Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Формирование нового поколения профессиональных кадров: проблемы современной организации и содержания профессионального образования в России: теория, методология, методика. Материалы Всероссийской научно-практической конференции

Некоторые вопросы истории развития архитектуры общественных центров городов России

Автор статьи рассматривает историю развития общественных центров городов, подчеркивает творческий характер преломления зодчими лучших образцов мировой классики при формировании их архитектурных ансамблей в соответствии с теми условиями и задачами, которые они решали.

Рассмотрение истории развития архитектуры общественных центров городов одна из важнейших проблем, позволяющая понять не только эволюцию развития городов, но определить по нему социальный статус каждого отдельного города. Так, городской центр Западного раннего средневековья являлся и жизненным, и одновременно, оборонительным ядром поселения. В случаях, когда город возникал у основания замка-цитадели, его центр, центр города, определялся этим замком. Рядом с ним формировались кварталы поселения, перерезаемые проездами-улицами, сходившимися у главных ворот замка. Другая площадь формировалась около главной церкви — городского собора. Когда город формировался вне связи с замком феодала, на пересечении торговых путей, у моста через реку, на берегу того или иного водоема и т.д., центр его всецело определялся общественными сооружениями, в том числе, и городским собором, чтобы и собор рассматривался нс только как культовое здание, но и как место собрания горожан. В эллинистическую эпоху планировочная структура городов в целом приобрела кардинальные изменения. В этот период получила развитие так называемая гипподамова регулярная система с правильными геометрически построенными кварталами, с взаимно пересекающимися под прямыми углами улицами, ограниченными по сторонам галсрсями- стоями с равновеликими кварталами. Но система эта распространялась в основном только на основную жилую часть города. Акрополь же имел свою планировочную систему, определяемую рельефом и оборонительными соображениями.

В Италии и Франции среди «гражданских» общественных сооружений особое, самое основное, важное место занимало муниципальное здание, ратуша, палаццо Муничитале, лоджия дсль Конси- льо в Италии, Отель де билль во Франции и т.д. Кроме того, здесь возникали и другие общественные здания — дворец подеста (палаццо Подеста) (в Италии), цеховые дома, здания купеческих и торговых корпораций («Скуола») в Италии, рынок и склады товаров и многочисленные жилые дома бюргеров — горожан.

Рассматривая этот вопрос с точки зрения функциональной, можно (и, очевидно, должно) исходить из наличия в центре зданий, имеющих общегородское значение. В городах античной Греции и стран эллинизма — это акрополи с храмами и некоторыми общественными сооружениями — базиликами, стоями, театрами, в городах Рима — форумы с храмами, базиликами и зрелищными сооружениями, в средневековых городах Западной Европы — ратуши на ратушных площадях, центральные соборы и площади перед ними, главные рыночные площади, в городах Востока — центральная торговая площадь и главная торговая улица и находящиеся здесь же мечети, медресе; в столичных городах Западной Европы XVI, XVII, XVIII вв. — основное дворцовое сооружение, соборная площадь, в древнерусских городах — Кремль и торговые площади, к нему примыкающие; в городах Западной Европы и России ХУШ-Х1Х вв. — сопряжение двух-трех главных площадей и одной-двух, иногда трех основных, центральных улиц с одним- двумя-тремя историческими памятниками типа дворца-резиденции, зданием отеля де Билль (Муниципалитета), крупнейшим в городе собором, в нашей современности, в новых или расширяемых, частично реконструированных старых городах, обретших новую жизнь в условиях России, — одна, две площади, одна, две, три связанных с ними магистрали, несколько крупных монументальных сооружений типа зданий музеев, административного или научно-исследовательского назначения и т.д. и т.п.

Эта «номенклатура» зданий не претерпевала принципиальных существенных изменений в Европе на протяжении веков, она же сохранилась, по существу, и в эпоху Возрождения, и даже, как правило, в более позднее время. С течением времени менялись масштабы, возникали отдельные новые типы строений, но все это относительно слабо сказывалось на планировке старых городов, имевших устоявшуюся иногда на протяжении веков планировку. Это касается, прежде всего, городского центра. Ассимстричная в подавляющем большинстве случаев общая планировка средневековых городов, определявшаяся условиями участка, градообразующими факторами, оборонительными соображениями, расположением транспортных, подводящих магистралей, вызывали почти всегда и асимметрию городского центра.

В XVII-XVIII вв. образовывались и новые города, во многих случаях радикально преобразовывались их центры — история градостроительства знает это. Замечательным примером является Россия. В начале XVIII столетия возникает Санкт-Петербург, давший миру уникальный, исключительный пример формирования столичного города огромного масштаба в пределах предельно краткого исторического срока, нс превышавшего ста лет с лишним. Город этот уже с первых десятилетий своего существования стал приобретать целостный характер своей планировки и застройки, стал быстро формироваться его центр в виде системы тесно связанных между собой площадей и магистралей. В начале XIX в., как известно, Петербург обогатился блестящими, целостно решенными архитектурными ансамблями, непревзойденными и по сей день нигде в мире. Еще в 60-х гг. XVIII в. в России возникла Комиссия каменного строения, которая распространяла свою юрисдикцию не только на столицы — Петербург и Москву, но и на всю территорию страны. Были составлены генеральные планы, в результате чего продвинулись планировочные работы по обеим столицам. Градостроительная деятельность Комиссии не ограничилась составлением проектов — они сразу же реализовывались. На протяжении нескольких десятилетий — с 1760-х гг. до конца века были разработаны, утверждены и в значительной мере реализованы новые генеральные регулярного типа планы по десяткам губернских и уездных городов, по планам Комиссии каменного строения были спланированы и новые города, такие как Херсон, Николаев, Екатеринослав. По размаху архитектурно-градостроительных работ ничто в это время и ранее в Европе и вне ее не могло сравниться с тем, что делалась в тот период в России.

Капиталистические условия, как известно, и в зарубежной, и в русской архитектуре обусловили резкое изменение характера строительства в общеградостроительном отношении, а также отношениях функциональном и конструктивно-техническом. Отсутствие регулирующего планового начала, безудержная спекуляция земельными участками и повышение в огромных началах их стоимости, превалирование личных, корыстных интересов частных застройщиков над общегосударственными интересами, целями и задачами, все это самым отрицательным образом сказалось и на характере застройки центральных частей городов. Комплексное, ансамблевое начало было отдано забвению и полностью принесено в жертву «частной инициативе».

Планировка города на основе градообразующих и иных факторов, а также и его общественного центра, это тот подстрочник, на основе которого определяется и формируется «лицо» города, но это еще далеко нс все. Планировка дает как бы первые два «измерения», третье же дает объемная архитектура. И здесь огромное количество проблем и вопросов. Одним из самых значительных является силуэт города, но он возникает в результате интеграции объемных форм отдельных сооружений. История подсказывает нам необходимость выделения во всех «трех измерениях» центральной части города, его общественного центра. Это имело место в подавляющем большинстве случаев. Здесь, в центре, всегда группировались — о чем уже выше шла речь — здания общегородского значения, здесь складывались главные архитектурные комплексы, и этот центр почти всегда выделялся силуэтно. Наиболее значительные вертикальные параметры, измерения в большинстве случае не являлись результатом какого-либо искусственного приема. Они возникали естественно.

Проявления внимательного, основательно продуманного в пространственном отношении построений, архитектурных ансамблей, с точно рассчитанным нарастанием архитектурно-пластических эффектов, с учетом контрастных начал противопоставления объемов роли силуэта и так далее можно обнаружить и в западноевропейской, и в русской классической архитектуре. Конкретно: и у Чевакинского, и у Томона, и у Росси, и многих других зодчих.

Из этого не следует делать выводы, что в каждом конкретном случае те или иные архитекторы буквально следовали приемам древнегреческих ансамблей. Этого не было, но, будучи воспитаны на соответствующих лучших образцах мировой архитектурной классики, они, эти зодчие, проникались в период своего творческого формирования определенными принципами и закономерностями архитектуры и их творчески преломляли в соответствии с теми условиями и задачами, которые они решали.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы