4.3. История развития природно-ориентированного туризма в России

История массового природно-ориентированного туризма в России имеет собственную специфику, связанную с историческим развитием страны, с особенностью ее природных условий и исторически сложившимися взаимоотношениями человека с природой.

Рекреация, вплоть до конца XIX в., была уделом российской знати, которая отдыхала, главным образом, в Европе. Туристский рынок России вплоть до первой мировой войны и февральской революции 1917 г. имел два основных сегмента - элитарный туризм состоятельных слоев и экскурсионный и рекреационный туризм интеллигенции.

Организованный туризм, имеющий природно-познавательную направленность, начал оформляться в стране к концу XIX в. Удивительно, что уже тогда природоохранные принципы были заложены в основу туристской деятельности. Устав Крымского горного клуба, созданного в 1890 г. в Одессе, содержал практически те же положения, которые признаются наиболее важными в современном экологическом туризме. Цели клуба были таковы:

  • 1. Научное исследование Таврических (Крымских) гор и распространение собираемых о них сведений.
  • 2. Поощрение к посещению и исследованию этих гор и облегчение пребывания в них естествоиспытателям и художникам, отправляющимся в горы с научной или артистической целью.
  • 3. Поддержка местных отраслей сельского хозяйства, садоводства и мелкой горной промышленности.
  • 4. Охрана редких горных видов растений и животных.

Ялтинским отделением клуба впервые в России были созданы

тропы для облегчения пешеходных экскурсий в горы. Первой в 1899 г. была проложена Ш гангеевская тропа, которая вела от водопада Учан-Су на хребет Яйлы через наиболее живописные участки его восточного склона. Вслед за Штангеевской была разработана и начала использоваться в туристских целях Боткинская тропа, которая через живописные сосновые леса вела к водопаду Яузлар. Чуть позже появились тропы Крестовая и Дмитриевская. Вслед за тропами на Чатырдаге был создан первый в России приют, в котором могли останавливаться туристы, посещающие пещеры Бинь-Башхоба и Суук-Хоба. Количество экскурсантов, воспользовавшихся услугами Ялтинского отделения клуба, в 1896 г. составило 1491 человек, в 1912 г. - 15 229 человек.

В 1895 г. было создано общество велосипедистов-туристов. а в 1902 г. для экскурсионного обслуживания отдыхающих в городах Кавказских Минеральных вод- Кавказское горное общество. Широкое распространение в России начала XX столетия получили детские экскурсии природоведческой направленности. Замечательным примером экологического тура является экскурсия, проведенная школьниками 1-го класса по Финляндии.

20 марта 1919 г. В.И. Ленин подписал Декрет «О лечебных местностях общегосударственного значения». В 1920 г. при Народном комиссариате просвещения было создано «Объединенное лекционно-экскурсионное бюро» - прообраз современных туристско-экскурсионных учреждений. Российский туризм в послереволюционные годы продолжал традиции естественноисторической и природоведческой направленности: все экскурсионные станции, организованные в 1919 г., работали по естественноисторической программе. В этот период проводились однодневные и многодневные экекурсии по геологии, почвоведению, ботанике и зоологии. Большое внимание уделялось привлечению молодежи к краеведческой и туристско-экскурсионной работе. Организация детского туризма была возложена на внешкольный отдел народного комиссариата просвещения, который возглавляла Н.К. Крупская. Организацией туризма для взрослых занимались специальные подразделения, созданные при многих учреждениях. Природоведческие экскурсии разрабатывались и предлагались станциями юных натуралистов.

К концу 30-х гг. самодеятельный туризм приобрел популярность и широкий размах. Большая часть туристских мероприятий того времени содержала элементы экологических туров. Это и кратковременные, приуроченные к выходным дням, поездки относительно небольших групп отдыхающих на территории, расположенные в непосредственной близости от больших городов, и многодневные путешествия по территории страны. Граждане, участвовавшие в длительных походах, не только знакомились с природой страны, но и вели просветительскую работу среди населения отдаленных от промышленных центров регионов, помогали в уборке урожая и т.д.

Для облегчения общения с местным населением отдаленных территорий Обществом пролетарского туризма и экскурсий была издана серия карманных речевых справочников более чем на 20 языках народов СССР (абхазском, сванском, узбекском, таджикском и др.). Самодеятельные туристские группы разрабатывали новые маршруты, активно участвовали в исследовательской деятельности по поиску месторождений полезных ископаемых, полезных растений, изучали особенности распространения и поведения диких животных, собирали энтомологические и ботанические коллекции.

Массовый туризм обеспечивался инициативой в регионах, поэтому в туристскую деятельность была вовлечена практически вся страна. Огромный рост туризма пришелся на конец 50-х годов. По данным официальной статистики число участников туристских походов составило: в 1958 г. - 1 512 860 человек, в 1959 г. - 3 382 868 человек, в 1960 г. - 5 892 853 человека. С 1947 по 1962 г. число туристских баз в стране возросло с 96 до 297, было создано свыше 200 туристско-оздоровительных лагерей, 600 домов рыбака и охотника, более 800 пунктов проката туристского инвентаря. Все это позволило охватить туристскими походами и экскурсиями более 10 млн человек.

Самодеятельный туризм в послевоенные годы придерживался тех же направлений, что и до войны, а именно: приветствовались краеведческая направленность, рейды по охране природы, выполнение общественно-полезной работы в лесничествах, общественных и научных организациях. В 1965 г. в туристских походах и экскурсиях участвовали 40 млн человек, в стране было 450 баз на 95 200 мест, в распоряжении отдыхающих находилось 5 тыс. туристско-оздоровительных лагерей.

В конце 60-х - середине 70-х гг. были подготовлены и проведены такие сложнейшие походы, как 13-дневный поход по неисследованным, глубинным районам Шпицбергена, полярные походы на Таймыр, северную Землю, Землю Франца-Иосифа, Чукотку. В этот же период велась активная работа по изысканию новых маршрутов самодеятельных туристских путешествий. Так в 1969 г. поисковые экспедиции работали в Саянах, Прибайкалье, на Восточном Кавказе, в Памире. В результате работы этих экспедиций было разведано и разработано более 60 пеших, горных, водных и комбинированных маршрутов.

Особое внимание уделялось развитию туризма в регионах. Так в конце 70-х гг. количество только пешеходных маршрутов в Якутии достигло почти 500, в Хабаровском крае состоялось более 15 тыс. походов выходного дня, число участников воскресных «вылазок» в Иркутской области превысило 200 тыс. На 1 января 1977 г. в СССР насчитывалось 9058 плановых маршрутов, пролегавших по многим районам страны. Их обеспечивали 996 специальных туристских гостиниц, баз и кемпингов, которые ежегодно принимали 26 млн человек. Каждый год во второй половине 70-х гг. в стране обслуживалось свыше 140 млн экскурсантов. Таким образом, получивший широкое распространение массовый природноориентированный туризм не локализировался в отдельных регионах. а охватывал практически всю территорию страны.

В 1970-1985 гг. значительно возросло количество людей, вовлеченных в активные формы туризма, и, прежде всего, в самодеятельный туризм: ежегодно в походах по родному краю в маршрутах выходного дня и др. экскурсиях принимало участие свыше 30 млн человек. В этот период внедрялись новые формы обслуживания и виды услуг: маршруты для родителей с детьми, автотуристов, конные, лодочные, комбинированные путешествия и т.д. Объем услуг, предоставленных советским трудящимся и молодежи страны в 1985 г., превысил сумму 2 млрд руб. (в 4 раза больше, чем в 1970 г.). К 1985 г. в системе Центрального совета по туризму и экскурсиям работали свыше 960 туристских гостиниц, кемпингов и баз общей вместимостью около 400 тыс. мест. В стране функционировало 925 бюро путешествий и экскурсий, которые реализовывали 20 тыс. тем в экскурсионной работе.

Развитие туризма в России в 90-е гг. В.А. Квартальнов1 называл «переходным» периодом, в котором намечались ростки нового, однако общую ситуацию можно определить как «резкое, почти катастрофическое падение». На этом этапе развития российского туризма доминировали три основные тенденции.

Первая тенденция - изменения в структуре спроса и сегментации туристского рынка. Снижение спроса на длительный отдых и заметное возрастание потребности в кратковременном отдыхе. Подорожание транепорта и сокращение дальности поездок. Повышение требований к качеству обслуживания в сфере быта (питание, обустроенность жилья); дифференциация спроса в соответствии с социальным статусом различных групп населения. Резкое падение спроса на групповые путешествия, увеличение - на семейные формы отдыха и зарубежные поездки.

Вторая тенденция связана с переходом от монопольное™ к многоукладному туристскому хозяйству, к развитию частных, средних и малых предприятий. Резкое уменьшение дотаций государства, профсоюзов, крупных предприятий на социальный туризм, общее падение доходов населения привело к заметному сокращению числа крупных учреждений отдыха, особенно в 1992 г. Одновременно етали появляться малые туристские предприятия, обеспечивающие обслуживание небольших кемпингов, комнат для ночлега, пляжей, кафе, автостоянок, сувенирных лавок и т.д.

Третья тенденция заключается в переходе к использованию туристских ресурсов на основе новых экономических отношений. Эта тенденция, по мнению автора, пока еще обладает скрытым характером, переживает латентную фазу. В ее основе лежат отношения собственности на ресурсы - перераспределение прав на их использование между федеральным, республиканским и муниципальным уровнями власти, а также возникновение права частной собственности, прежде всего, на землю. Очевидно, в этой ситуа-

' Квартальное В.А. Туризм: теория и практика. Том 1. Гуманитарные проблемы развития туризма: история и современность. - М.: Финансы и статистика, 1998.

ции возникает возможность для формирования нового экономического механизма, опирающегося на введение дифференциальной ренты на используемые в туризме ресурсы. В настоящее время эта рента, определяемая выгодой местоположения, служит лишь обогащению собственника ресурсов. Но ее следовало бы направлять на сохранение качества ресурсов, на развитие туристской инфраструктуры и т.п.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >