Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Техника arrow Возобновляемая энергетика в современном мире

Глава 3 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БИОМАССЫ

3.1. Технологии энергетического использования биомассы

Биоэнергетика — быстро развивающаяся в последние годы отрасль мировой энергетики, основанная на производстве из биомассы качественного топлива и энергии. Как отмечалось выше, первичная биомасса является продуктом преобразования энергии солнечного излучения при фотосинтезе. Несмотря на весьма низкий КПД фотосинтеза (около 1 %) ежегодно только на территории, занимаемой Россией, продуцируется до 15 млрд т биомассы (по сухому веществу), накапливающей энергию в виде органических веществ, эквивалентную примерно 8 млрд т условного топлива. Напомним, что современное мировое энергопотребление оценивается 12 млрд т у.т.

Основные источники биомассы для применения в энергетических целях можно разделить на первичные и вторичные (отходы).

Первичные источники — биомасса растущих деревьев, кустарников, некоторых многолетних трав, водорослей. Ряд специалистов предлагает создавать и использовать специальные «энергетические плантации» быстро растущих в естественных условиях культур типа ивы, тополя, тростника, кукурузы, овса, сорго и т.п. Эта биомасса затем может быть применена непосредственно как топливо на тепловых электростанциях или в котельных. При условии, что на место использованных растений высаживается такое же количество новых, такой подход позволяет исключить накапливание С02 в атмосфере.

К отходам относят:

• отходы лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно- бумажной промышленности, сельскохозяйственные отходы — остатки первичной биомассы (солома, шелуха зерновых культур, жмых масличных культур) и отходы животноводства, птицеводства (навоз, помет);

  • • промышленные жидкие отходы некоторых промышленных производств (пищевая, сахарная промышленность, виноделие и другие производства);
  • • муниципальные отходы городских очистных сооружений, городских свалок (подземные хранилища), твердые бытовые отходы и др.

В результате применения современных термохимических и биотехнологий энергия, накопленная в биомассе, может быть преобразована в тепло, электрическую энергию и биотопливо.

Биотопливо согласно ГОСТ Р 52808—2007 «Нетрадиционные технологии. Энергетика биоотходов. Термины и определения» — это твердое, жидкое или газообразное топливо, получаемое из биомассы термохимическим или биологическим способом.

К твердому топливу относят: дрова — издревле используемое человечеством топливо, а также новые его модификации: топливные гранулы и брикеты, в том числе так называемые пеллеты, представляющие собой прессованные изделия из древесных отходов (опилок, щепы, коры, некондиционной древесины, порубочных остатков при лесозаготовках), соломы, отходов сельского хозяйства (лузги подсолнечника, ореховой скорлупы, навоза, куриного помета) и другой биомассы.

Основные виды жидкого биотоплива, получаемые в ряде стран в промышленных масштабах, — это биоэтанол (этанол, получаемый в процессе переработки растительного сырья, в частности сахарного тростника или кукурузы), биометанол, биобутанол (С4Н9ОН — бутиловый спирт), диметиловый эфир (С2Н5ОН, производимый, например, из отходов целлюлозно-бумажного производства), а также биодизель — топливо на основе жиров животного, растительного и микробного происхождения, а также продуктов их этерификации).

К основным видам газообразного биотоплива относят биогаз — продукт анаэробного сбраживания органических отходов, представляющий собой смесь метана и углекислого газа, и биоводород — водород, получаемый из биомассы термохимическими, биохимическими методами или биофотолизом.

Биотопливами второго поколения обычно называют биотоплива, получаемые из непищевого органического сырья, в частности из лигноцеллюлозы. Среди видов биотоплива второго поколения, продаваемых на рынке, наиболее известны «ВюОП» и «8ип01е8е1», в коммерческих масштабах выпускаемые канадской и немецкой компаниями.

В последние годы бурный интерес к быстрорастущим микроводорослям привел к использованию в литературе и понятия «биотопливо третьего поколения», относящегося к биотопливу, получаемому из микроводорослевого сырья.

По данным Международного энергетического агентства вклад биомассы в удовлетворение мировых потребностей в энергии составляет около 10 % (см. введение). В 2013 г. применение биомассы в энергетическом секторе (теплоснабжение, производство электроэнергии и биотоплива) оценивается 57 ЭДж (эксаджоулей) или около 1,8 млрд т н.э. [1]. Уже около 40 % объемов используемой биомассы преобразуется с применением новых энергетических технологий. Мощность современных теплогенерирующих установок на биомассе достигла в 2014 г. 300 ГВт (тепл.), а мощность электрогенерирующих, включая когенерационные установки, — 90 ГВт, на которых ежегодно вырабатывается более 400 ТВт • ч электрической энергии.

Производство жидкого биотоплива различных видов в 2014 г. достигло более 120 млрд л в год (преимущественно биоэтанол — 94 млрд л и биодизель — около 30 млрд л в год) или 2,3 % суммарного производства моторных топлив, используемых на транспорте.

Источники и свойства органического сырья предопределяют технологии его преобразования и энергетического использования (рис. 3.1).

Простейшая классификация разделяет исходное сырье на сухое (например, древесные отходы) и влажное (например, стоки животноводческой фермы). Для использования сухой биомассы наиболее эффективны термохимические технологии (прямое сжигание, газификация, пиролиз). Для влажной биомассы — биохимические технологии переработки с получением биогаза (анаэробное разложение органического сырья) или жидкого биотоплива (процессы спиртового брожения и др.).

Основные методы получения энергии из биомассы

Рис. 3.1. Основные методы получения энергии из биомассы

Прямое сжигание древесины (дров) хорошо известно на бытовом уровне, однако эффективность бытовых печей довольно низка. Промышленные технологии энергетического использования древесины постоянно совершенствуются. Во многих европейских странах приоритет в развитии тепло- и электрогенерирующих мощностей отдается именно биомассе. Большое значение при этом имеет то обстоятельство, что древесина по химическому составу практически не содержит серы и азота, в продуктах ее сгорания, как правило, содержится мало золы, поэтому она является более экологичным топливом, чем нефть, уголь и даже природный газ, особенно когда при использовании энергетических плантаций исключается накопление С02 в атмосфере.

В настоящее время биомасса преимущественно применяется в виде твердого топлива (дров, опилок, щепы, топливных гранул и пеллет), замещающего углеводородное сырье в котлах котельных и электростанций.

По оценкам экспертов, в энергетических целях в России технически возможно ежегодно использовать до 800 млн т отходов древесной биомассы, до 400 млн т (по сухому веществу) органических отходов (от сельскохозяйственного производства — 250 млн т, от лесной и деревообрабатывающей промышленности — 70 млн т), до 60 млн т твердых бытовых отходов городов и до 10 млн т осадков коммунальных стоков.

Для крупномасштабного использования древесины необходимо решить задачу предварительной ее подготовки или переработки в приемлемые для потребителя формы топлива, позволяющие механизировать и автоматизировать процессы загрузки/разгрузки, транспортировки, сжигания, обеспечить стабильность теплотехнических характеристик. В связи с этим в последние годы были разработаны эффективные технологии брикетирования.

Древесные топливные брикеты имеют достаточно высокую теплоту сгорания (4—4,5 тыс. ккал/кг), их можно применять как топливо в теплогенерирующих установках различной мощности — от домашних каминов до крупных котельных и ТЭЦ.

В 2013 г. мировое производство древесных пелетт достигло 23,6 млн т/год и выросло по сравнению с 2012 г. на 13 %. Примерно половина мирового производства пеллет приходится на Европу, около трети — на США и Канаду (рис. 3.2).

Следует отметить, что объемы использования древесных топливных брикетов, например в Швеции, превысили 2 млн т в год. Темпы развития этой отрасли и соответственно эффективность применения древесного топлива в Европе оказались столь высокими, что собственные мощности по производству древесных топливных брикетов оказываются уже недостаточными. Швеция, Дания, Австрия и Германия реализуют программы импорта древесных брикетов из стран Прибалтики и северо-западных районов России.

Для перевода котельных с жидкого топлива или угля на древесные брикеты безусловно потребуются дополнительные затраты на реконструкцию топочных устройств, создание специфических складских помещений и т.п. Стоимость брикетов существенно зависит от транспортных затрат и соответственно от расстояния перевозки.

Производство древесных пеллет в мире, млн т |1|

Рис. 3.2. Производство древесных пеллет в мире, млн т |1|

В российских условиях представляется весьма перспективным развитие промышленного производства топливных брикетов прежде всего непосредственно вблизи крупных деревоперерабатывающих комбинатов в целях перевода действующих котельных на местное экологически чистое топливо. Организация такого производства содействовала бы также решению проблемы утилизации отходов этих предприятий (опилки, стружка и т.п.), которые в ряде случаев ссыпаются в отвалы, нанося серьезный ущерб окружающей среде. В настоящее время число предприятий по переработке древесных отходов в России быстро растет, однако производимые ими топливные брикеты (пеллегы) поставляются преимущественно в европейские страны (в 2013 г. более 1 млн т).

Другой перспективной, но не нашедшей пока в отличие от предыдущей широкого коммерческого применения технологией энергетического использования древесных отходов является их газификация с получением топливного газа (синтез-газа), который может быть использован в качестве газообразного топлива в котельных и на электростанциях без радикальной переделки их топочных устройств. Газификация биомассы осуществляется за счет ее частичного окисления в специальных устройствах с использованием в качестве окислителя атмосферного воздуха, кислорода, водяного пара или диоксида углерода. В первых двух случаях процесс является экзотермическим, в последних — эндотермическим. На выходе получают газообразную смесь, основу которой составляют СО, Н2 и при использовании в качестве окислителя воздуха — Ы2.

Преимущества данной технологии по сравнению с технологией прямого сжигания биомассы заключаются в получении газообразного топлива, использование которого, как уже отмечалось, не требует существенной реконструкции имеющихся котельных. Топливный газ можно также использовать и как топливо для газовых турбин и дизелей. Основные недостатки — дополнительные затраты на газогенерирующее оборудование, сложность (из-за высокой стоимости оборудования) аккумулирования газообразного топлива в больших объемах, нецелесообразность его транспортировки на большие расстояния из-за относительно низкой теплоты сгорания. Следовательно, газогенерирующие установки должны быть жестко привязаны к потребителю газа и режим их работы должен быть отрегулирован с учетом существующих графиков нагрузок.

Одной из проблем эффективного использования биомассы в энергетических целях является повышенная влажность исходного сырья. Такой характерный вид биотоплива, как влажные торф или отходы лесосеки, в исходном состоянии имеют теплоту сгорания около 10,5 МДж/кг. Предварительная сушка этих продуктов повышает их теплоту сгорания до 19,5 МДж/кг. Как правило, твердые бытовые отходы (ТБО) и осадки сточных вод (ОСВ), требующие утилизации и обезвреживания, при характерной исходной влажности около 40 % имеют теплоту сгорания 6—6,5 МДж/кг. В результате сушки их калорийность может увеличиться до 12,5 МДж/кг, или в 2 раза, что существенно улучшит условия для их эффективного сжигания при высоких температурах свыше 1100 °С (что принципиально важно для разрушения диоксинов) с получением энергии. Таким образом, вместо трудно перерабатываемого термическими методами, но часто весьма доступного местного энергетического ресурса, в результате сушки можно получить достаточно качественное твердое топливо, пригодное для производства полезной энергии.

Традиционная сушка влажной биомассы при атмосферном давлении является весьма энергозатратной, причем распространенные устройства сушки загрязняют атмосферу, в том числе неприятными запахами. В связи с этим представляют интерес недавние разработки специалистов ОИВТ РАН [2], направленные на создание оборудования для сушки влажных продуктов перегретым паром под давлением, существенно выше атмосферного, с последующими передачей пара для его использования в турбине для выработки электроэнергии и получением качественного для дальнейшей газификации биосырья [3].

В последние годы достигнут прогресс в разработке технологии получения жидкого топлива из древесных отходов с помощью так называемого быстрого пиролиза. Пиролиз в отличие от газификации осуществляется без окислителей. В прежние времена пиролиз древесины осуществляли в примитивных устройствах прежде всего в целях получения древесного угля и смолы. Современные процессы проводят в специальных аппаратах, обеспечивающих быстрый нагрев при тщательном контроле режима нагрева, для того чтобы в течение короткого промежутка времени (несколько секунд) обеспечить нагрев материала до необходимой температуры. При этом нужные для получения жидких продуктов химические реакции успевают произойти, а вторичные реакции и тепломассообменные процессы, снижающие выход целевых продуктов, подавляются. Для повышения эффективности процесса используют измельченные частицы биомассы; основные термохимические реакции осуществляют в «кипящем слое».

Получаемая в результате пиролиза так называемая био-нефть (bio-oil) является ценным химическим продуктом, который далее можно использовать для производства жидкого топлива, а также как ценное химическое сырье.

Среди биохимических технологий переработки жидких органических отходов наиболее широкое практическое применение во многих странах мира получила технология анаэробного (без атмосферного кислорода) разложения органического сырья с получением биогаза, состоящего на 55—60 % из метана СН4. Разложение органики осуществляется микроорганизмами, присутствующими и естественным образом размножающимися в перерабатываемых отходах. В зависимости от температуры в процессе анаэробного сбраживания участвуют различные штаммы бактерий. От температуры зависит также и скорость процессов.

В промышленных технологиях биохимической переработки органических отходов используются так называемые мезофиль- ный (30—35 °С) и термофильный, реализуемый при температуре 50—53 °С, процессы. Именно при этих температурах наблюдается максимальная интенсивность процесса с наибольшим выходом биогаза. Важно иметь в виду, что процесс весьма чувствителен к температурному режиму: отклонение температуры смеси всего на несколько градусов в большую или меньшую сторону резко снижает его эффективность. Для поддержания этой температуры аппараты, в которых осуществляется процесс (метантенки), снабжают системой контролируемого подогрева для компенсации тепловых потерь в окружающую среду. Для нагрева используют часть получаемого биогаза. Метантенки работают либо периодически, либо непрерывно. Для одной порции отходов процесс сбраживания обычно длится от одной до двух недель. Наиболее подходящим сырьем для получения биогаза являются навоз крупного рогатого скота, свиней, птичий помет. В это сырье может быть добавлено некоторое количество твердых отходов, например соломы.

Вырабатываемый биогаз отводят из объема метантэнка и направляют в газгольдер — аккумулятор, откуда газ отбирается по мере необходимости в основном на цели теплоснабжения близлежащих объектов. Биогаз можно также применять как топливо в двигателях внутреннего сгорания для производства механической и/или электрической энергии.

При всей привлекательности энергетического использования биохимических технологий переработки жидких органических отходов основной стимул для их широкого внедрения состоит в возможности решить с их помощью экологические проблемы.

При анаэробном разложении органических отходов наряду с получением ценного энергетического продукта (биогаза), остается также шлам, представляющий собой высококачественное экологически чистое органическое удобрение. Важно, что содержащиеся в отходах ценные компоненты, например азотистые 276

соединения, остаются в этом шламе, тогда как выдержка навоза в атмосферных условиях (аэробное разложение), практикуемая в хозяйствах, приводит к частичной потере этих ценных компонентов. Более того, при анаэробном разложении убивается большинство болезнетворных микроорганизмов, личинок, гельминтов и т.п. Таким образом, оснащение ферм системами переработки отходов позволяет избегать создания на их территории отвалов (отстойников) навоза и помета и тем самым оздоровить окружающую территорию (запахи, мухи и т.п.), предотвратить загрязнение водоемов и рек неконтролируемыми грязными стоками, прорывающимися с территории ферм особенно в весеннее время в период паводков.

Перечисленные аспекты крайне важны и зачастую становятся определяющими при принятии решения о внедрении биогазовых установок. Оценки показывают, что экономический эффект от производства удобрений и санитарно-экологических мероприятий, как правило, является более весомым, чем от производства и использования биогаза. Вместе с тем энергетический аспект также крайне важен, особенно если учесть, что, например, установка, предназначенная для переработки 1000 кг навоза в сутки при 85 %-ной влажности (отходы 20—25 коров), позволяет получать до 40 м3/сут биогаза, с помощью которого можно выработать до 80 кВт • ч электрической энергии и получить до 200 тыс. ккал тепловой энергии.

В России имеется положительный опыт разработок и создания биогазовых установок для животноводческих ферм и птицефабрик, а также для городских объектов очистки бытовых сточных вод. Одна из наиболее крупных биогазовых установок, на которой реализуются современные технологии производства и использования биогаза пущена в 2012 г. в эксплуатацию в Белгородской области (рис. 3.3). Станция перерабатывает более 70 тыс. т исходного органического сырья (31 тыс. т свиноводческих стоков и 14,6 тыс. т отходов мясопереработки), обеспечивает получение около 70 тыс. м3 органических биоудобрений, выработку около 20 тыс. Гкал/год тепловой энергии и около 20 млн кВт • ч/год электроэнергии.

С 2009 г. на Курьяновских очистных сооружениях (Москва) действует тепловая электростанция (ТЭС) мощностью 10 МВт,

Биогазовая станция «Лучки» (Прохоровский район Белгородской области)

Рис. 3.3. Биогазовая станция «Лучки» (Прохоровский район Белгородской области)

работающая на биогазе, получаемом в результате анаэробного сбраживания органических осадков городских сточных вод. Установка создана по инициативе МГУП «Мосводоканал» и служит в качестве независимого источника питания электрооборудования крупнейших в Москве и в Европе очистных сооружений. Здесь действуют 24 метантенка суммарной вместимостью 117 600 м3, обеспечивая выработку до 140 тыс. м3 биогаза в сутки.

Мини-ТЭС работает параллельно с электрической сетью и обеспечивает около 50 % потребностей станции в тепловой энергии. Это позволяет осуществлять процесс очистки сточных вод в условиях возможного отключения внешних источников энергоснабжения. По оценкам специалистов срок окупаемости капитальных вложений в создание описанного биоэнергетического комплекса (29,6 млн Евро) не превышает 15 лег [4].

Такие мини-ТЭС, несмотря на довольно высокую стоимость получаемой энергии, являются наиболее современным техническим решением по утилизации биогаза и позволяют комплексно решать проблему ликвидации негативного воздействия осадков городских сточных вод на окружающую среду, а использование возобновляемого источника энергии — биогаза — способствует повышению энергетической и экологической эффективности.

Среди рассмотренных технологий энергетической переработки и применения биомассы для условий России приоритетное значение имеет использование древесных отходов и низкосортной древесины в виде топливных гранул для перевода большого числа муниципальных котельных с угля и нефтепродуктов на древесное топливо. Для реализации проектов в данном направлении требуется построить заводы по производству древесных топливных гранул и брикетов, провести реконструкцию старых и создать новые котельные и мини-ТЭЦ под новое топливо. Технико-экономические показатели таких комплексных проектов определяются большим числом различных факторов, однако, как показали недавние проработки для условий Архангельской и Нижегородской областей, эти проекты представляются весьма привлекательными. Особенно, если учесть что реализация проектов позволит не только использовать огромные запасы отходов лесопиления и лесопереработки в регионах, но и сократить расходы областных бюджетов на завоз углеводородного топлива и компенсацию разницы в тарифах на теплоснабжение и электроэнергию для потребителей. Строительство заводов по переработке древесных отходов создаст дополнительные рабочие места и увеличит налоговые поступления в бюджет. Одновременно в значительной мере оздоровится окружающая среда, уменьшатся выбросы вредных веществ в атмосферу. Проекты могут быть успешно претворены в жизнь лишь при тесном сотрудничестве местных властей и бизнеса, поскольку нуждаются в административном и нормативно-правовом сопровождении.

Переход на использование нового древесного топлива перспективно для многих районов страны, не имеющих централизованного газоснабжения, но располагающих предприятиями деревопе- реработки (рис. 3.4).

Наиболее остро обсуждаемой проблемой в области энергетического применения биомассы является проблема получения жидких видов биотоплива. В этой сфере рассматривается широкий спектр исходного биосырья, технологий его переработки и конечных продуктов (биоэтанол, биобутанол, биодиметилэфир, биодизель и др.) [5]. Один из принципиальных вопросов — целесообразность использования сырья, пригодного для производства продовольствия. Многие специалисты считают, что производство биотоплива из сельскохозяйственной продукции способствует повышению цен на продукты питания, которые Россия импортирует, и

Предприятия по переработке отходов лесной промышленности, сельского хозяйства и торфа (данные корпорации «Биотехнологии»)

Рис. 3.4. Предприятия по переработке отходов лесной промышленности, сельского хозяйства и торфа (данные корпорации «Биотехнологии»)

стимулирует снижение цен на обычное топливо, которое Россия экспортирует, что противоречит ее базовым экономическим интересам. В то же время некоторые авторитетные ученые утверждают, что биоспирты и продовольственные продукты являются товарами- комплементами, т.е. не исключают, а дополняют один другой.

Производство биотоплива из пшеницы, рапса и других сельскохозяйственных культур является безотходным: дополнительными продуктами при выработке спиртов становятся витамины, ценные пищевые добавки и так называемая барда — высококачественный корм для мясомолочных пород скота, что помогает в решении продовольственной проблемы в том регионе, где реализуется биотехнологическое производство.

По вопросу, какие биоспирты производить, имеются две основные точки зрения.

Одна группа специалистов утверждает, что в отличие от других стран биоэтанол для России неприемлем в связи с «российским национальным характером» и его двойным назначением. А действующие акцизы на спирт, которые в 2015 г. составляют около 400 руб/л безводного этилового спирта, делают биоэтанол экономически неприемлемым как топливо. Предлагается широкомасштабное освоение другого вида спирта — биобутанола (корпорация «Биотехнологии» ГК «Ростехнологии» [6]).

Другие специалисты настаивают на освоении широкомасштабного производства биоэтанола, законодательном введении понятия «топливный биоэтанол» и снятия с него высоких государственных акцизов[1].

Однозначно выбрать наиболее подходящий вариант для условий России довольно сложно.

Затраты на производство этанола из растительного сырья по данным различных источников информации существенно разнятся. Как наиболее объективные приведем данные Международного энергетического агентства (1ЕА). По этим данным для создания производства биоэтанола требуются затраты на уровне 0,3—0,6 млрд долларов в расчете на выпуск 1 млрд л спирта в год. При этом стоимость спирта составляет 0,25—0,3 доллара за 1 л (при производстве этанола из сахарного тростника) и 0,4—0,5 доллара за 1 л (при использовании в качестве сырья кукурузы). Видно, что в обоих случаях стоимость спирта в настоящее время ниже цен на бензин.

Стоимость биоэтанола из древесины, по мнению специалистов, выше стоимости биоэтанола из пищевой биомассы и оценивается примерно 50 центов (30 руб.) за 1 л.

По данным корпорации «Биотехнологии» стоимость производства биобутанола из древесных отходов на планируемых к созданию специализированных производствах примерно соответствует стоимости биоэтанола из того же сырья.

Сторонники биобутанола и соответственно критики биоэганола указывают на следующие недостатки биоэганола:

  • • меньшее удельное энергосодержание в расчете на 1 л;
  • • смешиваемость с водой (при низких температурах наличие даже незначительного количества воды в резервуарах или баках вызывает расслоение смеси бензина и спирта);
  • • способность окисляться в уксусную кислоту (несовместимость с некоторыми типами пластмасс, каучука и эластомеров; инициирование коррозии металлических сплавов алюминия, меди, цинка и свинца);
  • • эмиссия альдегидов, которые вредны для дыхания, вызываемая эталоном.

Сторонники биоэтанола и соответственно критики биобутанола указывают на такие недостатки биобутанола:

  • • более дорогое производство;
  • • образование в производственном процессе большого количества ацетона, которому сложно найти применение в связи с переходом лакокрасочной промышленности на воднорастворимые краски.

Другим перспективным жидким биотопливом является биодизель. Биодизель — топливо, которое может заменить или дополнить традиционное дизельное топливо. Его источник — растительные масла, полученные, в свою очередь, из семян масличных (соя, подсолнечник, рапс) или других культур. В качестве сырья для производства биотоплива применяется также масло, уже использованное для жарки, и жир животных (говяжий жир, жир домашней птицы или сало свинины). Биодизельное топливо, полученное из растительных масел, вполне пригодно для существующих двигателей — в чистом виде или в смеси с обычным дизельным топливом.

Производство биодизеля наибольшее развитие получило в европейских странах. Более двух третей мощностей по производству биодизельного топлива приходится на Германию, Италию и Францию. Объемы его производства растут с темпом несколько десятков процентов в год.

Стоимость производства биодизельного топлива зависит от типа сырья и технологии преобразования. Издержки существенно варьируются по регионам и зависят от урожайности, наличия и пригодности посевных площадей, стоимости рабочей силы, выхода годного продукта, наличия и доступности капитала и др. Значительно влияют на структуру и объем издержек государственные сельскохозяйственные субсидии.

Стоимость традиционного биодизельного производства из рапса в Европе составляет около 1 долл. США за 1 л дизельного эквивалента. Некоторые оценки допускают еще более низкую стоимость (0,7 долл/л дизельного эквивалента), поскольку экономика биодизельного производства зависит от многих факторов, включая реализацию на рынке побочных продуктов. Самое дешевое биодизельное топливо производится из животного жира: его стоимость составляет около 0,5 долл/л.

Процесс преобразования биомассы в жидкое топливо по методу Фишера—Тропша (ФТ) дает более высокую отдачу с гектара посевных площадей, чем при выработке биодизеля на базе семян масличных культур, однако в настоящее время стоимость биодизельного топлива по методу ФТ превышает 1 долл/л.

Биодизель имеет хорошие перспективы использования в тех регионах, где существует большой парк мощных транспортных средств, оснащенных дизельными двигателями.

В настоящее время одним из наиболее распространенных потенциальных источников биодизеля в России является рапс. Он относительно неприхотлив и дает хороший урожай при минимальных затратах. В среднем 1 гектар рапса дает 1 т масла, из нее получается 1130 л биодизеля. Семена озимого рапса содержат 45—50 % масла, ярового — до 35 %. Эго масло применяется в пищевой, мыловаренной, нефтехимической и текстильной промышленности. Жмых, который остается при производстве рапсового масла, можно отправлять на нужды животноводства как ценную кормовую составляющую.

По оценкам специалистов, в Краснодарском крае, наиболее перспективном для развития производства биодизеля и где в последние годы посевные площади под рапс возросли почти вдвое, широкомасштабное использование биодизеля без государственных дотаций является пока недостаточно конкурентоспособным.

  • [1] Следует отметить, что столь высокая акцизная ставка на спирт действуеттолько в России. В европейских странах акциз на спирт отсутствует, а в США онсоставляет около 4 центов за литр.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы