Структура политического менталитета

Чтобы разобраться со сложными элементами политического сознания и понять, на основе каких закономерностей они действуют в личности и в группе, попробуем рассмотреть их структуру. В политической психологии, как и вообще в психологической науке, при анализе сознания принято выделять два блока элементов: мотивационные и познавательные. К мотивационным относятся потребности, ценности, установки, чувства. К познавательным — знания о политике, информированность, интерес, убеждения. Разделение это во многом условно, так как в жизни оба эти блока элементов тесно переплетены. Рассмотрим некоторые наиболее важные из этих элементов.

Рассмотрим мотивационные компоненты политического сознания на примере одного из наиболее изученных, среди них: с установки.

Установка — это специфическое состояние субъекта, которое характеризует его готовность к совершению действия, направленного на удовлетворение данной потребности в данной ситуации.

Установка предшествует действию, являясь его начальным этапом, настроем на действие. Один из основоположников психологической теории установки, грузинский психолог Д. Н. Узнадзе подчеркивал тесную связь установки с ситуацией, с одной стороны, и с потребностью — с другой7.

Это положение основано на понимании установки как той промежуточной переменной, которая опосредует внешние стимулы, идущие от ситуации, и внутренние стимулы, определяемые потребностями личности. Установка включена в мотивационные механизмы поведения и сознания человека в силу того, что она, во-первых, служит для настройки деятельности на определенный объект, а во-вторых, обеспечивает относительно устойчивую форму потребностей и мотивов. Благодаря установкам, как считает Г. Г. Дилигенский8, субъекту не нужно постоянно определять, в чем состоят его потребности и способы их удовлетворения: они уже зафиксированы в установках.

В политической деятельности установка является регулятором поведения человека или группы, формирующим позитивное или негативное отношение их к власти, государству. Обычно исследователей и их заказчиков интересуют вполне конкретные установки: на политическую систему в целом, на режим, на определенные политические институты, на политических лидеров и даже на те или иные политические решения или события.

Если политологу необходимо представить себе возможные действия той или иной группы населения, предположим на выборах, то накануне этих выборов он предпримет изучение соответствующих политических установок. В основе такой процедуры лежит гипотеза, согласно которой любое политическое действие возможно лишь тогда, когда человек настроен на него, имеет предварительную готовность к действию, т.е. у него сложилась определенная (позитивная или негативная) установка.

В психологических исследованиях принято выделение в структуре установки трех компонентов: когнитивного, эмоционального и поведенческого, каждый из которых образует «относительно самостоятельные подсистемы регуляции активности субъекта»9.

Когнитивный элемент установки предполагает у личности предварительных знаний, интереса к политике. Наличие этого компонента объясняет тот отбор информации, который личность ведет в отношении тех партий, политиков, процессов, о которых она уже осведомлена, к которым приковано ее внимание. Эмоциональное отношение к политическому объекту (нравится — не нравится, приятно — не приятно, доверяет — не доверяет), как правило, предшествует критическому осмыслению информации о политике. Без этого компонента не получили бы столь большого значения политические предрассудки, расовые стереотипы, проявления религиозной и национальной нетерпимости. И наконец, поведенческий компонент установки представляет собой готовность к действию: будь это голосование, участие в митинге или шествии, вступление в партию или террористический акт.

Политическое сознание граждан имеет весьма противоречивый характер. Во-первых, их представления часто не стыкуются между собой. Это встречается и в стабильных обществах. Однако в ситуациях политического кризиса того масштаба, который переживает Россия, противоречивость политического сознания на личностном уровне достигает высоких значений, гранича с раздвоением личности. В нашем исследовании мы наблюдали не только мучительное сосуществование прежних авторитарных и новых демократических взглядов, но и несоответствие между рациональным одобрением одних ориентаций или лидеров и эмоциональной симпатией к противоположным. Отсюда такие казусы, когда один из опрошенных, назвавший себя аполитичным, пошел с автоматом защищать Моссовет в октябре 1993 г., а другая женщина, идейная коммунистка, сообщает, что голосует за «демократов» Гайдара и Козырева.

Политические установки вызвали интерес у исследователей и политиков-практиков в связи с тем, что появилась необходимость их учета как средства обратной связи между теми, кто принимает решения, и теми, кто их исполняет. Установки отличаются друг от друга прежде всего по степени их глубины и укорененности в личности.

Наиболее распространенными являются исследования политических установок в форме мнения. Мнения — это лишь один из видов политической установки, отличающийся неустойчивостью и представляющий прежде всего поверхностный вербальный слой сознания.

Более глубокие корни имеет другой вид установки — диспозиция, или общее отношение. Третий вид установки — убеждения, которые составляют своего рода стержень личности. Политические психологи, изучающие лидеров среди множества их убеждений, обращают особое внимание на наличие среди них национализма (этноцентризма) и недоверия к людям и институтам. Эти два рода убеждений составляют когнитивную основу авторитаризма. Еще одним важным убеждением является уверенность политика в подконтрольности событий. С помощью теста Рот- тера определяется уровень субъективного контроля индивида. Этот тест позволяет выяснить, приписывает ли человек все свои удачи и провалы самому себе или винит во всем судьбу, обстоятельства и т.п. По нашим данным, политики отличаются от прочих граждан тем, что у них уровень субъективного контроля выше, чем у среднего гражданина. Есть свидетельства и в пользу того, что демократические ориентации в политике коррелируют с высоким уровнем этого показателя10.

Говоря о мотивационных элементах политического сознания, заметим, что установки включают действие внутриличностных механизмов, опосредующих внешние стимулы политической среды. Для этих структур политического сознания характерно, что они пронизаны эмоциями, которые определяют динамику восприятия политических процессов и явлений.

Важнейшим элементом политического менталитета являются политические ценности. По проблеме ценностей вообще и политических ценностей в частности существует огромная литература".

Согласно Рокичу, ценность — это устойчивое убеждение, что специфичный вид поведения или конечная цель существования является личностно или социально более предпочтительной, чем противоположный или обратный вид поведения или конечная цель существования. Система ценностей — устойчивая организация убеждений, касающихся предпочтительных моделей поведения или итоговых состояний в континууме относительной важности. Шварц считает, что «ценности — это понятия или убеждения, которые относятся к желаемым конечным целям или поступкам, выходят за пределы конкретных ситуаций, управляют выбором или оценкой поведения и событий и упорядочены относительной важностью». Ценности, понимаемые таким образом, отличаются от установок прежде всего своей обобщенностью и абстрактностью и своей иерархичной упорядоченностью.

Политическая психология выделяет и другой — познавательный срез сознания. Его показателями в эмпирических исследованиях выступают интерес личности к политике, ее информированность, знания о политических событиях и лидерах и, наконец, связанность представлений в определенную идеологическую схему.

В современной политике по сравнению с традиционными политическими системами наблюдается тенденция усиления интереса граждан к политике (при всех ситуативных подъемах и спадах такого интереса). Об этом свидетельствуют данные последних десятилетий в разных странах. Так, в ФРГ на протяжении 1950-1970-х годов доля лиц, интересующихся политикой, возросла с 22 до 49%, а доля тех, кто ею вообще не интересуется, уменьшилась с 39 до 9%. Во Франции только с 1969 по 1977 г. доля интересующихся возросла в три раза. В Италии число тех, кто активно следит за политическими событиями с 1968 по 1976 г., вырослос 24до48%. В Западной Европе в 1981 г. примерно40% опрошенных выражали интерес к политике12. Еще раз оговоримся: речь идет о тенденции, характерной для стабильных политических систем с развитыми традициями демократии.

Российский политический процесс в долгосрочном контексте выглядит типичным для стран с элементами авторитарной политической культуры. При высоком уровне участия в политике (поголовное голосование) интерес к политике в советские времена был невысоким. В первые перестроечные годы вплоть до 1991-го наблюдался взрыв интереса к публичной политике при одновременном падении числа тех, кто участвовал в рутинных формах политического поведения, и одновременно увеличение нетрадиционных его форм.

Помимо информированности и интереса к политике в познавательном блоке политического сознания, следует выделить еще два важных элемента. Речь идет о когнитивном стиле и операциональном коде. Когнитивный стиль — термин, описывающий способ мышления. Среди характеристик когнитивного стиля политические психологи выделяют такие, как понятийная сложность или простота, доверие или недоверие к партнеру, инструментальный акцент (ориентация на «дело»). Так, для одних людей свойственно восприятие политики в черно-белых тонах, а для других — большая понятийная сложность, большее разнообразие оттенков в политических позициях. Первый тип когнитивного стиля — с низкой интегративной сложностью — обычно отличает людей негибких, догматичных, невосприимчивых к новому. Ряд исследователей установил связь такого когнитивного стиля с конкретными политическими ориентациями. Так, было доказано, что низкая понятийная сложность чаще встречается у правоконсервативных, чем у либеральных политиков и их сторонников. Вообще радикалы и справа и слева более склонны делить людей на «наших» и «не наших»13. В нашем исследовании образов власти мы установили, что представления опрошенных относительно власти и на предыдущих этапах и сейчас являются когнитивно скорее сложными, чем простыми у более чем половины респондентов. Это не мешает тому, что их образы власти являются не слишком четкими.

Операциональный код — понятие, применяемое чаще к политическому сознанию лидеров, чем обычных граждан, было выработано в политической науке. Н. Лейтес, А. Джордж, С. Уолкер используют этот термин для обозначения «ответов» политиков на ряд философских (стратегических) и инструментальных (тактических) ответов в политике. Например, в мышлении политика содержатся некоторые устойчивые представления о природе политики, о перспективах реализации их политических ожиданий, о возможности контроля над историческими событиями и т.п. С. Уолкер свел эти кластеры представлений в общую схему (табл. I)14.

Структура операционального кода

Таблица 1

Характеристики представлений политика

Поведенческие проявления

Дружелюбие/враждеб-

ность

Политическую жизнь видит скорее как гармоничную, чем как конфликтную. Отношения с оппонентами скорее дружественные, чем враждебные

Оптимизм/псссимизм

Оптимизм или пессимизм в отношении реализации целей и ценностей

Уровень контроля

История воспринимается как контролируемая людьми, а нс случаем

Формулирование целей

Предпочитает всеобщие и долгосрочные цели частным и ограниченным

Методы достижения целей

Вербальные (обещания, угрозы) либо действия (подкрепления, санкции), политическое урегулирование либо конфликт, позитивные методы (призывы к поддержке и сама поддержка) или негативные(сопротивлсние, оппозиция)

Подводя итог сказанному о структуре политического сознания, заметим, что по своему составу оно неравномерно. Одни элементы в нем могут быть зрелыми и развитыми, между тем как другие находятся в процессе становления. Формирование политического сознания наталкивается на препятствия как субъективного, так и объективного характера. В недавнем прошлом адекватному отражению политики в сознании граждан препятствовали прежде всего идеологические штампы. Сейчас, напротив, многие политологи видят опасность в том, что в обществе нет устойчивых идеологических схем, которые помогли бы отдельному человеку сверить свою политическую картину мира с национальной, что облегчило бы его ориентацию в мире. Главное, что новые поколения входящих в политику изначально не имеют целостного представления о политике, которая представляется им как неустойчивая и совершенно чуждая для большинства людей сфера деятельности. Анализу происхождения политического сознания личности посвящен следующий параграф.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >