Израиль и война в Персидском заливе

2 августа 1990 г. Ирак совершил агрессию против Кувейта, захватил его территорию и отказался отвести свои войска, несмотря на требования международного сообщества305. Война в Персидском заливе существенным образом повлияла на расстановку сил в зоне арабо- израильского конфликта. Иордания заняла сторону Ирака. С одной стороны, это объяснялось традиционными отношениями, с другой, — опасениями, что воспользовавшись иракской агрессией, ликудовцы попытаются оказать нажим на Иорданию и даже решить палестинскую проблему за ее счет. Поскольку Иордания фактически превращалась в буферное государство, израильские лидеры стали направлять королю Хусейну успокаивающие послания.

Палестинцы также поддержали Саддама Хусейна. Для них особенно важной была предложенная им по пропагандистским соображениям «увязка». 12 августа 1990 г. С. Хусейн заявил, что выведет войска из Кувейта, если сирийская армия уйдет из Ливана, а Израиль — с захваченных территорий. Прямых параллелей между названными им ситуациями не было. Претендовавший на особую роль в арабском мире Саддам использовал «увязывание» для завоевания желанных позиций. Тем не менее кувейтский кризис еше раз подчеркнул, что неурегулированный ближневосточный конфликт сохраняет дестабилизирующее влияние на весь регион.

20 июля 1990 г., за две недели до нападения Ирака на Кувейт, министр обороны Израиля Аренс, глава военной разведки А. Шахак и директор Моссада Ш. Шавит отправились в США с тайным визитом. Они встретились с министром обороны Д. Чейни и с директором ЦРУ Уэбстером и попытались убедить их в существовании иракской угрозы не только для Израиля, но и для Саудовской Аравии и Кувейта. Американцы в это время считали, что Хусейн, армия которого была измотана войной с Ираном (1980-1988 гг.), не решится на очередную авантюру и, судя по всему, не приняли всерьез израильских предупреждений306. Уже после агрессии Ирака Соединенные Штаты широко пользовались предоставленной Израилем информацией об иракской армии, ее возможностях, основных военных объектах. Есть свидетельства, что израильские представители даже предлагали свои услуги по устранению иракского президента, например, нанесению ракетного удара по его машине. Позже во время «интифады Аль-Акса» такая практика активно использовалась израильской армией для уничтожения лидеров радикальных палестинских организаций на Западном берегу и в Газе.

В сложившихся обстоятельствах израильтяне имели основания для беспокойства. Как известно, С. Хусейн располагал запасами химического оружия. Израиль мог стать для него политически соблазнительной мишенью, которую можно было поразить химическими зарядами, установленными на устаревших ракетах среднего радиуса действия. Администрация США была не заинтересована в израильском участии в войне, поскольку это могло бы привести к развалу коалиции, в которую входили арабские государства. Буш заверил Шамира, что США придут на помощь Израилю в случае неспровоцированной атаки Ирака. Для Израиля вопрос о том, что будет, если Ирак все же нанесет по нему удар, оставался открытым. Американцы подтвердили, что в этом случае военно-воздушные силы США немедленно нанесут удары по ракетным установкам в западном Ираке. Реакция премьер-министра Шамира на это предложение была предсказуемой. Он заявил, что отношение США к Израилю порой носит унизительный характер. Американская делегация, прибывшая в Израиль 12 января 1991 г., дала понять, что президент США впервые в американской истории предлагает использовать американские войска для защиты Израиля. Заверения, что Израиль не будет отвечать на возможный иракский удар, не прозвучали. Но по общему тону американцы сделали вывод, что Израиль, по крайней мере, будет консультироваться с США. С политической точки зрения, Израилю не оставалось ничего другого, как принять эту формулу, однако, с военной точки зрения, это означало, что Израиль впервые препоручал свою безопасность другой державе. Такой подход не мог не вызвать озабоченности военного командования, тем более что позиция по Иордании оставалась неясной. В начале января 1991 г. Шамир вел переговоры с королем Хусейном. Шамир дал понять, что в условиях мобилизации иорданских войск генералы требуют привести израильскую армию в состояние полной боевой готовности. Король заверил Шамира, что действия Иордании носят исключительно оборонительный характер. Шамир запретил передвижение войск на границу с Иорданией, что не у всех его сторонников нашло поддержку.

В начале сентября 1990 г. СССР предложил провести международную конференцию, рассмотрев на ней все основные конфликты на Ближнем Востоке. Идея не нашла поддержки у США, планировавших применение военной силы против Ирака. Хотя позиции США и СССР не совпадали, тем не менее к началу 1990-х гг. ситуация на глобальном уровне серьезно изменилась. Политика перестройки, провозглашенная М. Горбачевым, привела к отходу от правил игры «с нулевой суммой» и к сближению СССР с Западом. Иракская агрессия против Кувейта стала в этом смысле знаковым явлением. Нет сомнений, что, предпринимая свою авантюру, Саддам Хусейн традиционно рассчитывал на поддержку СССР, на раскол в Совете Безопасности, на то, что международное сообщество не сможет противопоставить ему консолидированную позицию. Это был очень серьезный политический просчет. 29 ноября 1990 г. СБ ООН принял резолюцию № 678, в соответствии с которой против Ирака можно было использовать все необходимые средства, если его армия не покинет Кувейт к 15 января 1991 г. СССР поддержал резолюцию и санкции против Ирака, но исключил возможность своего участия в боевых действиях. США и союзники начали стягивать в Залив свои войска307.

16 января 1991 г. началась военная кампания союзников против Ирака. В первые же дни американские руководители сообщили Израилю, что массированные авиаудары по авиабазам и ракетным установкам в западной части Ирака лишили иракскую армию возможности запуска ракет. На самом деле уничтожить пусковые установки было невозможно. Израильские пилоты тренировались в Негеве на муляжах и пришли к выводу, что искать их в пустыне все равно, что иголку в стоге сена. Вряд ли США и союзники были готовы отвлекать боевые самолеты на такого рода бессмысленные поиски. 18 января первые ракеты «Скад» достигли Тель-Авива и Хайфы. Предупреждения не сработали. Сирены прозвучат и только за полторы минуты до атаки. Запуски были засечены американскими спутниками, но информация с них передавалась Израилю кружным путем через Австралию и базы ВВС в Колорадо не менее трех минут. У израильского руководства не осталось времени, чтобы предупредить своих граждан. Даже министр обороны Аренс был застигнут врасплох. Госсекретарь Бейкер и министр обороны Чейни позвонили в Израиль. Узнав, что ракеты не несли химических зарядов, они немного успокоились. Настроение израильтян было прямо противоположным. Аренс заявил, что израильские ВВС непременно нанесут ответный удар, и Бейкер сам должен уладить это с арабскими соседями Израиля, попросив их предоставить воздушное пространство для пролета израильских самолетов. Бейкер решительно сопротивлялся. Аренс требовал немедленной поставки ракет-перехватчиков «Пэтриот» вместе с расчетами. Израильские военные были невысокого мнения об этих перехватчиках, но руководство страны, удерживаемое от военных действий, должно было продемонстрировать населению готовность его защитить. 19 января после очередной атаки генерал Д. Иври по спецсвязи сообщил в Вашингтон, что Израиль готовит воздушную и наземную операции и может предоставить США координаты и коды. Заместитель госсекретаря США, ведший эту беседу, заявил, что вопрос должен решаться на высоком политическом уровне. «Тогда, — заявил Иври, — я вообще не дам вам никакой информации»308. Дело приняло столь опасный оборот, что Буш лично позвонил Шамиру и объяснил ему, что израильские действия могут привести к развалу антииракской коалиции.

В течение войны по Израилю было выпущено 39 ракет. Они не несли химических зарядов и представляли собой устаревшие образцы советского оружия, где вместо начинки использовался цемент. Ущерба они не нанесли, но психологическая травма для Израиля была очень ощутимой. Впервые за всю свою историю Израиль подвергся нападению и не мог нанести ответный удар. Несмотря на оказываемое на него давление в правительстве, Шамир отказался что-либо предпринимать без координации действий с США. Опасения, что Саддам использует химические боеголовки, сохранялись в Израиле до конца войны. Несмотря на то что за Саддамом закрепилась репутация «безответственного политика», он, судя по всему, прекрасно отдавал себе отчет в том, до какого предела можно было раздражать Израиль. Израиль, как сообщала спутниковая разведка США, даже привел в состояние повышенной боевой готовности свои ядерные силы. 2 февраля 1991 г. Р. Чейни предупредил Саддама, что в случае использования химического оружия, Израиль ответит неконвенционным оружием309. Судя по всему, израильская «бомба в подвале» оказала в данном случае сдерживающее влияние на Ирак. США поставили Израилю комплексы ракет-перехватчиков «Пэтриот» с американскими расчетами. Однако эти комплексы скорее сыграли психологическую, чем реальную боевую роль. Они смогли перехватить лишь несколько ракет.

К 28 февраля 1991 г. Кувейт был полностью освобожден, иракская армия разбита и Буш объявил о прекращении огня. С точки зрения США и Израиля, «Буря в пустыне» была незаконченным делом. Саддам Хусейн остался у власти, хотя по военной машине Ирака был нанесен сильный удар. В дальнейшем сохранялись санкции, и в Ирак были направлены инспекторы ООН, занимавшиеся поиском и уничтожением оружия массового поражения. Для Израиля опыт неучастия в войне и невозможность нанести ответный удар оказались очень болезненными. США, резко усилившие свои позиции после войны в регионе, стали добиваться от Израиля согласия на участие в международной конференции по Ближнему Востоку. Она открылась 30 октября 1991 г. в Мадриде под сопредседательством США и СССР.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >