Прекращение гражданской войны в Таджикистане (июнь 1997)

В Москве существовали колебания по поводу того, как относиться к конфликту таджикского правительства с оппозицией. Тонкости отношений между кланами и регионами в Таджикистане были понятны в России только ограниченному кругу специалистов. В окружении Б. Н. Ельцина задавали тон люди, которые не разбирались в таджикских делах. Они не доверяли сообщениям с мест, прислушиваясь к «мнениям» американских «экспертов», которые в тот период знали таджикскую ситуацию еще хуже, чем советники российского президента.

В США между тем имела хождение придуманная американскими историками (при этом тюркологами или учеными турецкого происхождения) концепция «исламской демократии», реализовать которую в Таджикистане, как надеялись в Вашингтоне, хочет таджикская оппозиция. «Демократические убеждения» окружения Б. Н. Ельцина толкали его к поддержке таджикской оппозиции. Мнения российских военных в Таджикистане и доклады спецслужб строились на ее оценках как антироссийской, антизападной и ксенофобской. В результате российское правительство выжидало и воздерживалось от оказания военной помощи правительству в Душанбе.

Ситуация стала меняться, когда 25 мая 1993 г. руководство Таджикистана подписало договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи с Россией. Военно-политическое сотрудничество двух стран получило юридическое основание. В договоре были определены условия пребывания на таджикской территории частей российской армии и пограничной службы. Таджикистан стал единственной страной региона, в которой Россия сохранила крупную группировку войск: 201-ю дивизию (около 7 тыс. человек) и группу погранвойск (16 тыс. человек). В октябре 1994 г. было подписано соглашение о командировании в Таджикистан российских военных советников и специалистов. Вооруженные силы Таджикистана насчитывали в конце 90-х годов лишь 12 тыс. человек.

В стабилизации военно-политической ситуации в стране участвовали и вооруженные силы Казахстана. В 1993 г. в район таджикско-афганской границы в западном Бадахшане было направлено более 500 казахстанских военнослужащих. Коллективными усилиями стран СНГ ситуация в стране была поставлена под контроль. Благодаря этой поддержке президент Таджикистана Э. Рахмонов смог укрепить позиции. В 1994 г. он провел референдум о восстановлении поста президента и в том же году победил на выборах своего единственного соперника — бывшего премьер-министра северянина А. Абдулладжанова.

Но ситуация оставалась неустойчивой. По мере распространения контроля правительства Э. Рахмонова на всю территорию Таджикистана стал расти поток беженцев из страны. Участники антиправительственной борьбы и члены их семей старались укрыться в Бадахшане или на сопредельной территории Северного Афганистана. Ни местные памирские власти, ни афганское правительство не были готовы их принять. Ситуация в лагерях беженцев была устрашающей.

Правительство в Душанбе благоразумно не стало вводить верные ему вооруженные силы на территорию Бадахшана. Было достигнуто соглашение о неразмещении на его территории правительственных войск. Взамен памирцы признали власть Э. Рахмонова, согласились выполнять его указания и отказались от применения силы против правительства.

Сложнее было с таджикскими беженцами, ушедшими в Афганистан. Их лагеря на афганской территории стали базами для нападений на таджикские земли. Для противодействия им на значительной части таджикско-афганской границы были размещены российские пограничные части. Помошь России позволяла поддерживать контроль в пограничных районах, но она не могла служить инструментом урегулирования конфликта.

Таджикское руководство опасалось возникновения в стране ситуации хронической гражданской войны, последствия которой были понятны по опыту Афганистана. Российское правительство, опираясь на собственный опыт военного присутствия на афганской территории в 1980-х годах, рекомендовало 3. Рахмонову не полагаться только на военную силу, а попробовать договориться с оппозицией.

Лидеры памирского клана и часть поддерживавшего его радикального духовенства тоже понимали невозможность военной победы над коалицией южан и северян. Дело было не только в том, что эта коалиция могла обращаться за помощью к Узбекистану и России. Важнее была поддержка, которой правительство пользовалось у большинства таджиков. Граждане страны имели много претензий к Э. Рахмонову. Но его правление казалось им меньшим злом, чем режим, который попытались навязать памирцы.

Несколько изменились воззрения образованной части таджикского общества. Не питая иллюзий по поводу демократического потенциала власти, местная интеллигенция по опыту поняла, что исламизация страны имеет мало отношения к демократическому строю. Наконец, все таджики психологически устали от войны. Первоочередными задачами правительство провозгласило восстановление хозяйства и мирной жизни.

В Таджикистане развернули работу миротворческие миссии ООН и ОБСЕ, а также миссия Международного комитета Красного Креста. Стали осуществляться проекты оказания гуманитарной помощи беженцам, число которых достигло 1 млн человек.

На Памире значительную помошь в восстановлении местной экономики стали оказывать зарубежные исмаилиты. Глава исмаилитов имам

Ага Хан IV в мае 1995 г. и сентябре 1998 г. посетил Памир и встретился со своими последователями. В 1994 г. в Таджикистане открылось отделение Фонда Ага Хана, который стал финансировать программу развития Памира.

Фонд Ага Хана — благотворительная организация исмаилитов. Штаб-

квартира расположена в Женеве, а отделения открыты в странах Восточной

Африки, Южной Азии, Европы и Америки.

Речь шла о доставке в Бадахшан продуктов первой необходимости. Позднее фонд стал заниматься проектами в области сельского хозяйства, строительства оросительных каналов и освоения новых земель.

В 1996 г. наступавшие на Кабул с юга Афганистана отряды талибов (пуштунов) стали теснить Северный альянс, и афганским таджикам было уже не до вмешательства в дела Таджикистана. Таджикская оппозиция лишилась поддержки афганских союзников.

Политическим оппонентом правительства Э. Рахмонова к этому времени стала Объединенная таджикская оппозиция (ОТО). Ее ядром была Партия исламского возрождения Таджикистана (запрещенная с 21 июня 1993 г.), которую возглавлял Ходжи Акбар Тураджонзода. Было сформировано «правительство в изгнании» во главе с Саидом Абдулло Нури. Оппозиция получала помощь от Ирана, Пакистана, Афганистана и Саудовской Аравии. Именно с этими людьми предстояло договариваться Э. Рахмонову.

Но этого было недостаточно. Предстояло найти компромисс с Афганистаном, на территории северных провинций которого (Бадахшан, Та- хар, Балх и Кундуз) существовали лагеря таджикских беженцев (их число составило 100-120 тыс.), ставших центрами подготовки боевиков. Во главе их отрядов оказывались кадровые военные афганской армии. Обсуждение вопроса о беженцах было начато в декабре 1993 г. во время визита в Душанбе президента Афганистана Б. Раббани (таджика).

К середине 1990-х годов созрели предпосылки для урегулирования конфликта. Надежды оппозиции на помошь афганских таджиков таяли: формирования Северного альянса терпели поражения от талибов и были не в состоянии помогать кому бы то ни было. Пользуясь моментом, президент Э. Рахмонов согласился на переговоры с Объединенной таджикской оппозицией, чего та давно добивалась.

В 1994 г. в Москве под эгидой ООН при участии российской дипломатии начались переговоры между делегациями правительства Таджикистана и ОТО. Это был первый контакт такого рода. В мае 1995 г. состоялась встреча Э. Рахмонова с С. Абдулло Нури в Кабуле. В ней участвовал и Б. Раббани.

В 1996 г. между таджикскими властями и оппозицией при посредничестве России и Ирана начался переговорный процесс. Обсуждения протекали сложно и велись на фоне возобновлявшихся вспышек вооруженной борьбы. Хотя Э. Рахмонов, опираясь на поддержку Москвы, представлял самую сильную таджикскую партию, оппозиция сохраняла потенциал, чтобы дестабилизировать ситуацию. Российская делегация оказывала давление на обе таджикские стороны.

11 декабря 1996 г. во время встречи президента Таджикистана с лидером оппозиции в афганском городе Таликан были парафированы договоренности о примирении. Лидеры сторон заявили о согласии прибыть в Москву дтя подписания соглашения. Заключительный раунд межтаджикских переговоров, в ходе которого было подписано «Общее соглашение об установлении мира и национального согласия в Таджикистане», прошел в Москве 27 июня 1997 г. в присутствии президента России Б. Н. Ельцина. Согласно условиям урегулирования, одним из гарантов которого стала Россия, Партия исламского возрождения Таджикистана получила в правительстве пять мест. Год спустя X. А. Турад- жонзода был назначен вице-премьером.

Соглашение положило конец гражданской войне. Было сформировано коалиционное правительство. Лидеры оппозиции получили около трети мест. Последовала интеграция вооруженных формирований оппозиции в правительственные силовые структуры.

Национальное примирение не означало разрешения всех межтаджикских противоречий. Сохранилась напряженность между региональными группами. Оппозиция отказалась от вооруженной борьбы, но не от идеи построения в Таджикистане исламского государства. Соглашение было недоверчиво встречено худжандским кланом. Северные таджики были против включения в правительство лидеров исламской оппозиции, полагая, что это может привести к росту влияния экстремистов. Эти опасения разделяли в соседнем Узбекистане, власти которого подозревали, что вошедшая во власть исламистская оппозиция Таджикистана станет оказывать помощь экстремистским исламским движениям на территории самого Узбекистана.

Переходный период, определенный соглашением 1997 г., завершился проведением парламентских выборов на основе новой редакции конституции, определившей создание двухпалатного парламента, первые выборы в который прошли в феврале 2000 г.

В июне того же года по предложению Э. Рахмонова Совет глав государств СНГ принял решение о прекращении деятельности коллективных миротворческих сил СНГ в Таджикистане. Присутствие российского пограничного отряда на его территории было сохранено. В апреле 1999 г. Россия и Таджикистан достигли обшей договоренности о преобразовании 201-й российской дивизии, дислоцированной в Таджикистане, в военную базу. Это решение было реализовано на базе соответствующих соглашений, заключенных во время саммита СНГ в Душанбе в апреле 2003 г.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >