ИСХОДНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЭВОЛЮЦИОННОЙ КОНЦЕПЦИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ФИНАНСОВОГО И РЕАЛЬНОГО СЕКТОРА

Наше исследование начнем с анализа экономики со следующими особенностями:

  • • доминирование частной собственности на средства производства;
  • • децентрализованное распределение ресурсов через систему частных контрактов, т.е. в результате добровольного обмена между экономическими агентами;
  • • денежная оценка хозяйствующими субъектами эффективности собственной деятельности;
  • • асимметрия информации между субъектами, осуществляющими инвестиции и их финансирование;
  • • взаимосвязь рынков капитальных благ и финансовых рынков, что обусловливает зависимость динамики инвестиций от преобладающих в финансовом секторе настроений.

Как можно заметить, перечисленные черты - всего лишь формализация некоторых черт хозяйственного устройства рыночной экономики, которые имеют наибольшее влияние на характер и значимость взаимодействия финансового и реального секторов.

В использовании терминологии мы также не отступаем от общепринятого значения понятий, но допускаем ее конкретизацию в отдельных случаях, учитывая идею данного исследования. Под экономическим развитием в нашей концепции понимаются радикальные изменения всех элементов хозяйственной системы в связи со сменой доминирующей технико-экономической парадигмы. Технико-экономическая парадигма определятся как совокупность доминирующих в экономике производственных, организационных и коммерческих принципов решения существующих хозяйственных проблем. Переход от одной парадигмы к другой рассматривается как этап широкой коммерциализации кластеров радикальных нововведений, т.е. нововведений, открывающих принципиально новые поля производственных, организационных и коммерческих возможностей. Субъектов, связанных с новой технико-экономической парадигмой, мы называем новаторами.

Из исследования исключены факторы, определяющие накопление исходных знаний, необходимых для возникновения технико-экономической парадигмы (условия создания и торговли изобретениями, правовая защита интеллектуальной собственности, национальная система образования и повышения квалификации и пр.). Чтобы четко определить роль финансовой системы в процессе распространения новых технико-экономических принципов в хозяйственной системе, незначимыми также считаются все остальные факторы, воздействующие на данный процесс в реальной жизни: макроэкономические процессы, особенно их эффект, отражающийся на изменениях относительных цен затрат и выпуска; институциональные изменения, напрямую не затрагивающие взаимодействие финансового и реального секторов; государственная политика (в том числе промышленная и социальная политика, государственные закупки); мобильность и адекватность существующих факторов производства новым технико-экономическим условиям; регулирование международной торговли и иностранных инвестиций; характер сложившегося мирового разделения труда. Наконец, последнее ограничение, призванное сделать более четким наше исследование, - основную массу новаторов, связанных с распространением технико-экономической парадигмы, составляют новые предприятия[1].

Однако только перечисления предпосылок исследования еще недостаточно, чтобы перейти к описанию нашего видения характера взаимодействия финансового и реального секторов в процессе внедрения новой технико-экономической парадигмы. Для раскрытия механизма этого явления опишем сначала состояние, из которого вырастает развитие, - состояние устойчивого доминирования предшествующей технико-экономической парадигмы. Назовем его «спокойным ростом», выделив в нем два субпериода: плавного роста совокупного дохода и стабилизации совокупного дохода.

На фоне плавного роста совокупного дохода субъекты финансового и реального секторов благоприятно оценивают будущие перспективы экономики, рассчитывая на сохранение текущих позитивных темпов выпуска, прибыли и инвестиций. На денежных рынках подобные прогнозы находят отражение в ценах финансовых активов, а на рынках производственного капитала - в ценах капитальных благ. Указанные рынки находятся в примерном равновесии, имея в целом благоприятную динамику цен и объемов.

Фактором, поддерживающим позитивную динамику ожиданий, инвестиций и совокупного дохода, является значительный технико-экономический потенциал доминирующей парадигмы, который выражается в возможностях проведения в реальном секторе улучшающих инноваций, которые повышают эффективность существующих рутин.

Масштабность инвестиционных задач обусловливает тесное взаимодействие финансового и реального секторов. Финансовые учреждения обладают достаточным объемом информации о технико-экономических условиях и методиками оценки связанных с ними экономических рисков. Как результат, фактор общей системной технико-экономической неопределенности инвестиционных проектов не оказывает практически никакого влияния на выбор финансовых учреждений.

Однако последнее обстоятельство не снимает проблему асимметрии информации. Как мы уже отмечали, из-за ее наличия ожидаемая инвестором доходность является вторичным параметром решений о рыночном финансировании. Основной объем финансирования осуществляется на основании косвенных критериев, подтверждающих «добросовестность» заемщиков (получателей денежных фондов).

Поэтому на этапе плавного роста доходов большая часть рыночного финансирования направляется в инвестиционные проекты компаний, обладающих успешным опытом реализации бизнес- проектов. Подтверждением тому является наличие у них относительно устойчивых денежных потоков и значительного объема обеспечения, т.е. чистой положительной стоимости активов. Субъекты реального сектора, отвечающие этому требованию, получают основной объем инвестиционных денежных потоков финансового сектора, да еще и по самой низкой цене. Объяснение этому простое: с точки зрения финансовых учреждений риски здесь минимальные. На фоне благоприятной динамики в реальном секторе доминирование такой стратегии рыночного финансирования себя оправдывает, и финансовые учреждения также характеризуются положительными изменениями прибыли.

Понятно, что в этих условиях предприятия, только выходящие на рынок, оказываются в заведомо проигрышной ситуации. Они не только не обладают достаточной чистой положительной стоимостью активов, но и характеризуются максимальной информационной непрозрачностью для финансовых учреждений. Существуют такие предприятия на рынке недолго. Поэтому трудно говорить об их достаточной бизнес-репутации (которая могла бы компенсировать недостаточность активов) и прогнозировать будущие результаты их хозяйственной деятельности.

В особом положении находятся инновационно-активные компании, деятельность которых не связана с доминирующими технико-экономическими принципами. В дополнение к обычным факторам, ограничивающим возможности рыночного финансирования молодых компаний, здесь добавляется фактор технико-экономической неопределенности. Короткий период существования указанных бизнес-структур и несовпадение деятельности с доминирующими представлениями о принципах решения производственных, организационных и коммерческих задач переводит процесс выделения им денежных средств из рискового в неопределен- ный (учитывая потенциальную множественность принципов решения технико-экономических проблем, а также факт их эволюции во времени, далее для характеристики технико-экономических решений вне доминирующей парадигмы мы будем использовать термин «технико-экономическая альтернатива»). Иными словами, финансовые учреждения (как, впрочем, и сами предприятия) не обладают никакими возможностями для оценки рисков, будущей эффективности осуществляемых инвестиций, а соответственно и перспектив возвратности рыночного финансирования. Дополнительным обстоятельством служит специфика деятельности новаторов, которая может резко сократить потенциал получения ими денежных средств под обеспечение. Активы таких предприятий из-за несовпадения принципов их функционирования с доминирующими имеют минимальную ликвидность и с трудом поддаются рыночной оценке.

Отметим, что наличие технико-экономической неопределенности не только оказывает влияние на динамику денежных вложений финансовых учреждений в проекты новаторов, но и значительно снижает потенциал их распространения в реальном секторе. Основная часть предпринимателей, собирающихся войти в реальный сектор, даже в случае наличия у них необходимых денежных средств, опасаясь неопределенности, предпочитает вложения в доминирующую парадигму. Это обещает им реальные прибыли и дает надежду на получение рыночного финансирования в перспективе. Аналогичную позицию занимают и действующие компании. Во-первых, они обладают достаточным потенциалом прибыльных вложений капитала. Во-вторых, обращение к новой, неопределенной по своим экономическим последствиям деятельности, может ухудшить их финансовое положение, а значит, ограничить в перспективе возможности обращения к денежным средствам финансового сектора.

Таким образом, в период плавного роста совокупного дохода все виды операций, связанных с технико-экономическими альтернативами, характеризуются неопределенностью. Это не позволяет говорить об их широком распространении и доступности для них сколько-нибудь существенных объемов рыночного финансирования.

На этом фоне возникает несколько интересных обстоятельств, обусловленных характером функционирования компаний, использующих технико-экономические принципы, альтернативные доминирующим. Первое из них связано с тем, что новаторы находятся не только в условиях неопределенности, но и в максимально жестких рыночных условиях. При изначальной недоступности рыночного финансирования новаторам не приходится рассчитывать даже на функционирование с небольшой прибылью, не говоря уже об убыточном функционировании, поскольку это автоматически означает невозможность инвестиций. Как результат, хозяйствующие субъекты, связанные с альтернативными технико-экономическими принципами, вынуждены проявлять непрерывные адаптивные усилия в поисках новых эффективных производственных, коммерческих и организационных практик. Именно жесткостью условий существования здесь объясняется более высокая, чем в среднем по реальному сектору, динамика изменений.

Второе обстоятельство можно охарактеризовать как отказ новаторов от конкурентных отношений в пользу кооперативных. Логика в данном случае проста. Основным фактором, сдерживающим внедрение и рыночное финансирование новых принципов решения технико-экономических проблем, является неопределенность связанных с ними будущих исходов. Поэтому накопление подобной информации-единственный способ достижения «зоны» калькулируемых хозяйственных рисков. Отдельный субъект может проводить сбор информации самостоятельно, превращая его в функцию от времени и интенсивности индивидуального информационного поиска. Но более рациональным является вариант кооперации усилий с другими экономическими агентами, деятельность которых связана с аналогичными технико-экономическими принципами. В этом случае накопление результатов реализации производственных, организационных и коммерческих принципов начинает зависеть не только от времени и возможностей отдельного новатора, но и от интенсивности деятельности, а также количества субъектов, объединивших свои усилия (в том числе ресурсные, финансовые и пр.) для ускорения процесса накопления информации.

Подобные неформальные образования, взаимодействующие на основе неформальных, т.е. частных институциональных норм, оказывают большое влияние на динамику всех радикальных инноваций, связанных стой или иной группой альтернативных технико-экономических принципов. Обладая потенциалом накопления информации и модификации, неформальные институты обусловливают консолидацию разрозненных нововведений со схожими технико-экономическими принципами в кластеры, создавая первичные условия для формирования парадигмы. Так, на фоне плавного роста совокупного дохода возникает довольно специфическая институциональная модель. В экономике одновременно возникает ряд кооперативных сообществ, построенных на технико-экономических принципах, альтернативных доминирующим, и регулирующихся частными институциональными нормами. Все эти неформальные группы в конечном счете решают одну задачу - создание альтернативы доминирующим производственным, коммерческим и организационным принципам.

Однако потенциал доминирующей технико-экономической парадигмы имеет тенденцию к исчерпанию, а совокупный доход - к переходу от плавного роста к стабилизации. Учитывая характер нашего исследования, рассмотрим данный процессе позиции взаимодействия финансов и реального сектора. Напомним, что особенностью функционирования финансовых учреждений является диверсификация денежных вложений. Поступая таким образом, они одновременно финансируют сразу несколько проектов различных предпринимателей, что позволяет оптимизировать уровень риска за счет выделения системной рыночной компоненты. И если прибыль по инвестиционному проекту отличается от ожидаемой, то они могут достаточно точно оценить, с чем это связано: с деятельностью данной компании либо хозяйственной ситуацией в целом. Подобная схема рыночного финансирования позволяет финансовым учреждениям первыми реагировать на любые изменения в эффективности доминирующей технико-экономической парадигмы. То есть субъекты финансового сектора раньше, чем прочие экономические агенты, отмечают переход от плавного роста к стабилизации доходов.

Симптомом изменения хозяйственной ситуации на уровне финансовой системы в целом становится появление избыточности денежных ресурсов. Потенциал сбережений, заложенный инвестициями в период плавного роста, начинает превышать количество доступных финансовым учреждениям инвестиционных возможностей.

Возникает необходимость коррекции на рынках капитала для приведения цен финансовых активов в соответствие с новым уровнем оценок и некоторого понижения стоимости рыночного финансирования. Стремление восстановить прежнюю ситуацию побуждает финансовый сектор к поиску новых, более прибыльных вариантов вложения денежных средств. Но поскольку в рамках существующего портфельного риска достичь повышения прибыли невозможно, единственным вариантом оказывается увеличение рис- ковости операций. Это достигается двумя способами. Первый - обращение к финансированию предприятий, относящихся к доминирующей технико-экономической практике, но имеющих повышенный уровень асимметрии информации из-за незначительного возраста, размера и пр. Второй способ - денежные вложения в ранее отвергнутые проекты устойчиво финансируемых компаний.

Под влиянием изменившихся приоритетов и оценок финансовой системы происходит перераспределение совокупного портфеля рыночного финансирования. Денежные вливания в инвестиционные проекты фирм, характеризующихся стабилизацией доходов, снижаются, тогда как рыночное финансирование капитальных вложений в рамках перечисленных двух альтернатив возрастает. Данный процесс еще больше усиливает сопутствующее изменение стоимости финансовых активов. Происходит коррекция капитальных цен, отражающая новые инвестиционные приоритеты финансовой системы, и на этой основе -сдвиг доминирующей рыночной стратегии субъектов реального сектора в сторону более рисковой деятельности, поиска новых технико-экономических решений, улучшающих производственную, организационную и коммерческую практику. Таким образом, особенностью этапа стабилизации доходов становится постепенное повышение допустимого уровня рисков, сопровождающих рыночное финансирование инвестиций в хозяйственной системе.

Это оказывает смешанное влияние на общее состояние экономики. С одной стороны, увеличение количества субъектов реального сектора, а также инновационных проектов, получающих доступ к рыночному финансированию, обеспечивает условия для расширения совокупного производственного потенциала и роста совокупного дохода. Но, с другой стороны, при повышении уровня рисковости хозяйственных операций усиливается неоднородность экономических результатов отдельных хозяйствующих субъектов, увеличивается доля убыточных компаний с неэффективными инвестиционными проектами. Поэтому принципиально улучшить общехозяйственную ситуацию за счет повышения допустимого уровня рисков оказывается невозможно. Из-за взаимного наложения эффектов расширения производственных возможностей и отрицательных инвестиционных результатов совокупный доход просто колеблется около исходного значения-'0.

Однако с точки зрения организации рыночного финансирования рассматриваемый этап имеет качественный характер. Субъекты финансового сектора, двигаясь в сторону более рисковых инвестиций, рано или поздно оказываются перед необходимостью усовершенствования методик выделения денежных средств, поиска новых инструментов снижения рисков рыночного финансирования. При этом экономический эффект от такой деятельности постепенно «обесценивается». Во-первых, по причине конкуренции между финансовыми учреждениями. Основой осуществляемых финансовых нововведений являются «проверенные временем» рутины, что обусловливает схожий характер появляющихся изменений. Но период монопольного использования финансовыми учреждениями результатов улучшающих новаций, сопровождаемый извлечением дополнительной прибыли, оказывается коротким. Во-вторых, нельзя не учитывать изменения в реальном секторе, которые не способствуют сохранению эффекта улучшающих инноваций финансового сектора. Эффективность и инвестиционный потенциал доминирующих технико-экономических принципов постепенно снижаются, сужая возможности применения усовершенствованных способов финансирования.

Таким образом, основной качественной характеристикой рыночного финансирования в период стабилизации совокупного дохода является постоянно снижающаяся эффективность усовершенствования методик оценки рисков инвестиций в доминирующую технико-экономическую парадигму. Именно это, как покажет наш дальнейший анализ, становится исходным моментом смены технико-экономической парадигмы.

  • [1] Эта предпосылка практически повторяет логику Й. Шумпетера, а также учитывает существующие в настоящее время теоретические [120] и статические [68, 383] доказательства роли вновь появляющихся инновационноактивных компаний в процессе развития.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >