Содержание права на квалифицированную юридическую помощь в гражданском процессе

Право на получение квалифицированной юридической помощи гарантируется каждому ст. 48 Конституции РФ. В случаях, предусмотренных законом, такая помощь оказывается бесплатно. Эти положения ранее содержались и перешли в текст ныне действующей Конституции РФ из Основного закона РСФСР 1978 г. (ст. 67.1), куда были включены изменениями, внесенными в апреле 1992 г. Можно сказать, что именно тогда право на получение квалифицированной юридической помощи было впервые закреплено на конституционном уровне.

Признание государством особой значимости права на квалифицированную юридическую помощь вызывает необходимость его теоретического осмысления и разработки эффективного механизма реализации.

Право на квалифицированную юридическую помощь является субъективным правом каждого человека. Именно такое понимание, как представляется, заложено в Конституции РФ. Данная позиция основывается на понятии субъективного права, которое остается дискуссионным. Главным камнем преткновения является момент возникновения субъективного права. Так, существует позиция, согласно которой субъективное право связывается с юридическими фактами, являющимися основанием для возникновения правоотношения; субъективное право — это право конкретной личности, существующее в рамках определенного правоотношения[1]. Однако представляется более обоснованной другая точка зрения, где субъективное право рассматривается как принадлежащая субъекту мера дозволенного поведения, обеспечиваемая государством2. Здесь для характеристики права как субъективного не имеют принципиального значения способ возникновения, форма проявления и реализации. В таких рассуждениях право субъективное сопоставляется с правом объективным, из которого оно исходит. Объективное право при этом рассматривается как особое социальное образование, особый институт общества в целом в противопоставление возможностям отдельной личности. «Субъективное право есть предоставляемая и охраняемая государством мера возможного (дозволенного) поведения лица по удовлетворению своих законных интересов, предусмотренных объективным правом»'.

Субъективное право как юридическая категория раскрывается через набор признаков: возможность пользования определенным социальным благом; правомочие совершать определенные действия и требовать соответствующих действий от других лиц; свободу поведения, поступков в границах, установленных нормой права; возможность обратиться к государству для зашиты нарушенного права'. Кроме того, для субъективного права характерна свобода усмотрения правообладателя в отношении пользования данным правом.

Право на квалифицированную юридическую помощь выступает субъективным правом особого порядка, поскольку наряду с правом на судебную защиту является гарантией надлежащей реализации иных прав и свобод человека и гражданина.

Реализация данного права предполагает совершение действий как самим управомоченным лицом, так и иными лицами, выступающими носителями обязанности. Праву на получение квалифицированной юридической помощи, как и любому другому субъективному праву, соответствует обязанность по оказанию этой помощи. При реализации права на квалифицированную юридическую помощь действия управомоченного лица сводятся к обращению к обязанному субъекту, предоставлению необходимой исходной информации и документов, совершению юридически значимых действий (например, выдача доверенности), т.е. в содержание права на квалифицированную юридическую помощь будет входить правомочие на совершение действий, способствующих получению юридической помощи. Кроме того, управомоченное лицо будет обладать правомочием требовать оказания юридической помощи обязанными лицами и получить защиту государством права в случае его нарушения. Также управомоченное лицо будет вправе свободно пользоваться результатами реализации права на квалифицированную юридическую помощь, что предполагает выбор различных вариантов поведения исходя из полученной информации, документов.

Действия обязанного лица могут различаться в зависимости от вида юридической помощи, за которой обратился заявитель. В любом случае сюда будут входить анализ фактических данных и определение нормативных правовых актов, подлежащих применению.

Возникающие при реализации права на квалифицированную юридическую помощь правоотношения по степени индивидуализации субъектов являются относительными, т.е. и управомоченный, и обязанный субъекты определены. Так, если носителем права согласно кон- [2]

ституционным положениям является любое лицо, то обязанным субъектом является определенный круг лиц, а именно люди, обладающие специальными юридическими знаниями. Обязанность оказывать юридическую помощь может возлагаться на них законом или соглашением сторон. В первом случае это могут быть работники государственных органов и учреждений, в компетенцию которых включено оказание юридической помощи, представители так называемых частно-публичных образований (адвокаты, нотариусы) и т.д. По соглашению сторон обязанность по оказанию квалифицированной юридической помощи может быть взята на себя любым субъектом, отвечающим требованиям «квалифицированности»[3]. В задачу государства при этом входит обеспечение надлежащего механизма реализации рассматриваемого права.

В качестве характеризующего элемента выступает также объект права, под которым традиционно понимается тот предмет окружающего мира, материальное или нематериальное благо, по поводу которого (в отношении которого) сложилось правоотношение [4] [5].

В отношении права на квалифицированную юридическую помощь таким объектом будет выступать сама юридическая помощь. Как отмечает С.С. Алексеев, характер объекта нередко влияет на права и обязанности лиц'. Выступая объектом правоотношения, юридическая помощь не только определяет права и обязанности, но и обусловливает характеристики обязанных субъектов.

Термин «юридическая помощь» встречается в различных нормативно-правовых актах. При этом исходя из содержания их можно подразделить на акты, определяющие общие положения оказания юридической помощи, и акты, гарантирующие предоставление юридической помощи в отдельных случаях. Так, к первой группе относятся Закон о бесплатной юридической помощи, Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»[6] [7], Уголовно-процессуальный кодекс РФ', Гражданский процессуальный кодекс РФ1, Арбитражный процессуальный кодекс РФ[8] [9] [10] и др. Среди второй группы можно выделить Федеральный закон от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»[10], Кодекс РФ об административных правонарушениях[12] [13], Уголовно-исполнительный кодекс РФ', Закон РФ от 2 июля 1992 г. № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»[14], Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № ЮЗ-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»[15] и др.

Несмотря на употребление соответствующего термина, однозначного ответа на вопрос «Что есть юридическая помощь?» ни один из нормативных правовых актов не дает.

Анализ научной литературы позволяет условно разделить существующие точки зрения относительно понятия юридической помощи на следующие обобщенные группы.

1. Понятия, в основе которых лежит «субъектный» подход к определению юридической помощи, т.е. в качестве основного признака юридической помощи выступает субъект, ее оказывающий.

В целом к данной категории относятся понятия, отождествляющие «квалифицированную юридическую помощь» и «адвокатскую деятельность» (зачастую это позиция представителей адвокатского сообщества).

В частности, А.И. Бугаренко, разграничивая юридическую и правовую помощь, указывает, что «адвокат является единственным, уникальным субъектом права, оказывающим юридическую помощь. Все иные специалисты и должностные лица никакой юридической помощи не оказывают. Применительно к их деятельности можно говорить только о правовой помощи (или квазиюридической помощи в случае судебного и (или) иного представительства)»[16]. Таким образом, по сути, деятельность адвоката называется юридической помощью, деятельность всех иных лиц, в том числе частнопрактикующих юристов, — помощью правовой, что в современных условиях представляется необоснованным. Адвокаты и иные юристы зачастую выполняют одни и те же функции (если не брать во внимание уголовное судопроизводство, где действует «адвокатская монополия»). Консультирование граждан по правовым вопросам, представительство в судах характерны как для деятельности адвокатов, так и для деятельности частнопрактикующих юристов. В связи с этим сложно говорить о принципиальной разнице в деятельности тех и других, которая позволяла бы с уверенностью провести подобное разграничение.

Кроме того, разграничение «правовой» и «юридической» помощи именно таким образом не отражает сложившейся практики употребления соответствующих терминов. Имеется в виду, что термин «правовая помощь» получил распространение в международно-правовой сфере и употребляется для обозначения различных способов содействия государств друг другу по определенным правовым вопросам'. При этом применение термина «правовая помощь» к деятельности всех юристов (помимо адвокатов) приводит к терминологической путанице.

Аналогичной критике можно подвергнуть и определение, данное И.М. Поташником, согласно которому «под конституционным правом на получение квалифицированной юридической помощи следует понимать право каждого на обращение к адвокату, осуществляющему на профессиональной основе защиту прав, свобод и интересов человека и гражданина, другому лицу, оказание которым квалифицированной юридической помощи признано законодательно (например, нотариусу), а также обеспечение доступа каждого к правосудию путем осуществления юридической помощи в различных видах и формах, установленных ч. 2 ст. 2 Закона об адвокатуре»[17] [18].

Таким образом, в праве на получение квалифицированной юридической помощи автор выделяет право на обращение к адвокату или иному уполномоченному законом лицу, а также обеспечение доступа к правосудию путем осуществления юридической помощи адвокатом. Отсюда фактически сфера оказания помощи, связанная с судебным разбирательством, соотносится лишь с деятельностью адвокатов, что в настоящее время может быть справедливо лишь для уголовного судопроизводства.

2. Понятия, в основе которых лежит «содержательный» подход, т.е. в качестве основного признака юридической помощи выделяется содержание этой деятельности.

Так, например, В.Ю. Панченко определяет юридическую помощь как «осуществляемое средствами юридического характера адресное невластное профессиональное и организованное содействие реализации правовых возможностей субъекта права в целях преобразования проблемной правовой ситуации и максимально благоприятного удовлетворения его индивидуальных интересов»1.

Рассматривая представительство в суде применительно к юридической помощи в гражданском процессе, Г.А. Жилин указывает, что «представителем в суде может быть и лицо, не имеющее юридического образования, однако его деятельность в гражданском и арбитражном процессе будет направлена на оказание помощи лицу, которое он представляет, и эта помощь всегда будет юридической по форме, поскольку само судопроизводство является разновидностью именно юридической деятельности. Деятельность участвующих в деле лиц, направленная на возникновение и развитие процессуальных правоотношений, вне зависимости оттого, осуществляется ли она ими лично или через представителей, всегда связана с реализацией нормативных (юридических) предписаний, которые определяют права и обязанности каждого субъекта судопроизводства»[19] [20] [21]. Однако указанный автор делает оговорку о том, что подобное судебное представительство не может претендовать на то, чтобы называться именно квалифицированной юридической помощью'. Интерпретируя сказанное, можно сделать вывод о том, что признак квалифицированности указывает на профессиональный характер оказания помощи.

3. Понятия, объединяющие в себе оба указанных подхода.

Так, В.С. Кашковский рассматривает юридическую помощь как помощь, оказываемую в результате осуществления профессиональной деятельности юриста, основной целью которой является необходимое содействие в предупреждении нарушения прав, свобод и законных интересов субъектов права, устранении или уменьшении неблагоприятных последствий такого нарушения и восстановление надлежащего положения субъекта права[22] [23].

Схожей точки зрения придерживается И.Г. Черняков. Под юридической помощью он понимает активную профессиональную деятельность лиц, обладающих специальными знаниями в области права, направленную на защиту потенциально нарушаемых прав, свобод и охраняемых законом интересов физических и юридических лиц2.

С точки зрения А.В. Закомолдина, квалифицированная юридическая помощь — это деятельность определенных нормами международного и внутригосударственного права субъектов — профессиональных юристов, заключающаяся в установлении смысла нормативно-правовых установлений и совершении юридических и фактических действий, направленных на защиту или восстановление прав, свобод и законных интересов каждого[23].

Анализ существующих точек зрения относительно понятия квалифицированной юридической помощи, а также законодательства, регламентирующего соответствующую деятельность, позволяет выделить следующие признаки квалифицированной юридической помощи:

  • 1) юридическая помощь — это содействие, т.е. активная деятельность одного субъекта в отношении другого субъекта. В этом плане юридическая помощь не может выражаться в бездействии;
  • 2) данное содействие носит невластный характер, т.е. не предполагает применение как форму реализации права, субъекты не находятся в отношении власти-подчинения;
  • 3) в то же время эта деятельность способствует реализации публичной функции государства по обеспечению доступности правосудия для всех слоев населения и в этом смысле носит публично-правовой характер;
  • 4) целью данной деятельности является обеспечение прав, свобод и законных интересов лиц, а в случае их нарушения — зашита в установленном законом порядке. Именно эта целевая направленность данной деятельности позволяет характеризовать ее как юридическую;
  • 5) квалифицированный характер означает профессионализм субъектов, оказывающих юридическую помощь, и качественность осуществляемой деятельности;
  • 6) оказываемая юридическая помощь носит адресный характер (в зависимости от вида юридической помощи степень адресности может разниться).

Таким образом, исходя из перечисленных признаков можно сформулировать определение понятия квалифицированной юридической помощи.

Квалифицированная юридическая помощь — это невластное адресное содействие профессиональных субъектов — юристов иным лицам, которое носит публично-правовой характер, целью которого является обеспечение прав, свобод и законных интересов лиц, а также их защита в установленном законом порядке.

Зачастую в литературе встречается употребление терминов «юридическая помощь» и «юридическая услуга» в качестве синонимов, что говорит об отождествлении данных явлений*. Либо встречаются ситуации, когда одно определяется через другое. Например, Р.Г. Мельниченко под правом на получение юридической помощи понимает «закрепленное в Конституции в соответствии с международно-правовыми стандартами право каждого на получение услуг юридического характера»2. Е.Г. Тарло определяет право на юридическую помощь [25]

как «обеспеченное государством субъективное право на получение профессиональных услуг...»'

Соглашаясь с синонимичным употреблением названных понятий лишь отчасти, В.Ю. Панченко пишет: «...на уровне научного понятия вряд ли правильно будет определять юридическую помошь через понятия «юридические услуги», «правовые услуги», «правовое обслуживание», «юридическое обслуживание», поскольку, во-первых, юридическая помощь не может быть услугой в значении вида социального содействия, во-вторых, юридическая помощь не сводится к юридическим услугам в экономико-правовом смысле, это лишь одна из экономических и правовых форм оказания юридической помощи»[26] [27] [28].

Существует точка зрения, в соответствии с которой юридическая помощь как категория конституционного права охватывает собой юридические услуги, но не ограничивается ими: «...в соотношении с термином «юридическая услуга», сложившимся в гражданском праве и получающим реализацию на основе возмездного оказания юридических услуг, юридическая помощь выступает понятием более высокого юридико-нормативного порядка и более широкого социально-правового содержания»[29].

Разграничивают понятия «помощь» и «услуга» исходя из основания доставления блага А.В. Воробьев, А.В. Поляков и Ю.В. Тихонравов. С точки зрения названных авторов, «услуга есть доставление блага, совершаемое по свободной договоренности между просящим этого блага и вызвавшимся дать его. Помощь есть доставление блага, совершаемое по необходимости, поскольку его недоставление причинит существенный вред нуждающемуся в нем».

Обстоятельно к разграничению понятий «юридическая помощь» и «юридическая услуга» подходит В.В. Печерский. Так, в качестве существенных признаков понятия «юридическая услуга» указанный автор выделяет следующие:

«— возникновение правового интереса заказчика не связано с существенными жизненно важными элементами деятельности физического или юридического лица и обусловливается желанием получения определенной совокупности благ юридического характера, которые могут быть полезны (или использованы) в той или иной конкретной жизненной ситуации (ожидаемой в будущем, осуществляемой в настоящем или происшедшей в прошлом);

— интерес заказчика не осуществляется в условиях наличия спора или конфликта, его правам, свободам и законным интересам не угрожает потенциальное или реально существующее нарушение;

<...>

— исполнитель заранее предвидит результат оказания услуги и основные правовые, материальные и иные последствия для заказчика, может предупредить и/или исключить негативные факторы, способные причинить интересам заказчика вред»[30].

В качестве основных признаков понятия «юридическая помощь» упомянутым автором выделяются следующие:

«— воздействие на элементы жизнедеятельности конкретного физического или юридического лица неблагоприятных факторов, вызывающих угрозу естественного осуществления правового статуса, правоохраняемых интересов, преодоление или достижение которых невозможно без обращения к определенному специалисту-юристу;

— активная профессиональная деятельность юриста, направленная на понимание сложившейся предконфликтной или конфликтной ситуации, и принятие мер по предупреждению или защите нарушенных прав и свобод; выработка рекомендаций для доверителя по реализации его правоохраняемых интересов;

<...>

— невозможность гарантирования положительного результата при оказании юридической помощи» [31].

С таким утверждением, пожалуй, можно согласиться, добавив следующее: оказание юридической помощи носит публично-правовой характер в том плане, что осуществление данной деятельности является в ряде случаев необходимым условием обеспечения доступности правосудия, действия принципов состязательности и равноправия субъектов при отправлении правосудия. В этом смысле праву на получение квалифицированной юридической помощи корреспондирует обязанность государства обеспечить таковую. Для реализации данной обязанности государство устанавливает соответствующие механизмы и правила занятия данной деятельностью, создает системы бесплатной юридической помощи. Праву конкретного лица на получение юридической помощи корреспондирует обязанность юриста, работающего в системе оказания такой помощи, по совершению необходимых действий. Отказ в предоставлении юридической помощи возможен только при его мотивировке. Наиболее наглядно это проявляется в системе оказания бесплатной юридической помощи.

В связи со сказанным вызывает интерес Постановление Конституционного Суда РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева»'. В данном Постановлении Конституционный Суд РФ отметил, что общественные отношения по поводу оказания юридической помощи находятся во взаимосвязи с реализацией соответствующими субъектами конституционной обязанности государства по обеспечению надлежащих гарантий доступа каждого к правовым услугам и возможности привлечения каждым лицом, заинтересованным в совершении юридически значимых действий, квалифицированных специалистов в области права, — именно поэтому они воплощают в себе публичный интерес, а оказание юридических услуг имеет публично-правовое значение. Публичные начала в природе отношений по оказанию юридической помощи обусловлены также тем, что, возникая в связи с реализацией права на судебную защиту, они протекают во взаимосвязи с функционированием институтов судебной власти. Соответственно, право на получение квалифицированной юридической помощи, выступая гарантией зашиты прав, свобод и законных интересов, одновременно является одной из предпосылок надлежащего осуществления правосудия, обеспечивая его состязательный характер и равноправие сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ).

Из сказанного видно, что Конституционным Судом РФ также подчеркивается публично-правовое значение оказания юридической [32]

помощи. Однако на этом основании Суд не разграничивает юридическую помощь и юридические (правовые) услуги, наоборот, термины употребляются как синонимичные. Представляется, что подобный подход обусловлен сложившейся практикой использования конструкции договора об оказании услуг при юридическом оформлении отношений между частнопрактикующими юристами и обратившимися к ним лицами. В том же Постановлении отмечается, что, «реализуя свои полномочия в указанной сфере, федеральный законодатель располагает достаточной свободой усмотрения в выборе конкретной модели правового регулирования оказания юридической помощи, включая определение вида соответствующего гражданско-правового договора и его существенных условий. При этом он не может действовать произвольно и во всяком случае связан необходимостью обеспечения соблюдения принципов и норм, составляющих конституционно-правовую основу регулирования общественных отношений, складывающихся в данной сфере. Кроме того, он должен применять адекватные специфическому характеру отношений способы и методы правового воздействия, в том числе учитывать закрепленный в Гражданском кодексе Российской Федерации принцип свободы договора». В настоящее время законодательство не предусматривает особой разновидности договора об оказании юридической помощи. Это приводит к тому, что на практике используется договор оказания услуг как наиболее близкий к рассматриваемой сфере. Однако это не может являться свидетельством того, что юридическая помощь и юридические услуги есть одно и то же.

Приведенное выше понимание справедливо при «узком» подходе к определению понятия юридической помощи. Однако при изучении вопросов о бесплатной юридической помощи наряду с таким подходом можно встретить употребление понятия «юридическая помощь» при рассмотрении льгот по уплате судебных издержек для отдельных категорий лиц, а также по иным аспектам, напрямую не связанным с деятельностью юриста. В связи с этим предлагается рассмотреть «широкий» подход к изучаемому понятию.

Так, например, в исследовании, посвященном анализу проблем доступности правосудия на территории Европейского Союза, проводимом European Union Agency for Fundamental Rights, указывается: «По существу можно выделить две взаимодополняемые формы бесплатной юридической помощи: освобождение от уплаты судебных издержек (полностью либо в части) и содействие профессионала-юриста, который обеспечивает досудебное консультирование и представительство интересов гражданина в суде бесплатно либо за счет субсидирования от государства»1.

В некоторых государствах к юридической помощи, оказываемой для заявителя бесплатно и финансируемой государством, отнесена медиация (в частности, в Англии и Уэльсе — медиация по семейным делам; Нидерландах, Германии идр.).

Представляется, что при таком подходе в понятие «юридическая помощь» вкладываются различные механизмы, в той или иной мере способствующие разрешению правовых проблем граждан.

Австралийский ученый, профессор Саймон Райз обосновал понимание права на юридическую помощь как одного из основных прав человека, имеющего в своей основе фундаментальное право на «доступ к закону» (access to law). Право на доступ к закону, с его позиции, есть возможность любого человека независимо от гражданства или иных признаков знать и понимать закон, использовать и исполнять закон, получать из него выгоду и защиту'. При этом под законом понимается комплекс правил, установленных в обществе органами власти: «Мы не можем быть людьми с достоинством, если по незнанию правил государства мы оказываемся перед осуждением и применением санкций; если через неспособность использовать эти правила мы сталкиваемся с убытками и ущербом; если через замешательство по поводу правил мы упускаем возможности»[33] [34].

Критикуя обоснование необходимости предоставления юридической помощи в связи с установленным правом на справедливое судебное разбирательство, С. Райз предлагает рассматривать право на юридическую помощь как обеспечивающее реализацию права человека на доступ к закону: «Право человека на доступ к закону — универсальное и независимое объяснение для того, чтобы поддержать меры доступа, которые уже существуют, и для того, чтобы защитить меры, которые еще не созданы. Это новая и более убедительная отправная точка для практических дебатов о политике и расходах в государственных системах правосудия. Это дает государственной программе юридической помощи, во всем ее разнообразии, выдающееся место в социальной политике как программе, через которую реализуется фундаментальное право человека на доступ к закону»'.

Такой взгляд на проблему является, безусловно, весьма неординарным и позволяет отнести к юридической помощи достаточно широкий спектр мероприятий, напрямую не связанных с обеспечением доступности правосудия (например, правовое воспитание, просвещение). При этом акцент, на наш взгляд, переносится с реализации прав и свобод граждан в условиях возникновения спора на предупреждение конфликтных ситуаций.

Классик процессуальной мысли М. Каппеллетти, анализируя историческое развитие и существовавшее на тот момент положение в сфере юридической помощи, выделял три основных тезиса: «Юридическая помощь стала правом, охраняемым действующим законодательством; эта охрана требует положительных действий со стороны государства; и эти действия должны эффективно, а не формально, гарантировать это право»[35] [36].

При любом из описанных подходов особая обязанность государства видится в создании соответствующих возможностей реализации права на квалифицированную юридическую помощь для малообеспеченных и социально незащищенных слоев населения. Именно для таких граждан вопрос о предоставлении квалифицированной юридической помощи встает особенно остро. Низкий уровень доходов ставит лицо перед необходимостью определения приоритетности расходов, что чаще всего влечет невыделение личных средств на получение необходимой юридической информации. В ситуации, когда помощь юриста оказывается непосильно дорога, а иные источники информации недоступны, нарушенные права могут остаться невосстановленными вследствие неправильного определения способа защиты права, недостаточной аргументированности и доказанности позиции, пропуска установленных законом сроков и т.п. Поэтому доступность юридической помощи, а вслед за этим и доступность судебной зашиты остаются лишь формальными декларациями в условиях отсутствия соответствующих действий по их обеспечению со стороны государства.

В связи с этим приоритет в настоящей работе отдан изучению именно бесплатной юридической помощи. В данном случае «бесплатное» означает «безвозмездное» либо «оказываемое на льготных условиях для определенных категорий населения». При этом для лиц, оказывающих юридическую помощь, такая деятельность является оплачиваемой. В связи с этим в литературе предлагается использование термина «субсидированная юридическая помощь»[37]. Однако представляется более уместным употреблять термин «бесплатная юридическая помощь» как уже получивший закрепление в действующем законодательстве.

  • 15 января 2012 г. вступил в силу Закон о бесплатной юридической помощи. Как гласит ст. 1 указанного Закона, его целями являются:
  • 1) создание условий для реализации установленного Конституцией РФ права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством;
  • 2) формирование и развитие государственной системы бесплатной юридической помощи, а также содействие развитию негосударственной системы бесплатной юридической помощи и ее поддержка со стороны государства;
  • 3) создание условий для осуществления прав и свобод граждан, защиты их законных интересов, повышения уровня социальной защищенности, а также обеспечение их доступа к правосудию.

Таким образом, исходя из целей Закона можно предположить, что вышеназванные подходы к пониманию юридической помощи как к элементу, обеспечивающему доступность правосудия, с одной стороны, и как к более широкому понятию, направленному в целом на повышение правовой грамотности в обществе, с другой стороны, нашли отражение в российском законодательстве.

Обобщая изложенное, можно акцентировать внимание на следующих положениях:

1. Право на получение квалифицированной юридической помощи гарантировано Конституцией РФ и является субъективным правом каждого лица. Данное право имеет свое содержание, выражающееся в следующих правомочиях: совершать действия, способствующие получению юридической помощи; требовать оказания юридической помощи обязанными лицами; получить защиту государством права в случае его нарушения; пользоваться результатами реализации права на квалифицированную юридическую помощь.

  • 2. Право на квалифицированную юридическую помощь реализуется в рамках правоотношения, где управомоченный субъект и обязанный субъект определены (относительное правоотношение). Исходя из закрепленной в Конституции РФ конструкции к управомоченным субъектам относятся все лица, пребывающие на территории Российской Федерации. К обязанным субъектам относятся лица, на которых соответствующая обязанность возложена законом или соглашением сторон.
  • 3. Объектом данного правоотношения является такое нематериальное благо, как квалифицированная юридическая помощь, характеристики которой обусловливают требования, предъявляемые к субъектам, оказывающим такую помощь.
  • 4. Можно выделить «широкий» и «узкий» подходы к определению понятия юридической помощи. При узком подходе квалифицированная юридическая помощь определяется как невластное адресное содействие профессиональных субъектов — юристов иным лицам, которое носит публично-правовой характер, целью которого является обеспечение прав, свобод и законных интересов лиц, а также их защита в установленном законом порядке.
  • 5. Широкий подход позволяет отнести к юридической помощи различные правовые механизмы, в той или иной мере способствующие разрешению правовых проблем граждан (освобождение от уплаты судебных расходов, медиация и др.).
  • 6. Право на бесплатную юридическую помощь охватывается более общим правом на квалифицированную юридическую помощь, является необходимым средством, обеспечивающим доступность правосудия и право на справедливое судебное разбирательство, в связи с чем требует не только разработки механизма реализации, но и соответствующего финансирования со стороны государства.

  • [1] См., например: Федосенко В.А. Понятие субъективного права в публичной сфере //Государственная власть и местное самоуправления. 2009. № 7. С. 3—5. См., например: Алексеев С.С. Право: азбука - теория — философия. Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999. С. 28—30, 68-70. Марченко М.Н. Теория государства и права: Учебник. М.: Зерцало; ТЕИС, 1996.С. 355.
  • [2] См.: Права человека: Учебник / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М.: Норма, 2010. С. 102.
  • [3] 2 Более подробно вопрос о субъектах, на которых возложена обязанность по оказанию квалифицированной юридической помощи, будет рассмотрен далее применительно к бесплатной юридической помощи.
  • [4] См.: Алексеев С.С. Право: азбука — теория - философия. Опыт комплексного исследования. С. 72.
  • [5] См. там же.
  • [6] Российская газета. 2002. 5 июня. № 100.
  • [7] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г.№ 174-ФЗ //Там же. 2001.22 декабря. № 249.
  • [8] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г.
  • [9] № 138-ФЗ // Российская газета. 2002. 20 ноября. № 220.
  • [10] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г.№ 95-ФЗ // Там же. 2002. 27 июля. № 137.
  • [11] Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г.№ 95-ФЗ // Там же. 2002. 27 июля. № 137.
  • [12] 3 Там же. 1998. 2 июня. № 104. 3 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ //Там же. 2001.31 декабря. № 256.
  • [13] Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8 января 1997 г.№ 1-ФЗ//Тамже. 1997. 16 января. №9.
  • [14] Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 33. Ст. 1913.
  • [15] Российская газета. 1995. 20 июля. № 139.
  • [16] Бугаренко А.И. Теория, правовые аспекты и практика оказания гражданам бесплатной юридической помощи адвокатами: Автореф. дис.... канд. юрид. наук. М., 2010.С. 18-19.
  • [17] В качестве примера можно привести Конвенцию о правовой помощи и правовыхотношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 октября 2002 г. (заключена в г. Кишиневе) (Содружество. Информационный вестник Совета глав государстви Совета правительств СНГ. 2003. № 2), многочисленные договоры и соглашения, заключаемые Россией с другими государствами по вопросам оказания правовой помощипо уголовным, гражданским делам, в иных сферах. Подробнее о правовой помощи см.:Лазутин Л.А. Правовая помощь по уголовным делам как межотраслевой нормативныйкомплекс: Монография. Екатеринбург, 2008.
  • [18] Поташник И.М. Адвокатура и квалифицированная юридическая помощь // Право и государство: теория и практика. 2013. № 8. С. 88.
  • [19] Панченко В.Ю. Юридическая помощь личности (общетеоретический аспект):Дис.... канд. юрид. наук. Красноярск, 2004.
  • [20] Жилин Г.А. Указ. соч. С. 184.
  • [21] См. там же.
  • [22] 1 См.: Кашковский ВС. Юридическая помощь как правовая категория и социально-правовое явление: вопросы теории и практики: Дис. ... канд. юрид. наук. Тамбов,2009. С. 36. См.: Черняков И.Г. Реализация конституционного права на квалифицированнуююридическую помощь в Российской Федерации: проблемы и перспективы: Автореф.дис.... канд. юрид. наук. Челябинск, 2007. С. 15.
  • [23] См.: Закомолдин А.В. Квалифицированная юридическая помощь в уголовном процессе России: понятие, содержание, гарантии: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2007. С. 5.
  • [24] См.: Закомолдин А.В. Квалифицированная юридическая помощь в уголовном процессе России: понятие, содержание, гарантии: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2007. С. 5.
  • [25] См., например: Ильина Т.И. Обязательства по оказанию правовых услуг в Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007; Гаврилов С.И. К вопросуо толковании отдельных терминов в контексте построения корпоративной системы менеджмента качества юридической помощи (услуг) в адвокатуре // Адвокатская практика. 2010. № 5. С. 4—19; Кирилловых Л.А. Адвокатская деятельность: юридическая помощь через правовую услугу // Юрист. 2008. № 8 // СПС «Консультант-Плюс». Мельниченко Р.Г. Конституционное право на юридическую помощь: Автореф. дис....канд. юрид. наук. Волгоград, 2001. С. 15.
  • [26] Тарло Е.Г. Роль адвокатуры в системе обеспечения конституционного права наюридическую помошь. М.: ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2001. С. 23.
  • [27] Панченко В.Ю. Подходы к понятию «юридическая помошь» в современном отечественном правоведении // Российский юридический журнал. 2012. № 1. С. 22.
  • [28] Бондарь О.Н. Квалифицированная юридическая помощь - конституционная гарантия судебной зашиты прав и свобод человека и гражданина в РФ: Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2008. С. 16.
  • [29] 5 Воробьев А.В., Поляков А.В., Тихонравов Ю.В. Теория адвокатуры. М.: Грантъ, 2002.С. 68.
  • [30] 2 Печерский В.В. Институт адвокатуры: теория основных понятий и принципов. М.:Юрлитинформ, 2008. С. 53.
  • [31] Там же. С. 62-63.
  • [32] Вестник Конституционного Суда РФ. 2007. № 1.
  • [33] Access to Justice in Europe: An Overview of Challenges and Opportunities / By EuropeanUnion Agency for Fundamental Rights [Доклад Агентства Европейского Союза по защитеосновных прав «Доступность правосудия в Европе: обзор изменений и возможностей»].Luxembourg: Publications Office of the European Union, 2011. P. 49.
  • [34] Rice S. A Human Right to Legal Aid // http://ssrn.com/abstract= 1061541.
  • [35] Rice S. Op. cit.
  • [36] Ross S. Review of «Toward Equal Justice: A Comparative Study of Legal Aid in Modern Societies (Text and Materials)» by M. Cappelletti, J. Gordley, E. Johnson //The AmericanJournal of Comparative Law. 1978. Vol. 26. No. 1. P. 116.
  • [37] См., например: Доступ к правосудию и субсидируемая юридическая помощь: анализ международного и российского опыта: Сборник материалов / Сост. Д.Б. Шабель-ников, О.С. Шепелева. М.: ООО «Вариант», 2010.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >