Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Конституционное (государственное) право зарубежных стран

3. Авторитарный государственный режим

Авторитарный государственный режим (от лат. auctoritas - суждение, внушение, полновластие, власть, авторитет) - обобщенное название, включающее множество различных режимов в разных странах, которые всегда отличаются друг от друга, причем иногда весьма значительно. Примерно половина населения, если не больше, живет при авторитарных режимах - миллиардный Китай, Северная Корея, многие государствах Африки и др.

Общими признаком для всех авторитарных режимов является отказ от многообразия явлений, прежде всего в политической жизни (иногда и в экономике при тоталитаризме), ее унификация с помощью неприкрытых средств подавления. Этот режим исключает демократические принципы организации государства (разделение властей и представительное правление). Разделение властей отрицается как по горизонтали, так и по вертикали. По горизонтали - потому, что в государстве действует одна политическая партия, подчиняющая себе и исполнительную и законодательную власть, и сильно ограничивающая судебную. По вертикали - потому, что устанавливается строгое подчинение местных органов власти вышестоящим, централизация власти всегда характерная черта авторитаризма. Местная власть не обладает автономией; кроме того, она подвержена влиянию партийного контроля. Вследствие этого ликвидируются или ограничиваются права и свободы граждан, даже если они декларируются в конституции или в законодательстве. Основным методом разрешения всех проблем является не свободная дискуссия с выявлением различных точек зрения, а силовые методы решения. Их применение зависит от небольшой группы лидеров, иногда от одного человека.

В истории широко известны различные авторитарные режима, например, азиатские деспотии, различные тиранические и абсолютистские правления, существовавшие и в древности, в эпоху средневековья и в новое время. Только в XX в. появились наиболее одиозные и в то же время идеологически обоснованные режимы. Первым таким режимом, который может также рассматриваться и как идеологическое учение, стал фашизм (от итал. fascio - пучок, связка, союз, объединение), возникший в Италии сразу после Первой мировой войны на волне подъема левых движений и победы революции в России и в качестве ответной реакции на эту победу. Основоположник этого режима Б. Муссолини (1883-1945), прежде чем образовать фашистскую партию, был социалистом. Установление фашистского режима рассматривалось как средство выхода страны из кризиса. Этот режим отражал интересы наиболее реакционных кругов общества.

Наиболее известными стали авторитарные режимы в гитлеровской Германии, во франкистской Испании, в Италии и салаза- ровской Португалии. В Венгрии в предвоенное время и во время Второй мировой войны существовал режим адмирала Н. Хорти (1868-1957).

Авторитарный государственный режим имеет несколько разновидностей, хотя каждый из них в конкретной стране обладает собственными особенностями, которые объясняются существованием различных исторических, политических и других причин, особенностями национального характера и национальных идеалов, воззрений пришедших в власти людей.

Как уже говорилось, первым по времени возникновения был фашистский режим. Партия Б. Муссолини так и называлась - Национальная фашистская партия. Эта партия своим символом имела пучки прутьев с топором посередине, связанные ремнем - символ достоинства древнеримских императоров.

Для всех фашистских режимов характерна острая идеологизация. Идеология конкретного фашистского режима всегда рассматривается в качестве единственно верной и непогрешимой. Другие воззрения запрещаются под угрозой уголовных или административных санкций. Такая идеологизация считалась второй, после подавления, силой. Соответствующие взгляды внедряются в сознание людей на всех уровнях и всеми доступными средствами. Почти всегда существовала абсолютная монополия на средства массовой коммуникации (пресса, радио, кино и т.д.), находившиеся в руках правящей (единственной в стране) политической партии и правительства.

В то же время в конкретных странах фашистская идеология была по-своему оригинальной, опиралась па различные ценности. Идеология различалась и по степени разработанности и завершенности. В Италии, например, основной идеей было восстановление величия и могущества страны на основе примера Великой Римской империи. Конкретных же теоретических проработок было немного. Б. Муссолини говорил в 1927 г. в Палате депутатов: «Все в государство, ничего против государства, ничего вне государства»[1]. Еще одна идея итальянских фашистов - корпоративная система организации власти (см. ниже).

В Германии в качестве основы проповедовались концепции расового превосходства и установление особой миссии немецкого парода, особого кодекса нравственного поведения, расширения жизненного пространства па Востоке и продовольственного обеспечения Германии. Для реализации этих идей разрабатывались и осуществлялись обширные программы по уничтожению различных народов (евреи, славяне).

В Испании фашизму не был свойствен расизм; франкисты считали одной из своих опор церковь, что не было особенно заметно в фашистской Германии. Идеология фашизма в Испании была наиболее разработанной и сложной. Имея в качестве изначальной цели покончить с отсталостью страны и, как следствие, - с либеральным прошлым, франкисты считали, что только тоталитарное государство поможет обеспечить будущее страны. Мы уже цитировали знаменитый 6-й пункт Принципов Фаланги 1934 г. - партии «Испанской фаланги традиционалистов и хунт национал-синдикалистского наступления» - фашистской партии Ф. Франко (1892-1975); в 50-е гг. XX в. эта партия стала называться «Национальным движением»: «Наше государство будет тоталитарным инструментом на службе Родины». Народ считался единым целым, служившим достижению общих целей. Задача государства состояла в выражении этого единства и обеспечения координации каждого индивида с их совокупностью. Государство представлялось национал-синдикалистским; управление страной осуществлялось на основе гак называемой теории органической демократии, основанной на концепции «органического» строения общества. Последнее представляло собой пирамиду «живущих организмов», внизу которой находится семья, па вершине - само государство - высшая сущность, по признающая права составляющих «организмов» общества. Эти «организмы» (семья, их интересы выражали главы семей, профсоюзы, муниципалитеты, представители армии, некоторые институты и др.) получали представительство в государственных органах. «Органическая демократия» - демократия групп; выборы ограничивались либо руководителями, либо делегатами названных сообществ. Государство в Испании было основано на принципе единства власти, а не разделения властей.

Разработанные идеологические концепции, их внедрение в сознание граждан и убеждение их в непогрешимости существующих отношений в значительной мере влияли на продолжительность существования фашистских режимов. Например, в Греции, правление «черных полковников» в конце 60 - начале 70-х гг. XX в. на основе одного лишь антикоммунизма, при отсутствии идеологической «подпитки» не продолжалось слишком долго. Этот режим «держался» только на силе.

При авторитаризме и фашизме всегда признавалась роль особых людей - вождей, ведущих страну к достижению поставленных целей. Более того, таким вождям почти всегда присваивалось специальное название: в Германии - фюрер, в Италии - дуче, в Испании - каудильо. Известны и другие неформальные «титулы» в авторитарных странах - вождь, кормчий (Китай), кондукатор (вождь - Румыния). Фашизм - это всегда режим личной власти, когда вся полнота власти сосредоточивается в руках одного человека, одновременно являющегося главой правительства, иногда главой государства и всегда - главой единственной политической партии. Более того, иногда такой лидер получал и множество официальных государственных постов. Так, после прихода к власти Б. Муссолини совмещал полномочия премьер- министра, министра иностранных дел, министра внутренних дел, министра морского флота, министра авиации, министра армии, министра корпораций, председателя Большого фашистского совета. При главе фашистского режима всегда создается большое число различных органов, но ни один из них не ограничивает его власть. Личность лидера обожествляется: радио, пресса, кинематограф, различного рода афиши распространяют мифы об этом исключительном человека. Этому же способствует и проведение широко рекламируемых политических спектаклей, нередко напоминающих религиозные мистерии, при стечении множества народа.

Для всех фашистских режимов характерно существование одной политической партии. Она сливается с государством, составляя с ним как бы одно целое. Такое положение закрепляется юридически. Так, Закон против образования новых политических партий от 14 июля 1933 г. гласил: «§ 1. В Германии существует в качестве единственной политической партии Национал- социалистическая рабочая партия. § 2. Если кто-либо будет принимать меры к поддержанию организационной структуры какой- либо другой политической партии или к созданию новой политической партии, тот наказывается, поскольку это дело не облагается более высоким наказанием по другим предписаниям...»[2]. В Законе об обеспечении единства партии и государства от 1 декабря 1933 г. указывалось: «§ 1. 1. После победы национал-социалистической революции Национал-социалистическая германская рабочая партия является носительницей германской государственной мысли и неразрывно связана с государством. 2. Она является корпорацией публичного права. Ее устав утверждается вождем»[3].

Фашистские партии четко структурированы; в них иерархия и соподчиненность сочетается с жесткой партийной дисциплиной для ее членов. Более того, иногда члены партии носили униформу: в Италии - черные рубашки, члены Национал- социалистической партии Германии - коричневые, испанской Фаланги - белые. Партии представляли собой военизированную

1S6

силу; их члены часто собирались на различные манифестации под своими знаменами и музыкальным сопровождением. Они могли быть в любое время мобилизованы и должны быть готовыми выполнять распоряжения своих лидеров. Вступление в партию всегда обставлялось различными фильтрами и проверками. Например, вступление в партию Б. Муссолини до 1922 г. было свободным, с 1922 по 1925 г. строго контролировалось, а затем принятие новых членов было прекращено, за исключением редких периодов, но с обязательными жесткими «фильтрами» в отношении кандидатов. При фашистских партиях образовывались молодежные и детские организации, участники которых затем могли пополнять ряды партии. В Италии дети с 8 до 14 лет могли вступать в детские организации (ballilas), затем они в возрасте с 14 до 18 лет переводились в организации «авангардистов», после чего - в организации «молодых фашистов» (возраст с 18 по 21 год), а затем по принесении присяги в торжественной обстановке становились членами партии. В Германии члены гитлеровских союзов молодежи могли вступить в Национал-социалистическую партию (юноши - с 18 лет, а девушки - с 21 года).

После прихода к власти проводились кардинальные реформы государственной структуры органов. Устанавливались корпоративные элементы организации. В Италии такая система была введена в 1927 г. и была закреплена руководящая роль Большого фашистского совета. Законом 17 мая 1928 г. «О реформе политического представительства» была преобразована Палата депутатов и упразднена существовавшая система всеобщих выборов. Италия стала представлять один избирательный округ. Кандидатов в члены новой корпоративной палаты стали выдвигать «национальные конференции законно признанных синдикатов». Палата состояла из 400 членов. Синдикаты могли выдвинуть в два раза большее число кандидатов - 800, различные профессиональные и другие организации (патрональные, банкиры, коммерсанты, свободные профессии, артисты и др.) - 200; причем из этих 1000 кандидатов Большой совет фашизма отбирал 400, а затем в стране проводилось голосование списком. Такое голосование более походило на плебисцит, поскольку избиратель должен был дать ответ на вопрос: «Утверждаете ли Вы список кандидатов, намеченных Большим советом фашизма?»[4]. Для утверждения требовалось абсолютное большинство голосов избирателей (в 1929 г. за такой список было подано 98% голосов; в 1934 г. - 99,84%). Четырнадцатого декабря 1938 г. Палата депутатов проголосовала за свой роспуск, и вместо нее была образована «Палата фашей и корпораций», отошедшая от корпоративного порядка назначения членов; ее члены назначались Большим советом фашизма и Советом корпораций. В 1938 г. Большой совет фашизма - высший орган руководства партией - стал органом государства; он давал заключения по вопросам конституционного характера.

Наиболее сложную систему государственных органов имела франкистская Испания, преобразованная в 1947 г. в «монархию без монарха». Только в июле 1969 г. по предложению Ф. Франко Кортесами был назначен на пост короля принц В.М. Хуан Карлос де Бурбон (р. 1938), которого, кстати, по предложению того же Ф. Франко Кортесы могли отозвать и заменить другим лицом «королевский крови» (ст. 6 Закона о наследовании поста главы государства от 26 июля 1947 г.). Франкистское государство было основано на принципе единства власти, что с точки зарубежного конституционного права представляло значительную новацию. Об этом принципе говорилось в ст. 2 одного из конституционных законов - «Органическом законе 1967 г.». Вторым был принцип «координации функций»; другими словами, принцип разделения властей отрицался. Вся власть находилась в руках главы государства. В первые годы после гражданской войны Ф. Франко обладал неограниченной властью; после издания Органического закона 1967 г. его положение несколько изменилось, появилась юридическая регламентация (т.е. через 30 лет после окончания гражданской войны). Осуществление власти при жизни Ф. Франко рассматривалось как бы в состоянии некоторого переходного периода, который должен был закончиться со смертью каудильо или в связи с его отставкой. Органический закон 1967 г. подтвердил полномочия Ф. Франко, предоставленные ему законами от 30 января 1938 г. и 8 августа 1939 г., дававшие каудильо все полноту законодательной власти. Он обладал и традиционными полномочиями главы государства: аккредитовал дипломатических представителей, ратифицировал международные договоры, был главнокомандующим вооруженными силами и др. Исполнительная власть принадлежала правительству, назначавшемуся на пять лет. Его члены автоматически становились проку- радорами, т.е. членами Кортесов. На практике главой правительства всегда был Ф. Франко, который только в июне 1973 г. в связи с ухудшением здоровья передал этот пост А. Корреро Бланко, бывшим «тенью каудильо»; после его убийства в декабре того же года этот пост получил А. Наварро.

Оригинальные функции принадлежали Кортесам, Совету королевства и Национальному совету. Совет королевства давал согласие на законодательствовапие путем издания декретов-законов, на повторное рассмотрение проекта Кортесами, на назначение референдума, па введение чрезвычайного положения в стране. Кортесы были созданы законом 17 июля 1942 г. в время Второй мировой войны, когда Ф. Франко испытывал потребности в институционализации своего режима; этот орган обладал функциями, никак не мешавшими каудильо.

Члены Кортесов - прокурадоры - принадлежали к пяти основным категориям: 1) 125 человек, или 25% состава, были членами по праву (включая 19 членов правительства, 99 национальных советников, представители Высшего трибунала юстиции, Государственного совета, Счетного трибунала и др.); 2) 25 членов назначались главой государства; 3) 114 прокурадоров представляли территориальные коллективы (муниципалитеты и провинциальные депутации), которые, следовательно, избирались косвенным путем; 4) 196 прокурадоров были представителями «органических единиц» - профсоюзов (профессиональные корпорации, ректоры университетов, Высший совет научных исследований); 5) 104 были представителями семей. Они были единственными, избиравшимися прямым голосованием, по не всеми избирателями, а только главами семей и замужними женщинами.

Прямые выборы в Кортесы состоялись только в 1967 г. (т.е. через 30 лет после гражданской войны). Правда, некоторые главы семей и замужние женщины могли голосовать несколько раз, если они были членами профсоюза или какой-либо профессиональной корпорации. Кандидатами могли быть испанские подданные достигшие 21 года, недвусмысленно заявившие о своей приверженности принципам Национального движения. Наличие только 20% избираемых членов в Кортесах красноречиво говорило о чувствах франкистов в отношении такого представительства.

Деятельность Кортесов была строго контролируема и подчинена другим органам, прежде всего исполнительным. Област ь законодательства могла быть сужена путем издания декретов-законов. В соответствии с конституцией франкистской Испании глава государства не мог накладывать вето на принятые Кортесами акты; он мог только их направлять на повторное рассмотрение, но за все время существования Кортесов Ф. Франко ни разу не пришлось воспользоваться этой процедурой. Кроме того, у Ф. Франко существовало право самостоятельного законотворчества на основе переходного положения Органического закона 1967 г. Это право было резервным оружием у Ф. Франко.

Роль идеологии во франкистском государстве подчеркивалась существованием специальной идеологической палаты - Национального совета, «коллективного представительства Движения». О ней рассказывалось в § 6 гл. II.

Таким образом, структура высших органов государстве! шой власти франкистской Испании не была похожа на какую-либо известную в западных демократических странах. Она была призвана обеспечить стабильность государственных институтов, особенно правительства. Последнее не было ответственно перед Кортесами, само являлось их составной частью; Кортесы обладали очень небольшими правами и были подконтрольны правительству. К тому же высшие посты в государстве были сосредоточены в немногих руках. Было закреплено совмещение мандатов. Так, председатель Кортесов одновременно был председателем Совета королевства и Регентского совета. Председатель правительства являлся председателем Национального совета по делегации главы государства. Члены Национального совета назывались прокурадорами. В результате создавалось парадоксальное положение при рассмотрении конституционности, когда одни и те же лица были и законодателями, и контролерами. Национальные советники могли внести ходатайство о пекопституциоппости какого-либо закона, за который они голосовали как прокурадоры, а члены Совета королевства рассматривали это ходатайство после того, как они выразили свое отношение к этому закону в качестве членов Кортесов. Все эти юридические ухищрения создавались лишь для одного - для концентрации власти в руках немногих преданных людей и в то же время для видимости некоторой демократичности. Практически все высшие государственные посты занимали около 500 лиц.

В фашистской Испании особую роль играла церковь, которая официально признавалась Законом о наследовании 1947 г. и Законом о Принципах национального движения 1958 г. Католическая организация «Опус деи» («Божье дело») была одним из столпов франкизма. «Опус деи» занимала стратегически важные посты в руководстве страны. Эта организация в каких-то моментах была более либеральной, чем Фаланга; ее существование придавало некоторую гибкость режиму, ничего не меняя в догмах фалангистов. Существование «Опус деи» смягчало внутреннее напряжение в стране, вносило некоторый элемент демократизма.

Фашистские режимы, существовавшие в Европе с начала 20-х гг. XX в., имели наиболее выпуклые, характеристичные признаки, которые, может быть, в менее заметной форме свойственны и более поздним фашистским режимам. В частности, при таких режимах могут формально существовать представительные органы, формально провозглашаться и фактически не осуществляться права и свободы. Признаком фашистского режима является его назначение: задачей всегда являлось сохранение капиталистических отношений, хотя ставились и другие цели. Например, целью итальянского фашизма было выведение страны из послевоенного кризиса и обеспечение Италии новой и более высокой роли на международной арене; целью франкистов - покончить с отсталостью страны, пережитками прошлого; по их мнению, демократическое государство, построенное на принципах либерализма, не могло справиться с этой задачей; для этого требовались авторитарные методы.

К числу авторитарных относится и тоталитарный государственный режим (от лат. слова totaliter - целиком, вполне). Отличие тоталитарного от других видов авторитарных режимов состоит во всеобщем контроле со стороны государства за всеми аспектами жизни в стране - общественной, профессиональной, личной. Контроль не разделяет аспекты общественной и личной жизни. Формально целью при этом ставится формирование

«нового человека». Если при некоторых формах фашизма (в Италии и Испании, например) существовала относительная свобода предпринимательской деятельности, то при тоталитаризме ничего подобного не наблюдается. Государство контролирует все. Гражданское общество фактически ликвидируется. Отношения собственности упрощаются до предела. Частная собственность по общему правилу уничтожается, она, как и экономическая и профессиональная деятельность переходит в руки государства. Вся собственность разделяется на государственную, общественную и трудовую. Всякие попытки использования личной собственности для получения прибыли пресекаются в уголовном порядке.

Разрешенные законодательно какие-либо формы общественной деятельности осуществляются под контролем государства, правящей единственной политической партии и органов государственной безопасности. Для тоталитаризма характерна крайняя идеологизация; идеология проникает во все сферы общественных отношений. Все ей подчинено, и все явления рассматриваются только с точки зрения руководящего учения, как всегда «вечного, нерушимого и самого правильного в мире». Непременная предварительная цензура, контроль за высказываниями граждан под угрозой уголовных санкций -типичная черта тоталитаризма.

Согласно официально провозглашенной идеологической концепции все население подразделяется на классы или другие группы по социальному и экономическому признаку; причем некоторые классы должны быть уничтожены или перевоспитаны. При тоталитарных режимах создаются мощные молодежные и детские организации, которые должны воспитывать своих членов в духе руководящей идеологии. Цель построения нового общества - обеспечить благосостояние для всех, а не сохранять разделение людей по экономическому признаку, что характерно для фашизма.

При тоталитаризме система ценностей ставится с ног на голову: провозглашается, что существование режима необходимо для построения общества будущего, а не для существующего. Дети и внуки ныне здравствующих граждан страны должны жить лучше и счастливее при достижении новых «светлых горизонтов», а сами граждане своим трудом должны способствовать построению счастливого будущего. При этом происходит отделение верхнего правящего слоя режима от простых людей, от низов;

номенклатуре предоставляются различного рода привилегии и создаются особые условия жизни.

Юридической особенностью тотального государственного режима является прежде всего негарантированность формально провозглашенных прав и свобод. Далее. В стране действует только одна политическая партия, которая дублирует, контролирует и порою замещает государственный аппарат. Государство и политическая партия срастаются. Судебная система, хотя и существует, по находится в подчиненном положении по отношению к политической партии и исполнительной власти. Роль представительных учреждений практически сводится к нулю, поскольку их деятельность тщательно контролируется партийным аппаратом.

В то же время нельзя не видеть, что тотальное государство имеет возможность концентрировать экономические, научные силы для достижения определенных целей, для прорыва в ряде сфер научного и технического прогресса. В целом же отсутствие конкуренции, плюрализма в экономике и политике ведет к постепенному отставанию экономического развития от государств, развивающихся в условиях политического и экономического плюрализма.

Еще одна разновидность авторитарного режима - военный режим; он чаще всего устанавливаются в результате государственных переворотов. Во главе государства всегда становятся военные; иногда в состав правительства включаются высшие офицеры или гражданские лица, чаще всего технократы.

При военных режимах используются методы насилия, прямого подавления, но почти всегда отсутствует идеологизация установленного порядка. При таком режиме запрещается деятельность политических партий, вводятся ограничения на права и свободы. Нередко декларируемой целью военных режимов становится «исправление» погрешностей демократии, порождаемой деятельностью политических партий, политических деятелей, погрязших в коррупции. Целью нового порядка провозглашается оздоровление политический и экономической ситуации в стране. Иногда, как это было, например, в Бразилии в 60-70-х - начале 80-х гг. целью военных была подготовка основы для функционирования новой демократии.

Чаще всего после военных переворотов во главе испано- говорящих государств становится хунта (от испанского слова

junta - собрание, коллегия, объединение) - коллегиальный орган управления, в небольшом составе (максимум 10 человек), представляющих различные рода войск или командующих родами войск (так было в Чили), а иногда состоящей из группы молодых офицеров с революционными взглядами, желающих преобразований в своей стране. Принцип формирования такого рода органов государства - самопазпачепие или кооптация.

Военные режимы в недавнем прошлом были совсем нередким явлением в странах Латинской Америки и Африки.

Еще одна, правда нечасто встречающаяся разновидность авторитарного режима - каудилизм. Он характерен только для испано-говорящих стран. Термин берет свое начало от испанского слова caudillo - каудильо, главарь, предводитель, главнокомандующий. В средние века каудильо в Испании назывался глава вооруженных сил, вооруженных группировок, захвативший власгь с применением силы при поддержке населения. Отличием кау- дилизма от просто военных режимов является вождизм и сохранение патриархальных и близких отношений каудильо со своим окружением. В наиболее близкое к нам время так было при президенте Доминиканской республики М.Р./1. Трухильо (1891-1961) и династии Д. Сомосы (1925-1980). Личные отношения, отношения лояльности порою пронизывают всю государственную системы. Некоторые черты такого режима были присущи правлению Х.Д. Перопа (1895-1974) в Аргентине в 1946-1955 гг., и с 1973 г. по настоящее время правлению братьев Кастро на Кубе. Каудилизму нередко свойственна персонификация власти (от лат. persona - лицо, личность, характер, значение + facere - делать), при которой личность главы государства, правительства в глазах населения отождествляется с самим государством.

Клерикальный режим. Иногда этот режим рассматривается в качестве авторитарного[5]. Действительно, если на него посмотреть с точки зрения принципов европейского либерализма, то этот режим, вероятно, должен быть квалифицирован именно таким образом. Если же взглянуть на этот режим со стороны населения государств, в которых религиозные воззрения влияют в сильной степени на общественную жизнь и становятся решающими, то европейские подходы к осуществлению власти этому населению кажутся, по меньшей мере, странными. Клерикальный способ правления нередко пользуется сильной поддержкой населения. Клерикальная идеология пронизывает всю государственную жизнь, по при этом нужно учитывать, что эта идеология не является навязанной, привнесенной извне, как, например, марксизм или другие авторитарные воззрения, о которых уже говорилось, а является естественной, издревле бытующей в народе.

В основе большинства клерикальных государства, подавляющая часть населения которого исповедуют ислам, лежат следующие рассуждения: «В исламе отсутствует идея государства, поскольку некоторые функции государства находятся в руках Бога, навсегда их изымаемых у верующих на земле. Существует только сообщество верующих, объединенных контрактом повиновения, которое осуществляют они сами в качестве личностей, и Бог»[6]. Сообщество является базовым понятием в исламских социальных отношениях. Индивид всегда находится на службе Бога на основе контракта повиновения; сообщество же находится па службе своих членов. Все члены сообщества равны между собой. Различия основываются только на степени набожности. Политическая власть существует внутри сообщества для того, чтобы определять направление движения и обеспечивать целостность религии. Эта власть осуществляется лицом, являющимся наследником Пророка; оно является главой сообщества, который наделен земной властью религиозного происхождения, по которую он осуществляет по совету и с согласия сообщества и его членов. Это лицо, этот наследник может быть только администратором или судьей, но не законодателем; только Бог является великим законодателем, потому что он уже дал людям свой закон, божественный, совершенный, достаточный, незыблемый, содержащийся в Коране; этот закон должен оставаться вечным откровением, необходимым для человечества. Таким образом, объясняется значение религии в жизни исламского государства и роль в ней священнослужителей.

В настоящее время около 28 государств провозглашают ислам в качестве государственной религии. Однако степень влияния ислама сильно колеблется. Есть светские государства с населением, исповедующим ислам (например, Турция). Извесшы и государства, в которых нормы шариата применяются в частном праве и учитываются в регулировании отношений публичного права (такое наблюдается в Саудовской Аравии). В то же время в ряде государств ислам провозглашается в конституциях в качестве государственной религии и мусульманское право занимает место в большей или меньшей степени в других отраслях права. Например, это делают Конституции Алжира 1976 г. (ст. 2), Марокко 1972 г. и др.

В конституциях арабских государств значение ислама подчеркивается в преамбулах, где указывается, что данное государство является мусульманским (Алжир по Конституции 1976 г., Марокко по Конституции 1972 г. и др.). В конституционном материале арабских государств можно найти специальные требования, предъявляемые к главам государств.

Посмотрим, как принципы ислама реализуются в государственной системе Ирана. Конституция 1979 г. установила, что ислам является государственной религией; «абсолютный суверенитет над миром и человечеством принадлежит Богу, и именно Бог устанавливает суверенитет человечества при определении его судьбы» (56-й принцип); управление страной должно осуществляться на «основе права и справедливости Корана» (1-й принцип). В текст Основного закона включены многочисленные термины и изречения из Корана. За соответствием законодательства принципам ислама наблюдает специальный Наблюдательный совет. Одновременно провозглашены традиционные права и свободы, в частности, принцип равенства, независимо от принадлежности к роду, племени, от цвета кожи, расы, языка, равенство перед законом, неприкосновенность достоинства, жизни, собственности, жилища. В то же время публикации и пресса свободны в выражении своих мнений, если они не противоречат заповедям ислама или правам личности (24-й принцип). В Конституции прямо не говорится о принципе разделения властей, но нормы о законодательной, исполнительной и судебной власти приводятся раздельно в специальных главах. Законодательная власть принадлежит Палате депутатов, избираемой путем прямого и тайного голосования. В Палату избирается по одному представителю от религиозных меньшинств (армянские христиане, последователи Заратуштры, иудеи, ассирийские и халдейские христиане). Палата не может принимать законы, противоречащие принципам и требованиям официальной религии стра- ны или Конституции (62-й принцип). Главой государства является президент, избираемый всеобщим прямым голосованием на четыре года. Одно из требований к лицу, занимающему этот пост, - необходимость быть иранцем по происхождению и исповедовать официальную религию страны (115-й принцип). Судьи-теологи входят в состав высших судебных органов страны.

В ряде мусульманских государств учреждены специальные органы религиозного конституционного контроля, призванные проверять соответствие правовых норм (в том числе и законов) принципам ислама, о чем говорилось в гл. II.

Зарубежная юридическая литература иногда называет и иные виды авторитарного государственного режима. Например, бонапартизм (термин введен К. Марксом при анализе строя Второй империи во Франции) означает применение элементов плебисцитарной демократии и опоры на народные массы и монополизацию государственной власти в руках одного человека. Популистские режимы, существовавшие и существующие в Латинской Америке, также основываются на концентрации власти в руках правящей верхушки, но с опорой на сельское население (рабочий класс почти отсутствует из-за слабой индустриализации)[7].

В этой части главы нельзя не сказать и о том, что до сих пор еще существует теократический государственный режим (от греческих слов theos - Бог + kratos - власть), т.е. такой порядок деятельности, при котором высшая политическая власть в государстве принадлежит церковной иерархии. Этот режим включает такие признаки, как четкая организованность, верховенство духовного лидера и выполнение церковной иерархией важных государственных функций. При таком государстве властвуют религиозные нормы. В основе философии теократического государства лежит эсха- тологизм (от греч. eschatos - последний, конечный; религиозное учение о конечных судьбах мира и человека). Конечным итогом такого государства является единение человека и Бога; и хилиазм (от греч. chiliasmos - тысяча) - учение о тысячелетним правлении Христа, которое наступит после его второго пришествия.

В настоящее время единственным теократическим государством, вероятно, является Ватикан, образованный на основании ЛатеранскиХ соглашений 1929 г., о чем немного говорилось в предыдущей главе. Ватикан - одновременно государство и политический, идеологический и административный центр римско-католической церкви и резиденция ее главы - Папы Римского. Последний распространяет свою духовную власть на всех исповедующих католическую религию в мире, а под его светской властью находится лишь несколько сот граждан. Папе принадлежит вся верховная законодательная, исполнительная и судебная власть; парламент, правительство в обычно понимаемом значении отсутствуют; нет политических партий, не провозглашены права и свободы граждан. Сам Папа, занимающий свой пост пожизненно, избирается после смерти предыдущего Конклавом, включающим всех кардиналов Римской церкви моложе 80 лет. До июня 2007 г. для избрания в первых 33 турах требовалось собрать более половины голосов; если абсолютного большинства не достигалось, то в последующем требовалось относительное большинство. В июне 2007 г. действующий Папа Бенедикт XVI изменил порядок избрания нового Пантифика, и теперь для этого требуется две трети голосов. Этим решением глава Римско-католической церкви вернулся к старой традиции и предписал избрание Папы на основе консенсуса между консервативным и либеральным лагерями кардиналов (их обычно поровну в составе Конклава).

Для управления государством Папа Римский назначает Папскую комиссию из числа кардиналов под руководством кардинала - государственного секретаря и Совет по государственным делам церкви под руководством префекта. В административный аппарат входит генеральный секретариат, префектура экономики по координации и контролю административных служб и подготовки бюджета, правовой департамент, департамент кадров, бюро филателии и нумизматики, департаменты почт и телеграфа, по делам торговли, по делам безопасности и другие службы. Судебная власть осуществляется от имени Верховного главы церкви. Судебная система включает единоличного судью, разбирающего гражданские дела; суд первой инстанции, рассматривающий уголовные и гражданские дела; апелляционный и верховный суд, рассматривающий дела в кассационном порядке. Судьи назначаются Папой.

Руководство церковью, помимо названной Папской комиссии и Совета по государственным делам церкви, доверено восьми конгрегациям во главе с префектами (по вопросам вероучения, восточных церквей, священного учения, богослужения, монашествующих орденов и светских институтов и др.).

Интересен вопрос, является ли обязательным, фатальным существование авторитарного режима во всех странах. На этот вопрос следует ответить отрицательно. Действительно имелись и сейчас имеются страны, в которых существовал и существует такой государственный режим. В то же время есть много государств, в котором этого режима не было в последние столетия. Установление такого авторитарного режима зависит от исторических условий, соотношения политических сил, пришедших к власти, идеологии этих сил.

  • [1] Цит. по: Debbasch Ch., PontierJ.-M. Introduction a la politique. P., 2000. P. 105.
  • [2] Конституции буржуазных стран / Под ред. Ю.В. Ключникова. Т. 1. С. 133.
  • [3] Там же.
  • [4] Джулио Ю. Фашистская Италия. М.: Московский рабочий, 1929. С. 173.
  • [5] Конституционное право зарубежных стран / Под общ. ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо,Л.М. Энтина. М.: Норма-Инфра, 1999. С. 140.
  • [6] Zartman I.W. Pouvoir et Etat dans I’lslam // Pouvoirs. № 12. P., 1980. P. 5.
  • [7] См.: Chagnollaud D. Science politique. Ё1ётеп15 de sociologie politique. P. 90-91.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы