1.4.3. Натурфилософия Гюйгенса

В фундамент учения Христиана Гюйгенса (1629-1696) была положена другая пара метафизических категорий: пространство (и время) и атомы (частицы), т. е. его взгляды были близки античной концепции атомистов.

В отличие от школы Декарта Гюйгенс не отождествлял материю и пространство. Материя (частицы), по Гюйгенсу, состоит из неразрушимых, бесконечно твердых атомов. В своем письме Лейбницу он следующим образом пояснил свою позицию: «Основание, побудившее меня предположить неразрушимые атомы, состоит в том, что я, как и Вы, господин Лейбниц, не могу согласиться с картезианским принципом, что сущность тел состоит только в протяжении. Для того чтобы тела могли сохранять свою форм}' и при движении оказывать друг другу сопротивление, я скорее считаю необходимым приписать им непроницаемость и сопротивление любому разделению их частей. Следует допустить, что это сопротивление бесконечно велико» (цит. по [41, с. 191]).

Описание природы света (взаимодействия) в натурфилософии (метафизике) Гюйгенса представляет особый интерес. Говоря о распространении света с чисто атомистических позиций, он считал, что имеются атомы двух сортов. Наряду с более массивными атомами, составляющими тела и другую осязаемую материю, имеются более тонкие атомы, составляющие эфир - среду, заполняющую пространство между телами. Воздействия от атомов тел передаются атомам эфира, колебания которых распространяются от одного тела к другому и воспринимаются глазом человека как световые явления. «Движение, сообщаемое существу (...), распространяется так же, как и при звуке, сферическими движениями и волнами: я называю эти поверхности волнами по сходству с волнами, которые можно наблюдать на воде, в которую брошен камень, и которые изображают собой указанное постепенное распространение кругами, хотя оно и происходит по другой причине и в плоской поверхности» [41, с. 197]. Как отмечалось во Введении, такой подход соответствует именно теоретико-полевому миропониманию.

В отличие от Ньютона Гюйгенс не признавал абсолютное пространство, а считал его чисто относительным. Это его убеждение опиралось на представление о бесконечном пространстве, что, по его мнению, противоречило допущению о его абсолютности: «В бесконечном пространстве ни о каком теле нельзя сказать, что оно движется или что оно покоится. Итак, движение и покой только относительны» [41, с. 194]. Он не признавал ньютоновской концепции дальнодействия, воплощенной в законе всемирного тяготения.

Натурфилософия Гюйгенса опиралась на прочный фундамент его физических разработок, главным образом, на его теоретические исследования процессов соударения твердых тел. Он отмечал, что «Большинство писавших по вопросам, касающимся разных отделов оптики, довольствовались тем, что просто принимали эти истины заранее. Но некоторые, более любознательные, стремились выяснить происхождение и причины этих истин, рассматривая их самих как замечательные проявления природы» [41, с. 196). Он был убежден, что объяснить «происхождение и причины этих истин» оптики можно только на базе философии. Так в своей книге «Трактат о свете» он писал: «Я постараюсь в этой книге с помощью принципов, принятых в современной философии, дать более ясные и более правдоподобные объяснения, во-первых, свойствам прямо распространяющегося света, во-вторых, свойствам света, отражающегося при встрече с другими телами» [там же, с. 196]. При этом он полагал, что истинная философия это та, «в которой причину всех естественных явлений постигают при помощи соображений механического характера. По моему мнению, так и следует поступать, в противном случае приходится отказаться от всякой надежды когда-либо и что-нибудь понять в физике» [там же, с. 196). В XVII в. прочно можно было опереться лишь на механику.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >