Гл а в а 2 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА

ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ И ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ ТАМОЖЕННЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

Теоретические аспекты научной проблемы институционализации таможенных преступлений в российском уголовном нраве.

Уголовное законодательство о так называемых «таможенных преступлениях», особенно это касается контрабанды и уклонения от уплаты таможенных платежей, имеет такую же давнюю историю, как и уголовное право вообще. Это связано с появлением таких обязательных атрибутов государственности, как национальная территория, территориальный суверенитет, государственная граница и объективной необходимостью их уголовноправовой охраны в интересах всего общества. Письменные свидетельства о преступности и наказуемости контрабанды и других общественно опасных деяний в сфере внешней торговли содержатся даже в самой древней части Библии, не говоря уже о более поздних источниках, включая правовые памятники[1]. Отечественный исторический опыт борьбы с контрабандой подробно исследован в научной литературе [2]. Однако в науке уголовного права процесс институционализации таможенных преступлений начался сравнительно недавно, в новейший период отечественной истории государства и права. Он продолжается по сей день, проявляясь с разной степенью интенсивности как в области уголовного правотворчества, так и научного осмысления вопроса, и на данном этапе не может считаться завершенным.

В настоящее время проблема признания таможенных преступлений самостоятельным институтом особенной части российского уголовного права и соответственно связанный с ней вопрос о таможенных преступлениях как о самостоятельной классификационной группе преступных посягательств (видовом образовании в системе уголовного права) являются в науке уголовного права дискуссионными. При этом полемичной признается не только сама постановка проблемы необходимости выделения такого элемента в системе классификации то ли преступлений экономической направленности, то ли посягательств на общественную безопасность. Единства мнений среди авторитетных ученых-правоведов не наблюдается даже среди тех авторов, которые признали такую необходимость. Однако для них наиболее острыми и активно обсуждаемыми являются вопросы о юридически точном названии или наименовании данной классификационной группы преступлений, а также о количестве и видах входящих в нее общественно опасных деяний, т.е. о системе института таможенных преступлений.

Так, одни исследователи (например, Т.А. Бушуева, В.А. Жбанков, С.Ю. Иванова, А.И. Чучаев, и др.) утверждают, что выделение таможенных преступлений в самостоятельную группу уголовно наказуемых деяний на сегодняшний день есть явление состоявшееся[3]. Другие (например, Н.А. Лопашенко, Б.В. Яцеленко и др.), напротив, не признают необходимости их выделения из преступлений в сфере экономической деятельности.[4]

При этом если одни авторы (Т.А. Бушуева, Н.С. Гильмутдинова, С.Ю. Иванова, И.И. Крюкова, В.Д. Ларичев, В.И. Михайлов, Ю.И. Сучков, А.В. Федоров, А.И. Чучаев, А.М. Яковлев и др.) пользуются термином «таможенные преступления»[5], то другие (А.А. Гравина, А.Н. Козырин, М.А. Кочубей и др.) для обозначения данной группы общественно опасных деяний используют формулировки «преступления в таможенной сфере», «преступления в сфере таможенной деятельности» или «преступления в сфере таможенного дела»[6], а третьи (А.А. Витвицкий, А.Э. Жалинский, А.З. Игнатюк, А.В. Наумов и др.) - «преступления в сфере внешнеэкономической деятельности», «преступления в сфере внешнеторговой деятельности» или «преступления против установленного порядка внешнеэкономической деятельности»[7] и т.п. При этом А.В. Наумов использует последний термин как синоним и вместе с термином «таможенные преступления»[8]. Кроме того, для обозначения данной группы преступлений применяется и такой более нейтральный термин, как «преступления, отнесенные к компетенции таможенных органов»[9]. Однако последний вариант, хотя и является безупречно точным с процессуальной точки зрения и с позиции конкретности его содержательного наполнения (если руководствоваться критерием подследственности уголовных дел таможенным органам как органам дознания)[10], тем не менее, не может быть использован в уголовно-правовой классификации преступных деяний, поскольку не содержит в себе указания на объект посягательства.

Однако, судя по всему, подавляющее большинство российских ученых- правоведов к таможенным преступлениям причисляют именно те общественно опасные деяния, что отнесены законом к уголовно-процессуальной компетенции таможенных органов[11]. Таковыми деяниями, в частности, в соответствии с действующими редакциями УК РФ и УПК РФ являются:

  • а) незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица (ст. 173.1 УК РФ);
  • б) незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица (ст. 173.2 УК РФ);
  • в) легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ);
  • г) легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 174.1 УК РФ);
  • д) незаконные экспорт из РФ или передача сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ (оказание услуг), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники (ст. 189 УК РФ);
  • е) невозвращение на территорию РФ культурных ценностей (ст. 190 УК РФ);
  • ж) уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ (ст. 193 УК РФ);
  • з) совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ на счета нерезидентов с использованием подложных документов (ст. 193.1 УК РФ);
  • и) уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица (ст. 194 УК РФ);
  • к) контрабанда наличных денежных средств и (или) денежных инструментов (ст. 200.1 УК РФ);
  • л) контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов (ст. 226.1 УК РФ);
  • м) контрабанда наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров или аналогов, растений, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо их частей, содержащих наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, инструментов или оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229.1 УК РФ).

Однако существуют не лишенные оснований мнения о том, что, например, уклонение от уплаты таможенных платежей (ст. 194 УК РФ) следует относить к числу налоговых преступлений[12], а уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств (в прежней редакции невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте) (ст. 193 УК РФ) - к валютным преступлениям[13]. Кроме того, произошедшие в последние годы изменения в уголовном, таможенном, налоговом и валютном законодательствах заставляют по-новому взглянуть на систему преступлений в сфере таможенного дела, традиционное представление о которой видится уже не столь безупречным.

Таким образом, приведенный выше краткий обзор сформировавшихся в современной отечественной теории уголовного права воззрений на понятие и виды таможенных преступлений указывает на необходимость детального исследования каждого из трех обозначенных выше дискуссионных вопросов, а именно:

  • - Существуют ли объективные основания для выделения таможенных преступлений в самостоятельную классификационную группу в системе Особенной части УК РФ и соответственно для признания их уголовно-правовым институтом?
  • - Какая из предложенных разными авторами формулировок наиболее точно подходит для обозначения данной группы преступлений?
  • - Какие составы преступлений образуют исследуемую группу уголовно наказуемых общественно опасных деяний и соответственно какие уголовно-правовые нормы образуют институт таможенных преступлений?

Ответ на первый вопрос может быть утвердительным: объединение контрабанды и некоторых других уголовно наказуемых деяний в группу таможенных преступлений представляется вполне закономерным и логичным.

Прежде всего, следует отметить, что совершение отдельных преступлений, отнесенных к уголовно-процессуальной компетенции таможенных органов, а именно деяний, предусмотренных ст. 189, 190, 193, 193.1, 194,

200.1, 226.1 и 229.1 УК РФ, всегда связано с нарушением установленного таможенным законодательством порядка перемещения различных предметов преступного посягательства через таможенную или государственную границу и (или) осуществления внешнеэкономической деятельности (ВЭД). Это означает, что для данных преступлений характерен единый видовой объект - сложившийся в результате соответствующего правового регулирования нормальный порядок осуществления ВЭД. Последняя, согласно ст. 1 Федерального закона «Об экспортном контроле»[14], представляет собой внешнеторговую, инвестиционную и иную деятельность, включая производственную кооперацию, в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности (правами на них).

Порядок осуществления ВЭД регламентирован целым комплексом законов и подзаконных нормативных правовых актов, в которых содержащаяся совокупность правовых норм образует таможенное право. При этом буквально все диспозиции перечисленных составов преступлений являются бланкетными. Использованные законодателем при конструировании объективных признаков преступлений, предусмотренных ст. 189, 190, 193,

193.1, 194, 200.1, 226.1 и 229.1 УК РФ, формулировки отсылают правоприменителей главным образом к нормам таможенного права либо к смежным актам законодательства. Поэтому уяснение их содержания, их толкование становятся невозможными без применения соответствующих норм Таможенного кодекса Таможенного союза[15], Федерального закона «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности»[16], Закона РФ «О таможенном тарифе»[17] и многих других актов законодательства, характеризующихся не просто согласованностью, а комплексным, системным единством таможенно-правовых норм. Соответственно еще одним, вторым, объективным проявлением общности составов преступлений, предусмотренных ст. 189, 190, 193, 193.1, 194,200.1,226.1 и 229.1 УК РФ, является обозначенное единство (по признаку предмета правового регулирования) тех юридических норм, относящихся к таможенному праву, которые подлежат применению при квалификации рассматриваемой категории уголовно наказуемых деяний в силу характерных для данных составов бланкетных диспозиций.

Помимо этого, соответствующие преступления, предусмотренные перечисленными уголовно-правовыми нормами, характеризуются не только общностью юридической природы их объекта и соответственно сферы деятельности, в рамках которой они проявляются, но и непосредственно своими внешними проявлениями, традиционно относимыми к объективной стороне состава преступления. С точки зрения внешней или объективной стороны указанных преступлений все они, так или иначе, связаны с совершением действий по перемещению каких-либо предметов через таможенную границу Таможенного Союза или Государственную границу РФ, т.е. с их ввозом в страну либо вывозом из нее. При этом одни преступления могут быть совершены только путем непосредственного нарушения установленного порядка перемещения предметов посягательства через границу (например, три вида контрабанды, предусмотренные ст. 200.1, 226.1 и 229.1 УК РФ, а также незаконный экспорт объектов экспортного контроля, предусмотренный ст. 189 УК РФ, и незаконное совершение валютных операций по переводу денежных средств на счета нерезидентов, предусмотренное ст. 193.1 УК РФ). Другие - только после обязательного предварительного совершения действий по перемещению каких-либо ценностей или иных предметов через границу (например, невозвращение на территорию РФ культурных ценностей, предусмотренное ст. 190 УК РФ, а также уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств, предусмотренное ст. 193 УК РФ). А описываемое законодателем в ст. 194 УК РФ уклонение от уплаты таможенных платежей может быть совершено как до (например, при экспорте), так и после (например, при импорте) совершения действий по ввозу либо вывозу товаров или каких- либо иных предметов. Однако и в последнем случае фактическое или планируемое совершение экспортно-импортных операций или иных действий по пересечению грузами границы, с которыми закон увязывает возникновение обязанности уплатить таможенные платежи, является обязательным объективным условием уголовной ответственности по ст. 194 УК РФ.

И, наконец, в качестве еще одного основания, указывающего на возможность и необходимость выделения таможенных преступлений в самостоятельную классификационную группу уголовно наказуемых деяний, можно было бы указать нормы действующего уголовно-процессуального законодательства России о компетенции таможенных органов как органов дознания. Так, в соответствии с и. 9 ч. 3 ст. 151 УПК РФ дознавателями таможенных органов РФ проводится дознание по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 194 и ч. 1 ст. 200.1 УК РФ. Помимо этого, на таможенные органы согласно п. 3 ч. 2 ст. 157 УПК РФ возложена обязанность при наличии признаков преступлений, предусмотренных ст. 173.1, 173.2, 174, 174.2, 189, 190, 193, 193.1, 194 (ч. 3 и 4), 200.1 (ч. 2), 226.1 и 229.1 УК РФ, возбудить уголовное дело в порядке, установленном ст. 146 УПК РФ, и выполнить по нему необходимые неотложные следственные действия. Таким образом, все причисленные нами к таможенным преступлениям общественно опасные деяния, предусмотренные ст. 189, 190, 193, 193.1, 194, 200.1, 226.1 и 229.1 УК РФ, отнесены уголовно-процессуальным законодательством к подследственности таможенных органов как органов дознания. Однако следует признать, что отнесение к уголовно-процессуальной компетенции таможенных органов РФ уголовных дел об указанных преступлениях не может рассматриваться в качестве основания для объединения указанных составов преступлений в одну системную общность, а соответствующих юридических норм - в уголовно-правовой институт.

Во-первых, таможенные органы наделены полномочиями по возбуждению уголовных дел и о таких деяниях, которые хотя и могут совершаться в сфере ВЭД, но это условие вовсе не является обязательным признаком соответствующих составов преступлений, и более того, чаще всего такие преступления совершаются не в связи с таможенным делом или внешнеторговыми операциями (например, незаконное образование юридического лица и незаконное использование документов для образования юридического лица, предусмотренные ст. 173.1 и 173.2 УК РФ соответственно, а также два вида легализации имущества, приобретенного преступным путем, предусмотренные ст. 174 и 174.1 УК РФ). То есть, несмотря на то, что российские законодатели наделили таможенные органы правом возбуждать уголовные дела об общественно опасных деяниях, указанных в ст. 173.1, 173.2, 174 и 174.1 УК РФ, предусмотренные данными нормами уголовного закона преступления объективно нельзя считать таможенными. Таможенная окраска у данных уголовно наказуемых деяний может иметь место лишь в роли факультативного признака, который никак не влияет ни на преступность деяния, а значит - и на его квалификацию, ни на его наказуемость.

Во-вторых, в уголовно-правовой науке мы не найдем упоминаний, например, о полицейских преступлениях, несмотря на наличие у следователей МВД России собственной подследственности уголовных дел.

Вместе с тем тот факт, что законодатель определенным образом установил в УПК РФ подследственность уголовных дел таможенным органам, является свидетельством официального признания высшим правотворческим органом государства реального существования таможенных преступлений как особой юридической (уголовно-правовой) категории, но при этом он не может рассматриваться как прямое указание на понятие и систему института таможенных преступлений. Представляется, что российский законодатель при принятии УПК РФ в 2001 г. и внесении в него изменений в 2002 г.[18] отнес контрабанду и иные преступления в сфере таможенного дела к компетенции таможенных органов по той причине, что к указанному периоду законотворческой деятельности формирование правового понятия «таможенные преступления» фактически состоялось, что и было признано не только правоприменителями и подавляющим большинством представителей уголовно-правовой науки, но и на официальном нормативном уровне. А последующие изменения уголовно-процессуальной компетенции таможенных органов не всегда следует рассматривать как расширение или иную новацию института таможенных преступлений, включая те изменения и дополнения, что были внесены в УПК РФ Федеральным законом от 28.06.2013 № 134-Ф3[19].

В отечественной юридической науке разработано и обосновано большое количество предложений о повышении эффективности использования правоохранительного потенциала российских таможенных органов путем наделения их правом возбуждения уголовных дел с последующим производством неотложных следственных действий по таким категориям преступлений, которые хотя и не относятся непосредственно к общественно опасным деяниям в сфере таможенного дела, но могут выявляться таможенниками при осуществлении своих должностных полномочий, а именно:

  • -преступных посягательств против интеллектуальной собственности, связанных с незаконным перемещением товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности, через таможенную границу[20] [21];
  • - преступлений в сфере компьютерной информации, совершаемых в таможенных органах[20];
  • -преступлений против жизни, здоровья, чести и достоинства должностных лиц таможенных органов, связанных с их служебной деятельностью[23];
  • - преступлений экстремистской направленности, связанных с пересечением границы[24];
  • - общественно опасных деяний, связанных с незаконным перемещением порнографических материалов и предметов через границу[25], и др.[26]

При этом реализация указанных предложений о совершенствовании уголовно-процессуального законодательства вовсе не предполагает изменений научных подходов к понятию и видам таможенных преступлений и размытию границ данного уголовно-правового института.

  • [1] 2 Беспалько В.Г. Древние свидетельства о таможенных преступлениях (по материалам книгиБытия и ее толкований) // Вестник Российской таможенной академии. 2014. № 1. С. 38-44 и др.
  • [2] Беспалько В.Г. История развития законодательства об охране культурных ценностей от преступных посягательств // Культура: управление, экономика, право. 2013. № 2. С. 27-34; Бойко А.И., Родина Л.Ю. Контрабанда: история, социально-экономическое содержание и ответственность. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002; Кисловский Ю.Г. Контрабанда: историяи современность. М.: ИПО «Автор», 1996; Колдаев В.И. История и современные способы борьбы с контрабандой в СССР (криминалистическое, уголовно-правовое и уголовно-процессуальное исследование): автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1972; Новиков Ю.А., Карганова Б.Г.Ответственность за преступления в таможенной сфере: историко-правовой аспект. М.: РИОРТА, 2003; Угаров Б.М. У таможенного барьера. М.: Международные отношения, 1975 и др.
  • [3] См.: Бушуева Т.А. Таможенные преступления и практика борьбы с ними в Дальневосточномрегионе: учеб.-методич. пособие. Владивосток: Владивосток, филиал Российской таможенной академии, 2000. С. 20-22; Жбанков В.А. Таможенные преступления: сущность и проблемы их выявления // Контрабанда, коррупция, отмывание грязных денег, терроризм: проблемымирового сообщества на границе тысячелетий: сборник докл. на междунар. науч.-практ. конф.«Актуальные проблемы борьбы с трансграничной преступностью». М.: РИО РТА, 2003; Чучаев А.И.. Иванова С.Ю. Таможенные преступления в новом Уголовном кодексе Российской Федерации // Государство и право. 1998. № 11. С. 40-46 и др.
  • [4] См.: Лопашенко Н.А. Вопросы квалификации преступлений в сфере экономической деятельности. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1997; Уголовное право. Особенная часть: учебник / подред. А.И. Рарога. М.: Изд-во ИМПЭ, 1996 и др.
  • [5] См ..Яковлев А.М. Таможенные преступления // Российское уголовное право. Особенная часть/ под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М.: Юристъ, 1997; Михайлов В.И., Федоров А.В. Таможенные преступления: Уголовно-правовой анализ и общие вопросы оперативно-розыскнойдеятельности. СПб.: Юридический центр Пресс, 1999; Крюкова Н.И., Бушуева Т.А., Фатхут-динова А.М., Гравина А.А. Ответственность за таможенные преступления // Таможенное право:в 2 т. Т. 2. Особенная часть / под ред. В.Г. Драганова, науч. рук. М.М. Рассолов. М.: Экономика,1999; Сучков Ю.И. Таможенные преступления. Калининград: Изд-во Калининград, гос. ун-та,2000; Ларичев В.Д., Гильмутдинова И.С. Таможенные преступления. М.: Экзамен, 2000 и др.
  • [6] См.: Гравина А.А., Терещенко Л.К., Шестакова М.П. Судебная практика по делам о преступлениях в таможенной сфере // Гравина А.А. и др. Таможенное законодательство. Судебнаяпрактика. М.: Статут, 1998; Козырин А.Н. Преступления в сфере таможенного дела // Ответственность за нарушения таможенных правил. М., 1999; Кочубей М.А. Уголовная ответственность за преступления в сфере таможенной деятельности: дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-н/Д, 1998 и др.
  • [7] См.: Витвицкий А.А. Преступления в сфере внешнеэкономической деятельности (криминологические и уголовно-правовые аспекты). М.; ИКЦ «Март», 2003; Жалинский А.Э. Преступления против порядка внешнеторговой деятельности // Уголовное право России. Т. 2. Особенная часть / под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. М.: Норма, 1998; Жданов С.П., Шумилов А.Ю. Использование специальных познаний в выявлении преступлений, совершаемых вовнешнеэкономической деятельности: учеб.-практич. пособие. М.: Издательский дом Шумиловой И.И., 2011; Игнатюк А.З. Контрабанда и иные правонарушения во внешнеэкономическойдеятельности: Теория и практика расследования. М., Мн.: Амалфея, Изд-во деловой и учебнойлитературы, 2001; Наумов А.В. Российское уголовное право: курс лекций: в 3 т. Т. 2. Особеннаячасть (гл. 1-Х). М.: Волтере Клувер, 2007 и др.
  • [8] См.: Наумов А.В. Указ. соч. С. 356.
  • [9] См., напр.: Самойленко П.И. Ответственность за преступления, отнесенные к компетенциитаможенных органов // Основы таможенного дела: учебник / под общ. ред. В.Г. Драганова. М.:Экономика, 1998. С. 513 и др.
  • [10] См.: Пункт 9 ч. 3 ст. 151 и п. 3 ч. 2 ст. 157 УПК РФ о компетенции таможенных органов Российской Федерации по производству дознания и неотложных следственных действий по уголовным делам.
  • [11] См., напр.: Беспалько В.Г. К вопросу о понятии таможенных преступлений // Поиск: сборникстатей по проблемам правоохранительной деятельности. Вып. 5. М.: РИО РТА, 2005. С. 47-74;Жбанков В.А. Таможенные преступления: понятие и свойства // Публичное и частное право.2012. Вып. II. С. 77-81; Никольская А.Г. К вопросу о понятии и круге таможенных преступлений в свете изменений, внесенных Федеральным законом от 28.06.2013 № 134-ФЗ // Проблемы материального и процессуального уголовного права: сборник. Вып. 7 / под ред. М.А. Алпе-евой. М.: Изд-во Российской таможенной академии, 2013. С. 130-133 и др.
  • [12] См., напр.: Кучеров И.И. Налоговые преступления: учеб, пособие. М.: ЮрИнфоР, 1997. С.57.
  • [13] Так, например, считают А.В. Наумов (см.: Наумов А.В. Указ. соч. С. 356, 460); А.М. Яковлев(см.: Российское уголовное право. Особенная часть / под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова.С. 205 -212) и др.
  • [14] Федеральный закон от 18.07.1999 № 183-ФЗ «Об экспортном контроле» (с послед, изм.и доп.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 30. Ст. 3774.
  • [15] Таможенный кодекс Таможенного союза (приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому Решением Межгосударственного Совета ЕврАзЭС на уровнеглав государств от 27.11.2009 № 17) (ред. от 16.04.2010) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. № 50. Ст. 6615.
  • [16] Федеральный закон от 08.12.2003 № 164-ФЗ «Об основах государственного регулированиявнешнеторговой деятельности» (ред. от 30.11.2013) // Собрание законодательства РоссийскойФедерации. 2003. № 50. Ст. 4850.
  • [17] Закон Российской Федерации от 21.05.1993 № 5003-1 (ред. от 04.03.2014) «О таможенном тарифе» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного СоветаРоссийской Федерации. 1993. № 23. Ст. 821.
  • [18] См.: Федеральный закон от 29.05.2002 № 58-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 22. Ст. 2027.
  • [19] Федеральный закон от 28.06.2013 № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям» (ред. от 21.07.2014) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 26.Ст. 3207.
  • [20] См.: Абрамов А.М., Беспалько В.Г., Жданов С.П. и др. Административная и уголовная ответственность за посягательства на интеллектуальную собственность: учеб, пособие / под ред.Н.В. Завьялова. М.: Изд-во Российской таможенной академии, 2014. С. 78-84; Беспалько В.Г.,Завьялов Н.В. Перспективные направления расширения уголовно-процессуальной компетенции таможенных органов РФ с целью повышения эффективности уголовной политики в области охраны интеллектуальной собственности // Поиск: сборник статей по проблемам правоохранительной деятельности. Вып. 18. М.: Изд-во Российской таможенной академии, 2013.С. 34-39 и др.
  • [21] См.: Будаковский Д. С. Выявление и расследование преступлений в сфере компьютерной информации, совершаемых в таможенных органах: монография. М.: Изд-во российской таможенной академии, 2012.
  • [22] См.: Абрамов А.М., Беспалько В.Г., Жданов С.П. и др. Административная и уголовная ответственность за посягательства на интеллектуальную собственность: учеб, пособие / под ред.Н.В. Завьялова. М.: Изд-во Российской таможенной академии, 2014. С. 78-84; Беспалько В.Г.,Завьялов Н.В. Перспективные направления расширения уголовно-процессуальной компетенции таможенных органов РФ с целью повышения эффективности уголовной политики в области охраны интеллектуальной собственности // Поиск: сборник статей по проблемам правоохранительной деятельности. Вып. 18. М.: Изд-во Российской таможенной академии, 2013.С. 34-39 и др.
  • [23] См.: Беспалько ВТ. Уголовная ответственность за посягательства на жизнь, здоровье, честь,достоинство и имущество сотрудников таможенных органов: учеб, пособие. М.: РИО РТА,2004.
  • [24] Алпеева М.А. К вопросу о расширении уголовно-процессуальной компетенции таможенных органов РФ в свете противодействия экстремизму // Российский следователь. 2009. № 10.С. 7-9; Алпеева М.А. Участие таможенных органов в досудебном уголовном производстве поделам о преступлениях экстремистской направленности: монография М.: Изд-во Российскойтаможенной академии, 2012 и др.
  • [25] Беспалько В.Г. Уголовно-процессуальная компетенция таможенных органов Российской Федерации и проблемы ее расширения в свете обеспечения духовной безопасности // Евразийский юридический журнал. 2009. № 1 (8). С. 27-31.
  • [26] См.: Беспалько В.Г. Уголовно-правовая охрана порядка осуществления ВЭД и таможенногодела в РФ и возможные направления расширения уголовно-процессуальной компетенции таможенных органов // Таможня-2004 сквозь призму экономики и права: сборник материалов научно-практической конференции. Российская таможенная академия, 15 апреля 2004 г. М.: РИОРТА, 2004. С. 353-356 и др.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >