Подходы к оценке экономического развития новых независимых государств Центральной Азии

Для экономического развития стран Центральной Азии до кризиса 2008—2009 гг. были характерны высокие темпы роста ВВП, умеренная инфляция и некоторое сокращение бедности. Однако между государствами сохранялись различия в качестве экономического роста, типе организации экономики и структуре занятости.

Рыночные экономические реформы, проводившиеся в той или иной степени по рекомендациям западных экспертов, дали противоречивые результаты. Приватизация оправдала себя в отраслях, развитие которых гарантировало частным инвесторам высокие прибыли и скорую окупаемость. Таких отраслей было не много — разработка и экспорт энергоносителей, добыча редких и драгоценных металлов, производство и экспорт гидроэлектроэнергии, выплавка алюминия. Но эти отрасли были развиты не во всех странах. Не в каждой стране прибыльные отрасли были настолько массивными, чтобы обеспечить трудоустройство основной массы работоспособного населения.

В рыночных условиях приватизация не могла обеспечить нормального функционирования производства сельскохозяйственной продукции — от хлопка и риса до овощей, фруктов и бахчевых. Рывок населения стран региона к нелегальному производству наркокультур (опиумного мака и анаши) был естественной реакцией на осознание нерентабельности «легальных» сельскохозяйственных культур в отсутствие государственной поддержки. Именно отказ от нее дал толчок наркоэкономике.

Приватизация не могла позволить сохранить и сделать конкурентоспособными отрасли обрабатывающей промышленности — прежде всего, машиностроение. Соответственно, те части государств Центральной Азии, которые в советские годы относились к «промышленному поясу» и отличались более высоким уровнем развития, после приватизации оказались в глубокой депрессии. Последовали вынужденные миграции по линии выезда за рубеж и каналам перетока в те немногие отрасли, которые оказались способными нормально развиваться.

I Приватизация была мощным средством перераспределения национального

богатства между разными группировками национальных элит. Во всех странах Центральной Азии, как и в России, она была проведена форсированными темпами. Организаторы приватизации опасались, что детальная проработка ее последствий может привести к отказу власти от рыночных преобразований.

В 2000-х годах Казахстан благодаря созданию при западной помощи эффективного сектора нефтедобычи превратился в «нормальную нефтяную страну». Темпы роста в середине десятилетия составили 10%. По показателям ВВП и размера ВВП надушу населения (8,2 тыс. долл, в год) страна стала занимать лидирующие позиции в регионе. Нефтедобывающие предприятия остались в собственности государства, но была проведена приватизация малых и средних предприятий. В 2003 г. была введена частная собственность на землю, включая земли сельскохозяйственного назначения.

Для накопления налогов от экспорта энергоресурсов с учетом вероятности падения нефтяных доходов был создан Национальный фонд. Казахстан поощрял деятельность иностранных инвесторов в нефтегазодобывающей сфере, но внимательно следил за ними, защищая интересы национальных компаний. Хотя в Казахстане менее остро, чем в других странах региона, проявлялась проблема бедности, за чертой бедности во второй половине 2000-х годов проживало 19% населения.

Киргизия при проведении реформ выделялась наиболее последовательным выполнением рекомендаций международных финансовых институтов. В стране прошла наиболее масштабная приватизация и была проведена радикальная сельскохозяйственная реформа. В частном секторе оказалось сосредоточено 60% работающих, силами которых производилось 85% ВВП страны. Наиболее успешным проектом приватизации в промышленности оказалось совместное киргизско-канадское предприятие по разработке золотоносного месторождении Кумтор. В то же время в стране так и не удалось запустить промышленные предприятия, построенные в годы СССР. Сектор обрабатывающей промышленности перестал существовать. Вместе с отсутствием конкурентоспособного сельхозпроизвод- ства это обусловило в целом тяжелое экономическое положение. В Киргизии даже по официальным данным за чертой бедности в конце 2000-х годов проживало 40% граждан. Бедное население концентрируется прежде всего в киргизской части Ферганской долины. В структуре киргизского экспорта преобладают золото (40%), ртуть, уран, продукция легкой промышленности, хлопок и табак. Страна импортирует нефть и газ, машины и оборудование и даже продукты питания.

Таджикистан остается беднейшей страной региона. Доля ВВП на душу населения составляет около 1,2 тыс. долл, в год. До кризиса экономика росла в среднем на 9,4% в год. 67,2% населения занято в сельском хозяйстве, основное назначение которого фактически состоит в том, чтобы прокормить тех, кто в нем занят. За чертой бедности в стране проживает 64% граждан.

Почти половину доходов страны от экспорта обеспечивает единственное крупное государственное предприятие — Таджикский алюминиевый завод (ТадАЗ). Экономика Таджикистана поддерживается денежными переводами от трудовых мигрантов преимущественно из России. В такой ситуации вряд ли удивительно, что немалая часть населения живет на нелегальные доходы от наркотрафика. Правительство стремится привлечь иностранные инвестиции к развитию гидроэнергетики, алюминиевого производства, транспортной инфраструктуры.

Кроме алюминия, Таджикистан экспортирует электроэнергию, хлопок и фрукты. В структуре импорта преобладают электроэнергия, нефть и газ, бокситы и глинозем — сырье для производства алюминия.

Туркменистан, по официальной статистике, развивался в 2000-х годах (до кризиса) при темпах роста более 20% в год. Правда, по оценкам международных экспертов, экономический рост не превышал 4%. Доля ВВП на душу населения составляла 8 тыс. долл, в год за счет высокого уровня расходов на государственные программы в сфере культуры и здравоохранения. Население бесплатно получает газ, электроэнергию, воду, соль и мало тратит на оплату коммунальных услуг. В сельском хозяйстве занято 48,2% населения, 13,8% — работают в промышленности. По официальным данным, за чертой бедности живет всего 1% населения, а по данным Европейского банка реконструкции и развития — 58%.

Государство контролирует экономику. Законодательство не предусматривает возможности приватизации нефтяных и газовых месторождений. Торговля хлопком также находится полностью под контролем государства. Действуют жесткие валютные и экспортные ограничения. Туркменистан экспортирует природный газ, нефть и нефтепродукты и хлопок.

Государственное регулирование преобладает и в экономике Узбекистана. Сохраняются система государственных закупок хлопка и зерна и государственный контроль над внешнеэкономической деятельностью и валютными операциями. ВВП на душу населения составляет 1,8 тыс. долл, в год. В докризисный период темпы роста экономики колебались от 4 до 7%. В сельском хозяйстве занято 44% населения, в промышленности — 20%.

Узбекистан не стал проводить радикальных рыночных реформ и сохранил разветвленную систему социальной зашиты населения. Благодаря этому в стране отсутствует бедность в масштабах, характерных для Таджикистана и Киргизии. За чертой бедности живут 27,5% населения.

Страна экспортирует хлопок (второе место в мире), золото, газ и минеральные удобрения.

Разрывы в уровнях развития определяют низкую заинтересованность стран-соседей в торговле друг с другом. Ни одна из стран Центральной Азии, например, не входит в круг приоритетных партнеров Казахстана. Во внешнеторговом обороте Узбекистана доля самого Казахстана составляет 5%, а Таджикистана — 3%. Некоторым исключением является Таджикистан, 21% и 7% внешнеторгового оборота которого приходится на Узбекистан и Казахстан.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >