Гл а в а 1 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА

ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ УЧЕНИЯ О ПРЕСТУПЛЕНИИ И СОСТАВЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

Особенности российского уголовного нрава.

Современное российское уголовное право представляет собой самостоятельную отрасль отечественного права, которую образует специфическая обособленная совокупность юридических норм и институтов, определяющих, какие общественно опасные деяния признаются преступлениями и какие наказания и (или) иные меры уголовной ответственности должны применяться за их совершение. Оно отличается от других отраслей российского права рядом существенных признаков, основными из которых являются:

  • 1) предмет правового регулирования, который образуют уголовно-правовые отношения, возникающие в связи с совершением преступления между лицом, его совершившим, с одной стороны, и государством в лице уполномоченных органов и должностных лиц, с другой стороны, и реализующиеся в привлечении виновного лица к уголовной ответственности;
  • 2) метод уголовно-правового регулирования, который, безусловно, опирается на императивный метод правового регулирования, но его характерной особенностью в случае с уголовным правом является явное преобладание жесткого запрета, сопровождаемого суровой санкцией, как доминирующего способа воздействия на поведение граждан;
  • 3) источник уголовно-правовых норм, каковым единственно является Уголовный кодекс РФ (УК РФ)[1], принятый Государственной Думой Федерального Собрания РФ 24 мая 1996 г., одобренный Советом Федерации Федерального Собрания РФ 5 июня 1996 г., подписанный Президентом РФ 13 июня 1996 г. и официально вступивший в действие с 1 января 1997 г.

Принятие УК РФ было вызвано коренными переменами в политической и социально-экономической сферах жизни российского общества в конце XX в., которых не учитывал и потому перестал соответствовать сложившимся реалиям ранее действовавший уголовный закон - УК РСФСР 1960 г.[2] Вместе с тем при разработке и принятии УК РФ законодатели стремились не только учесть результаты демократических преобразований, главным из которых стало принятие 12 декабря 1993 г. на всенародном голосовании Конституции РФ[3], но и сохранить верность отечественным правовым традициям, имеющим богатую историю.[4] Правовые традиции, характерные для многовекового отечественного уголовного законодательства, представляют собой проверенные временем социально значимые юридические идеи, лежащие в основе уголовной (как законотворческой, так и правоприменительной) политики российского государства, обеспечивающие ее стабильность и исторически переходящие из одного источника уголовно-правовых норм в другой в силу их доказанной эффективности, общественного признания, соответствия нравственным основам общественного бытия и ряда других факторов, указывающих на их непреходящее значение и в современных условиях. Среди таких правовых традиций можно выделить следующие:

а) кодификацию отечественного уголовного права, выражающуюся в стремлении законодательной власти сосредоточить все нормы о преступлениях и наказаниях в одном официальном источнике. Данная традиция восходит к первой половине XIX в., когда был принят первый отечественный уголовный кодекс - Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Следующими кодифицированными актами российского уголовного права стали Уголовное уложение 1903 г., Уголовный кодекс РСФСР 1922 г., Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. и Уголовный кодекс РСФСР 1960 г.;

  • б) систематизацию уголовно-правовых норм путем выделения в структуре уголовного закона двух основных частей - Общей, объединяющей нормы, относящиеся ко всем преступлениям и ко всем лицам, совершившим преступления, и Особенной, состоящей из норм, описывающих признаки отдельных видов преступлений и полагающихся за их совершение конкретных видов и размеров наказаний;[5]
  • в) стремление к реалистичной классификации норм Особенной части уголовного закона о конкретных видах преступлений (делению преступлений в уголовном законе по родам и видам) с опорой на критерий объекта посягательства и его место в сложившейся иерархии охраняемых уголовным правом общественных отношений, социальных ценностей и благ, несмотря на ее историческую изменчивость;
  • г) последовательную приверженность принципу субъективного вменения, предполагающему обязательное установление вины лица, совершившего общественно опасное деяние, как одного из важнейших и необходимых условий привлечения такого лица к уголовной ответственности;
  • д) признание уголовно противоправным как оконченного преступления, так и не доведенного до конца по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного лица, общественно опасного деяния;
  • е) установление уголовной ответственности как для исполнителя преступления, так и для его соучастников. При этом традиционно более опасными и потому более строго наказуемыми признавались и признаются преступления, совершенные в результате объединения усилий нескольких лиц, т.е. преступления, совершенные в соучастии;
  • ж) приверженность относительно-определенным и альтернативным санкциям уголовно-правовых норм, позволяющим обеспечить возможность индивидуализации мер уголовной ответственности при решении вопроса о наказуемости преступного деяния и создать условия для реализации принципа справедливости как важнейшей нравственной основы установления в законе и назначения на практике кары, возмездия, наказания за совершенное преступление[6], и др.

Что же касается новелл УК РФ 1996 г., отличающих его от предшествующих отечественных уголовных законов, то к наиболее существенным из них можно отнести следующие перемены в области законотворческого обеспечения уголовной политики:

  • а) признание УК РФ единственным источником норм национального российского уголовного права, недопустимость установления преступности и уголовной наказуемости каких-либо деяний другими законами или иными нормативными правовыми актами (ст. 1, ч. 1 ст. 3 УК РФ);
  • б) введение прямого запрета на применение методов аналогии закона и аналогии права применительно к уголовно-правовым отношениям, недопустимость применения уголовного закона по аналогии (ч. 2 ст. 3 УК РФ);
  • в) признание личности, прав и свобод человека и гражданина важнейшим объектом уголовно-правовой охраны. Как следствие данной новеллы охрана прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств признана первостепенной задачей уголовного законодательства (ч. 1 ст. 2 УК РФ), обеспечение безопасности человека объявлено предназначением уголовного права (ч. 1 ст. 7 УК РФ), а преступления против личности заняли в системе Особенной части уголовного закона (разд. VII УК РФ) первое место как самый опасный, по мнению разработчиков проекта УК РФ и принявших его законодателей, вид уголовно наказуемых деяний;
  • г) расширение системы наказаний путем включения в нее новых видов мер уголовной ответственности, не связанных с изоляцией осужденного от общества;
  • д) общая гуманизация уголовного законодательства, проявившаяся не только в указанных выше новеллах, но и в декриминализации отдельных деяний, смягчении наказаний за ряд преступлений и т.п.;
  • е) криминализация нового вида общественно опасных посягательств, неизвестных прежним источникам российского уголовного права, - преступлений в сфере компьютерной информации (гл. 28 УК РФ);
  • ж) распространение действия УК РФ на военнослужащих, совершивших преступления против военной службы (разд. XI УК РФ), и др.

При этом действующий уголовный закон, как и любой другой нормативный правовой акт, должен адекватно отражать регулируемую и охраняемую им социальную реальность, своевременно реагировать на важные изменения в экономической, политической, культурной и других сферах жизни общества, смягчая или ужесточая ответственность за те или иные преступления в зависимости от уровня их распространенности, криминализируя новые общественно опасные деяния, представляющие существенную угрозу безопасности личности, общества или государства, декриминализируя деяния, утратившие общественную опасность, и т.д. Такое развитие норм уголовного права, детерминированное кардинальными переменами в социуме и необходимостью удовлетворения его новых потребностей в сфере борьбы с преступностью, получило название рефлексии уголовного законодательства на реальность. Для ее характеристики необходимо обозначить основные (типичные) подходы законодательной власти к внесению изменений и дополнений в действующий УК РФ. К таковым могут быть, в частности, отнесены следующие отчетливо наблюдаемые тенденции развития норм УК РФ о преступлениях и наказаниях:

  • а) усиление уголовно-правовой охраны личности от наиболее опасных преступных посягательств на права и свободы человека и гражданина (путем ужесточения наказаний за убийство и причинение тяжкого вреда здоровью человека) на фоне ослабления механизмов уголовно-правовой защиты менее ценных личных благ (путем декриминализации оскорбления, причинения по неосторожности вреда здоровью средней тяжести);
  • б) ослабление уголовно-правового вмешательства в сферу экономической деятельности (путем смягчения санкций некоторых уголовно-правовых норм о преступлениях в сфере экономической деятельности, декриминализации некоторых из таких деяний, введения специальных оснований освобождения от уголовной ответственности и наказания за совершение преступлений экономической направленности)[7];
  • в) постепенное внедрение в уголовно-правовую материю, закрепление и расширение в ней диспозитивных начал, несмотря на публичный характер уголовного права в целом[8];
  • г) ужесточение уголовного законодательства в части уголовно-правового обеспечения противодействия терроризму и экстремизму (путем ужесточения санкций соответствующих уголовно-правовых норм, детализации признаков соответствующих составов преступлений, угрожающих общественной безопасности и посягающих на основы конституционного строя, дополнения УК РФ новыми составами преступлений террористической и экстремистской направленности) и др.
  • 3

В настоящее время следование указанным выше и иным тенденциям развития отечественного уголовного права поставило перед юридическим сообществом и законодателями принципиальный вопрос: следует ли продолжать совершенствовать действующий УК РФ путем внесения в него все новых изменений и дополнений или необходимо разработать и принять новый уголовный закон? Разрешение обозначенной проблемы выбора дальнейшего пути развития российского уголовного законодательства видится представителям юридической общественности по-разному[9]. Кроме того, профессор А.Э. Жалинский обозначил и другие глобальные проблемы, касающиеся современного состояния и дальнейшего развития отечественного уголовного права, а именно:

  • а) проблему отсутствия должной ясности относительно природы, тенденций и соответственно места уголовного права в быстроменяющемся современном обществе, а также отсутствия полной ясности относительно того, как уголовное право служит обществу;
  • б) проблему отсутствия четкого представления как о позитивных и негативных следствиях функционирования действующего уголовного права, так и о способах использования его возможностей, и связанную с этим проблему одновременной их переоценки и недооценки;
  • в) проблему разрыва между волей законодателя, выраженной в уголовном законе, и подготовленностью к его применению, обусловленной недостаточностью знаний в области уголовного права даже у юристов-профес- сионалов;
  • г) проблему легитимности уголовного права;
  • д) проблему жесткости уголовного закона[10].

В теории права считается, что юридические нормы, регламентирующие и охраняющие различные общественные отношения, являются формальными отражениями уровня развития этих самых отношений, поскольку закрепляют их наиболее совершенные и общепризнанные формы. Соответственно процесс изменения уголовного законодательства теоретически всецело предопределяется количественными и качественными переменами, происходящими в различных охраняемых им сферах общественного бытия. Между тем следует признать, что современная российская правовая реальность зачастую не подчиняется отмеченным общим закономерностям и нередко характеризуется бессистемным изменением правового поля, порождающим проблему значительного разрыва между правовыми моделями различных общественных отношений и их действительным состоянием.

Так, например, ст. 188 УК РФ о контрабанде за относительно непродолжительный срок ее действия с 1997 по 2011 г. подвергалась внесению изменений и дополнений пять раз, а потом и вовсе была исключена. Однако контрабанда не была декриминализирована полностью, так как после исключения ст. 188 из уголовного закона последний был дополнен двумя новыми нормами о контрабанде, которые в отличие от прежней устанавливают ответственность только за незаконное перемещение через границу вооружения и других предметов, представляющих угрозу общественной безопасности (ст. 226.1 УК РФ), а также наркотических средств и других веществ, представляющих угрозу здоровью населения (ст. 229.1 УК РФ).[11] Тем самым законодатель в 2011 г. принял радикальное решение о декриминализации контрабанды валюты и ряда других товаров. Однако вскоре в 2013 г. УК РФ был дополнен третьей нормой о контрабанде, которая вновь ввела уголовную ответственность за незаконное перемещение через границу валюты в крупном размере (ст. 200.1 УК РФ).[12] Кроме того, в настоящее время в Государственной Думе зарегистрирован законопроект о дополнении УК РФ нормой о контрабанде алкогольных напитков и табачных изделий. При этом за совсем короткий срок действия ст. 226.1 УК РФ изменения в нее вносились уже дважды, а в ст. 229.1 УК РФ - единожды.

Приведенный пример хаотичных изменений российского уголовного законодательства в части определения оснований и мер уголовной ответственности за контрабанду, который может быть дополнен схожими примерами относительно иных преступлений, как в сфере таможенного дела, так и в иных областях общественной жизни, показывает, что далеко не всегда юридические новеллы детерминированы объективными социальными потребностями в качественно новом правовом регулировании. Зачастую они вызваны субъективными факторами, включая недостаточный уровень профессионализма разработчиков законопроектов, отсутствие социологических и криминологических обоснований уголовно-правовых новелл, лоббизм интересов определенных финансово-экономических кругов и т.п. Опасность такого положения дел в области правотворчества кроется в том, что нестабильность законодательства лишает стабильности и регулируемые им правоотношения, включая конституционные права граждан и другие базовые ценности общества, ведет к обесцениванию права и закона, исключительно негативно влияет на общественное правосознание, выраженное народной формулой: «Закон, что дышло: куда повернул - туда и вышло». Всего за время действия УК РФ с 1997 по 2014 г. были приняты 160 различных федеральных законов о внесении изменений и дополнений в УК РФ[13], а само количество этих изменений и дополнений за столь короткий исторический период насчитывает уже несколько сотен и не поддается точному исчислению. Такие обильные «плоды» правотворчества в сфере борьбы с преступностью выглядят как результаты нерадивой деятельности и непоследовательности представителей законодательной власти, как следствие пренебрежения правовыми традициями и вечными нормами, не нуждающимися в корректировке в зависимости от времени или места их применения, как свидетельства отсутствия продуманной стабильной, долговременной уголовной политики, устремленной в будущее и осуществляемой во благо всего общества, а не обслуживающей сиюминутные потребности и интересы тех или иных господствующих социальных групп. В показанных условиях проблема отсутствия стабильности отечественного уголовного законодательства предопределяет актуальность и социальную значимость обращения ученых-правоведов к истории уголовного права, к вечным, проверенным тысячелетиями религиозно-нравственным основам уголовного законодательства с целью поиска юридических и иных средств обеспечения незыблемости уголовного закона, с одной стороны, и, как следствие, стабильности охраняемых им от преступных посягательств социальных благ - с другой[14].

Таким образом, необходимость одновременного обеспечения стабильности уголовного законодательства и его адекватной и своевременной рефлексии на реальность является одной из актуальных проблем развития современного отечественного уголовного права.

Возвращаясь к характеристике особенностей действующего российского уголовного законодательства, нельзя не отметить специфику конструкции отечественного уголовного закона, наиболее наглядное представление о которой дает структура УК РФ.[15] Первичным и конечным элементом системы отечественного уголовного права является уголовно-правовая норма, которой в конструкции уголовного закона, как правило, соответствует такая юридическая единица, как статья. При принятии УК РФ в 1996 г. в нем было всего 360 (триста шестьдесят) статей. Уголовно-правовые нормы, выраженные в статьях УК РФ, сгруппированы в главы, которые, в свою очередь, объединяются в разделы уголовного закона.

В настоящее время конструкция УК РФ включает в себя 12 (двенадцать) разделов, охватывающих 35 (тридцать пять) глав. В зависимости от значения и особенностей содержания разделы УК РФ поделены на два самых крупных системных образования в конструкции уголовного закона - это Общая и Особенная части УК РФ. Как уже было сказано выше, Общая часть УК РФ объединяет нормы глав и разделов, касающиеся любых преступлений и лиц, их совершивших (т.е. уголовно-правовые нормы, общие для всех уголовно наказуемых деяний). Действующая редакция Общей части УК РФ включает шесть разделов, а именно:

  • - разд. I «Уголовный закон», состоящий из двух глав - гл. 1 «Задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации» (ст. 1-8) и гл. 2 «Действие уголовного закона во времени и в пространстве» (ст. 9-13);
  • - разд. II «Преступление», охвативший шесть глав - гл. 3 «Понятие преступления и виды преступлений» (ст. 14-18), гл. 4 «Лица, подлежащие уголовной ответственности» (ст. 19-23), гл. 5 «Вина» (ст. 24-28), гл. 6 «Неоконченное преступление» (ст. 29-31), гл. 7 «Соучастие в преступлении» (ст. 32-36) и гл. 8 «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» (ст. 37-42);
  • - разд. III «Наказание», включающий в себя две главы - гл. 9 «Понятие и цели наказания. Виды наказаний» (ст. 43-59) и гл. 10 «Назначение наказания» (ст. 60-74);
  • - разд. IV «Освобождение от уголовной ответственности и от наказания», состоящий из трех глав - гл. 11 «Освобождение от уголовной ответственности» (ст. 75-78), гл. 12 «Освобождение от наказания» (ст. 79-83) и гл. 13 «Амнистия. Помилование. Судимость» (ст. 84-86);
  • - разд. V «Уголовная ответственность несовершеннолетних», состоящий из одной главы - гл. 14 «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (ст. 87-96);

-разд. VI «Иные меры уголовно-правового характера», охватывающий две главы - гл. 15 «Принудительные меры медицинского характера» (ст. 97-104) и гл. 15.1 «Конфискация имущества» (ст. 104.1-104.3).

Соответственно Особенная часть УК РФ состоит из шести разделов, а именно:

  • - разд. VII «Преступления против личности», охватывающий пять глав - гл. 16 «Преступления против жизни и здоровья» (ст. 105-125), гл. 17 «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» (ст. 126— 128.1), гл. 18 «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» (ст. 131-135), гл. 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» (ст. 136-149) и гл. 20 «Преступления против семьи и несовершеннолетних» (ст. 150-157);
  • - разд. VIII «Преступления в сфере экономики», вобравший в себя три главы - гл. 21 «Преступления против собственности» (ст. 158-168), гл. 22 «Преступления в сфере экономической деятельности» (ст. 169-200.1) и гл. 23 «Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях» (ст. 201-204);
  • - разд. IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», включающий пять глав - гл. 24 «Преступления против общественной безопасности» (ст. 205-227), гл. 25 «Преступления против здоровья населения и общественной нравственности» (ст. 228- 245), гл. 26 «Экологические преступления» (ст. 246-262), гл. 27 «Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта» (ст. 263 - 271.1) и гл. 28 «Преступления в сфере компьютерной информации» (ст. 272-274);
  • -разд. X «Преступления против государственной власти», охватывающий четыре главы - гл. 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» (ст. 275-284), гл. 30 «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления» (ст. 285-293), гл. 31 «Преступления против правосудия» (ст. 294-316) и гл. 32 «Преступления против порядка управления» (ст. 317-330.2);
  • - разд. XI «Преступления против военной службы», состоящий из одной одноименной главы - гл. 33 «Преступления против военной службы» (ст. 331-352);
  • - разд. XII «Преступления против мира и безопасности человечества», также состоящий из одной одноименной главы, которая является замыкающим элементом системы Особенной части УК РФ, - гл. 34 «Преступления против мира и безопасности человечества» (ст. 353-360).

Разработка оптимальной конструкции уголовного закона, которая, с одной стороны, правильно указывала бы на объект каждого преступного посягательства и при этом, с другой стороны, адекватно отражала место объекта преступления в иерархии общественных ценностей - это тоже серьезная проблема для законотворческого направления уголовной политики российского государства. Кому-то из ученых-правоведов и правоприменителей существующая структура УК РФ кажется оптимальной, кто-то находит ее несовершенной. В частности, высказано мнение, что систему Особенной части УК РФ должен возглавить раздел о преступлениях против мира и безопасности человечества, который в настоящее время занимает последнее место в этой системе. Другие авторы смотрят еще более широко на обозначенную проблему и полагают, что сначала в структуре уголовного закона свое место должны занять преступления, представляющие угрозу для всего общества, т.е. - для многих лиц, а потом - преступления против отдельной личности. Содержание данной дискуссии показывает, что проблема оптимизации конструкции действующего отечественного уголовного закона еще не нашла своего окончательного и однозначного разрешения и сохраняет актуальность в современных условиях.

В завершение характеристики особенностей российского уголовного права представляется целесообразным обозначить существенные отличия отечественного уголовного законодательства от зарубежных уголовно-правовых систем и конструкций. Таковыми можно считать следующие юридические свойства отечественного уголовного закона:

  • -во-первых, в соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ уголовное законодательство, а также амнистия и помилование отнесены к ведению РФ, что исключает самостоятельное осуществление субъектами РФ нормотворческой деятельности в области установления преступности и уголовной наказуемости общественно опасных деяний и т.п., в отличие, например, от такого федеративного государства, как США, каждый штат которого имеет собственный уголовный закон;
  • - во-вторых, УК РФ является не только единственным источником норм уголовного права в РФ, он является систематизированным, кодифицированным нормативным правовым актом, тогда как, например, в Англии, несмотря на некоторые попытки систематизации уголовно-правовых норм, до сих пор нет уголовного кодекса;
  • - в-третьих, в силу принадлежности российского права к романо-германской правовой системе, а также связанного с этим запрета на применение отечественного уголовного закона по аналогии (ч. 2 ст. 3 УК РФ) российское уголовное законодательство исключает возможность судебного правотворчества в сфере уголовно-правовых отношений и признания судебного прецедента источником уголовно-правовых норм, как это принято в государствах англо-саксонской правовой семьи[16];
  • - в-четвертых, опираясь на принцип субъективного вменения и уголовно-правовое учение о вине как субъективном основании уголовной ответственности, российский уголовный закон предусматривает возможность признания субъектом преступления и соответственно наказания только физического лица в отличие от ряда государств (например, Великобритании, Китая, США, Франции и др.), где установлена уголовная ответственность и юридических лиц (организаций, корпораций и т.п.);
  • - в-пятых, УК РФ отличается от уголовных законов других государств своей оригинальной структурой, способом описания отдельных составов преступлений, признанием или непризнанием преступными тех или иных деяний, строгостью наказаний за различные преступления и т.д.

  • [1] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (с послед, изм. и доп.) //Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.
  • [2] Уголовный кодекс РСФСР. Утв. Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960 г. // ВедомостиВерховного Совета РСФСР. 1960. № 40. Ст. 591.
  • [3] Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря1993 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 4. Ст. 445.
  • [4] См.: Беспалько В.Г. Религиозные преступления в Моисеевом уголовном праве и их проекциив российском законодательстве Х-ХХ1 вв.: монография. М.: ИНФРА-М, 2014; Маякова А.С.История и методология уголовного права: курс лекций. М.: Изд-во Российской таможеннойакадемии, 2012; Наумов А.В. Преступление и наказание в истории России: в 2-х ч. М.: Изд-во«Юрлитинформ», 2014; Рогов В.А. История уголовного права, террора и репрессий в Русскомгосударстве ХУ-ХУП вв. М.: Юристъ, 1995; Рожнов А.А. История уголовного права Московского государства (Х1У-ХУ11 вв.): монография. М.: Юрлитинформ, 2012; Фельдштейн Г.С.Главные течения в истории науки уголовного права в России. М.: Изд-во «Зерцало», 2003 и др.
  • [5] Структура действующего УК РФ представлена в приложении 1.
  • [6] См.: Беспалько В.Г. Становление принципа справедливости в Моисеевом уголовном праве(в его сравнении с российским уголовным законодательством) // Публичное и частное право.2014. Вып. II (XXII). С. 67-89; Гонтарь И.Я. Принцип справедливости и институт вины в уголовном праве // Lex russica. 2013. № 8. С. 906-919; Сердюк Л.В. Социальная справедливостькак принцип и как цель в практике применения уголовного закона // Российская юстиция. 2011.№7. С. 15-18 и др.
  • [7] См.: Никольская А.Г. Преступления в сфере экономической деятельности: учеб, пособие. М.:Изд-во Российской таможенной академии, 2011 и др.
  • [8] См.: Сидоренко Э. Л. Диспозитивный режим уголовно-правового регулирования: монография. М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2013 и др.
  • [9] См.: Наумов А.В. Российское уголовное право: курс лекций: в 3 т. Т. 1. Общая часть. М.: Волтере Клувер, 2007. С. 265-266.
  • [10] См.: Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальныйанализ. М.: Проспект, 2009. С. 7-8, 38-43.
  • [11] См.: Федеральный закон от 07.12.2011 № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. № 50. Ст. 7362.
  • [12] См.: Федеральный закон от 28.06.2013 № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовымоперациям» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 26. Ст. 3207.
  • [13] По состоянию на 22 июля 2014 г. Перечень федеральных законов, содержащих измененияи дополнения в УК РФ, см. в приложении 2.
  • [14] См.: Беспалько ВТ. Библейские начала обеспечения стабильности уголовного законодательства // Вестник Российской таможенной академии. 2014. № 3. С. 94-103 и др.
  • [15] См. приложение 1.
  • [16] Некоторые представители отечественной юридической науки полагают, что настало времядля признания судебного прецедента источником российского уголовного права (см.: Ображи-ев К.В. Судебный прецедент в уголовном праве России. Ставрополь: Ставропольсервисшкола,2002). Среди отдельных теоретиков уголовного права даже бытует такое радикальное мнение:«Утверждение, что единственным источником уголовного права является уголовный закон, является не более чем фикцией. Система источников уголовного права представляет собой сложное многоэлементное образование, в котором УК РФ является основным источником, но отнюдь не единственным» (см.: Энциклопедия уголовного права. Т. 2. Уголовный закон. СПб.:Издание проф. Малинина, 2005. С. 68).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >