МИРОВАЯ ПОЛИТИКА, РЕГИОНОВЕДЕНИЕ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ КАК НАУЧНЫЕ И УЧЕБНЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ

МИРОВАЯ ПОЛИТИКА: РЕАЛЬНОСТЬ, ОБЛАСТЬ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА

Как справедливо отмечает известный исследователь феномена мировой политики М. М. Лебедева, сложность определения мировой политики заключается в том, что одним понятием обозначается научная дисциплина и реальность, в отличие, например, от науки политологии и реальности — политики. Такая же сложность возникает с осмыслением международных отношений. В дополнение к этому учебные дисциплины гоже носят названия «мировая политика» и «международные отношения».

В 2002 г. появляется первый в России учебник «Мировая политика» М. М. Лебедевой, которая основала в 1998 г. кафедру мировых политических процессов на факультете политологии МГИМО (У). Несколько лет назад были созданы факультеты мировой политики в Государственном университете гуманитарных наук и МГУ имени М. В. Ломоносова. В других вузах появляются кафедры с «миропо- литическими» названиями: например, кафедры мировой политики в государственном университете — Высшей школе экономики, Томском государственном университете. Курс по мировой политике входит в число обязательных курсов для бакалавров согласно принятому в 2009 г. государственному образовательному стандарту по международным отношениям. В целом сложился набор тем, которые составляют основу учебного курса по мировой политике, — это проблемы глобализации, взаимозависимости, демократизации, взаимоотношений между различными акторами (государства, межправительственные организации, неправительственные организации, транснациональные корпорации, террористические сети и т.п.).

Вместе с тем, как констатирует политолог-международник Д. М. Фельдман, если факт существования мировой политики как сложившейся учебной дисциплины сомнений не вызывает, то мировая политика как научное направление еше не сформировалась. Отдельная учебная дисциплина — мировая политика — возникла благодаря институциональному обособлению, которое выражается в создании специализированных факультетов, кафедр, научных центров. В научных исследованиях такое обособление возможно, только если удастся сформулировать предметную область исследований мировой политики. Напомним, что объект — это область действительности, которая существует независимо от того, изучают ее или нет, предмет — та грань объекта, которую изучают в конкретном случае. Объект анализа у мировой политики и международных отношений один, вопрос в том, можно ли разделить их предметы. К примеру, объектом изучения может быть дом, но вы четко договариваетесь, что кто-то анализирует его изнутри (планировка), а кто-то — снаружи (архитектурный облик района).

По мнению известного российского политолога-международника А. Д. Богатурова, «самоопределение» исследований мировой политики как научной дисциплины еще не завершилось. В США, например, нет разделения на исследования мировой политики и международных отношений; возможно, это связано с тем, что международные исследования в Америке — это часть политических наук, в России же размежевание между исследованиями международных отношений и политологией достаточно выражено и мировая политика как учебная дисциплина считается скорее частью именно политических исследований, в отличие от имеющих историческую и страноведческую направленность российских международно-политических исследований. Вместе с тем существование исследований мировой политики формирует отличительную особенность российской политологии и позволяет говорить о существовании российской школы мировой политики наряду, например, с британской школой, французской социологической школой.

Если судить по формальным признакам, то в России становление международно-политических исследований в целом как научного направления, а не учебной дисциплины еще не завершилось. Есть утвержденная Министерством образования специальность «Международные отношения» на уровне бакалавров и магистров, но нет уровня аспирантуры и докторантуры, т.е. нельзя стать кандидатом или доктором наук по международным отношениям, можно лишь выбрать специальность либо по истории (07.00.15 — история международных отношений и внешней политики), либо по политическим наукам (23.00.04 — политические проблемы международных отношений и глобального развития). Конечно, на первых курсах обучения информация о том, по какой специальности нужно идти в аспирантуру, вызывает скуку, но на четвертом курсе с вопросами специализации разбираться может быть уже поздно. Уже при поступлении в вуз нужно узнавать, какую специальность вы получите: выпускник факультета международных отношений в разных вузах в зависимости от программ обучения может получить диплом по специальности «Международные отношения», «Регионоведение» или «Политология».

Специалист по теории международных отношений П. А. Цыганков высказывает мнение, что исследования мировой политики и международных отношений можно представить в виде противостояния представителей таких противоположных по взглядам теоретических направлений, как либерализм с его акцентом на сотрудничестве и реализм с его вниманием к конфликтам. Во многом это действительно так, но касается скорее учебных дисциплин, чем научных исследований. Едва ли не все учебники по истории международных отношений без единого упоминания теории реализма анализируют взаимоотношения государств через категории баланса сил, национальных интересов, противостояния альянсов, игры с нулевой суммой, принципа «помоги себе сам». Мировая политика как учебная дисциплина уделяет основное внимание анализу процессов сотрудничества в разных сферах, процессам глобализации, демократизации, формируя во многом либеральное мировоззрение.

Подводя итог дискуссиям, представим три основных конкурирующих подхода к различению исследований мировой политики и международных отношений.

Согласно первому подходу, исследования международных отношений охватывают более широкий круг тем, потому что отношения могут быть в разных сферах — военной сфере, экономике, культуре, а мировая политика — это отношения только в политической сфере. Такого мнения придерживается, например, политолог-международник Н. А. Косолапов, который рассматривает мировую политику как особую сферу по преимуществу силовой борьбы за установление и/или изменение фактических норм, процедур и правил, по которым осуществляются на практике международные отношения каждой конкретной эпохи. Участниками мировой политики являются голько элиты различных государств, которые могут оказывать реальное влияние на соотношение сил на международной арене.

Второй подход предполагает, что мировая политика как реальность — это современный этап развития международных отношений, которые приобрели зрелость и черты системности. Если практически до 1970-х годов суть международных отношений действительно составляло взаимодействие между государствами, то в какой-то момент деятельность негосударственных акторов и усиление взаимозависимости в результате процессов глобализации стали оказывать на межгосударственные отношения настолько выраженное влияние, что его стало невозможно игнорировать. Соответственно мировая политика как реальность начинает формироваться примерно с 1970-х годов, сменяя предыдущий этап — международные отношения. Для иллюстрации этих различий обычно приводят следующие примеры: в начале 1960-х годов Р. Арон писал, что суть международных (межгосударственных) отношений символически можно представить фигурами дипломата и солдата, а в конце 1970-х американский исследователь Джеймс Розенау предложил в качестве символов уже туриста и террориста. Соответственно как сфера научных исследований мировая политика шире, чем международные отношения, потому что последние продолжают анализировать лишь отношения между государствами, а мировая политика изучает деятельность и взаимодействия с государствами еше и других акторов — неправительственных организаций, транснациональных корпораций, неформальных сетей, внутригосударственных регионов и др. Такой интерпретации соотношения мировой политики и международных отношений придерживается М. М. Лебедева, этот подход используется также в данном учебном пособии.

Наконец, согласно третьему подходу, разделение мировой политики и международных отношений как научных направлений не имеет смысла, так как между ними нет существенных различий.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >