Интеллектуальная собственность в системе объектов административной и уголовно-правовой охраны

Как уже было отмечено выше, в соответствии с ч. 1 ст. 44 Конституции РФ интеллектуальная собственность в Российской Федерации охраняется законом. При этом, как указано в п. 1 ст. 1250 ГК РФ, интеллектуальные права защищаются способами, предусмотренными ГК РФ, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права. Предусмотренные ГК РФ способы защиты интеллектуальных прав могут применяться по требованию правообладателей, организаций по управлению правами на коллективной основе, а также иных лиц в случаях, установленных законом (и. 2 ст. 1250 ГК РФ), а отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав (п. 3 ст. 1250 ГК РФ). В случае же виновного нарушения прав интеллектуальной собственности помимо механизма гражданско-правовой ответственности могут быть задействованы механизмы привлечения виновных субъектов к административной и уголовной ответственности.

Охранительная функция административного и уголовного права реализуется, прежде всего, через существование и фактическое применение соответствующих уникальных норм-запретов и сопровождающих их санкций, не характерных для гражданского законодательства в целом и права интеллектуальной собственности в частности. При этом меры административной и уголовной ответственности, обеспечивающие эффективность охранительной функции административного и уголовного права в области защиты интеллектуальной собственности, в отличие от мер гражданско-правовой ответственности всегда носят публичный, а не компенсаторный характер. При этом привлечение правонарушителя к административной или уголовной ответственности за конкретное посягательство на интеллектуальную собственность не освобождает его от имущественной ответственности перед правообладателем. Данное обстоятельство еще более усиливает охранительный потенциал административного и уголовного права в области защиты интеллектуальной собственности.

Кроме того, следует отметить, что среди всех законов, направленных на охрану интеллектуальной собственности, особую роль играют законы об административной и уголовной ответственности еще и потому, что именно они охраняет ее от самых опасных видов посягательств, имеющих не только частноправовую, но и публичную направленность, т.е. административных правонарушений и преступлений. Административное правонарушение определяется в ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ как противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. В свою очередь, понятие преступления сформулировано в ч. 1 ст. 4 УК РФ, которая гласит, что оно представляет собой виновно совершенное общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное УК РФ под угрозой наказания.

Следует отметить, что правовая система Российской Федерации в части регламентации отношений в сфере интеллектуальной собственности и их охраны начала формироваться в начале 90-х г. XX в. в соответствии с нормами международного права, и сегодня положения российского законодательства в указанной сфере отвечают всем требованиям конвенционных норм и других актов международного права. Одновременно велась работа по подготовке нового российского административного и уголовного законодательства. В 1996 г. был принят действующий УК РФ, а в 2001 г. - КоАП РФ, предусмотревшие и новые нормы, направленные на защиту прав на различные объекты интеллектуальной собственности.

Таким образом, современная Россия, являясь участником соответствующих международных соглашений в области охраны интеллектуальной собственности, к началу 2000-ых г. смогла обеспечить такой уровень охраны и защиты прав и интересов авторов, правообладателей и субъектов интеллектуальной собственности, который соответствует уровню ратифицированных международных конвенций и других международных договоров. После введения в действие Четвертой части ГК РФ в соответствующие нормы КоАП РФ и УК РФ были внесены необходимые изменения и дополнения.

Следует заметить, что для развития всей системы правовой защиты интеллектуальной собственности от разного рода посягательств большое значение имеет появление в российском законодательстве такой новой категории, которая практически не применяется в международном праве, как «интеллектуальные права». Представляется, что данное понятие является обобщающим и не будет иметь существенного значения для административной и уголовной правоприменительной практики, поскольку современные КоАП РФ и УК РФ четко разграничивают, соответственно, правонарушения и преступления, связанные с различными объектами и иными аспектами правоохраны. В гражданском же праве законодатель предпринял попытку объединить права, устанавливаемые в отношении различных объектов интеллектуальной собственности, под общим термином «интеллектуальные права», который охватывает собой следующий спектр различных субъективных прав в области создания и использования результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации[1]:

  • - исключительные права на объекты интеллектуальной собственности, являющиеся имущественными правами;
  • - личные неимущественные права (право авторства, право автора на имя и др.), принадлежащие авторам и являющиеся неотчуждаемыми и непередаваемыми по каким-либо иным основаниям, следовательно, не имеющие значения для хозяйственного оборота, а только сводящиеся к необходимости обязательного соблюдения отдельных дополнительных требований (например, об указании имени автора при использовании произведения);
  • - права на получение вознаграждения в отдельных прямо предусмотренных случаях, в которых ГК РФ разрешает использование произведения без согласия правообладателя, но с выплатой специального вознаграждения или просто предписывает обязательную выплату вознаграждения;
  • - иные права (право доступа, право следования и др.).

Институт юридической (гражданско-правовой, административной и уголовной) ответственности за нарушение интеллектуальных прав в отечественном праве имеет глубокие исторические корни. Например, анализ опыта законодательной регламентации уголовной ответственности за соответствующие виды преступлений в российском законодательстве Х1Х-ХХ1 вв. позволяет выявить тенденции разграничения уголовно-правовой защиты авторских и изобретательских прав, авторских имущественных и неимущественных прав, ужесточения наказания за преступления данного вида, за исключением советского периода развития права.

Необходимо упомянуть также о государственном регулировании отношений в сфере интеллектуальной собственности, поскольку именно отношение государства к тому или иному виду общественных отношений отражает их роль и значение в обществе как объекта правовой охраны, в том числе от посягательств в виде административных правонарушений и преступлений. Ни одна действительно социально значимая область общественных отношений не должна оказываться вне сферы государственного регулирования и правовой защиты. Другое дело, что методы, направления и интенсивность указанного регулирования должны быть адекватны складывающейся ситуации, соответствовать объективным условиям развития общественных отношений. В полной мере это утверждение относится и к вопросам государственного регулирования в сфере интеллектуальной собственности[2] и ее административной и уголовно-правовой охраны. Государственная защита и регулирование указанных общественных отношений могут быть определены как целенаправленное воздействие компетентных государственных органов на общественные отношения, возникающие в сфере правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которое осуществляется посредством использования средств нормативного и ненормативного характера с целью признания субъективных прав на интеллектуальную собственность, результативного использования ее в практической деятельности, а также ее эффективной защиты от разного рода посягательств. Государственное регулирование и юридическую защиту отношений в сфере интеллектуальной собственности следует рассматривать в качестве относительно самостоятельного направления государственной регулирующей и охранительной деятельности, которое должно учитывать состояние правовой охраны (включая административную и уголовно-правовую как наиболее репрессивные и потому наиболее действенные) и использование многочисленных результатов интеллектуальной деятельности в современных условиях.

Характер и объем государственного регулирования отношений в сфере интеллектуальной собственности, интенсивность их административной и уголовно-правовой защиты от посягательств в виде правонарушений и преступлений определяются особенностями правового режима использования и охраны соответствующих интеллектуальных продуктов. Например, специфика правовой охраны объектов авторских и смежных прав (за исключением программ для ЭВМ и баз данных) характеризуется тем, что законодательство устанавливает минимальное количество критериев их охраноспособности, не требует государственной регистрации указанных объектов либо соблюдения каких-либо формальностей для возникновения интеллектуальных прав, а также для передачи исключительных прав на основании соответствующих договоров. Поэтому государственное регулирование отношений в сфере интеллектуальной собственности, связанных с объектами авторских и смежных прав, фактически сводится к нормативно-правовому регулированию таких отношений. В таких условиях для признания объектов авторских и смежных прав объектами административной или уголовно-правовой охраны также не требуется выполнения каких-либо формально-юридических действий в отношении соответствующих результатов творческой и иной интеллектуальной деятельности (например, произведений, фонограмм и др.).

Иначе выражаются особенности правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности, традиционно относящихся к объектам промышленной собственности, и некоторых иных объектов. Они выражаются законодательным определением жестких критериев их охраноспособности, установлении этих критериев в процессе рассмотрения заявки компетентными государственными органами, регистрации интеллектуального продукта и договоров по передаче исключительных прав на интеллектуальные продукты[3]. В связи с этим содержание государственного регулирования отношений в сфере интеллектуальной собственности, связанных с изобретениями, полезными моделями, промышленными образцами, программами для ЭВМ и базами данных, топологиями интегральных микросхем, а также средствами индивидуализации представляется более сложным и включает в себя не только нормативно-правовое регулирование соответствующих отношений, но и совершение компетентными органами необходимых юридически значимых действий по правоприменению[4]. Соответственно, при таком подходе законодателя к охраняемости изобретений и других объектов промышленной интеллектуальной собственности выполнение или невыполнение таких юридически значимых действий будут указывать на возможность юридического признания или напротив непризнания тех или иных результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации объектами административной и уголовно-правовой охраны.

На основании изложенного могут быть сформулированы следующие предварительные выводы:

  • - во-первых, бурное развитие различных технологий, в том числе цифровых, делает объекты интеллектуальной собственности доступными для использования без ведома авторов и правообладателей, что, в свою очередь, создает условия для совершения значительного количества преступлений и иных правонарушений в данной сфере;
  • - во-вторых, интеллектуальное творчество приобретает на современном этапе мирового развития все большее значение. Производство и тиражирование экземпляров объектов авторского права и иных объектов интеллектуальной собственности в настоящее время представляет собой одну из наиболее крупных и доходных отраслей индустрии, которая осуществляет выпуск книг, кинофильмов, экземпляров программного обеспечения, компьютерных игр, аудио- и видеозаписей и т.д. Однако в таких условиях приходится констатировать, что сфера интеллектуальной собственности активно превращается в деликатную среду, представляющую значительный интерес и для корыстной ориентированной преступности, в том числе - организованной преступности, которая использует чужие интеллектуальные достижения как один из существенных источников финансирования своей противозаконной деятельности. Статистические данные свидетельствуют об увеличении числа административных правонарушений и уголовно наказуемых посягательств на интеллектуальную собственность. По оценкам специалистов, количество регистрируемых преступлений в этой области только за 2007-2008 г. увеличилось более чем в пять раз.

В Российской Федерации правовое регулирование интеллектуальной собственности входит в сферу исключительной компетенции Российской Федерации (ст. 44, п. «о» ст. 71 Конституции РФ). Интеллектуальная собственность как комплекс результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации и объект административной и уголовно-правовой охраны имеет несколько видов: объекты авторского права (произведения науки, литературы и искусства); объекты смежных прав (исполнения, фонограммы, передачи организаций эфирного и кабельного вещания и др.); объекты права промышленной собственности (изобретение, полезная модель, промышленный образец); средства индивидуализации участников гражданского оборота (фирменное наименование, коммерческое обозначение, товарный знак и знак обслуживания, наименование места производства товара); объекты интеллектуальных прав на нетрадиционные объекты (селекционные достижения и др.). При этом необходимо отметить, что отношения, возникающие по поводу создания и использования интеллектуальной собственности, по мнению специалистов, недостаточно урегулированы на законодательном уровне, несмотря на обширный перечень соответствующих нормативных правовых актов[5]. В ряде случаев возникают коллизии, выявляются пробелы законодательства, которые при разрешении конкретных споров восполняются зачастую судебной практикой. В связи с этим требуется дальнейшее совершенствование законодательства, регулирующего сферу интеллектуальной собственности и ее защиту от административных правонарушений и преступных посягательств.

В современных условиях функцию административно-правовой защиты интеллектуальной собственности от правонарушений выполняют:

  • 1) ст. 7.12 КоАП РФ - «Нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав»;
  • 2) ст. 14.10 КоАП РФ - «Незаконное использование товарного знака»[6].

При этом интеллектуальная собственность в виде различных объектов

авторских и смежных, изобретательских и патентных прав рассматривается в контексте института административной ответственности как разновидность собственности вообще, т. е. сквозь призму имущественных интересов и вещных правоотношений, на что указывает место ст. 7.12 КоАП РФ в гл. 7 «Административные правонарушения в области охраны собственности» КоАП РФ. Тогда как интеллектуальная собственность в виде товарных знаков и знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров считаются в КоАП РФ элементами правоотношений в сфере предпринимательской деятельности, о чем свидетельствует название гл. 14 «Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности» КоАП РФ, куда волей законодателя помещена ст. 14.10 КоАП РФ.

При этом если ориентироваться на практику работы таможенных органов РФ по защите интеллектуальной собственности, то сотрудникам таможен чаще встречаются правонарушения, предусмотренные ст. 14.10 КоАП РФ, нежели ст. 7.12 КоАП РФ. Так в 2010 г. таможенными органами РФ было выявлено 1060 административных правонарушений, предусмотренных ст. 14.10 КоАП РФ, и только 16 правонарушений предусмотренных ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ (для сравнения в 2009 г. было выявлено 955 правонарушений, предусмотренных ст. 14.10 КоАП РФ, и 15 правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 7.12 КоАП РФ)[7].

Например, в марте 2014 г. инспекторы таможенного поста ДАПП Полтавка Уссурийской таможни задержали более полутора тонн заготовок для производства обуви с признаками контрафактных. В ходе таможенного контроля продукции, импортированной из Китайской Народной Республики, выявлено 20120 пар заготовок для производства обуви, с надписями «SOCHI 2014» и изображением олимпийских колец. Каких-либо разрешительных документов от правообладателя товарных знаков «SOCHI-2014», компания-импортер в таможенный орган не представила. Факт отсутствия заключенных соглашений с данным участником внешнеэкономической деятельности на использование и совершение таможенных операций, связанных с перемещением через таможенную границу ТС продукции, маркированной олимпийской символикой подтвердила компания, представляющая интересы правообладателя товарного знака «8ОСН1-2014». Правообладатель товарного знака «8ОСН1-2014» Автономная некоммерческая организация «Оргкомитет «Сочи 2014» рассматривает случай перемещения данных товаров как нарушение исключительных прав и считает указанные товары контрафактными. За незаконное использование товарного знака «8ОСН1-2014» в отношении компании-правонарушителя было возбуждено дело, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 ст. 14.10 КоАП РФ. Контрафактный товар изъят и помещен на ответственное хранение; проводится расследование[8]. Только в 2008-2010 г. таможенными органами было задержано более 2,5 млн. единиц контрафактной продукции, содержащей олимпийскую и паралимпийскую символику. Эта работа продолжается по сей день и осуществляется на основе соглашения между ФТС России и Оргкомитетом «Сочи 2014» о взаимодействии при организации и проведении Олимпийских и Паралимпийских зимних игр в 2014 г., заключенного в апреле 2008 г.

Что же касается уголовно-правовой охраны интеллектуальной собственности, то в настоящее время соответствующую функцию выполнят следующие нормы российского уголовного закона:

  • 1) ст. 146 УК РФ - «Нарушение авторских и смежных прав»;
  • 2) ст. 147 УК РФ - «Нарушение изобретательских и патентных прав»;
  • 3) ст. 180 УК РФ - «Незаконное использование товарного знака»[9].

В соответствии с существующими подходами к кодификации уголовного законодательства интеллектуальная собственность в виде объектов авторского права, смежных прав, изобретательских и патентных прав рассматривается как элемент такого видового объекта преступлений как конституционные права и свободы человека и гражданина (гл. 19 УК РФ), а интеллектуальная собственность в виде прав на средства индивидуализации - как элемент общественных отношений в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ).

  • [1] См.: Сергеев А.Л. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации: учебник.М.: Проспект, 2007. С. 9-14.
  • [2] См.: Мишин Г.К. О некоторых проблемах уголовной политики в борьбе с преступлениямив сфере экономической деятельности // Предупреждение организованной и коррупционнойпреступности средствами различных отраслей права: сб. ст. / под ред. В.В. Лунеева. М., 2002.С. 138-139.
  • [3] См.: Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный) / под ред. К).А. Дмитриева, А.А. Молчанова. М., 2008. С. 221.
  • [4] Глухова Г.О. Уголовная ответственность за нарушение авторских и смежных прав: дис. ...канд. юрид. наук. М, 2004. С. 39.
  • [5] См.: МолчановД.В. Уголовно-правовая характеристика и особенности квалификации преступлений, посягающих на объекты интеллектуальной собственности: лекция. М.: Академия экономической безопасности МВД России, 2008. С. 169.
  • [6] См. рис. 1 раздела «Приложения».
  • [7] См.: Долгова М.В., Юрьева Е.В. Указ. соч. С. 70.
  • [8] Более 20 тысяч пар заготовок для обуви с олимпийской символикой задержали уссурий ские таможенники. 24.03.2014 // Федеральная таможенная служба. Официальный сайт [Электронный ресурс]. Режим доступа: Ьир://^'уу.сиз(отх.ги/1пбех.рЬр?ор11оп=сот_сотеп1&у1еи'=агПс1е&лс1= 19016:-20-----------&саП<1=40:2011-01 -24-15-02-45&Иепйс1=2094&Иет1<1=1835
  • [9] См. рис. 2 раздела «Приложения».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >