Ядерная доктрина РФ

В постсоветское время она претерпела существенные изменения. В поздний советский период официальная ядерная стратегия основывалась на принципе неприменения этого типа оружия оружия первыми против ядерных государств и полного его неприменения против неядерных государств (при условии, что с его территории не наносится ядерного удара по СССР). Этот принцип, принятый Л. И. Брежневым в 1982 г. (кстати, заимствованный у КНР), всегда вызывал у зарубежных стран (особенно у ядерных государств) недоверие. Его считали одним из многочисленных трюков советской внешнеполитической пропаганды, одним из направлений так называемого «советского мирного наступления».

В этом плане военная доктрина РФ 1993 г. представляла крутой разворот от советской ядерной политики. Во-первых, в ней ничего не говорилось о неприменении ядерного оружия первыми, что было легко интерпретировать как готовность России нанести превентивный ядерный удар в случае необходимости. Во-вторых, менялась политика и в отношении неядерных государств. В частности, в документе подтверждалось обязательство не применять ядерное оружие против неядерных государств, являющихся частью режима ядерного нераспространения (т.е. подписавших и ратифицировавших Договор о ядерном нераспространении 1968 г.). Но при этом предусматривались два исключения:

  • — если неядерное государство, связанное соглашением о союзе с ядерным государством, нападет на РФ, ее ВС или союзников;
  • — если неядерное государство сотрудничает с ядерным государством или поддерживает его в деле агрессии против РФ, ее ВС или союзников44.

В этих случаях Россия оставляла за собой право нанесения или не- нанесения ядерного удара по такой стране.

Изменение вядерной стратегии РФ вызвало, с одной стороны, резкую критику западных экспертов (особенно из стран Балтии и Польши, которые расценили это положение доктрины как недвусмысленную угрозу со стороны России в связи с их намерениями вступить в НАТО); с другой — одобрение многих экспертов отказа России от «пацифистского лицемерия» советской поры и ее переход к более реалистической и предсказуемой политике (кстати, в стиле западных стран, обладающих ядерным оружием)45.

В дальнейшем развитие ядерной стратегии России не претерпело столь радикальных изменений. Имели место лишь отдельные уточнения, хотя некоторые из них явно преследовали цель еще большего ужесточения позиции Москвы в ядерной сфере. Видимо, это объясняется тем, что, учитывая относительную слабость России в области обычных вооружений и сил общего назначения в 1990-х годах, Москва все в большей мере была вынуждена опираться на свой ядерный «шит».

15 марта 1999 г. президент Б. Н. Ельцин утвердил «Основные положения политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания»46. Этот документ определял роль и задачи стратегических ядерных сил (СЯС), условия их применения для обеспечения национальной безопасности государства.

Согласно этому документу Российская Федерация рассматривала свои ядерные силы в качестве гаранта национальной безопасности и средства сдерживания агрессии против Российского государства и его союзников. До тех пор, пока в арсеналах других государств имеется ядерное оружие, обеспечение гарантированного ядерного сдерживания агрессии против России и ее союзников является одним из важнейших приоритетов Российского государства. Главной целью политики РФ в области ядерного сдерживания является обеспечение гарантированной защиты территориальной целостности и суверенитета РФ и ее союзников, создание благоприятных условий для мирного развития России. Политика РФ в области ядерного сдерживания не направлена против каких-либо конкретных государств или союзов государств. РФ, рассматривая ядерное оружие как средство сдерживания агрессии, допускает возможность его применения только в качестве вынужденной крайней меры пресечения критических угроз национальной безопасности России и ее союзников, когда все другие меры не смогли эти угрозы устранить. РФ подтверждала, что не применит ядерное оружие против государств — участников Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающих таким оружием, кроме как в случае вторжения или другого нападения на РФ, ее территорию, ее вооруженные силы или другие войска, ее союзников, или на государство, с которым она имеет обязательство в отношении безопасности, осуществляемое или поддерживаемое таким государством, не обладающим ядерным оружием, совместно или при наличии союзнических обязательств с государством, обладающим ядерным оружием.

В документе говорилось, что РФ выступает за последовательное сокращение всеми ядерными державами своих ядерных сил на принципах взаимности, за придание универсального характера режиму нераспространения ядерного оружия и его главному инструменту — Договору о нераспространении ядерного оружия 1968 г.

Россия также обещала поддержать создание новых международно признанных зон, свободных от ядерного оружия, на основе договоренностей, добровольно заключенных между государствами соответствующего региона, поскольку это укрепляет мир и безопасность на глобальном и региональном уровнях. В этой связи Россия оказала практическую поддержку инициаторам создания Центрально-Азиатской безъядерной зоны, идея которой была выдвинута Узбекистаном в 1993 г. и договор о создании которой был подписан в 2006 г.

В документе также подчеркивалось, что Российская Федерация, подписавшая Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний 1986 г., выступает за скорейшее вступление его в силу и поддерживает проведение многосторонних переговоров по запрещению производства расщепляющих материалов для ядерного оружия или других ядерных взрывных устройств. Подтверждалась также приверженность заключенным с США соглашениям в сфере контроля за стратегическими вооружениями.

КНБ-2000 продолжила эту линию. Как следует из этого документа, противостоять угрозам со стороны наиболее развитых мировых держав Россия будет именно с помощью ядерного оружия. «Российская Федерация, — говорится вдокументе, — должна обладать ядерными силами, способными гарантированно обеспечить нанесение заданного ущерба любому государству-агрессору или коалиции государств в любых условиях обстановки»47.

При этом роль ядерного оружия отнюдь не сводилась лишь к отражению или сдерживанию агрессии, осуществляемой непременно с его использованием. Россия допускала «применение всех имеющихся в ее распоряжении сил и средств, включая ядерное оружие, в случае необходимости отражения вооруженной агрессии, если все другие меры разрешения кризисной ситуации исчерпаны или оказались неэффективными»48. Сходные формулировки имеются и военных доктринах 2000 и 2010 гг.49

Отметим, что в приведенных цитатах речь шла о странах, официально заявивших о своем безъядерном статусе. Подход к членам ядерного клуба был значительно жестче: «Российская Федерация оставляет за собой право на применение ядерного оружия в ответ на использование против нее и ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в ответ на широкомасштабную агрессию с применением обычного оружия в критических ситуациях для национальной безопасности Российской Федерации и ее союзников»50. Поскольку определение того, что является такой «критической ситуацией», не имело четких критериев, Россия оставляла за собой почти неограниченную свободу выбора, понижая тем самым «ядерный порог». Ряд отечественных авторов отмечал, что главная проблема — сделать так, чтобы угроза использования ядерного оружия в тех или иных кризисных ситуациях выглядела убедительной для потенциального агрессора51. Они даже предлагали разработать отечественную теорию ограниченной ядерной войны с тем, чтобы не ошибиться в определении допустимости понижения «ядерного порога».

Что касается «содержательного» аспекта ядерной стратегии, то Россия по-прежнему придерживается трехкомпонентного состава стратегических ядерных сил (наземные, морские и авиационные силы). Еще в конце 1990-х годов военно-политическим руководством страны было решено, что в наземной составляющей СЯС России вместо шести типов МБР постепенно перейдут к одному типу ракеты, единой как для стационарного, так и дтя подвижного базирования. Этой системой является «Тополь-М», первые стационарные комплексы которой были поставлены на боевое дежурство еше в начале нынешнего десятилетия. «Тополь-М» будет находиться в строю по крайней мере до 2020 г. В морской составляющей в будущем ставка делается на введении в строй подводных ракетоносцев типа «Дмитрий Донской», которые будут оснащаться ракетами типа «Булава» с разделяющейся головной частью. Недавно «Булава» прошла успешные испытания и доказала целесообразность своего использования в дальнейшем52. В части авиационной составляющей, прежде всего, планируется осуществить модернизацию бомбардировщиков типа Ту-95МС и Ту-160, а также крылатых ракет большой дальности, которыми оснащены указанные бомбардировщики. Эти самолеты смогут служить до 2015 г. и далее53.

Таковы основные принципы официальной военной стратегии РФ. по крайней мере, так, как они отражены в официальных документах.

В общем, несмотря на определенные противоречия и погрешности, она отражает те реальные потребности и проблемы, которые существуют у современной России в сфере военной безопасности; предлагает адекватные средства и способы обеспечения военной безопасности России, хотя на практическом уровне это не всегда подкрепляется конкретными действиями (см. раздел по военному строительству). Необходимо отметить, что военная стратегия России носит в целом оборонительный характер, она не направлена на глобальную экспансию. Ее основная задача — обеспечить благоприятные условия для завершения социально-экономических и политических реформ в России и интеграции нашей страны в мировое сообщество на равноправных условиях.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >