Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Физика arrow Тяготение: от Аристотеля до Эйнштейна

Глава 24. Ускоренная система отсчета и гравитационное поле

Принцип эквивалентности.

Частная теория относительности отвергла понятие эфира и уничтожила веру в абсолютное пространство Ньютона. Метафизический характер абсолютного пространства становился очевидным, поскольку были развенчаны все идеи его материальной реализации. Но вместе с тем была подорвана и вера в преимущественный характер инерциальных систем отсчета. Выяснилось, что они сами метафизичны: реализовать их какими-либо телами на бесконечном протяжении вообще невозможно. Инерциальные системы могут реализовываться лишь приближенно (одним из примеров такой реализации является гелиоцентрическая система отсчета).

Естественно возникло сомнение: могут ли такие системы отсчета претендовать на. какую-либо привилегированность, подобную той, какой они обладали в ньютоновской механике? Из этого сомнения и возникла новая теория тяготения. «Существенное достижение общей теории относительности, писал много позднее Эйнштейн, заключается в том, что она избавила физику от необходимости вводить ‘инерциальную систему’ (или ‘инерциальные системы’). Это понятие неудовлетворительно по той причине, что оно без какого-либо обоснования выделяет из всех мысленно возможных систем координат некоторые системы».

Принцип относительности Эйнштейна (в частной теории относительности) требовал независимости всех законов природы от движения одной инерциальной системы отсчета по отношению к другой. Таким образом, и частная теория относительности выделяла бесконечный класс инерциальных систем отсчета как физически преимущественный. Неудовлетворенность этим обстоятельством привела к тому, что Эйнштейн сразу же после создания частной теории относительности задался вопросом: «Нельзя ли представить себе, что принцип относительности выполняется и для систем, движущихся относительно друг друга с ускорением?» Иными словами, Эйнштейн захотел расширить класс допустимых систем координат таких, для которых выполняется принцип относительности. Этим самым он пытался расширить и саму формулировку принципа относительности. Сделать это ему позволил закон равенства инертной и тяжелой масс: именно в связи с этим он им так пристально заинтересовался.

Эйнштейн в своей «Творческой автобиографии» объяснял потом свой замысел следующим образом: «Мне пришло в голову: факт равенства инертной и тяжелой масс или, иначе, тот факт, что ускорение свободного падения не зависит от природы падающего вещества, допускает и иное выражение. Его можно выразить так: в поле тяготения (малой пространственной протяженности) все происходит, так, как в пространстве без тяготения, если в нем вместо ‘инерциальной’ системы отсчета ввести систему, ускоренную относительно нее». Этот принцип был назван Эйнштейном принципом эквивалентности.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы