Борьба государств за политическое равновесие. Узлы противоречий и расклад сил в Европе в XVIII в.

Вестфальские решения стали результатом осмысления последствий не только самой разрушительной и кровопролитной бойни в центре Европы, каковой была Тридцатилетняя война, но и военных столкновений государств, имевших место в предыдущие два столетия. Потребовалось еще почти 100 лет, чтобы отладить механизм установки равновесия сил противоборствовавших государств или их коалиций. Эта отладка происходила в ходе ряда войн, которые вела Франция времен Людовика XIV (12) за расширение своей территории, была продолжена в ходе европейских войн XVIII века за польское (13) и австрийское наследство (14), Семилетней войны (15). Именно в этот период стали ясны условия и факторы, приводившие к возникновению претензий той или иной страны на гегемонию, действиям других стран по противостоянию этой угрозе, возникновению на этой основе военных союзов.

Таким образом, потребовалось немало времени для превращения принципа политического равновесия в ведущий принцип международных отношений, при помощи которого государства стали выстраивать отношения между собой, направленные на защиту своих интересов, главным из которых являлось обеспечение своей безопасности. Делалось это не только с использованием собственных усилий и ресурсов, но и главным образом — ресурсов и возможностей других государств. Данный принцип неким образом уравновешивал мощь больших и малых государств, давал последним возможность играть определенную роль в международных отношениях, чего практически невозможно было представить раньше.

После окончания Тридцатилетней войны у Франции уже не было серьезного противника в Европе, с которым ей пришлось бы считаться. Политическая раздробленность Германии была дополнена религиозным расколом немецких государств на католические и протестантские страны, разрушением ее экономического потенциала. Англия была занята внутриполитическими разборками между королем и парламентом.

Но не только благоприятные внешние условия способствовали успеху Франции. Французский король Людовик XIV унаследовал страну, переживавшую период своего наивысшсго подъема, имевшую развитую экономику, прочный абсолютистский строй, которые были результатом деятельности нескольких поколений французских правителей.

Во-первых, к середине XV в. французская церковь была освобождена от зависимости от папской власти, что привело к росту влияния монархии на дела церкви. Одновременно закончилась Столетняя война, во время которой началось формирование французского национального государства.

Во-вторых, во время правления Генриха IV была предоставлена свобода вероисповедания гугенотам, что положило конец 30-летней гражданской войне, ослаблявшей страну. Стала укрепляться центральная власть, приводились в порядок финансы, поддерживалось сельское хозяйство.

В-третьих, во время фактического управления страной кардиналами Ришелье и Мазарини (16) укреплялась абсолютная власть французских королей. Ришелье, борясь против оппозиционной знати, укрепляя вертикаль власти, придерживался принципа: один король, одна вера, один закон.

В-четвертых, первый министр Людовика XIV Жан Батист Кольбер (17) провел реорганизацию экономики страны, ее финансовой системы на основе политики меркантилизма. Он добился роста государственных доходов путем создания крупных мануфактур, увеличения вывоза и сокращения ввоза промышленных товаров. Осваивались новые территории, развивались торговля и предпринимательство, устранялись внутренние таможенные барьеры. Все эти меры превратили экономику страны в самую развитую на континенте, а Францию — в самую мощную военную державу.

В результате складывания благоприятных внутренних и внешних факторов возникли условия для французской экспансии против соседей, появилось искушение использовать военную мощь, перед которой было трудно устоять другим странам. Для того чтобы оправдать свои притязания на новые территории, Людовик создал так называемые присоединительные палаты, на которые была возложена задача поиска документов, материалов, подтверждавших право Франции на владение ими. День и ночь историки, географы, юристы искали в государственных архивных учреждениях доказательства проживания на этих землях галлов и франков, что дало бы хоть какую-то возможность оправдать агрессию в глазах других народов.

Сначала Людовик предъявил свои притязания на Бельгию. Это вызвало недовольство Голландии, опасавшейся, что вслед за Бельгией она станет следующим объектом агрессии. С этого времени Голландия стала организатором и движущей силой всех ан- тифранцузских коалиций. Заключив союз с Англией и Швецией, она выступила против Франции в войне 1667—1668 гг. Война закончилась подписанием Аахенского мира, по которому к Франции отошел город Лилль.

Эта война продемонстрировала, что всякая попытка Франции присоединить к себе новые территории будет встречать сопротивление других государств. Поэтому, прехеде чем начать вторую войну, Франция оторвала от коалиции Швецию, предоставила английскому королю денежную помощь, разрушив коалицию, сформированную голландцами. Военные действия складывались в следующей войне, длившейся с 1672 по 1679 г., удачно для французов. Французские войска практически захватили Амстердам, но голландцы взорвали плотины и затопили страну, остановив продвижение французских войск. По Нимвегенскому миру Франция получила еще несколько бельгийских городов, земли Германской империи.

Продолжавшееся усиление Франции грозило нарушением баланса сил, сложившегося после Вестфальского мира, что всерьез обеспокоило Европу. В 1681 г. возник новый союз Голландской республики со Швецией. Правитель Голландии Вильгельм III Оранский (18) создал Аугсбургскую лигу, главной целью которой было сдерживание Франции. В нее вошли, кроме Голландии, император Германии, Испания, Савойя, Швеция. Вскоре Оранский стал королем Англии, и с этого момента она стала активным участником всех антифранцузских коалиций. Начался длительный период противостояния Англии с Францией, который растянулся практически на полтора века.

Первое серьезное столкновение Англии и Франции произошло в Войне за испанское наследство (19). Поводом к ней стала кончина короля Испании Карла II, у которого не оказалось наследников. Будучи женатым на дочери испанского короля Филиппа IV, Людовик XIV считал себя наследником испанской короны. Если бы он стал владельцем еще и испанских территорий, то сосредоточил бы в одних руках огромную мощь, которая, скорее всего, привела бы к установлению мировой гегемонии Франции, если иметь в виду и заморские владения Испании.

С целью воспрепятствования такому развитию событий против Франции объединилась практически половина Европы. Французским войскам пришлось воевать на четырех фронтах: в Испании, Италии, Голландии, Германии. Это привело к чрезмерному напряжению сил Франции, поэтому успехи начального периода войны сменились неудачами в последующие годы. В результате Утрехтского 1713 г. и Раштадтского 1714 г. мирных договоров династии Бурбонов было позволено править Испанией, но с одним условием — в одних руках одновременно не могли оказаться французская и испанская короны. Неаполитанское королевство, Сардиния, Миланское герцогство, Фландрия перешли к Габсбургам. Англия получила Гибралтар. Лишившись небольших территорий в Европе, Франция понесла ощутимые потери в Северной Америке, где значительная часть ее колоний перешла под контроль Англии. Начиналась эра морского могущества Британии.

XVIII век ознаменовался началом нового этапа в международных отношениях, суть которого сводилась к следующему. Франция начала терять статус единственной ведущей державы. Стала быстро расти международная роль Англии. К трем державам — Франции, Англии и Австрии, во многом определявшим судьбы не только Европы, но и мира, присоединились еще две страны — Пруссия и Россия. Последние еще не играли самостоятельной роли в международных делах и рассматривались основными игроками в качестве вспомогательных государств, которых три державы собирались использовать в качестве потенциальных союзников для продвижения своих интересов. Однако очень скоро они превратились в самостоятельных игроков, преследовавших свои цели, с которыми были вынуждены считаться ведущие державы. Другими словами, именно в рассматриваемый период сформировался состав участников будущего «концерта Европы», который стал механизмом поддержания политического равновесия в мире в XIX в.

Втянувшись в династические войны XVIII в. в Европе, Франция растратила свои ресурсы на удовлетворение тщеславия и личных амбиций сначала Людовика XIV, а затем Людовика XV (20), которые были далеки от национальных интересов страны. Серия поражений надорвала дух нации, привела к падению авторитета страны на международной арене.

Англия же, пережив последствия двух революций XVII в., в ходе которых решался вопрос о том, будет ли там установлен сильный монархический строй или власть короля по-прежнему будет ограничиваться сословиями, получила возможность заняться внешней политикой вплотную. Быстрое развитие промышленного производства, растущая зависимость английской экономики от сырья и ресурсов предопределили необходимость расширения торговли, колониальных владений. На средства от торговли английская дипломатия получила возможность нанимать союзников и партнеров среди европейских государств, которые защищали английские интересы, главным из которых было сдерживание самого опасного противника на континенте. В XVIII в. таковым продолжала оставаться Франция.

Одним из политических последствий Реформации было появление на карте Германии прусского государства, правители которого были приверженцами протестантизма. В начале XVII в. к небольшому маркграфству Бранденбург были присоединены земли к востоку от него, когда-то населенные балтийским племенем пруссов. В результате возникло курфюршество Бранденбург в составе Священной Римской империи. В 1701 г. оно получило название Королевство Пруссия. Это было заслугой самого известного правителя Пруссии Фридриха Великого (21), который задался целью превратить страну в великую державу, хотя для этого не было, казалось бы, никаких оснований — ни соответствующей территории, ни достаточной численности населения, ни природных ресурсов. Ставка была сделана на создание сильной армии. Для решения этой задачи был введен режим строжайшей экономии, чтобы изыскать ресурсы для содержания войска, численность которого значительно превосходила возможности экономики страны. Воинственный дух, прусская дисциплина и самоотверженность сделали свое дело, превратив Пруссию в милитаристское государство с одной из самых боеспособных армий в мире. В результате в самом центре Европы появилось еще одно влиятельное государство.

Вступив на прусский престол в 1740 г., внук Фридриха Великого Фридрих II (22) продолжил политику укрепления военной мощи Пруссии. Для этого необходимо было не только расширить ее территорию, чтобы ослабить опасность ее быстрого захвата, но и получить развитые в промышленном отношении земли. Именно такой территорией была Силезия, поэтому Фридрих решил захватить ее, воспользовавшись представившимся поводом.

Дело в том, что умерший император Австрии Карл VI не оставил наследников по мужской линии. Незадолго до своей смерти он издал «Прагматическую санкцию», по которой право наследования австрийского престола переходило к его дочери Марии- Терезии (23). Однако претензии на австрийский трон на основе завещания императора Фердинанда 1(24), составленного ранее, предъявили правители ряда германских государств, в том числе король Фридрих II. За свое согласие признать наследницей престола Марию-Терезию он потребовал отдать ему Силезию, но получил отказ.

Тогда Фридрих присоединился к антиавстрийской коалиции в составе Франции, Баварии, Неаполя и ввел войска в Силезию. Началась война за австрийское наследство. Прусские войска разбили австрийцев и захватили Силезию. Англичане убедили Марию-Терезию смириться с потерей, чтобы иметь возможность сопротивляться на других фронтах, прежде всего на франкоавстрийском, и сохранить владения, на которые претендовали остальные соискатели австрийского наследства. Включение Силезии в состав Пруссии усилило промышленный потенциал последней, позволило ей окончательно закрепиться среди ведущих европейских держав.

Что касается России, то в результате модернизации военной сферы и других государственных институтов по западным образцам и стандартам, осуществленной Петром I за короткий срок, страна, о которой знали в XVII в. только европейские политики и торговцы, превратилась в XVIII в. в государство, влияние которого ощутили многие народы Европы. В отличие от Пруссии у России для этого были все возможности: необъятная территория, многочисленный народ, неисчерпаемые природные ресурсы.

Какой была реакция традиционных держав на появление на международной арене Пруссии и России и их претензии на участие в решении европейских проблем? Англия, естественно, побаивалась появления рядом с ганноверскими владениями ее королей сильного Прусского государства, проводившего агрессивную милитаристскую политику в отношении соседей. Но в целом ее правители испытывали удовлетворение от появления протестантской Пруссии, военные силы которой они рассчитывали использовать, вместе с потенциалом Австрии, в борьбе против попыток Франции захватить германские земли по левому берегу Рейна. В случае успешного решения этой задачи Англии удалось бы сдерживать Францию на суше, наступая на ее владения в Северной Америке и Индостане.

Франция, зациклившись на многолетней борьбе с австрийскими Габсбургами, нс сумела распознать новую угрозу для своих континентальных интересов, которая исходила от факта превращения Пруссии в государство, влиятельное не только в Германии, но и в Европе. Более того, она приложила руку для укрепления позиций Пруссии, видя в ней противовес враждебной Австрии. Присоединение Силезии к Пруссии во многом оказалось возможным из-за военной и политической помощи Франции, рассматривавшей потерю Австрией части своей территории как серьезное ее ослабление. Однако французские политики и дипломаты упустили из виду другого своего противника — Англию, которая воспользовалась плодами их усилий, перетянув Пруссию на свою сторону и вынудив Францию воевать против нее. Чем глубже увязала Франция в европейских войнах, чем дольше пребывала она в состоянии боевых действий на континенте, тем больше ресурсов она растрачивала, тем меньше было у нее возможностей противостоять Англии в борьбе за заморские колонии.

Но главную головную боль с появлением сильной Пруссии испытала Австрия. Во-первых, Пруссия сразу же отобрала у нее жирный кусок территории, каковой являлась Силезия, что ослабило экономическую мощь страны, нанесло существенный ущерб международному авторитету Габсбургского дома. Во-вторых, Пруссия нанесла ряд поражений австрийской армии, существенно ослабив военную мощь Австрии. В-третьих, стало ясно, что надеждам Австрии объединить Германию под своим крылом пришел конец. В-четвертых, у Австрии появился серьезный конкурент в лице Пруссии в борьбе за политическую поддержку со стороны Англии, за столь необходимые для поддержания военной мощи английские субсидии.

В отношении России Франция предпочла проводить политику ее сдерживания на окраине Европейского континента, используя для этого своих давних союзников — Польшу, Швецию и Турцию. Временами, как это было в период войны за польское наследство, отношения между Францией и Россией становились открыто враждебными.

Англия, хотя и была обеспокоена присутствием России в Восточной Балтике, не стала делать из этого проблему, так как это одновременно ослабляло традиционного союзника Франции — Швецию. Кроме того, англичане был заинтересованы в торговле с Россией, которая была важна для Англии, учитывая ее потребность в материалах для растущего торгового флота и то обстоятсльство, что в колонии ей приходилось пока только вкладывать, а не получать. Наконец, Россия рассматривалась как один из вероятных претендентов на охрану Ганновера, и даже были проведены предварительные переговоры, в которых были обсуждены обязательства сторон: Россия обязалась выделить 55 тыс. своих солдат для охраны ганноверских земель, англичане должны были оплатить эту услугу.

Австрия нашла в России естественного союзника, так как интересы двух стран совпадали по крайней мере в двух вопросах — угрозе со стороны Османской Турции и прусской угрозе. В результате этого они заключили в 1746 г. союз, направленный против Пруссии. Так началось сотрудничество Австрии с Россией, которое длилось больше 100 лет и закончилось с началом Крымской войны, когда Австрийская империя предпочла союзу с Россией благосклонность Великобритании и Франции.

Другим важнейшим событием середины XVIII в. было прекращение длительного антагонизма между Бурбонами (25) и Габсбургами, между Францией и Австрией. Существует романтическое объяснение такого поворота, в котором главная роль отводится двум женщинам — правительнице Австрии Марии-Терезии и фаворитке Людовика XV маркизе Помпадур. Согласно этой точке зрения, оказавшись в безвыходном положении, Мария-Терезия обратилась с письмом к последней, в котором просила повлиять на французского короля таким образом, чтобы тот согласился на совместные действия против Пруссии. Тронутая обращением столь высокой особы, маркиза, которая не была аристократического происхождения, использовала все свое влияние на Людовика и убедила того в необходимости заключить союз с Австрией. Еще одним объяснением причины сближения двух государств называли личную неприязнь Людовика XV и Марии-Терезии к Фридриху II.

Действительно, было и письмо к фаворитке короля, была и неприязнь к прусскому королю, что неудивительно, если учесть его поведение в ходе войны за австрийское наследство. Но все это не может объяснить истинные мотивы политического решения о заключении франко-австрийского союза. Для того чтобы пойти на столь непростое действо, у сторон должны были появиться более веские причины, чем просто человеческие эмоции, позволявшие преодолеть вековую вражду, сложившиеся стереотипы, взаимные претензии и неприязнь.

Такой весомой причиной стало изменение расклада сил между ведущими державами. С начала Нового времени основным конфликтом в мире стал конфликт между Францией и Австрией. Англия выбрала стратегию поддержания равновесия в Европе, недопущения чрезмерного усиления военной мощи какого-либо государства здесь, рассматривая это как угрозу своей безопасности. После поражения Габсбургов в Тридцатилетней войне Франция превратилась в самое могучее государство в Европе, угрожавшее территориальными захватами многим странам. Справиться с ней могла только коалиция европейских государств. Если в последней трети XVII в. инициатором антифранцузских коалиций выступала Голландия, то в результате ее поражения в войнах за морское могущество от Англии эта роль естественным образом перешла к англичанам. Они стали оказывать поддержку всем реальным и потенциальным соперникам Франции и в первую очередь — Австрии. Когда английский престол в 1711 г. заняли короли, которые были родом из немецкого Ганновера (26), на Австрию, наряду с ее традиционной ролью по сдерживанию Франции, была возложена миссия по обеспечению защиты Ганноверских владений правящей династии.

Но положение изменилось после войны за австрийское наследство. Военные успехи Пруссии в противоборстве с Австрией, полководческий талант Фридриха II, его острая нужда в субсидиях на содержание своей армии подвели англичан к выводу, что лучшего защитника Ганновера от нападения со стороны Франции, чем Пруссия, им не найти. Она была искуснее в военном деле, чем Австрия, к тому же обошлась бы Англии дешевле, так как пруссаки готовы были нести военную службу по охране Ганновера за меньшую плату.

В 1755 г. истек договор Англии с Австрией о защите Ганновера. В январе 1756 г. был заключен договор между Англией и Пруссией о совместном поддержании мира в Германии. Своим острием он был направлен против Франции. Этот договор поставил Австрию в крайне тяжелое положение. Во-первых, она лишилась военной и финансовой помощи со стороны Англии в ее противостоянии Франции. Во-вторых, Англия оказалась союзницей ее ненавистного врага, каковым стала для нее с недавних пор Пруссия. В-третьих, Австрия оставалась одна против своих могучих соперников. В такой, казалось бы, безвыходной ситуации был один выход — превратить вчерашнего врага в союзника. О Пруссии речи не могло идти, так как после потери Силезии для

Марии-Терезии главным вопросом ее внешней политики становился возврат этой утерянной территории. Оставалась Франция, но для сближения с ней требовалось преодолеть психологический барьер, существовавший между двумя странами.

Однако имелись обстоятельства, благоприятствовавшие решению этой задачи. Во-первых, Францию не могло не беспокоить усиление Англии, являвшейся ее главным противником на мировой арене, в результате сближения с Пруссией. Французы понимали, что заключив союз с Пруссией, англичане будут руками пруссаков сдерживать Францию в Европе, перейдя к более активным действиям в других регионах мира, особенно там, где продолжалось острое соперничество двух государств. Во-вторых, Франция приобрела нового противника в лице прусского государства, к укреплению позиций которого в Центральной Европе приложила немало усилий. В-третьих, осмысление происходящего приводило к заключению о том, что необходимо уравновесить эти тенденции путем обретения новых союзников.

Таким союзником могла стать Австрия, но для этого были необходимы встречные шаги со стороны последней. И Австрия сделала их навстречу Франции. Австрийские дипломаты проанализировали историю развития конфликта между двумя государствами за более чем столетний период и пришли к выводу, что от соперничества двух стран ни одна из них не выиграла, а только несла потери. Плоды раздора достались другим странам — средним и малым, среди которых были Швеция, Пруссия, Сардиния. На основе этого анализа был сделан вывод о необходимости прекращения противостояния Франции и Австрии и заключения между ними оборонительного союза. Австрийцы не скрывали, что хотят вернуть Силезию, намекали французам, что те могут присоединить к себе Фландрию. Договор, скреплявший новые отношения между двумя странами, был заключен 1 мая 1756 г., т.е. менее четырех месяцев спустя после англо-прусского договора.

Чуть раньше, 25 марта 1756 г., был заключен договор Австрии с Россией. В нем не говорилось о том, что получит Россия в случае войны, но она пошла на его заключение, так как ее беспокоило усиление военного могущества Пруссии, агрессивная политика Фридриха II. Контроль России над Восточной Пруссией снимал эти опасения. Россия не ставила целью уничтожение прусского государства, а хотела лишь влиять на его политику.

В результате образовалась коалиция государств в составе Франции, Австрии, России и Саксонии, которая противостояла

Англии и Пруссии. Пока шли все эти дипломатические переговоры, завершившиеся созданием коалиции, Австрия усиленно готовилась к войне против Пруссии, целью которой был, конечно же, возврат Силезии. Это тревожило Фридриха, и он сделал запрос о целях военных приготовлений Австрии. Уклончивый ответ Марии-Терезии лишь усилил его подозрения. Он понимал, что одновременный военный удар членов коалиции может оказаться для прусских войск смертельным, поэтому принял решение нанести упреждающий удар с тем, чтобы расстроить коалицию. Для удара он выбрал самое слабое звено в ней, каковой являлась Саксония. Она занимала важное стратегическое положение, вдаваясь как в Силезию, так и в Бранденбург. В случае войны против Пруссии Саксония была удобным плацдармом для разрезающих прусскую территорию ударов войск коалиции. Нанеся быстрое поражение Саксонии, Фридрих рассчитывал расстроить планы коалиции по нападению на Пруссию, а при благоприятном развитии событий вынудить ее отказаться от таких намерений.

В итоге Фридрих напал на Саксонию, так началась Семилетняя война. При этом Пруссия не преследовала завоевательных целей. Ставилась задача временной оккупации Саксонии, использования ее территории на время войны в своих интересах. Это помогло пруссакам выдержать многолетнюю войну на истощение. Развязывая боевые действия, Пруссия рассчитывала на реальную поддержку со стороны Англии.

По Вестминстерскому договору между Англией и Пруссией предполагалось совместными усилиями противодействовать попыткам любой иностранной державы (речь, конечно же, шла о Франции в первую очередь) напасть на Германию. Англия обещала выделить субсидии Пруссии, направить свой флот в Балтийское море, чтобы помочь Фридриху удержать Восточную Пруссию и Померанию, осуществить блокаду гаваней России, чтобы помешать той использовать против Пруссии морской флот. Среди обещаний было и прекращение русской торговой деятельности на Балтике.

Из всего обещанного Англия выполнила лишь то, что касалось выделения субсидий. Пруссия получала во время войны ежегодно, по разным оценкам, от 700 тыс. до 1 млн ф. ст., что позволяло ей дополнительно содержать армию в 50 тыс. человек. Кроме того, отдельный корпус англичан воевал вместе с войсками Ганновера против Франции. В распоряжении Фридриха была 150-тысячная армия, имевшая опыт успешных сражений в войне за австрийское наследство, на которую и выпала основная тяжесть борьбы против коалиции.

По договору между Францией и Австрией стороны обязывались первоначально выставлять по 24 тыс. человек, позже эта цифра была скорректирована в сторону увеличения до 100 тыс. Кроме того, Франция брала обязательство выплачивать Австрии по 12 млн гульденов ежегодно. Россия по договору с Австрией обещала выставить 80 тыс. солдат. Союзники имели ощутимое преимущество перед Пруссией в живой силе, военных ресурсах, продовольствии. Поэтому всем казалось, что война будет скоротечной, и три гиганта, несомненно, раздавят маленькую Пруссию. Скорее всего, так бы и произошло, если бы не некоторые обстоятельства, оказавшиеся благоприятными для Пруссии.

Историография Семилетней войны полна восторженными оценками полководческого таланта Фридриха и его генералов, стойкости прусских солдат, их дисциплинированности. Без сомнения, все это присутствовало и способствовало победам прусских армий во многих сражениях данной войны. К перечисленным достоинствам прусских войск можно добавить их маневренность, мобильность, способность быстро разворачиваться после марша. Все это давало им определенные преимущества перед противником.

Но всего этого было бы недостаточно по причине превосходивших сил противника, если бы войска коалиции действовали согласованно, координировали свои усилия, сверяли планы боевых действий, своевременно приходили друг другу на помощь, наносили удары одновременно, не давали противнику прийти в себя. Ничего этого не было и близко, зато были взаимное недоверие, подозрительность, опасения, что плоды победы достанутся партнерам, нежелание усиления союзников в результате поражения противника и т.п.

Неоднократно прусские армии оказывались в ходе сражений в критическом положении, покидая поля битв побежденными. Но раз за разом победители отказывались от преследования их и окончательного разгрома, останавливались на отдых, который длился неделями, и тем самым давали возможность пруссакам прийти в себя, собрать разрозненные силы, перегруппироваться, подтянуть резервы и нанести новые удары по противникам. Именно это и создавало иллюзию непобедимости прусской армии, хотя она не раз и не два терпела поражения и от русских, и от австрийцев. Пруссию спасали бездарность французских генералов, медлительность австрийцев,изворотливость Фридриха.

Везение, что является немаловажным фактором в войнах, было на стороне Фридриха с первых дней Семилстней войны и до ее окончания. Война на истощение неуклонно высасывала ресурсы Пруссии, которая держалась из последних сил во многом благодаря помощи Англии. Но когда и Англия в конце 1761 г. отказалась продлевать договор с Пруссией, а значит, и выплату субсидий последней, казалось, военная катастрофа неизбежна. Однако 5 января 1762 г. умерла непримиримая противница Фридриха российская императрица Елизавета Петровна (27), что спасло Пруссию от полного разгрома.

На царский престол в России вступил ее племянник Петр III (28), являвшийся давним поклонником талантов Фридриха. 5 мая 1762 г. он заключил договор о союзе России с Пруссией, возвратил Фридриху все завоеванные прусские области и лишил Россию всего того, что она получила бы в результате победы над Пруссией. Более того, он отдал приказ русским частям оказать военную помощь Фридриху против Австрии и Франции. И хотя пришедшая вскоре в результате военного переворота к власти в России Екатерина II отменила приказ о военной помощи Пруссии и отозвала русскую армию из этой страны, она оставила в силе договор с Пруссией, подписанный Петром III. Более того, 14 апреля 1764 г. она заключила с Пруссией союз, в секретных документах которого намечался будущий раздел Польши.

Вскоре Англия и Франция заключили соглашение о нейтралитете, что привело к окончательному распаду коалиций, воевавших друг с другом целых семь лет. Австрия и Пруссия были предоставлены самим себе. В таких условиях Австрии не было смысла продолжать войну против Пруссии, так как задача возврата Силезии, нерешенная такой сильной коалицией, которую она создала, становилась и вовсе нереальной после ее распада.

15 февраля 1763 г. Австрия и Пруссия подписали мир, которым гарантировали друг другу целостность и неприкосновенность своих территорий. Это означало, что Австрия отказывалась от попыток вернуть Силезию, а Пруссия нс претендовала более на другие части австрийского наследия.

Таким образом, можно заключить, что Семилетняя война, которую называют еще мировой войной XVIII века, была порождением соперничества Франции и Англии на мировой арене. Германия была лишь полем битвы, на котором решалась нс судьба этой страны, а судьбы ведущих морских держав, которые зависели от их приобретений в Америке и Индии. Опасения Англии, что Франция нанесет удар по ее интересам в Европе, привели ее к союзу с Пруссией, которая также видела угрозу своим интересам в Западной Германии со стороны Франции. Это делало войну неизбежной.

До Семилетней войны политическое равновесие в Европе поддерживалось двумя союзами: англо-австрийским и франко-прусским. Накануне войны произошла своеобразная рокировка, и возникли новые комбинации союзов: англо-прусская и франкоавстрийская. К последней присоединилась Россия. После войны Австрия и Пруссия рассматривали Россию в качестве потенциального союзника на случай усиления влияния одной из них. Это нашло отражение в статьях Тешенского мира, заключенного в 1779 г. между Австрией и Пруссией (29), которые признавали Россию в качестве «поручительницы за Вестфальский мир».

Если Австрия и Россия ничего нс приобрели в результате своего участия в Семилетней войне, то Франция только потеряла от этого. Чем дольше Франция тратила свою энергию на то, чтобы помочь Австрии вернуть Силезию, ослабить Пруссию, а значит, косвенно и Англию, тем больше своих владений она теряла в Северной Америке, и тем больше выигрывала ее соперница — Англия. Фактически война покончила с французскими владениями в Новом Свете, но это было полбеды. Одновременно это привело к превращению Англии во властительницу морей и к началу доминирования Пруссии в Германии, а затем к ее объединению под прусским началом, принесшему столько бед Франции в последующие десятилетия.

Заключая анализ последствий Семилетней войны в Европе, можно сделать следующие выводы: она была новой фазой борьбы Англии и Франции за мировое господство; обострила соперничество Австрии и Пруссии за лидерство в Германии; привела к исчезновению конфликта между Францией и Австрией, более того, способствовала возникновению союза между ними; подтвердила тенденцию, отмечавшуюся выше, что Россия становилась активной участницей международных отношений в Европе.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >