ПЕДАГОГИКА РЕПРОДУКТИВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Актуальность нового педагогического направления

Обоснованность включения репродуктивной составляющей в систему современного образования раскрывается при обращении к демографической истории России. Представляется правомерным выделить в этом процессе ряд периодов.

На заре человеческой цивилизации подготовка детей и подростков к собственной будущей репродуктивной деятельности реализовывалась в процессе самой жизни, в совместной жизнедеятельности с родителями и другими взрослыми членами семьи. Как отмечает Н. Борытко 1111], «растущий человек, взрослея, приучался не только к выполнению трудовых операций, но и норм жизни в семье, племени». Вместе с тем он осваивал и содержание основных процессов репродуктивной деятельности, традиционные способы их реализации. Семейного воспитания и обучения в то время было вполне достаточно для дальнейшего осуществления самостоятельной деятельности в сфере человеческой репродукции.

В доиндустриальных общественных формациях по мере усложнения общественного производства «интегрированное» обучение и воспитание из исключительно семейной функции постепенно стало трансформироваться в смешанную семейно-профессиональную деятельность. При этом репродуктивное воспитание и обучение различным видам репродуктивной деятельности оставались функцией семьи, тогда как обучение набору трудовых навыков в сфере продуктивной деятельности — преимущественно функцией профессионального сообщества (цех, гильдия, мануфактура и т.д.).

В индустриальный период человеческий фактор был идентифицирован как один из самых важных факторов роста производительности труда. Семья стала рассматриваться в качестве основы не только репродуктивного воспитания, но и важного элемента трудового воспитания в целом. Так, Г. Форд, выплачивая своим рабочим повышенную заработную плату, утверждал, что он платит главе семьи ровно столько, чтобы его жена могла работать не в продуктивном, а в домашнем репродуктивном секторе, воспитывая трех и более детей и обеспечивая восстановление витальной энергии мужа, интенсивно расходуемой на конвейерах заводов автомобильного магната.

Падение рождаемости, типичное для развитых стран, находящихся на постиндустриальной стадии, стало одним из показателей неспособности семьи в одиночку сформировать личность, готовую к предстоящей жизни (семейной, трудовой и общественной). Причина этой неготовности семьи к реализации своих, казалось бы, прямых функций состояла как в усложнившейся среде и системе отношений, в рамках которых происходила эта подготовка (трудность реализации одновременно нескольких компонентов семейного воспитания — физического, нравственного, интеллектуального, эстетического, трудового, полового), так и в возросших требованиях к самому «готовому продукту» — «сформированной» личности. Как справедливо замечают ученые, «в современной социально-экономической системе, имеющей чрезвычайно сложную структурно-функциональную организацию, человек выполняет многообразные функции, играет разнообразные общественные роли» [ 112], что позволяет говорить о полифункциональной роли человека.

В обществе, в частности, для решения проблемы преодоления депопуляции, возникла потребность в увеличении количества субъектов воспитательного и даже образовательного процесса, осуществляющих подготовку к будущей семейной жизни своих подопечных. Особенно это стало актуальным для такого важнейшего компонента семейной жизни, как формирование и развитие будущего человеческого капитала. Именно этот вид семейной деятельности приобрел черты, которые позволили назвать его полноценным трудом — со своими специфическими содержанием, стимулами и мотивами. Формирование репродуктивной культуры трансформировалось в конце концов в сложный процесс, включивший как формирование ориентации на соответствующие ценности (ценности семьи, детей, родительства, служения своему социальному слою, обществу и государству, качественного репродуктивного труда и др.), так и выработку умений воплотить их в собственной репродуктивной деятельности. Система образования имеет возможность часть этих функций взять на себя — тем более что в постиндустриальном обществе «образование как социокультурный феномен становится решающим фактором продуктивного взаимодействия с новой для человека действительностью» [113]. Именно в этот период образование меняется качественно, становясь целостным, совокупным и личностно-ориентированным.

Полное название (и содержание) предлагаемого авторами направления таково: профессиональная подготовка рспродуктивно образованных специалистов, усвоивших совокупность дисциплин с рспродуктивистским содержанием (ДРС), — подготовка, которая призвана представлять репродуктивную составляющую высшего образования в современной депопулирующей России.

В качестве одного из критериев отбора содержания обучения известный ученый Ю. Бабанский выделил критерий целостного отражения в содержании обучения задач формирования всесторонне развитой личности [114]. Однако, сегодняшняя система российского высшего образования нс включает в понятие «всестороннее развитой личности» такой элемент ее развитости, как готовность к репродуктивной деятельности, направленной на формирование высокоценного человеческого капитала. Формирование этой составляющей личности не находит должного (полного и системного) отражения и на других ступенях российского образования и по существу является исключительно функцией семейного воспитания. Между тем потребителями результатов репродуктивного труда выступают не только (и даже не столько) родители, но и другие заинтересованные субъекты — общество, работодатели, экономическая и государственная система страны в целом.

Образованию необходима нс только поддержка со стороны государства и общества, но и регуляция со стороны этих институтов. Одна из ведущих образовательных парадигм — функционалистская — строится на понимании выполнения образованием социального заказа общества. Суть этого «заказа» состоит в обеспечении стабильности и развития общества. При этом образование, будучи частью социальной практики, «ответственно» за политическое, социокультурное и экономическое развитие общества. В рамках данной парадигмы задача профессионального образования, формулируемая как подготовка личности только к профессиональной деятельности в сфере продуктивного труда, выглядит недостаточной.

На наш взгляд, система российского образования ни в коем случае не должна оставаться в стороне при поиске вариантов решения актуальнейшей для нашей страны проблемы — проблемы преодоления депопуляции. Участие образовательной системы в решении этой проблемы должно заключаться в активном внедрении в образовательный процесс так называемой «репродуктивной составляющей». Именно в студенческом возрасте «формируется обобщенная картина мира, устанавливаются глубинные взаимосвязи между различными областями изучаемой реальности» 1115]. Изучение ДРС, являясь, в частности, элементом высшего образования, должно быть направлено на подготовку студентов (девушек и юношей) к будущей репродуктивной деятельности, на формирование таких личностных качеств, которые необходимы для успешной реализации ими репродуктивной функции в сфере репродуктивного труда.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >