Официальная военная стратегия

Официальная военная стратегия изложена в военных доктринах РФ 1993, 2000 и 2010 гг. Если в доктрине 1993 г. не существует цельного изложения стратегии, ее отдельные элементы «разбросаны» по различным разделам документа, то в доктринах 2000 и 2010 гг. имелись специальные разделы о военно-стратегических основах, где давалась характеристика современных войн, их типология, определялись основания для применения ВС России и их задачи на различных этапах развития вооруженного конфликта.

При характеристике современных войн и вооруженных конфликтов в военных доктринах 2000 и 2010 гг. подчеркивалось, что их природа определяется военно-политическими целями, средствами достижения этих целей и масштабами военных действий. В соответствии с этим современная война или вооруженный конфликт могут быть:

  • по военно-политическим целям — справедливыми (не противоречащими Уставу ООН, основополагающим нормам и принципам международного права, ведущимися в порядке самообороны стороной, подвергшейся агрессии); несправедливыми (противоречащими Уставу ООН, основополагающим нормам и принципам международного права, подпадающими под определение агрессии и ведущимися стороной, предпринявшей вооруженное нападение);
  • по применяемым средствамс применением ядерного и других видов оружия массового уничтожения; с применением только обычных средств поражения;
  • по масштабам — локальными, региональными, крупномасштабными38.

Как неоднократно отмечали представители Генштаба РФ, которые явились основными авторами военных доктрин РФ, при определении характера современной войны тщательно анализировался опыт войн в Персидском заливе, интервенции НАТО в Косово, а также собственный опыт двух чеченских войн39. Опираясь на этот опыт, современные российские теоретики и официальные документы выделяют следующие основные черты современной войны:

  • — влияние на все сферы жизнедеятельности человечества;
  • — коалиционный характер; широкое использование непрямых, неконтактных и других (в том числе нетрадиционных) форм и способов действий, дальнего огневого и электронного поражения;
  • — активное информационное противоборство, дезориентация общественного мнения в отдельных государствах и мирового сообщества в целом;
  • — стремление сторон к дезорганизации системы государственного и военного управления;
  • — применение новейших высокоэффективных (в том числе основанных на новых физических принципах) систем вооружения и военной техники;
  • — маневренные действия войск (сил) на разрозненных направлениях с широким применением аэромобильных сил, десантов и войск специального назначения;
  • — поражение войск (сил), объектов тыла, экономики, коммуникаций на всей территории каждой из противоборствующих сторон;
  • — проведение воздушных кампаний и операций;
  • — катастрофические последствия поражения (разрушения) предприятий энергетики (прежде всего атомной), химических и других опасных производств, инфраструктуры, коммуникаций, объектов жизнеобеспечения;
  • — высокая вероятность вовлечения в войну новых государств, эскалации вооруженной борьбы, расширения масштабов и спектра применяемых средств, включая оружие массового уничтожения;
  • — участие в войне, наряду с регулярными, нерегулярных вооруженных формирований.

Что касается уровней (масштабов) военной конфронтации и, соответственно, способов и средств противодействия противнику, то выделяются следующие этапы эскалации вооруженного противостояния:

1. Вооруженный конфликт может возникнуть в форме вооруженного инцидента, вооруженной акции и других вооруженных столкновений ограниченного масштаба и стать следствием попытки разрешить национальные, этнические, религиозные и иные противоречия с помощью средств вооруженной борьбы (большинство конфликтов на постсоветском пространстве, на Балканах и в Африке). Особой формой вооруженного конфликта является приграничный конфликт. Вооруженный конфликт может иметь международный характер (с участием двух или нескольких государств), как это было, скажем, в случае с Южной Осетией (2008 г.), или внутренний характер (с ведением вооруженного противоборства в пределах территории одного государства — Чечня).

Вооруженный конфликт, как правило, характеризуется: высокой вовлеченностью в него и уязвимостью местного населения; применением нерегулярных вооруженных формирований; широким использованием диверсионных и террористических методов; сложностью морально-психологической обстановки, в которой действуют войска; вынужденным отвлечением значительных сил и средств на обеспечение безопасности маршрутов передвижения, районов и мест расположения войск; опасностью трансформации в локальную (международный вооруженный конфликт) или гражданскую (внутренний вооруженный конфликт) войну.

Как показывает опыт двух чеченских войн, для решения задач во внутреннем вооруженном конфликте могут создаваться объединенные (межвидовые) группировки войск (сил) и органы управления ими.

  • 2. Источниками локальных войн могут послужить те же самые факторы, что и в случае с вооруженным конфликтом. Спецификой локальных войн является то, что основными противоборствующими сторонами являются государства и, соответственно, регулярные армии, хотя привлечение нерегулярных сил для нанесения противнику максимального ущерба также возможно. Скажем, в ходе всех индо-пакистанских войн пакистанская сторона активно использовала нерегулярные вооруженные формирования из числа мусульманского населения на территории Индии для поддержки действий своей регулярной армии. В соответствии с официальной российской военной доктриной локальная война может вестись группировками войск (сил), развернутыми в районе конфликта, с усилением их при необходимости за счет переброски войск, сил и средств с других направлений и проведения частичного стратегического развертывания вооруженных сил. В локальной войне стороны будут действовать в границах противоборствующих государств и преследовать ограниченные военно-политические цели.
  • 3. Региональная война может стать результатом эскалации локальной войны или вооруженного конфликта и вестись с участием двух или нескольких государств (групп государств) одного региона, национальными или коалиционными вооруженными силами с применением как обычных, так и ядерных средств поражения (что иногда предрекают в отношении Индии и Пакистана). В региональной войне стороны будут преследовать важные военно-политические цели, в том числе связанные со сменой правящего режима в стране противника(ов) и/или оккупацией всей или части территории противника.
  • 4. Крупномасштабная война может стать результатом эскалации вооруженного конфликта, локальной или региональной войны, вовлечения в них значительного количества государств различных регионов мира. Крупномасштабная война с применением только обычных средств поражения будет характеризоваться высокой вероятностью перерастания в ядерную с катастрофическими последствиями для цивилизации, основ жизнедеятельности и существования человечества. В крупномасштабной войне стороны будут ставить радикальные военно-политические цели. Она потребует полной мобилизации всех материальных и духовных ресурсов государств-участников.

Крупномасштабной и региональной войнам, как правило, предшествует угрожаемый период, в ходе которого еще есть возможность избежать прямого вооруженного противостояния. Эти типы войн могут иметь начальный период, основным содержанием которого явится напряженная вооруженная борьба за овладение стратегической инициативой, сохранение устойчивого государственного и военного управления, достижение превосходства в информационной сфере, завоевание (удержание) господства в воздухе. В случае затяжного характера крупномасштабной или региональной войны ее цели будут достигаться в последующих и завершающем периодах.

Возможность крупномасштабной войны оценивается современной российской стратегической мыслью как маловероятная, хотя не исключается полностью. В пользу тезиса о маловероятности такой войны говорит ряд факторов, среди которых стоит упомянуть хотя бы два соображения: государства, обладающие потенциалом для ведения полномасштабной войны, во-первых, в настоящий момент не имеют противоречий такого масштаба, чтобы решиться на нее, и, во-вторых, они достаточно хорошо понимают возможные последствия такой войны: цена, которую придется заплатить даже за возможный успех, слишком высока и неприемлема.

Официальная военная стратегия РФ считает, что правомерным основанием для использования вооруженной силы являются следующие случаи или ситуации:

  • — отражение агрессии против Российской Федерации;
  • — защита от антиконституционных действий, противоправного вооруженного насилия, угрожающих целостности и неприкосновенности территории Российской Федерации;
  • — выполнение задач в соответствии с международными договорами РФ;
  • — выполнение других задач в соответствии с федеральным законодательством40.

В данном случае есть определенное противоречие между этим — достаточно ограниченным — списком случаев правомерности применения вооруженной силы и перечнем угроз военной безопасности РФ. Последний, помимо всего прочего, подразумевает необходимость борьбы с международным терроризмом, транснациональной организованной преступностью, защиту прав российских граждан за рубежом и пр. Неясно, будет ли правомерным использовать ВС для противодействия этим опасным явлениям или нет?

В соответствии с современной военной доктриной РФ целями применения ВС и других войск являются:

  • — в крупномасштабной (региональной) войне в случае ее развязывания каким-либо государством (группой, коалицией государств) — защита независимости и суверенитета, территориальной целостности Российской Федерации и ее союзников, отражение агрессии, нанесение поражения агрессору, принуждение его к прекращению военных действий на условиях, отвечающих интересам Российской Федерации и ее союзников;
  • — в локальных войнах и международных вооруженных конфликтах — локализация очага напряженности, создание предпосы- локдля прекращения войны, вооруженного конфликта либо для принуждения к их прекращению на ранних стадиях; нейтрализация агрессора и достижение урегулирования на условиях, отвечающих интересам Российской Федерации и ее союзников;
  • — во внутренних вооруженных конфликтах — разгром и ликвидация незаконных вооруженных формирований, создание условий для полномасштабного урегулирования конфликта на основе Конституции Российской Федерации и федерального законодательства;
  • — в операциях по поддержанию и восстановлению мира — разведение противоборствующих сторон, стабилизация обстановки, обеспечение условий для справедливого мирного урегулирования.

Что касается форм применения ВС РФ и других войск, то они зависят от типа войн и вооруженных конфликтов. Современная военная стратегия РФ предусматривает следующие формы использования ВС:

  • — в крупномасштабной и региональных войнах — стратегические операции, операции и боевые действия;
  • — в локальных войнах и международных вооруженных конфликтах — операции и боевые действия;
  • — во внутренних вооруженных конфликтах — совместные специальные операции;
  • — при участии в борьбе с терроризмом — контртеррористические операции;
  • — миротворческие операции (по мандату ООН или региональной организации).

Эти формы могут сочетаться. Скажем, в обеих чеченских войнах объединялись совместные специальные операции (помимо регулярных ВС, в этих операциях принимали участие спецслужбы, подразделения МВД, погранвойск, железнодорожных войск и пр.) с контртеррористическими операциями. В случае южноосетинского конфликта (уровень международного вооруженного конфликта) сочетались операции, боевые действия и миротворческие операции (точнее, операции по принуждению грузинской стороны к миру).

Более конкретные задачи ВС РФ во многом определяются характером внешних и внутренних угроз военной безопасности страны. Современная военная доктрина РФ предполагает, что основные задачи ВС и других войск должны включать:

  • 1. Обеспечение военной безопасности (в мирное время):
    • — своевременное вскрытие угрожающего развития военно-политической обстановки, подготовки вооруженного нападения на Российскую Федерацию и (или) ее союзников;
    • — поддержание состава, состояния, боевой и мобилизационной готовности и подготовки стратегических ядерных сил, сил и средств, обеспечивающих их функционирование и применение, а также систем управления на уровне, гарантирующем нанесение заданного ущерба агрессору в любых условиях;
    • — поддержание боевого потенциала, боевой и мобилизационной готовности и подготовки группировок войск (сил) общего назначения мирного времени на уровне, обеспечивающем отражение агрессии локального масштаба;
    • — содержание вооружения и военной (специальной) техники, запасов материальных средств в готовности к боевому применению;
    • — несение боевого дежурства (боевой службы) выделенными (назначенными) войсками, силами и средствами; качественное и в полном объеме выполнение планов и программ оперативной, боевой и мобилизационной подготовки, воспитание личного состава войск (сил);
    • — поддержание готовности к стратегическому развертыванию в рамках государственных мероприятий по переводу страны на условия военного времени;
    • — охрана и защита государственной границы РФ;
    • — развитие противовоздушной обороны РФ как единой системы на основе централизованного управления всеми силами и средствами противовоздушной обороны;
  • — создание условий для безопасности экономической деятельности, защита национальных интересов РФ в территориальном море, на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне РФ, а также в Мировом океане. Решение задач по защите национальных интересов России в Мировом океане осуществляется в соответствии с Основами политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности, а также нормами международного морского права41;
  • — охрана важных государственных объектов;
  • — предотвращение и пресечение диверсий и террористических актов;
  • — предупреждение экологических и других чрезвычайных ситуаций, ликвидация их последствий;
  • — организация гражданской и территориальной обороны; обеспечение технического прикрытия и восстановления коммуникаций;
  • — обеспечение информационной безопасности.

Особо подчеркивается необходимость скоординированного действия всех элементов военной организации государства и тесного взаимодействия с гражданскими властями.

  • 2. По отражению вооруженного нападения (агрессии) на Российскую Федерацию и (или) ее союзников:
    • — частичное или полное стратегическое развертывание;
    • — ведение стратегических операций, операций и боевых действий (в том числе совместных с союзными государствами) по разгрому вторгшихся, уничтожению группировок войск (сил) агрессора в районах их базирования, сосредоточения и на коммуникациях;
    • — поддержание готовности к применению и применение (в предусмотренных Военной доктриной случаях и в установленном порядке) потенциала ядерного сдерживания;
    • — локализация и нейтрализация приграничных вооруженных конфликтов;
    • — поддержание режима военного (чрезвычайного) положения;
    • — защита населения, объектов экономики и инфраструктуры от воздействия средств поражения противника;
    • — выполнение союзнических обязательств в соответствии с международными договорами РФ.

Нормативной базой для решения задач по отражению вооруженного нападения на РФ являются План применения Вооруженных сил

Российской Федерации, Мобилизационный план ВС РФ, указы президента РФ по вопросам военной безопасности, приказы и директивы Верховного главнокомандующего ВС РФ, другие нормативные правовые акты, планы и директивные документы.

  • 3. Во внутренних вооруженных конфликтах:
    • — разгром и ликвидация незаконных вооруженных формирований, террористических групп и организаций, уничтожение их баз, центров подготовки, складов, коммуникаций;
    • — восстановление законности и правопорядка;
    • — обеспечение общественной безопасности и стабильности;
    • — поддержание правового режима чрезвычайного положения в районе конфликта;
    • — локализация и блокирование района конфликта;
    • — пресечение вооруженных столкновений и разъединение противоборствующих сторон;
    • — изъятие оружия у населения в районе конфликта;
    • — усиление охраны общественного порядка и безопасности в районах, примыкающих к району конфликта.

Предполагается, что выполнение задач по предупреждению и пресечению внутренних вооруженных конфликтов, локализации и блокированию районов конфликтов, уничтожению незаконных вооруженных формирований, банд и террористических групп возлагается на создаваемые на временной основе объединенные (разноведомственные) группировки войск (сил) и органы управления ими. Так было в случае с обеими чеченскими войнами и вторжением Басаева-Хаттаба в Дагестан в августе 1999 г.

  • 4. В операциях по поддержанию и восстановлению мира:
    • — разъединение вооруженных группировок конфликтующих сторон;
    • — обеспечение условий для доставки гуманитарной помощи гражданскому населению и его эвакуации из зоны конфликта;
    • — блокирование района конфликта в целях обеспечения выполнения санкций, принятых международным сообществом;
    • — создание предпосылок для политического урегулирования.

Следует отметить, что в описании форм миротворческих операций военная доктрина РФ несколько отстает от мировой теории и практики. Так, по принятой в ООН терминологии выделяются следующие понятия.

Превентивная дипломатия (preventive diplomacy) — комплекс мер по предотвращению конфликта, включая проведение переговоров, мониторинг, демонстрацию силы в отношении потенциального агрессора и пр.

Операции по поддержанию мира (peace-keeping operations) — разъединение враждующих сторон, создание условий для прекращения огня и заключения перемирия, эвакуация мирного населения из зоны конфликта, доставка гуманитарной помощи и пр. (что, собственно, и описано в доктрине 2000 г.).

Операции по принуждению к миру (peace-enforcement operations) — принуждение одной или обеих сторон к соблюдению ранее заключенных соглашений.

Продвижение к миру (peace-making) — совокупность мероприятий по закреплению и развитию достигнутых позитивных результатов на пути мирного урегулирования, включающих проведение переговоров по достижению мирного урегулирования (а не просто соглашения о прекращении огня или временного перемирия), вывода войск противоборствующих сторон из зоны конфликта, возобновление деятельности гражданских властей, начало возвращения беженцев и пр.

Построение мира {peace-building) — постконфликтное урегулирование, направленное на ликвидацию причин конфликта, радикальную перестройку обществ, принимавших участие в конфликте, с целью недопущения конфликта в будущем42.

Считается, что на всех этапах, включая два последних, военная сила как гарант безопасности и соблюдения мира является важнейшей составляющей мирного урегулирования. Современная же военная доктрина РФ ограничивает задачи своих миротворцев только одной фазой. Это тем более странно, что в реальной практике российских миротворцев все эти стадии были представлены. Так, операции по принуждению к миру проводились в Приднестровье в 1992 г., в Абхазии в 1992-1993 гг., Южной Осетии в 2008 г.; продвижению к миру — в Абхазии (1993-1994 гг.), Южной Осетии (1992—1993 гг.), Таджикистане (1994-1997 г.); построению мира — в Таджикистане (до сих пор).

В военных доктринах 2000 и 2010 гг. выполнение задач в операциях по поддержанию и восстановлению мира возлагается именно на ВС РФ. Для подготовки к выполнению этих задач выделяются специально назначенные соединения и воинские части. Наряду с подготовкой к применению по прямому предназначению они обучаются по специальной программе. Российская Федерация осуществляет тыловое и техническое обеспечение, обучение, подготовку российских контингентов, планирование их применения и оперативное управление ими в соответствии со стандартами и процедурами ООН, ОБСЕ и Содружества Независимых Государств. Думается, ограничение участия в миротворческих операциях только военнослужащими ВС РФ вряд ли обоснованно. Многие современные миротворческие операции (скажем, на Балканах) имеют характер полицейских операций, к которым военнослужащие регулярных войск не приспособлены. Явно необходим пересмотр этой части военной доктрины.

Среди задач внутреннего характера ВС и других войск, кроме борьбы с террористами и бандформированиями, предусмотрена возможность оказания помощи органам государственной власти, органам местного самоуправления и населению при ликвидации последствий аварий, катастроф и стихийных бедствий.

Что касается конкретной организации и конфигурации войск для решения указанных задач, то современная российская военная стратегия предусматривает создание группировок войск (сил) на территории РФ с учетом следующих обстоятельств:

  • — степени потенциальной военной опасности на конкретных стратегических направлениях;
  • — характера взаимоотношений РФ с сопредельными государствами;
  • — расположения жизненно важных для РФ промышленных районов и районов стратегических ресурсов, особо важных объектов;
  • — возможности стратегического развертывания на угрожаемых направлениях при максимальном снижении объемов перевозок, а также межрегионального маневра;
  • — возможности своевременного вывода войск и материально-технических запасов из-под вероятных ракетно-авиационных ударов;
  • — условий для расквартирования и обеспечения жизнедеятельности войск, решения социальных и бытовых проблем;
  • — наличия и состояния базы мобилизационного развертывания;
  • — общественно-политической обстановки в конкретных регионах.

Начиная с военной доктрины 1993 г. в официальных документах РФ, определяющих ее военную стратегию, специально подчеркивается, что в целях формирования и поддержания стабильности, обеспечения адекватного реагирования на возникновение внешних угроз на ранних стадиях ограниченные контингенты ВС РФ и других войск могут размещаться в стратегически важных регионах за пределами территории России в составе объединенных или национальных группировок и отдельных баз43. Условия такого размещения определяются соответствующими международно-правовыми документами. Несмотря на то что это — общепринятая практика многих государств, такое положение военной доктрины РФ неизменно вызывает критику со стороны ряда иностранных государств, обвинения России в неоимпериализме.

Нормативными документами РФ специально оговаривается правовой статус российских военнослужащих, находящихся за рубежом. Так, при создании смешанных воинских формирований СНГ они комплектуются военнослужащими государств-участников в соответствии с их национальным законодательством и принятыми межгосударственными соглашениями. Военнослужащие — граждане РФ проходят службу в таких формированиях, как правило, по контракту. Формирования российских войск, находящиеся на территориях иностранных государств, независимо от условий размещения входят в состав ВС РФ и других войск и действуют в соответствии с установленным в них порядком, с учетом требований Устава ООН, резолюций Совета Безопасности ООН, двусторонних и многосторонних договоров России.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >