ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ: ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Понятие и общая характеристика обстоятельств, исключающих преступность деяния.

В жизни возникают ситуации, разрешение которых объективно связано с причинением вреда интересам, поставленным под защиту уголовного закона. Иногда человеку приходится самостоятельно защищать жизнь и здоровье, собственность, даже государственные или общественные интересы от преступных посягательств, а также угрожающих явлений или процессов природного или техногенного характера. Не каждое причинение такого вреда носит противоправный характер.

Глава 8 УК РФ закрепляет обстоятельства, исключающие преступность деяния. В действующем уголовном законе отсутствует нормативное определение таких обстоятельств.

О наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, идет речь, когда причинение вреда правоохраняемым интересам осуществляется в ситуациях, свидетельствующих о полезности или приемлемости такого вреда для общества. В теории права эти обстоятельства также называют обстоятельствами правомерного причинения вреда.

Под обстоятельствами, исключающими преступность деяния, понимаются действия, которые, несмотря на то, что причиняют вред охраняемым уголовным законом интересам, признаются правомерными, так как совершаются с соблюдением определенных в законе условий и общественно значимой мотивации.

Поскольку ситуации, разрешение которых связано с причинением вреда охраняемым уголовным законом интересам, возникают в различных видах социальной деятельности, законодатель сформулировал признаки, которые позволяют типизировать эти ситуации, а также определил пределы допустимого вреда в каждой из них. В настоящее время УК РФ выделяет шесть обстоятельств, исключающих преступность деяния:

  • а) необходимая оборона (ст. 37 УК РФ);
  • б) причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ);
  • в) крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ);
  • г) физическое или психическое принуждение (ст. 40 УК РФ);
  • д) обоснованный риск (ст. 41 УК РФ);
  • е) исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).

Хотя действующее законодательство не содержит аргументации в пользу допустимости либо полезности действий при тех или иных обстоятельствах, исключающих преступность деяния, а лишь объявляет подобные деяния непреступными, в теории права существует мнение о разделении данных обстоятельств на две группы: общественно полезные и общественно нейтральные.

К общественно полезным обстоятельствам, исключающим преступность деяния, относят необходимую оборону (ст. 37 УК РФ) и причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ). Иные обстоятельства, исключающие преступность деяния, относят к общественно нейтральным.

Основой разделения на эти группы является объем предельно возможного вреда правоохраняемым интересам, который законодатель позволяет причинить в конкретной ситуации. Так, согласно ч. 2 ст. 39 УК РФ «превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный». В отличие от ситуации необходимой обороны, «когда посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой такого насилия, превышения пределов необходимой обороны, по существу, быть не может, так как согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ в таких случаях допустимо причинение посягающему любого вреда»[1].

Нормы уголовного закона об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, образуют самостоятельный институт. Эти обстоятельства объединяет в институт правомерность причинения охраняемым уголовным законом интересам вреда, несмотря на внешнее сходство с преступлениями, а также прямое указание закона о том, что причинение вреда с соблюдением закрепленных в ст. 37-42 УК РФ условий не является преступлением.

В основе правомерности причинения вреда лежат следующие обстоятельства:

  • -при необходимой обороне (ст. 37 УК РФ) - наличие общественно опасного посягательства;
  • -при причинении вреда задерживаемому (ст. 38 УК РФ) - факт совершения преступления и возможность рецидива;
  • - при крайней необходимости (ст. 39 УК РФ) - наличие опасности, неотвратимой иным путем;
  • - в ситуациях, предусмотренных ст. 40 УК РФ, - наличие физического или психического принуждения;
  • - при обоснованном риске (ст. 41 УК РФ) - наличие необходимости достижения общественно полезной цели;
  • - в ситуации, предусмотренной ст. 42 УК РФ, - наличие обязательных приказа или распоряжения[2].

Кроме того, в каждом случае законодатель устанавливает ряд дополнительных условий правомерности этих действий.

В отечественной уголовно-правовой теории идет дискуссия относительно юридической природы обстоятельств, исключающих преступность деяния[3].

С.Г. Келина утверждает, что деяния, предусмотренные ст. 37-42 УК РФ, содержат состав преступления, но в силу ряда причин (отсутствия определенных признаков) преступлением не являются[4]. В частности, она указывает на исключение при наличии того или иного обстоятельства «общественной опасности, противоправности или вины». Согласно ее позиции для отдельных обстоятельств существуют разные основания для исключения преступности причиненного вреда:

  • - при необходимой обороне и задержании лица, совершившего преступление, - это отсутствие общественной опасности;
  • - при исполнении приказа - отсутствие виновности;
  • - при крайней необходимости, физическом или психическом принуждении, обоснованном риске - отсутствие противоправности[5].

А.В. Наумов считает, что все эти обстоятельства исключают и уголовную противоправность (противозаконность), и общественную опасность, и виновность, и наказуемость деяния, а следовательно, и его преступность[6].

Природа рассматриваемых обстоятельств в теории уголовного права и ранее оценивалась неоднозначно: как обстоятельства, исключающие общественную опасность[7], исключающие уголовную ответственность и наказуемость[8], исключающие противоправность деяния[9] и др.

А.Е. Беляев отмечает, что правомерное поведение в рамках рассматриваемых обстоятельств, не являясь преступлением, не содержит и состава преступления[2]. Тем не менее, отрицательным, с психологической точки зрения, моментом можно назвать закрепленную законодателем формулировку названия гл. 8 «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» УК РФ. Внимание правоприменителя законодатель акцентирует на том, что деяния, речь о которых идет в этой главе, формально совпадают с преступлениями, хотя таковыми не признаются. В связи с этим К.И. Попов предлагает изменить название гл. 8 УК РФ, изложив ее в следующей редакции «Обстоятельства правомерного причинения вреда». Он считает, что такая формулировка наиболее точно отражает социальную и правовую сущность данного уголовно-правового института[3].

Понятие «правомерный вред» рассматривается и другими исследователями. Так, В.И. Михайлов пишет, что в теории уголовного права при характеристике норм о необходимой обороне, задержании лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованном риске, психическом и физическом принуждении и исполнении приказа исследователями, как правило, указывается на внешнее сходство причиняемого в этих обстоятельствах вреда с вредом, наносимым преступлением. Но здесь речь о правомерном вреде. Он также отмечает, что причинение вреда, порожденное общественно осуждаемыми мотивами, квалифицируется как преступление. В основе же вредоносных действий, совершаемых в ходе необходимой обороны, крайней необходимости, выполнения профессиональных функций и в иных ситуациях правомерного вреда, лежит побуждаемое и одобряемое обществом присущее каждому члену социума чувство самосохранения, желание защитить обижаемого, помочь жертве, устранить опасность или иным образом обеспечить реализацию общественно значимых интересов. Поэтому, исходя также и из общественно значимой мотивации действий в необходимой обороне и в других ситуациях правомерного вреда, законодатель отнес причиняемый при этом вред к правомерному[12].

Нормы о рассматриваемых обстоятельствах предоставляют гражданам (в том числе сотрудникам таможенных и иных правоохранительных органов) права на самостоятельную защиту законных интересов. Это особенно важно в случаях, требующих незамедлительного реагирования[13] [14]. Сотрудники таможенных органов должны знать обстоятельства, исключающие преступность деяния для того, чтобы грамотно противостоять таможенным преступлениям, а также использовать условия правомерности анализируемых обстоятельств в ходе проведения специальных мероприятий.

Следует подчеркнуть, что действия по правилам обстоятельств, исключающих преступность деяния, ни для кого, в том числе и для сотрудников таможенных органов, не являются правовой обязанностью. Хотя существуют и иные позиции по данному вопросу. Так, некоторые авторы утверждают, что для сотрудников правоохранительных органов это является обязанностью[13]. Представляется, что не надо путать обязанность, например, сотрудника полиции по пресечению преступления и задержанию лица, его совершившего, с «обязанностью» причинения задерживаемому вреда. Не может быть такой обязанности. Сотрудники таможенных органов также должны стремиться к причинению наименьшего вреда посягающему или задерживаемому преступнику.

Сложность положения, сложившегося в области квалификации правомерного причинения вреда в уголовном праве, определяется тем, что сегодня отсутствуют точные признаки всех составов правомерного поведения, связанных с причинением вреда, а также нет устоявшейся практики анализа признаков правомерного поведения.

Остановимся на условиях правомерности каждого обстоятельства, исключающего преступность деяния, и некоторых актуальных проблемах, связанных с их применением подробнее.

  • [1] Российское уголовное право. Общая часть: учебник. Т. 1. М.: Проспект, 2006. С. 305.
  • [2] См.: Уголовное право. Общая часть: учебник. М.: РИО Академии ФСБ России, 2010. С. 197.
  • [3] Попов К.И. Обстоятельства правомерного причинения вреда // Российский следователь. 2010.№ 1.С. 17-20.
  • [4] См. подр.: Курс российского уголовного права. Общая часть. М.: Спарк, 2001. С. 416-417.
  • [5] Келина С.Г. Обстоятельства, исключающие преступность деяния: понятие и виды // Уголовное право. 1999. № 3. С. 4-5.
  • [6] См.: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: курс лекций. М.: БЕК, 1996.С. 326-327.
  • [7] См.: Якубович М.И. Учение о необходимой обороне в советском уголовном праве. М.: Госюр-издат, 1961. С. 6.
  • [8] См.: Слуцкий И.И. Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность. Л.: Изд-воЛГУ, 1956. С. 11-12.
  • [9] См.: Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М.: Госю-риздат, 1961. С. 410-416.
  • [10] См.: Уголовное право. Общая часть: учебник. М.: РИО Академии ФСБ России, 2010. С. 197.
  • [11] Попов К.И. Обстоятельства правомерного причинения вреда // Российский следователь. 2010.№ 1.С. 17-20.
  • [12] См.: Михайлов В.И. Правомерный вред в уголовном законодательстве и правовой доктрине:монография. СПб.: СПб. им. В.Б. Бобкова филиал Российской таможенной академии, 2011.
  • [13] См.: Уголовное право. Общая часть: учебник. М.: РИО Академии ФСБ России, 2010. С. 198.
  • [14] Некоторые ученые продолжают утверждать о наличии такой обязанности. Обычно это имеет место при рассмотрении необходимой обороны и задержании преступника (см., напр.: Российское уголовное право. Общая часть: учебник / под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова.М.: Спарк, 1997. С. 232 (автор главы А.А. Тер-Акопов); Курс уголовного права. Общая часть.Т. 1 / под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: ИКД «Зерцало», 1999. С. 447 (авторы главы Ю.М. Ткачевский, Н.И. Ветров); Уголовное право. Общая часть: учебник. М.: Юнита-Дана,2002. С. 232 и др.).
  • [15] См.: Уголовное право. Общая часть: учебник. М.: РИО Академии ФСБ России, 2010. С. 198.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >