национальной экономики были необходимы инвестиции, которыми большинство стран не обладало в достаточных объемах. Поэтому закрывая свои границы для зарубежных товаров, они с готовностью принимали иностранные кредиты.

Столкнувшись с протекционистскими мерами европейских государств, предприниматели стали переносить свои взоры на менее развитые в экономическом отношении страны Азии, Южной Америки. Развитые государства устанавливали особые политические отношения со странами этих регионов, предохраняя их рынки от вторжения конкурентов. Сами же налаживали торговлю с этими странами как путем прямого товарообмена, так и на основе предоставляемого им кредита. Торговля на основе кредита была более выгодной, так как она обогащала не только промышленников, но и финансистов страны, предоставлявших деньги на торговые операции и получавших высокие проценты за эти услуги. Кроме того, кредиты, как правило, были связанные, т.е. покупателю предоставлялись средства на покупку тех товаров, в реализации которых в первую очередь был заинтересован продавец.

Подобная ситуация подсказала выгодность экспорта капиталов по сравнению с экспортом товаров за счет получения процентов, дивидендов, комиссий. Но эта перемена породила изменения в политике капиталистических стран. Промышленник или торговец вполне удовлетворялся успешной реализацией своих товаров. Их мало интересовал политический строй страны, с которой они торговали, ее внешняя политика, поэтому они не нуждались в ее подчинении своим интересам. Другое дело вкладчик капиталов, который хотел иметь гарантии возврата своих средств с прибылью, а их мог обеспечить политический контроль над страной, куда вкладывались инвестиции, либо аннексия этой территории, либо превращение ее в протекторат.

Так родилась империалистическая политика, появился империализм, суть которого состояла в стремлении крупных промышленных и финансовых компаний найти применение своим избыточным богатствам путем изыскания иностранных рынков для своих товаров, инвестиций, которые они не могли реализовать с прибылью у себя дома. Отличительной чертой империалистической политики была замена экономической конкуренции между капиталистами политическим насилием в отношении других стран, осуществляемым в интересах господствующего слоя капиталистов, с целью закрепления за ними отдельных сегментов всемирного рынка и эксплуатации ресурсов зависимых народов.

Но такую политику стремились проводить все развитые державы, что неминуемо вело к столкновению их интересов, стремлению силовыми методами продвинуть свои интересы, т.е., в конечном счете, к войнам между ними. Автор первого фундаментального труда об империализме Дж. Гобсон (1) писал, имея в виду политику Англии: «Если мы хотим удержать все, что захватили с 1870 года, и состязаться с молодыми промышленными нациями в деле дальнейшего раздела территорий и сфер влияния, то должны готовиться воевать. Их враждебность вызвана нашей политикой, которой мы обошли соперников в аннексии территорий и рынков».

В приведенной выдержке содержится ключ к пониманию сущности конфликтов между так называемыми традиционными колониальными державами и молодыми промышленными нациями, проявлявшими недовольство тем, что Великобритания, Франция пользовались богатыми ресурсами подконтрольных им территорий, которых у них не было. Под молодыми промышленными нациями подразумевались в первую очередь Германия, Италия, Соединенные Штаты Америки, Япония.

Решив свои внутренние политические и экономические проблемы, эти страны стали быстро развиваться, превосходя по динамике роста своих экономик традиционные державы. Например, Германия по темпам роста производства опережала Великобританию и Францию, Япония росла быстрее, чем Россия. В этих процессах наглядно проявился безусловный закон капитализма, состоящий в неравномерности, скачкообразности экономического и политического развития государств.

К 1880-м гг. новые индустриальные государства начали все острее ощущать нехватку сырья для растущей промышленности, в первую очередь металлов, топлива, строительных материалов, хлопковолокна и т.д. Их взоры обратились на те территории, где эти материалы имелись в достатке: Африку, Азию, Центральную и Южную Америку. Но наиболее богатые природными ресурсами земли уже принадлежали другим государствам — Великобритании, Франции, Бельгии, Голландии, Испании, Португалии. Нахождение новых земель с неразработанными рудниками, зерновыми полями и хлопковыми плантациями, запасами леса и другими богатствами становилось все более проблематичным. Если какая- либо подобная территория не была еще аннексирована, то она, как правило, находилась под протекторатом крупной державы. Это означало, что раздел мира на сферы влияния между колониальными державами практически был завершен в результате колониальных захватов, осуществлявшихся во второй половине XIX в.

Для Великобритании громадное увеличение ее колониальных владений происходило в период 1860—1880-х гг. За это время были присоединены Бирма, Белуджистан, Египет, Судан, Уганда, Родезия, Южная Африка. Россия в течение этого же времени присоединила Кавказ, Среднюю Азию, начала экспансию на Дальнем Востоке. Франция активизировала свою колониальную экспансию в последние два десятилетия XIX в. Она расширила свои владения за счет Северной и Экваториальной Африки, Юго-Восточной Азии. Это было время усиленной колониальной экспансии ведущих держав мира.

В сложившейся ситуации молодым капиталистическим хищникам не оставалось ничего другого, как начать борьбу за передел мира в свою пользу. Капитализм, особенно на своей империалистической стадии, предполагает борьбу за рынки, источники ресурсов и сырья путем применения военной силы. Поэтому каждое государство стремилось нарастить свою военную мощь. Передел колониальных территорий и сфер влияния мог произойти при таком положении только посредством серии войн.

Таким образом, если для периода домонополистического капитализма характерным было стремление держав сохранять статус-кво путем поддержания баланса сил между ними, не допуская гегемонии в мировой политике одной из них, то на империалистической стадии капитализма возникло соперничество между «старыми» колониальными державами, контролировавшими большую часть мировых ресурсов, с одной стороны, и «молодыми» капиталистическими хищниками, претендовавшими на существенную часть колониального пирога, — с другой. Если на первом этапе мир был поделен между колониальными империями, то теперь шла борьба за его передел. Только отобрав силой мировые богатства у их владельцев, можно было получить доступ к ним.

Старт военным столкновениям государств за передел мира дала война, которую начали Соединенные Штаты в апреле 1898 г. против Испании с целью захвата ее колоний в Центральной Америке. Следующей войной в серии конфликтов за передел мира стала война Великобритании против Бурской республики в Южной Африке, причиной которой стало открытие богатых месторождений золота в Трансваале.

Таким образом, успехи в развитии капитализма привели к тому, что на определенном этапе ему стало тесно в рамках национальных границ. Свободную торговлю и конкуренцию сменили монополистические объединения капиталистов, побуждавшие государства к захвату новых земель либо к установлению над ними контроля для нахождения применения своим избыточным капиталам и получения огромных прибылей, несравнимых с их прежними доходами.

Различные внутренние и внешние условия привели к тому, что одни государства ушли в своем экономическом развитии далеко вперед, в то время как другие отстали. Воспользовавшись своим преимуществом, первые стали прибирать к рукам богатства отсталых стран, еще больше увеличивая этот разрыв. Однако неравномерность экономического развития государств, характерная для империалистической стадии, привела к тому, что страны, поздно вступившие на капиталистический путь, сумели придать динамизм своим экономикам, догнав и даже перегнав развитые державы по выпуску важнейших видов промышленной продукции. Развивая стратегически важные отрасли индустрии, такие как сталелитейная промышленность, машиностроение, транспорт, они быстро превратились в мощные в военном отношении государства, способные составить конкуренцию традиционным державам в борьбе за мировое господство.

Растущие противоречия между империалистическими державами, отстаивавшими свои колонии, сферы влияния и, следовательно, свое положение в мировой политике, и новыми промышленными государствами, стремившимися потеснить их, принудить поделиться своими колониями, и были главной причиной антагонизма, приведшего к возникновению мирового военного конфликта.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >