«Тюльпановая революция», или Государственный переворот 2005 г. Трагические события 2010 г.

На протяжении почти 15 лет, с 1990 до 2005 г., в Киргизии роль «демократического вождя» довольно успешно играл Аскар Акаев. Став президентом в 1990 г., он выиграл выборы в 1991, 1995, 2020 гг. Однако ему не удалось добиться успехов, и прежде всего в экономической области, выбрать правильную модель социально-экономического развития страны, обеспечить внутриполитическую стабильность. Недовольство в обществе нарастало, все более активно проявляла себя оппозиция. С 1999 г. в Киргизии начались преследования оппозиционеров. Были арестованы бывший вице-президент, председатель оппозиционной партии «Ар-Намыс» («Достоинство») Феликс Кулов и лидер партии «Эркиндик» Т. Тургуналиев. Президент А. Акаев пытался ослабить полномочия парламента и добиться перераспределения полномочий в свою пользу на национальном референдуме в феврале 2003 г. Тогда, в 2003 г., на юге Киргизии вспыхнули волнения, в которых главную роль сыграли сторонники Курманбека Бакиева, бывшего премьер- министра страны. В Южной Киргизии в дестабилизации обстановки были заинтересованы наркоторговцы и исламисты.

Киргизская оппозиция пользовалась повышенным вниманием США.

Следует также отметить, что она не была единой. В нее входили соперничающие друг с другом группировки, расколотые на демократов и исламистов. В Кыргызстане старые элиты оказались во многом отстраненными от власти. Однако в ряде областей страны они сохранили властные рычаги и пытаются добиться общегосударственного реванша.

Исламский радикализм — большая опасность для центральноазиатских республик. В 2000-х годах, особенно с 2005 г., развивается процесс укрепления позиций исламистских организаций в регионе.

Оппозиция не только митинговала, но и использовала СМИ, окружение А. Акаева называли продажным кланом, разворовавшим страну. Сообщали о предприятиях, которые контролировали сын президента Айдар Акаев и его зять Адиль Тойгонбаев (гражданин Казахстана). В СМИ называли парламентские выборы 2005 г. самыми грязными за всю историю независимой Киргизии.

В клановой структуре постсоветских государств реальная сила имелась только утех, кто уже был во власти, имел доступ к финансовым ресурсам и использовал их для укрепления своего влияния.

Местная элита юга Киргизии все активнее бросала вызовы властям. Многие ее представители, отстраненные от властных структур, вновь стали в них возвращаться: А. Акаев к концу 1990-х годов увеличил представительство южан в центральной власти. Одно время даже стали рассматривать вопрос о переносе столицы из Бишкека на юг Киргизии, чтобы укрепить контроль над южными территориями.

Однако в Кыргызстане с конца 1990-х годов ширилось отступление от процесса демократизации, что явилось одной из причин социального взрыва, получившего название «тюльпанной революции». Но этот взрыв, так же как и события 2010 г., не привел к позитивным переменам.

В 2005 г. волнения на юге Кыргызстана произошли после отстранения ряда региональных лидеров от участия в парламентских выборах, проходивших в два этапа — 27 февраля и 13 марта. Оппозиция была недовольна результатами выборов: она получила всего 6 депутатских мандатов из 75. В начале марта начались акции протеста: 4 марта 2005 г. в Джалал-Абаде пикетчики захватили областную администрацию, 18 марта 2005 г. митинги и демонстрации прошли в Оше. Столкновения с полицией подлили масла в огонь. Толпы людей, вооруженных металлическими прутьями, дубинками, бутылками с бензином, громили правительственные здания. В Джалал-Абаде было захвачено здание областной администрации, сожжено городское отделение внутренних дел, завалена камнями взлетно-посадочная полоса местного аэропорта. В Джалал-Абаде и Оше из тюрем выпустили заключенных. Начались грабежи, были случаи нападений на банки. Разбушевавшаяся толпа появилась в Бишкеке. Оппозиция требовала отставки президента А. Акаева и проведения досрочных президентских выборов, а Акаев не соглашался с этими требованиями.

24 марта 2005 г. Дом правительства в Бишкеке был разгромлен разбушевавшейся толпой. Зверски были избиты командующий национальной гвардией генерал Абдыгула Чотбаев, пресс-секретарь президента Абдиль Сегизбаев, первый заместитель руководителя администрации президента Болот Джанузаков. Всю ночь с 24 на 25 марта 2005 г. в Бишкеке стреляли; группы молодчиков убивали, грабили магазины, устраивали пожары. Милиция бездействовала.

Выпушенный из заключения накануне Феликс Кулов в эти страшные часы стал координировать действия силовиков. Он заставил выйти на работу милиционеров, организовал народные дружины, ввел в город подразделения Министерства обороны. В 1990-х годах он считался одним из преемников А. Акаева, затем перешел в оппозицию и в 2001 г. был осужден по нескольким статьям Уголовного кодекса. Генерал Ф. Кулов считался лидером киргизской оппозиции. Но поскольку он находился в колонии строгого режима, лидерство захватил Курманбек Бакиев, который имел поддержку в Джалал-Абадском районе, но не в Оше и Баткенском районе. На севере Киргизии К. Бакиева вообще мало кто поддерживал, там более сильные позиции были у Ф. Кулова.

Действия милиции, дружинников, военных остановили в Бишкеке разгул криминала, но политический кризис преодолен не был.

Произошедшее в Киргизии весной 2005 г. оппозиция назвала «тюльпанной революцией», по аналогии с «революцией роз» в Грузии и «оранжевой революцией» на Украине. Однако то, что происходило, скорее было похоже на государственный переворот. Президентом страны де-юре оставался Аскар Акаев, хотя он покинул Бишкек. По конституции Киргизии президент считается утратившим свои властные полномочия лишь в случаях:

  • ? смерти;
  • ? тяжелой болезни, не позволяющей ему быть главой государства;
  • ? импичмента;
  • ? добровольной отставки.

Ни одного из этих конституционных условий не было зафиксировано. Парламент не смог объявить президенту А. Акаеву импичмент, так как депутаты не нашли веской причины.

Долгое время в Киргизии не было ограничений на деятельность оппозиции. На парламентских выборах 2000 г. подавляющее большинство мест получили независимые кандидаты (73). Относительного успеха добились лишь Союз демократических сил и Коммунистическая партия.

Итоги выборов были отменены Верховным судом Кыргызстана, а новые были проведены в два тура в начале 2006 г., когда победу одержали проправительственные кандидаты, а оппозиция заявила, что результаты голосования были сфальсифицированы. Наблюдатели от ОБСЕ также указали на многочисленные нарушения, манипуляции со списками избирателей и неполное соответствие выборов демократическим стандартам185.

Официально в Кыргызстане зарегистрировано более 100 партий, но допущено до участия в выборах только 12.

В декабре 2007 г. в Киргизии прошли внеочередные выборы, и в парламент прошли 71 кандидат от «Ак Жол», 11 — от Социал-демократической партии и 8 — от коммунистов.

Партия «Ак Жол» («Светлый путь») была создана перед выборами. Ее председателем стал К. Бакиев. После выборов он сложил с себя эти полномочия.

Социал-демократическая партия Кыргызстана во главе с А. Атамбаевым выступает за развитие страны по социал-демократической, европейской модели.

Коммунисты в Кыргызстане, не отказываясь от основных идеологических принципов компартии, сотрудничают с властью. Киргизскую оппозицию возглавляет Исхак Масалиев, сын последнего руководителя Киргизской ССР Абсамата Масалиева186.

«Революция» 2005 г. привела к отстранению А. Акаева и приходу к власти нового президента — Курманбека Бакиева. На выборах летом 2005 г. он набрал 88,6% голосов, а его главный оппонент (лидер Соци- ал-демократической партии Кыргызстана Алмазбек Атамбаев) — лишь 8,4%. В 2007 г. А. Атамбаев был назначен премьер-министром, однако вскоре оказался в оппозиции к власти.

Курманбек Бакиев — фигура компромиссная, выдвинутая коалицией разных территориальных кланов и землячеств. Ему удалось правдами и неправдами добиться власти лишь к концу 2007 г. За 2008— 2009 гг. К. Бакиев попытался использовать власть президента для концентрации собственности в руках своей семьи и ближайшего окружения, т.е. правящего клана: сын президента, Максим Бакиев, возглавил Центральное агентство по развитию, инвестициям и инновациям (ЦАРИМ), созданное указом президента. В ведение ЦАРИМ передали реализацию инфраструктурных проектов и программ экономического развития.

В феврале 2010 г. были приватизированы «Кыргызтелеком» и «Се- верэлектро», которая снабжает электроэнергией Бишкек и северные области Киргизии. И та и другая компании стати собственностью людей, близких к Максиму Бакиеву.

Компания «МГН Эссет Менеджмент», связанная опять же с Максимом Бакиевым, получила в управление Фонд развития Кыргызстана.

В июле 2009 г. К. Бакиев переизбрался на второй срок. Став президентом, он инициировал внесение в конституцию поправок, изменяющих процедуру передачи власти в случае неспособности действующего главы государства исполнятьсвои обязанности187. К. Бакиев поставил под свой контроль законодательную власть и судебную систему.

Уже ко второй половине 2009 г. К. Бакиев и его окружение лишились поддержки российского руководства. В феврале 2009 г. правительство Бакиева заявило о намерении закрыть американскую базу в Мана- се. Однако в июле 2009 г. база была преобразована в Центр транзитных перевозок и фактически продолжала функционировать. Киргизия в то же время затягивала открытие второй российской военной базы, хотя и вела об этом переговоры. Бакиевское руководство нарушило договоренность с Москвой о передаче России 48% акций предприятия «Да- стан» (производитель торпед и оборудования) в обмен на списание части киргизского долга. В результате Москва не выделила обещанные в феврале 2009 г. льготные кредиты на строительство Камбаратинской ГЭС-1.

В начале 2010 г. в Киргизии имело место двукратное повышение тарифов на электроэнергию и отопление. С конца февраля в городе Нарыне прошли массовые митинги протеста с требованием отменить новые тарифы и решить ряд социальных проблем.

На состоявшемся 17 марта 2010 г. курултае (съезде) оппозиционных сил был создан Центральный исполнительный комитет (ЦИК) — кон- сультативно-координирующий орган.

После государственного переворота 2005 г. Бакиев и его команда были заняты междоусобной борьбой за власть, за раздел и передел в свою пользу национального достояния, за монополию на информационном и партийно-политическом поле.

«После же свержения в 2010 г. Бакиева, уже при Временном правительстве, Киргизия продолжала находиться в состоянии энергетического и продовольственного кризиса. С 2005 г. вследствие перманентного политического кризиса экономика Киргизии имеет устойчивую тенденцию к стагнации, что порождает серьезные проблемы в социальной сфере. За чертой бедности находится более 40% населения, и этот показатель продолжает расти»188, — указывает А. Акаев.

А. Акаев пишет: «Навязанный Кыргызстану парламент выглядит чистейшей воды авантюризмом»189, а «курс Бакиева на закрепление в стране семейно-клановой системы укрепления по средневековому ханскому типу... обернулся народным восстанием с разрушительными последствиями»190.

6 апреля 2010 г. в городе Таласе задержали заместителя председателя оппозиционной партии «Ата-Мекен» Б. Шерниязова, однако он был освобожден своими сторонниками, которые штурмом взяли здание милиции и областной администрации. Мятеж перекинулся в столицу Киргизии Бишкек. 7 апреля 2010 г. толпы вооруженных демонстрантов взяли штурмом здания парламента, генеральной прокуратуры, государственной телерадиокомпании и резиденцию президента и правительства. Погибли люди, были разграблены торговые центры и рынки. Тогдашний премьер-министр Киргизии Д. Усенов передал свои полномочия Временному правительству, которое создали на базе ЦИК.

Митинги распространились и на областные центры Киргизии. К. Бакиев со своим окружением перебрался в Джалал-Абадскую область, в родовое село Тейлит.

Временное правительство (коалицию оппозиционных К. Бакиеву политических сил) возглавляла Роза Отунбаева. Она была главой парламентской фракции Социал-демократической партии, после «тюльпанной революции» в 2005 г. несколько раз занимапа пост министра иностранных дел Киргизии. Во Временном правительстве ее первым заместителем стал А. Атамбаев (лидер Социал-демократической партии, бывший премьер-министр), а заместителями — О. Текебаев (бывший председатель парламента, глава партии «Ата-Мекен»), А. Бекназаров (бывший генеральный прокурор), Т. Сариев (глава партии «Акшумкар»),

Временное правительство ввело мораторий на сделки с имуществом (движимым и недвижимым), приобретенным с марта 2005 по 2010 г., отменило приватизацию «Северэлектро» и «Кыргызтелекома».

К. Бакиев не сумел оказать сопротивление оппозиции на юге Киргизии и 15 апреля 2010 г. с семьей самолетом отправился в Казахстан. Оттуда он направил Временному правительству заявление о сложении с себя полномочий. Затем К. Бакиев перебрался в Белоруссию, где заявил о том, что его отставка незаконна191.

Никто из руководителей центральноазиатских стран не выразил солидарности с Бакиевым. Казахстан и Узбекистан закрыли границы с Киргизией, опасаясь наплыва беженцев.

Руководители этих стран, Н. Назарбаев и И. Каримов, дали отрицательную оценку происходившему в Киргизии.

Китай, выразив обеспокоенность киргизскими событиями, заявил о невмешательстве во внутренние дела Киргизии и готовности сотрудничать с новым руководством страны. Быстро отреагировала и Россия. 8 апреля 2010 г. премьер-министр В. В. Путин по телефону провел переговоры с Р. Отунбаевой. В тот же день президент РФ Д. А. Медведев в Праге обсудил с президентом США Б. Обамой ситуацию в Киргизии и возложил ответственность за случившееся на руководство К. Бакиева192.

14 апреля 2010 г. правительство РФ решило оказать Киргизии финансовую помошь, подчеркнув при этом, что полноценное экономическое сотрудничество с Киргизией возможно лишь после формирования в этой стране легитимной власти.

США признали падение К. Бакиева, 10 апреля 2010 г. состоялся телефонный разговор госсекретаря США X. Клинтон с Р. Отунбаевой, в ходе которого киргизская сторона подтвердила намерение придерживаться договоренностей с США о Центре транзитных перевозок193.

После перехода власти в Киргизии к Временному правительству наступило новое обострение межэтнических отношений. На севере, в пригородах Бишкека, начались захваты земель и домов русских и ту- рок-месхетинцев. В Джалал-Абаде 18—19 мая 2010 г. имели место столкновения между киргизами и узбеками. Только введение чрезвычайного положения и переброска из Бишкека спецназа на время успокоили ситуацию.

На 27 июня 2010 г. был назначен референдум по проекту новой конституции, в котором предусматривалось введение парламентской формы правления, а на 10 октября — парламентские выборы. 19 мая 2010 г. был обнародован декрет, наделяющий Р. Отунбаеву до 31 декабря 2011 г. полномочиями «президента переходного периода».

А. Акаев (первый президент Киргизии, ныне иностранный член РАН, профессор) видит американский след в Киргизии 2005-2010 гг. Он, в частности, пишет: «...моя озабоченность распространяется на продолжающуюся связь политического руководства республики с заокеанскими организациями, преследующими в республике странные цели и не останавливающимися при их осуществлении перед методами свержения законной власти, сознательного внесения в национальную жизнь элементов хаоса. Ныне подобные явления принято именовать “управляемым хаосом”. Управляемым, разумеется, из-за океана»194.

В результате парламентских выборов 10 октября 2010 г. из 29 политических партий преодолели 5-процентный избирательный барьер пять: «Ата-Журт», Социал-демократическая партия, «Ар-Намыс», «Республика» и «Ата-Мекен». Эти пять партий набрали вместе 36,3% голосов избирателей. Остальные не прошли в парламент. За них в обшей сложности проголосовало 63,7% избирателей. Сложилось соотношение одной трети к двум третям между партиями-победителями и партиями-аутсайдерами. Другими словами, почти две трети избирателей в парламенте не имеют своих представителей. А. Акаев в связи с этим пишет, что «такая парламентская конфигурация и основанная на ней система государственной власти... предвещает неустойчивость». Первый президент видит наибольшую опасность для современной политической жизни Кыргызстана в том, что «на сегодня не определилась ведущая политическая сила, способная взять на себя ответственность за судьбу страны. Не появилось общенационального лидера, пользующегося широким доверием общества». «Голоса между победившими партиями распределились в диапазоне от 8,5% (“Ата-Журт»”) до 5,5% (“Ата-Мекен”)», т.е. партии-победительницы не опираются на подавляющее большинство электората.

А. Акаева беспокоит то, что среди «победителей» на первом месте оказалась партия, «считающаяся чуть ли не представительницей интересов сметенного... экс-президента Бакиева, а внизу — партия, лидер которой (О. Текебаев) претендовал на роль идеолога в движении страны к парламентаризму. Именно он возглавлял комиссию, которая подготовила новый (парламентский) вариант конституции республики».

А. Акаев также отмечает, что «без опоры на Россию на постсоветском этапе нашей истории Кыргызстан вряд ли мог был состояться как суверенное государство». Он напоминает, что киргизов связывает с Россией многовековая история, в которой практически не было «темных» страниц.

Он считает, что успех на парламентских выборах 10 октября 2010 г. таких партий, как «Ар-Намыс» (Кулов) и «Республика» (Бабанов), во многом обусловлен их открытой пророссийской ориентацией. А неудача партии «Ата-Мекен», которой пророчили высокие результаты, была вызвана во многом недружественными высказываниями ее лидера О. Текебаева в адрес России и российского государственного руководства. А. Акаев напоминает, что «мощный социально-экономический и культурный взлет большинства советских союзных республик, ныне независимых государств, в советские годы обеспечивался за счет России, темпы развития которой порой существенно отставали от темпов развития окраинных республик, в том числе Кыргызстана». Он убежден в том, что ориентир на Россию — одна из ключевых гарантий преодоления нынешнего кризиса, выхода республики из надвигающегося исторического тупика. Россия, соседи Кыргызстана по региону, другие дружественные страны на постсоветском пространстве должны и впредь оставаться в числе приоритетных195, подчеркивает А. Акаев.

В стране не удалось стабилизировать обстановку. Ее сотрясают все новые волнения; криминал откровенно рвется во власть, есть реальная опасность победы охлократии — темной, малограмотной толпы. Коррупция и кумовство расцвели пышным цветом. Участие населения в политической жизни можно назвать иллюзорным.

В странах Центральной Азии, и Киргизия не исключение, элита опирается на патриархально-клановую систему, и это характерно как для высшего руководства, так и для мелкого начальства на местах. Смена элиты подразумевает полное изменение состава руководства на всех уровнях196.

С режимом Бакиева была связана часть узбекских этнических криминальных групп. Они были задействованы в организации беспорядков. Однако Временное правительство поддержали представители узбекской общины в Оше и Джалал-Абаде, связанные с легальным бизнесом. Когда в 2010 г. пытались свергнуть временное правительство, один из лидеров узбекской общины — Кадыржан Батыров организовал митинг в поддержку новых властей. В конце апреля — середине мая представители узбекской общины, включая Кадыржана Батырова, обратились к властям с просьбой расширить участие узбеков в политической жизни страны197. Этот факт не мог сам по себе стать причиной резни, ведь речь шла о расширении возможностей узбеков участвовать в политической, культурной, социальной сферах жизни страны, т.е. об этническом квотировании в местных органах власти.

Бакиев со своей командой спровоцировал кровавые столкновения, организовал провокации, используя вооруженные группы из киргизов, узбеков, наемников других стран, которые под видом узбеков убивали киргизов, а под видом киргизов — узбеков. И все это ради того, чтобы вернуть себе власть и контроль над экономикой и наркотрафиком198.

В Ферганской долине сходятся три государства. Дестабилизация обстановки там может взорвать мир во всей Центральной Азии.

11 июня 2010 г. в Оше продолжались межэтнические столкновения между киргизами и узбеками. На помощь ошским киргизам пришли горные киргизы. Началась кровавая резня узбеков. Точное число убитых назвать никто не может. Еше больше раненых, избитых, изнасилованных.

Многие узбеки бежали от погромов в соседний Узбекистан. Те, кто остался в Оше, организовали оборону своих районов. Стороны использовали пулеметы, автоматы, гранатометы и даже БТР. Мародеры грабили магазины и квартиры, 7% городских зданий были разрушены.

Гуманитарная помощь государств и организаций, отправленная в Киргизию, до жителей Оша не доходила. Зона беспорядков распространялась все дальше на север. На грани гуманитарной катастрофы может оказаться не только Ош, но и вся Киргизия.

По данным пресс-секретаря Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) Андрея Махечича, на 15 июля 2010 г. число вынужденных переселенцев на юге Киргизии достигло 275 тыс. человек. Временное правительство Розы Отунбаевой с ситуацией не справлялось. Оно запросило помощи из-за рубежа, в частности ввода российских войск. Региону угрожала большая межэтническая война. Надежда Бишкека — на Россию или войска ООН.

Другая болевая точка — все та же Ферганская долина, наиболее многонациональная часть Средней Азии. Там очень сильны позиции радикального исламизма и велика опасность превращения района в зону нестабильности и экстремизма. Практически создается огромная конфликтная зона, где сталкиваются интересы Кыргызстана, Таджикистана и Афганистана199.

Многие в регионе считали, что только вмешательство внешних сил могло помочь спасти ситуацию. Конечно, заинтересованной стороной являлся Узбекистан, ведь в Кыргызстане вырезали узбеков. В узбекской части Ферганской долины, не дожидаясь официального решения властей, стали создаваться отряды для похода в Киргизию, поскольку половина населения Узбекистана имеет родственников в Оше.

Президент Узбекистана Ислам Каримов старался удержать ситуацию, проводя политику невмешательства, чтобы не быть ввергнутым в киргизско-узбекскую войну200. Поскольку ситуация с беженцами из Кыргызстана была критичной, Узбекистан был вынужден закрыть границу с Киргизией. Проблемой для Узбекистана являются киргизы, проживающие в этой стране, это вызывает опасения по поводу межэтнических столкновений в самом Узбекистане.

После начала конфликта в Киргизии почти все просили именно Россию ввести войска в страну для стабилизации ситуации. В Киргизии были сильны надежды на то, что именно миротворчество России могло бы предотвратить расползание межэтнической резни на всю Ферганскую долину.

Однако президент России Д. Медведев заявил, что согласно договору о коллективной безопасности войска могут быть введены в страну в случае наличия внешней агрессии, а происходившее в Киргизии имело внутриполитический характер.

Операция команды Бакиева в Южной Киргизии почти открыто готовилась в течение месяца, но Временное правительство было занято лишь дележом полномочий201.

Большинство аналитиков считают, что непосредственными организаторами кровавой резни на юге Киргизии стати свергнутый президент Курманбек Бакиев, его братья и сын Максим. Семья Бакиева, находясь у власти, контролировата почти всю экономику страны. За время своего президентства К. Бакиев тесно сблизился с местными наркобаронами и криминатьными авторитетами, упразднил в Киргизии Агентство по борьбе с наркотиками, используя межнациональный конфликт между киргизами и узбеками, многие годы тлеющий в Киргизии. Временное правительство Розы Отунбаевой, не справлявшееся с ситуацией, теряло свою легитимность.

На 27 июня 2010 г. в Киргизии был назначен общенациональный референдум по принятию новой конституции, которая придала бы Временному правительству легитимность, поэтому беспорядки начались 11 июня. Руководил ими непосредственно брат К. Бакиева — Жаныш- бек, ранее возглавлявший президентскую охрану. Специально собранные и обученные команды провокаторов «под узбеков» громили дома и магазины киргизов. С другой стороны, назвавшись киргизами, они же громили лавки, базары, автомобили, жилища, дома культуры узбеков.

Цель была достигнута: масштабная резня началась. Среди наемников были граждане Таджикистана. Поданным аналитического издания «Фергана.ру», в Оше работала специально подготовленная группа из 20-30 снайперов из числа этнических таджиков. В этой ситуации некомпетентное Временное правительство, будучи коалиционным и клановым, показало свою несостоятельность.

В «Эксперте» № 15 от 19 апреля 2010 г. это правительство было названо правительством «Четырнадцати случайных диктаторов». Оно ничего не предприняло для спасения страны, этим фактически помогая Бакиеву.

Интернет-издание «Центр-Азия» говорит о том, что главные члены ВП так себя дискредитировали, что больше и не придумаешь. Они не обеспечили контроль над силовыми структурами, которые в момент резни вымогали у узбеков деньги за вывоз людей из зоны конфликта. Поданным на 14 июня, услуга безопасной эвакуации из зоны погромов под военной охраной стоила 10 тыс. сомов (примерно 220 долл.)202 за одного человека вне зависимости от возраста. Некоторые же киргизские военные открыто встали на сторону погромщиков, из своих бэтээров разнося узбекские баррикады203.

В условиях противоправных действий представителей силовых структур ВП экстренно пыталось привлечь на свою сторону бывших высокопоставленных силовиков и чекистов, отстраненных после свержения Бакиева. Ведь тогда ВП распустило все органы власти, включая парламент и Верховный суд. А между тем среди них были такие люди, как бывший вице-спикер парламента Кубатбек Байболов, имевший связи в киргизских спецслужбах, и Омурбек Суваналиев, по прозвищу Комиссар Катани (бывший замминистра внутренних дел). Такие люди могли бы помочь навести порядок.

Временное правительство Отунбаевой делало много ошибок, в том числе и в отношениях с соседями. Например, после того, как Казахстан в условиях внутрикиргизских беспорядков ужесточил пограничный режим204 с Киргизией, заместитель главы ВП Азимбек Бекназаров заявил о намерении инициировать обсуждение вопроса о национализации четырех казахстанских пансионатов на берегу озера Иссык-Куль.

По словам другого заместителя председателя ВП, Омурбека Те- кебаева, после того как генсек ОДКБ Николай Бордюжа предложил назначить Адахана Мадумарова и Мирослава Ниязова (бывших секретарей Совета безопасности Киргизии при президенте Бакиеве) представителями ВП на переговорах с ОДКБ, ВП отказалось работать.

А. Акаев обвиняет Временное правительство Р. Отунбаевой в бессилии и некомпетентности не только в управлении экономикой, но и в государственном строительстве. Он пишет, что на совести «временщиков» «взрыв межэтнического насилия на юге республики в июне 2010 г.», поскольку «Р. Отунбаева оказалась неспособной проводить... эффективную политику по примирению и консолидации двух общин. Оставшиеся метастазы предвещают повторение межэтнических конфликтов в будущем», — предрекает А. Акаев. Он говорит о возросшем исходе из республики не только узбеков и русских, но и коренных киргизов, напуганных возрастанием межнациональной напряженности и резким снижением уровня жизни, особенно по сравнению с первым, четырнадцатилетним этапом развития суверенного Кыргызстана. «Напряженность в межнациональных отношениях встала ныне в один ряд с возникшими после 2005 г. социально-экономическими бедами»205, — заключает А. Акаев.

Считая парламентскую систему неудачным выбором для Киргизии, А. Акаев настаивает на том, что в условиях Кыргызстана оптимальной является президентско-парламентская структура власти при сохранении ключевой роли президента, в том числе как гаранта и охранителя Конституции. «Непременный атрибут государственной власти в подавляющем большинстве стран мира — это персональная ответственность президента»206, — пишет Акаев.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >