Стратегия нераспространения и международный бизнес

Российские и зарубежные авторы уделяют значительное внимание радикальной трансформации режима нераспространения ядерного оружия (ЯО)1. В этой теме остается много аспектов, требующих упорядочения нового эмпирического знания, полученного в последние десятилетия. Однако уже в настоящее время исследователи говорят о кризисе всей системы нераспространения ЯО2.

Исторически словосочетание «нераспространение ядерного оружия» (non-proliferation,) связывалось почти исключительно с понятием стратегии нераспространения (non-proliferation strategy). Эксперты определяли ее как укрепление международно-правовых режимов с целью «сковать» действия потенциальных нарушителей комплексом мягких профилактических, а также контролирующих условий и мероприятий3. Подобная стратегия была скорее оборонительной. Она, конечно, ориентировала на применение санкций против «неблагонадежных» государств. Но для запуска механизма подобных репрессалий требовалось наличие убедительной базы свидетельств о нарушениях режима нераспространения, а сами санкции фактически ограничивались рамками политико-экономического и морально-политического давления (на Бразилию, Аргентину, ЮАР, Израиль, а косвенно — и на Японию). Случай бомбежки Израилем ядерного реактора в Ираке (1981) был явным исключением, а слухи о существовании планов «ядерной кастрации» Китая силами США (при администрации Дж. Кеннеди) или СССР (в 1969 году) никогда не были достоверно подтверждены4.

В начале нового века на смену политике нераспространения приходит стратегия ко///и/;распространения (counter-proliferation strategy)5. Эта политика по смыслу является наступательной. Она ориентирует на активное противодействие распространению расщепляющихся материалов и технологий замкнутого ядерного топливного цикла (ЗЯТЦ) — «агрессивную профилактику» этого процесса при помощи превентивных действий. Применение силы становится не «последним резервным средством», а рядовым инструментом воздействия на потенциальных (или формально потенциальных, как, например, Иран) нарушителей6.

Противодействие распространению больше не рассматривается как набор правовых норм, полугласных правил, дипломатических инициатив и технологических ограничений, на зыбкой основе которых держался режим нераспространения ЯО. В нем начинают видеть силовые действия — разоружение потенциально опасных субъектов или борьбу с транснациональными криминально-террористическими сетями7. Применение силы начинает рассматриваться как приемлемый инструмент разоружения нарушителей режимов нераспространения ЯО и всего оружия массового поражения (ОМП).

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >