ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНОПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ МИГРАЦИИ

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ МИГРАЦИЯ НА УНИВЕРСАЛЬНОМ УРОВНЕ

В настоящее время, когда повсеместно констатируется обострение экологических проблем, вопрос миграции населения становится особенно актуальным. Однако данная проблема не является новой. Если ранее воздействия человека на природу не были такими интенсивными, как сегодня, то последствия стихийных бедствий человечество испытывало на себе постоянно.

В качестве примера можно привести цивилизации Месопотамии и Южной Азии, где в результате серьезного изменения окружающей среды люди были вынуждены покинуть данные регионы. Основной экологической проблемой стало засоление, которое явилось причиной увеличения земель, непригодных для сельскохозяйственных целей. В связи с этим урожаи падали, и люди были вынуждены переезжать в города. Кроме того, изменение климата повлекло за собой общее увеличение температур, которое в свою очередь стало причиной засухи и сокращения производства пищевых продуктов.

В такой же ситуации оказалась и хараппская цивилизация, которая располагалась в современном Пакистане, в районе заливных лугов реки Инд. Эксплуатация ресурсов и тектоническая активность привели здесь к экологическому кризису. Ученые предполагают, что слишком интенсивное землепользование, выпас скота, засоление и вырубка леса привели к закату данной цивилизации. Тектонические сдвиги изменили течение рек, которые использовались местными жителями.

Изменения в окружающей среде привели к миграции из Месопотамии и Пакистана. Люди из обоих обществ были вынуждены покинуть свое место жительства из-за сокращения запасов, и доступные средства производства продуктов не могли обеспечить жизнедеятельность большей части населения'. [1]

Еще одним примером миграции населения по экологическим причинам является переход через Берингов пролив из Америки 13 тыс. лет назад, что стало возможным в связи с низким уровнем воды в море в Ледниковый период. Климатические условия в период с XVIII по XIII в. н.э. предположительно стимулировали и мореплавание в Полинезии благодаря постоянному ветру. Также предполагается, что опустынивание Сахары и Аравийского полуострова сыграло важную роль в повышении численности населения на берегах Нила и в конце концов способствовало рождению древнеегипетской цивилизации.

Имеются сведения, что термин «экологический беженец» был употреблен уже в 1948 году американским экологом Уильямом Вогтом[2]. Проблема экологической миграции получила концептуальное оформление после разработки понятия «беженец». Сама проблема беженцев в классическом понимании стала объектом пристального внимания в 20-х годах XX в. В первых международных соглашениях, заключенных под эгидой Лиги Наций и регулирующих статус беженцев, использовался групповой или категорийный подход, который заключатся в том, что нахождение лица определенной национальной принадлежности за пределами страны своего происхождения и вне защиты правительства этой страны было вполне достаточным условием для признания такого лица беженцем. Эти определения не предусматривали причины оставления беженцами государства происхождения. При их разработке использовался казуистический подход: соглашения принимались исключительно для урегулирования конкретной ситуации в отношении конкретной группы населения. Естественно, такой подход с течением времени перестал соответствовать современной обстановке.

Впоследствии, с созданием новых международных учреждений, занимающихся проблемами беженцев, появилось понимание необходимости расширить существующий терминологический аппарат вместе с компетенцией данных учреждений. Основным таким международным учреждением стало УВКБ ООН. Важную роль в расширении его полномочий сыграли Генеральная Ассамблея и Экономический и Социальный совет ООН (ЭКОСОС), а также Исполнительный комитет по Программе Верховного комиссара, созданный в 1957 г. Документы, принятые Генеральной Ассамблеей и ЭКОСОС, учредили и обосновали так называемую систему предоставления УВКБ ООН «добрых услуг». Они прямо предусматривают возможность предоставления защи-

ты определенным категориям беженцев или определенным их группам. Ряд резолюций главных органов ООН содержит призыв продолжать оказывать помощь соответствующим группам беженцев — как тем, защита которых входит в его компетенцию, так и другим.

Например, согласно п. 2 Резолюции 1388 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН «Доклад Верховного комиссара ООН по делам беженцев» от 20 ноября 1959 г. УВКБ ООН предоставлялось право оказывать «добрые услуги» беженцам, которые не находятся на попечении Организации Объединенных Наций1.

В Резолюции 1959 (XVIII) Генеральной Ассамблеи ООН «Доклад Верховного комиссара ООН по делам беженцев» от 12 декабря 1963 г. было заявлено о необходимости продолжать оказывать международную защиту' беженцам и прилагать усилия в интересах беженцев, которые находятся на попечении Верховного комиссара, а также беженцев, которым он предоставляет свои «добрые услуги», и обращать особое внимание на новые группы беженцев согласно соответствующим резолюциям Генеральной Ассамблеи и директивам Исполнительного комитета (п. 1). Здесь же следует упомянуть Резолюцию 3143 (XXVIII) от 14 декабря 1973 года, в которой Генеральная Ассамблея ООН просила Верховного комиссара продолжать свою деятельность по предоставлению помощи и защиты беженцам в рамках своих полномочий, а также тем, кому он оказывает свои «добрые услуги» или кому он призван оказывать помощь согласно соответствующим резолюциям Генеральной Ассамблеи (п. 2).

Что касается отдельных категорий беженцев, которые первоначально не могли пользоваться защитой УВКБ ООН, то ряд резолюций органов ООН сделал получение такой помощи возможным.

Так, согласно п. 2 Резолюции 1167 (XII) Генеральной Ассамблеи ООН «Китайские беженцы в Гонконге» от 26 ноября 1957 года УВКБ ООН уполномочивалось оказывать помощь беженцам, которые не подпадали под определение, содержащееся в его уставе, а именно китайским беженцам, размещенным в Гонконге.

Чуть позднее УВКБ ООН стало оказывать помощь и лицам, перемещенным внутри страны. Это, в частности, подтверждает резолюция ЭКОСОС 1972 г. о распространении помощи в том числе и на лиц, перемещенных внутри страны[3] [4]. В Резолюции, касающейся помощи суданским беженцам, 1972 г. ЭКОСОС просил оказать максимально возможную помощь правительству Судана в деле облегчения положения, возвращения к нормальной жизни и переселения суданских беженцев, прибывающих из соседних стран, и других перемещённых лиц[5]. В 1976 г. ЭКОСОС принял резолюцию[6], в которой выразил благодарность УВКБ ООН за предпринятые им усилия от имени беженцев и перемещенных лиц, а также жертв искусственно вызванных бедствий, требующих оказания срочной гуманитарной помощи; кроме того, ЭКОСОС просил Управление продолжить его деятельность по оказанию помощи данным лицам.

Содержание вышеуказанных документов свидетельствует о том, что позиция ООН в отношении определения статуса беженца основывается во многом на прагматическом подходе. Кроме того, в определенный момент УВКБ ООН было вынуждено ввести практику так называемого группового подхода. В этом случае беженцами признавались не отдельные лица, а целая группа лиц. В данном случае речь идет о так называемых случаях массового притока (lai-ge-scale influx), или исхода, беженцев (mass exodus). В связи с этим Исполнительный комитет УВКБ ООН принял соответствующее заключение — «Защита лиц, ищущих убежища, в ситуациях их массового притока«[7], в котором установил основные правила обращения с данной категорией лиц.

В своем Заключении — «Лица, перемещенные внутри страны» — он признал, что «резолюция 48/116, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 20 декабря 1993 года и вновь подтвердившая поддержку усилий Верховного комиссара “на основе конкретных просьб Генерального секретаря или компетентных главных органов Организации Объединенных Наций и с согласия заинтересованного государства, с учетом взаимодополняемости мандатов и опыта других соответствующих организаций по оказанию гуманитарной помощи и обеспечению защиты лицам, оказавшимся перемещенными внутри их собственной страны, в специфических ситуациях, требующих особого опыта Управления, особенно там, где такие усилия могли бы способствовать предотвращению или решению проблем беженцев”, по-прежнему служит надлежащими рамками для участия Верховного комиссара в ситуациях внутреннего перемещения»[8].

В 1993 г. в документе «Положение беженцев в мире» УВКБ ООН определило четыре основные причины появления потоков беженцев: политическая нестабильность, напряженная экономическая ситуация, этнические конфликты и ухудшение состояния окружающей среды[9].

Изучение документов органов ООН по рассматриваемой проблеме показывает, что государства не склонны использовать термин «беженец» по отношению к новым категориям лиц, пользующихся защитой УВКБ ООН. Вместо этого в зависимости от ситуации использовались другие термины, например, «перемещенные лица» или «лица, перемещенные внутри страны», «лица, ищущие убежище». Однако шел процесс корректировки и выработки новых терминов. В 1976 г. Исполнительный комитет по программе Верховного комиссара использовал термин «лица, ходатайствующие о предоставлении убежища».

Это справедливо и относительно экологических мигрантов, учитывая, какие разногласия породило обсуждение формулировки понятия «экологический мигрант» или «экологический беженец», что будет рассмотрено ниже. УВКБ ООН выработало позицию, согласно которой термин «беженец» некорректно использовать для обозначения перемещенных по экологическим причинам лиц.

Следует отметить, что проблемы лиц, перемещенных внутри страны, не стали предметом подробного регулирования в международных соглашениях на универсальном уровне. Работа по изучению ситуации, в которой находятся ЛПВС в различных регионах мира, велась в ООН. В 1992 г. был назначен первый Представитель Генерального секретаря ООН по правам ЛПВС, которому была поручена разработка международных стандартов, касающихся перемещения населения внутри страны.

В аналитическом докладе Генерального секретаря ООН по вопросу о лицах, перемещенных внутри страны, который был представлен

Комиссии ООН по правам человека на ее XLVIII сессии в 1992 г., используется термин «лица, перемещенные внутри страны» для определения лиц, «которые были вынуждены в большом числе покинуть свои жилища внезапно или неожиданно в результате вооруженного конфликта, внутренних раздоров, систематических нарушений прав человека или стихийных бедствий, или вызванных деятельностью человека катастроф и которые по-прежнему находятся на территории своей собственной страны» (п. 17). Одним из достижений явилось включение в определение экологических мигрантов.

УВКБ ООН заявило, что это определение является «удачным отправным пунктом для рассмотрения проблемы лиц, перемешенных внутри страны». Но вместе с тем УВКБ ООН указало, что установление в качестве одного из критериев «большого числа» «может привести к субъективной оценке, которая в свою очередь привнесет элемент неточности». Некоторые организации заявили, что определение, содержащееся в аналитическом докладе, является неоправданно узким и не охватывает ряд лиц или группы лиц, нуждающихся в защите. Международная организация по миграции (МОМ) также выступила против исключения из рабочего определения небольших групп лиц, поскольку, в частности, права, которые затрагиваются, являются в основе своей правами личности[10].

В 1993 г. по требованию Комиссии ООН по правам человека действующий Представитель Генерального секретаря ООН по правам ЛПВС Франсис М. Денг провел анализ существующих международноправовых норм, которые могут применяться к ситуации, в которой находятся ЛПВС. В результате исследования он пришел к выводу, что существовавшие на тот момент международно-правовые акты предоставляли достаточно широкую защиту ЛПВС. Однако в своем исследовании он подчеркнул необходимость разработки и принятия международноправовых норм, отражающих специфику правового положения ЛПВС[11].

В частности, он пришел к выводу о том, что прямой запрет на принудительное перемещение содержится только в международном гуманитарном праве и в международно-правовых нормах, касающихся коренных народов. Напротив, в общих положениях международно-правовых норм о правах человека такой запрет предусматривается лишь косвенно, в частности, в статьях о свободе передвижения, запрете посягательства на неприкосновенность жилища. Однако эти статьи, по мнению Представителя, не могут распространяться на все случаи принудительного перемещения. Отсутствие четких положений о вынужденной миграции таких лиц в международном праве защиты и поощрения прав человека привело к неопределенности их статуса в международном праве[12]. На основе данного исследования были разработаны Руководящие принципы по вопросу о перемещении лиц внутри страны 1998 г. (далее — Руководящие принципы), которые предусматривают в качестве причин перемещения стихийные или вызванные деятельностью человека бедствия.

Позднее были признаны и другие категории лиц, нуждающихся в помощи, включая репатриантов, женщин, детей, лиц, ходатайствующих о предоставлении убежища.

Процесс расширения круга лиц, которым УВКБ ООН оказывает помощь, свидетельствует о необходимости использования более общего критерия — критерия отсутствия защиты.

Такая расширенная компетенция УВКБ ООН не вызывает особых возражений по нескольким причинам. Во-первых, деятельность УВКБ ООН не препятствует государствам самостоятельно признавать статус беженца за теми или иными лицами. Во-вторых, УВКБ ООН предоставляет соответствующую помощь на основе документов рекомендательного характера. Наконец, в связи с признанием новых категорий лиц, нуждающихся в защите УВКБ ООН, в Устав УВКБ ООН не было внесено ни одной поправки, которые каким-либо образом изменили бы содержащееся в нем определение понятия «беженец». Поэтому получать помощь от Управления в полном объеме de jure могут только лица, подпадающие под это определение.

Проблема влияния окружающей среды на перемещения населения рассматривалась в ООН в контексте не только миграции, но и гуманитарной помощи. Уже в 1988 г. в одной из своих резолюций[13] Генеральная Ассамблея ООН выразила обеспокоенность положением жертв стихийных бедствий, подобных чрезвычайных ситуаций и обусловленными ими массовыми перемещениями населения. В резолюции говорится о важности суверенитета государств в урегулировании последствий таких бедствий; государства, расположенные вблизи районов стихийных бедствий, были призваны оказывать активное содействие транзиту гуманитарной помощи. Естественно, там сказано и об обязанности или праве приграничных и иных непострадавших государств принимать беженцев из затронутых бедствием районов речи не шло.

Проблемы миграции и окружающей среды долгое время существовали «параллельно», редко пересекаясь. Поэтому самтермин «экологический мигрант» (и различные его вариации) появился сравнительно недавно и впервые получил известность благодаря Лестеру Брауну из Университета Ворлдвотч в 1970-х годах. Но после публикаций Эль-Хиннави в 1985 г. и Джейкобсона в 1988 г. он стал встречаться все чаще и чаще[14].

С тех пор проблема экологической миграции стала активно обсуждаться на различных конференциях и в международных организациях. Осознание необходимости сохранения окружающей среды для будущих поколений появилось в 1972 г. Конференция по окружающей среде и развитию в Стокгольме послужила началом формирования концепции устойчивого развития, которая косвенно имеет отношение и к экологической миграции. Поэтому в юридической литературе[15] признается, что основные международные конференции по вопросам окружающей среды сыграли важную роль в формировании концепции экологической миграции. Кроме того, особое внимание на взаимосвязь окружающей среды и миграции было обращено в ходе деятельности международных конференций по народонаселению.

Уже в 1974 г. на Всемирной конференции ООН по народонаселению в Будапеште была признана необходимость развития на национальном и международном уровне понимания сложной взаимосвязи между проблемами населения, потребления ресурсов, окружающей среды и развития, а также необходимость применения единого аналитического подхода к изучению данной взаимосвязи и соответствующим мерам. Кроме того, было обращено внимание на проблему миграции в города, в результате которой во многом качество окружающей среды в городах ухудшается, наблюдается избыточное потребление, перенаселенность. В качестве метода борьбы с данной проблемой было предложено разработать механизм, способствующий сбалансированному и рациональному потреблению ресурсов[16].

В 1992 г. на Конференции по окружающей среде и развитию в Рио- де-Жанейро были определены четыре экосистемы, которым угрожает уничтожение: регионы, подверженные существенному опустыниванию или обезлесению, а также прибрежные районы или острова, расположенные ниже уровня моря в Индийском и Тихом океанах. Все вышеперечисленное является потенциальной причиной экологической миграции.

Участники Всемирной конференции по правам человека, проходившей в 1993 г. в Вене, приняли Венскую декларацию и программу действий. В данном документе сделан акцент на кризисе в связи с ростом числа беженцев и иных вынужденных мигрантов, при этом была подчеркнута важность и необходимость оказания гуманитарной помощи жертвам всех стихийных бедствий и антропогенных катастроф[17].

В 1994 г. была организована Международная конференция по населению и развитию. На ней принята программа действий[18] [19] [20], в которой было признано, что удовлетворение основных человеческих потребностей растущего по численности населения зависит от здоровой окружающей среды. Причем было признано, что окружающая среда и население влияют друг на друга: чрезмерное потребление ресурсов или загрязнение, имеющие своим источником человеческую деятельность, могут привести к ухудшению экологической ситуации.

На конференции были также выявлены проблемы, связанные с воздействием населения на окружающую среду: рост населения, чрезмерное потребление, отсутствие доступа к ресурсам, политика, которая не стимулирует развитие сельских районов.

В качестве мер, которые государства могут принять для гармоничного развития общества с учетом необходимости устойчивого развития, были указаны устойчивое управление ресурсами, особенно в уязвимых с экологической точки зрения системах. Государствам также было предложено изменить нерациональный подход к потреблению и структуру производства с помощью экономических, законодательных и административных мероприятий, которые направлены на продвижение устойчивого использования ресурсов и предотвращение ухудшения состояния окружающей среды.

Специалисты также обратили особое внимание на миграцию из сельских районов в города. Речь идет о наиболее сбалансированном распределении населения, при котором наилучшим образом удовлетворяются его потребности без ущерба для окружающей среды. В начале 1990-х годов половина стран, большей частью развивающиеся, пришла к выводу о том, что существующие в них схемы распределения населения являются неудовлетворительными и что их следует изменить. Особую обеспокоенность при этом вызывает миграция населения в города. Поэтому правительствам рекомендовалось создать предварительные условия, необходимые для развития сельских зон, чтобы сократить миграцию в города, активно поддерживать доступ к владению на праве собственности или пользованию землей, а также доступ к водным ресурсам, улучшать сельскую инфраструктуру. Государства должны развивать систему информирования и тренингов касательно мер по консервации земель и способствовать созданию рабочих мест в сельских поселениях не в фермерском хозяйстве с целью ограничения дальнейшего размещения населения в районах с уязвимыми экосистемами. Политика по распределению населения должна осуществляться в соответствии с международным правом.

Высокая концентрация населения в основных городах и мегаполисах представляет собой особые экономические, социальные и экологические вызовы для государств. Государства должны способствовать росту квалификации городских властей с целью наиболее эффективного решения проблем, возникающих из-за перенаселенности и катастроф, и обеспечения для людей возможности покинуть зоны, подверженные природным и антропогенным бедствиям.

На конференции также обсуждались и проблемы лиц, перемещенных внутри страны, и причины их миграции. При этом был сделан акцент на то, что общепризнанными причинами такого перемещения являются в том числе и причины ухудшения качества окружающей среды, а также природные бедствия. Странам рекомендовалось бороться с причинами перемещений внутри страны, включая ухудшение качества окружающей среды и природные бедствия, и создавать необходимые механизмы для защиты и помощи ЛПВС, в том числе компенсации за ущерб, особенно для тех, кто не может возвратиться на свое обычное место жительства в ближайшее время. Государства также должны разработать специальные меры по предупреждению природных катастроф.

Чтобы бороться с ухудшением качества окружающей среды и минимизировать конфликты по поводу доступа к пастбищам, необходимо модернизировать экономическую животноводческую систему, прибегая в случае необходимости к заключению двусторонних и многосторонних договоров.

Кроме того, ухудшение качества окружающей среды было признано одним из факторов, воздействующих на международную миграцию. В программе действий конференции содержится призыв оказывать большую поддержку решению проблемы пищевой безопасности и обеспечению эффективной защиты окружающей среды.

Приветствуется также и рассмотрение государствами заявлений касательно миграции лиц из стран, существованию которых, согласно имеющимся научным сведениям, непосредственно угрожает глобальное потепление и изменение климата.

Отдельно на конференции рассматривалась и проблема беженцев, лиц, ищущих убежище, и перемещенных лиц. В программе действий конференции указывалось, что государства должны бороться с коренными причинами появления данных категорий лиц. Предотвращение ухудшения качества окружающей среды было указано одним из факторов, способствующих вынужденной миграции.

Хотя малые островные развивающиеся государства находятся среди тех государств, которые в наименьшей степени способствовали изменению глобального климата и повышению уровня моря, они в первую очередь страдают от пагубных последствий таких явлений и могут в некоторых случаях превратиться в необитаемые острова. Поэтому они входят в группу особо уязвимых государств, которые нуждаются в оказании помощи на основании Рамочной конвенции ООН об изменении климата, включая меры по адаптации и усилия по смягчению последствий изменения климата[21].

Участники конференций в Киото в 1997 г. и в Гааге в 2000 г. также уделили внимание рассмотрению вопроса о рисках интенсивной миграции в связи с глобальным потеплением[22].

В 2002 г. на Всемирной встрече на высшем уровне по устойчивому развитию в Йоханнесбурге был принят План выполнения решений встречи, в котором были отражены проблемы регионов, чаще всего страдающих от природных катаклизмов[23]. На встрече были выработаны предложения: оказывать финансовую и техническую помошь укреплению потенциала африканских стран, в том числе организационного и человеческого потенциала, в частности на местном уровне, для эффективной борьбы с последствиями стихийных бедствий, включая системы наблюдения и раннего предупреждения, проведение оценок, готовность, принятие ответных мер и восстановление; оказывать поддержку странам Африки, с тем чтобы они могли более эффективно решать проблемы перемещения населения в результате стихийных бедствий и конфликтов и создавать механизмы быстрого реагирования; оказывать поддержку принимающим беженцев странам в улучшении состояния инфраструктуры и окружающей среды, включая экосистемы и среду обитания, которым причинен ущерб в процессе приема и расселения беженцев.

На Всемирной конференции по уменьшению опасности бедствий, проходившей в Кобе, префектура Хиого, Япония, государства пришли к выводу о необходимости принятия мер по обеспечению, когда это необходимо, того, чтобы программы, проводимые в интересах перемещенных лиц, не приводили к увеличению риска и уязвимости к опасностям[24].

Важную роль в развитии проблематики экологической миграции играют конференции государств—участников Рамочной конвенции об изменении климата. Основная работа в данном направлении была начата в рамках Специальной рабочей группы по долгосрочному сотрудничеству в соответствии с Рамочной конвенцией об изменении климата, которая была создана в ходе встречи на Бали в 2007 г.[25] Основной целью Рабочей группы стало обеспечение эффективной имплементации положений Конвенции путем долгосрочного сотрудничества.

При этом формально проблема вынужденной миграции по экологическим причинам стала объектом пристального внимания только в 2008—2009 гг. В частности, была признана необходимость действий по решению проблемы миграции как реакции на изменение климатических условий. Государства были призваны сотрудничать и обмениваться опытом по данному вопросу, а также способствовать осуществлению Рабочей программы Найроби и Плана действий Бали[26], которые были приняты на предшествующих конференциях государств—участников конвенции и основное содержание которых касается сохранения окружающей среды.

В частности, в том, что касается Плана действий, принятого в ходе конференции на Бали, Специальная рабочая группа разработала документ «Идеи и предложения по пункту 1 Плана действий Бали». Группа предложила измерять позитивные и негативные социальные и экологические риски, включая воздействие на местные сообщества, в том числе коренные народности, в связи с миграцией; заинтересованным организациям было предложено вести наблюдение за региональной миграцией, осуществлять детальную оценку состояния окружающей среды и миграционных потоков, а также организовать пилотные проекты по адаптационным мерам, обращать особое внимание на миграцию по причине изменения климата; была подчеркнута необходимость повышения всеобщей информированности о миграции, связанной с изменением климата, а также развития и обмена данными и климатологических услуг на основе более эффективного наблюдения за изменением климата[27].

Для встречи в Познани в 2008 г. председатель Специальной рабочей группы по долгосрочному сотрудничеству разработал документ, содержащий обобщенную информацию об экологической миграции, полученную в результате прикладных исследований и предоставленную гуманитарными организациями. После конференции в Познани вопрос миграции в экологическом контексте обсуждался в рамках переговорного процесса.

На VI сессии Специальной рабочей группы в июне 2009 г. стороны предоставили комментарии общего характера по структуре и содержанию документа по миграции, который подготовила Рабочая группа, предложили поправки к нему. На открытии пленарного заседания глава американской делегации выразил озабоченность в отношении использования в проекте документа термина «климатический беженец». Конференция государств—участников Рамочной конвенции об изменении климата приняла во внимание данное замечание, пересмотрела формулировку и выносила эту проблему на обсуждение, начиная со встречи в Бангкоке и Барселоне в сентябре 2009 г. и заканчивая конференцией в Копенгагене в декабре 2009 г.

В рамках последней конференции Специальная рабочая группа продолжила разработку проекта документа по миграции, ключевыми словами в котором на тот момент являлись «миграция и перемещение». В ходе рабочих сессий некоторые стороны предложили включить ряд вопросов в параграф о миграции и перемещении: права человека, «экологическая справедливость», компенсации уязвимым лицам и др. Однако некоторые участники выразили беспокойство, что из-за использования подобных формулировок будет трудно согласовать пункт о миграции. В итоге стороны нашли компромиссное решение, в частности, упомянуть права человека в преамбуле документа. Согласованные формулировки нашли отражение водном из документов конференции[28]. В нем государства были призваны принять меры по развитию взаимопонимания, координации и сотрудничества по вопросам перемещения, миграции и запланированного перемещения по причине изменения климата на национальном, региональном и международном уровне.

В 2010 г. на конференции в Канкуне были одобрены результаты работы Специальной группы и сформулирован основной вывод о необходимости борьбы с миграцией населения по причинам изменения климата. Данный вывод нашел отражение в Плане по адаптации, согласованном сторонами[29].

Последние годы характеризуются объединением усилий международных организаций, занимающихся проблемами миграции и защиты окружающей среды, по поиску путей предотвращения и борьбы с последствиями экологической миграции. Так, в апреле 2008 г. такие международные учреждения, как Институт по окружающей среде и безопасности человека (Университет) ООН, ЮНЕП, МОМ учредили Альянс по изменению климата, окружающей среде и миграции. Институт по окружающей среде и безопасности человека определил несколько «горячих точек» в мире, в частности в Азии, Африке и Южной Америке, которые являются ярким свидетельством миграции населения по причине ухудшения качества окружающей среды. Целью деятельности Альянса было установлено проведение исследований и повышение информированности о миграции по экологическим причинам с целью привлечения внимания международных организаций к этой проблеме[30].

Международные механизмы по защите ЛПВС в ситуациях стихийных бедствий зачастую оказываются неэффективными из-за недостаточности понимания и знания угроз, возникающих при стихийных бедствиях, и способности реагировать на них. УВКПЧ, УВКБ ООН и ЮНИСЕФ до сих пор сталкиваются с трудностями при развертывании потенциала на местах, который соответствовал бы обязательству возглавить усилия по предоставлению защиты в ситуациях стихийных бедствий, взятому ими на себя в 2005 г. при реализации инициативы по реформированию гуманитарной деятельности. В этой связи УВКБ ООН взяло на себя обязательство заполнить этот пробел на основе проведения консультаций с ЮНИСЕФ и УВКПЧ и выразило надежду, что его возможности будут должным образом усилены[31].

Изучение истории развития международно-правового регулирования экологической миграции на универсальном уровне показывает, что данная проблема является для международного сообщества относительно новой. Поэтому вряд ли уместно выделять какие-либо отдельные этапы такого развития. Скорее всего в настоящее время данная тематика находится на первом этапе своего развития. Следующий этап — это разработка и принятие универсального международного акта, регулирующего рахшчные аспекты экологической миграции населения.

Полагаем, что появление рассматриваемой проблемы связано с обострением глобальных проблем, таких как изменение климата. При этом она представляет собой проблему всеобщую и требующую приложения совокупных усилий всех государств для ее эффективного решения. С другой стороны, позиция отдельных государств зависит во многом от того региона, в котором они находятся. Поэтому тенденции развития регулирования экологической миграции на региональном уровне требуют отдельного рассмотрения.

  • [1] Peters K. L. Environmental refugees. California Polytechnic State University, 2011. P. 4.
  • [2] 2 McAdani J. Climate Change Displacement and International Law: Complementar)'Protection Standards. UNHCR. Legal and Protection Policy Research Series, 2011. P. 5.
  • [3] ' Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН можно найти на сайте ООН. [Электронный ресурс). — Режим доступа: http://www.un.org/russian/documen/gadocs/gares.htm.
  • [4] Резолюцию ЭКОСОС 1655 (Ы1) от 1 июня 1972 г. можно найти наряду с другимирезолюциями на сайте ООН. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.un.org/russian/documen/ecosoc/ecosocres.htm.
  • [5] Помощь в деле облегчения положения, возвращения к нормальной жизни и переселения суданских беженцев: Резолюция ЭКОСОС ООН от 1 июня 1972 года 1655(1Л1). [Электронный ресурс). — Режим доступа: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/КЕ801_иТ10М/СЕМ/^0/610/91/1МС/ЫК061091^Г?ОрепЕ1етет (дата обращения:25.04.2012).
  • [6] Доклад Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по деламбеженцев: Резолюция ЭКОСОС ООН от 2 августа 1976 г. 2011 (1_Х1). [Электронныйресурс]. — Режим доступа: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/RESOLUTION/GEN/NR0/628/68/I^'lG/NR062868.pdf?OpenElement (дата обращения: 25.04.2012).
  • [7] Защита лиц, ищущих убежища, в ситуациях их массового притока: ЗаключениеИсполнительного комитета УВКБ ООН от 1981 г. № 22 (XXXII). [Электронный ресурс]. —Режим доступа: http://www.unhcr.ru/doc/75- 1994.doc (дата обращения: 25.04.2012).
  • [8] Лица, перемещенные внутри страны: Заключение Исполнительного комитетаУВКБ ООН от 1994 г. № 75 (XLV). [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.unhcr.ru/doc/75-1994.doc (дата обращения: 12.04.2011).
  • [9] Flintan F. Environmental Refugees — A Misnomer or A Reality? // A contribution tothe Wilton Park Conference Re poll on Environmental Security and Conflict Prevention. 2001.March 1st — 3rd. P. 1.
  • [10] Всеобъемлющее исследование по вопросам прав человека, относящимся к лицам,перемешенным внутри страны. Подготовлено представителем Генерального секретаряООН г-ном Франсисом М. Денгом во исполнение резолюции 1992/73 Комиссии по правам человека: 21.01.1993. E/CN.4/1993/35. С. 34—35. [Электронный ресурс). — Режим доступа: http://daccess-ods.un.org/TMP/4900326.html (дата обращения: 30.12.2010).
  • [11] См.: Выводы Представителя Генерального секретаря ООН по правам ЛПВС:Further promotion and encouragement of human rights and fundamental freedoms, includingthe question of the programme and methods of work of the Commission: human rights, massexoduses and displaced persons. Internally displaced persons. Report of the Representative of theSecretary-General, Mr. Francis M. Deng, submitted pursuant to Commission on Human Rightsresolution 1995/57. Compilation and analysis of legal norms. E/CN.4/1996/52/Add.2. 1995. 5December.
  • [12] Further promotion and encouragement of human rights and fundamental freedomsincluding the question of the programme and methods of work of the Commission questionsof human rights, mass exoduses and displaced persons: Report of the Representative of theSecretary-General, Mr. Francis Deng, submitted pursuant to Commission on Human Rightsresolution 1997/39. Addendum. Compilation and Analysis of Legal Norms. Part II: LegalAspects Relating to the Protection against Arbitrary Displacement. E/CN.4/1998/53/Add.l.1998. II February. URL: http://www.unhchr.ch/Huridocda/ Huridoca.nsf/TestFrame/49dc663a776b2cc2cl25661e002d5588? Opendocument (accessed: 14.04.2012).
  • [13] Гуманитарная помощь жертвам стихийных бедствий и подобных чрезвычайных ситуаций: Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 08.12.1988 A/RES/43/131.[Электронный ресурс|. — Режим доступа: hUp://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/43/131 (accessed: 14.04.2012).
  • [14] Black R. Environmental refugees: myth or reality? // New issues in refugee research.Working Paper No. 34. University of Sussex, 2011. P. 1.
  • [15] Gonin R, Lassailly-Jacob V. Les refugies de l’environnement. Une nouvelle categorie demigrants forces? // Revue europeenne des migrations internationales. 2002. No 2. Vol. 18. P. 142.
  • [16] World Population Plan of Action. URL: http://www.un.org/popin/icpd/conference/bkg/wppa.html (accessed: 29.04.2012).
  • [17] Венская декларация и программа действий. Доклад Всемирной конференции по
  • [18] правам человека. Доклад Генерального секретаря ООН. A/CONF.157/24 (Часть I). 1993.
  • [19] 13 октября. С. 27.
  • [20] Report of the International Conference on Population and Development. Cairo, 1994.5—13 September. A/CONF.171/13. URL: http://www.un.org/popin/icpd/conference/offeng/poa.html (accessed: 29.04.2012).
  • [21] Барбадосская декларация //Доклад глобальной конференции по устойчивому развитию малых островных развивающихся государств. Бриджтаун, Барбадос, 1994.25 апреля - 6 мая. А/СС^Б. 167/9. С. 7.
  • [22] Gonin P, Lassailly-Jacob V. Les refugies de l’environnement. Une nouvelle categorie demigrants forces? // Revue europeenne des migrations internationales. 2002. No 2. Vol. 18. P. 142.
  • [23] План выполнения решений Всемирной встречи на высшем уровне по устойчивомуразвитию. Резолюция 2. A/CONF. 199/20. С. 56.
  • [24] Рамочная программа действий на 2005—2015 годы // Всемирная конференция поуменьшению опасности бедствий, Кобе, префектура Хиого, Япония, 2005. 18—22 января.X/CONF.206/6. С. 27.
  • [25] Bali Action Plan. Decision 1/CP. 13 8th plenary meeting 14-15 Decentber 2007 // FCCC/CP/2007/6/Add. 1. P. 5.
  • [26] ' Climate change and migration: impacts, vulnerability, and adaptation options. 18 August2008. 3rd session of the Ad Hoc Working Group on Long-Term Cooperative Action under theConvention (AWG-LCA 3).
  • [27] Ideas and proposals on paragraph 1 of the Bali Action Plan. FCCC/AWGLCA/2008/16/Rev. 1,2008. P. 49, 76-77.
  • [28] Work undertaken by the Conference of the Parties at its fifteenth session on the basis of thereport of the Ad Hoc Working Group on Long-term Cooperative Action under the Convention.Annex II. Enhanced action on adaptation//FCCC/CP/2010/2. P. 14.
  • [29] См. подробнее: Warner K. Climate and environmental change, human migration anddisplacement: Recent policy developments and research gaps. United Nations University —Institute for Environment and Human Security (UNU-EHS), 2011.
  • [30] UNU-EHS Workshop Establishes Environmental-Induced Migration Alliance // UnitedNations University Institute for Environment and Human Security. URL: http://www.ehs.unu.edu/article/read/492 (accessed: 01.05.2012).
  • [31] Доклад Представителя Генерального секретаря по вопросу о правах человекавнутренне перемешенных лиц Вальтера Келина: A/HRC/13/21 от 05.01.2010. С. 20.[Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www2.ohchr.org/english/bodies/hrcouncil/docs/13session/A-HRC-13-21_ru.pdf (дата обращения: 15.05.2012).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >