Кризисы и конфликты в Киргизии

Социально-экономическое и политическое развитие Киргизии после распада СССР

Кризисные и конфликтные ситуации в Киргизии вновь и вновь показали слабость новых государств на постсоветском пространстве. Обострившиеся социально-экономические проблемы, катастрофическое падение уровня жизни, страшная по масштабам безработица, следствием чего стала маргинализация населения, бесперспективность жизни (особенно для молодежи) способствовали политизации ислама, его радикализации и смыканию с националистами.

Наметившиеся еще на начальных этапах развития СССР преобразования традиционных хозяйственных форм и некоторое повышение благосостояния населения сменились экономическим застоем, который вместе с демографическим взрывом (колоссальным приростом населения) привел к обвалу уровня жизни. К моменту распада Советского Союза от 50 до 70% населения среднеазиатских республик (даже по официальным оценкам) оказалось у черты или за чертой бедности'35. В первой половине 90-х годов XX в. в центральноазиатских республиках произошел обвал ВВП: в Таджикистане ущерб от межэтнических конфликтов и гражданской войны оценивался в десятки миллиардов долларов, в Казахстане промышленное производство в 1995 г. составило половину от уровня 1990 г., в Узбекистане — одну четверть, в Кыргызстане обвал ВВП достигал 50-70%. К 1995 г. сельскохозяйственное производство в этих странах сократилось почти наполовину136.

В начале 1990-х годов бедность стала главной проблемой центральноазиатских государств. Из стран СНГ в Киргизии самое бедное после Таджикистана население. Размер минимальной зарплаты составляет здесь 2,5 долл., средняя пенсия — 15 долл., зарплата в 50 долл, считается большой137. Хроническая бедность — одна из основных причин нестабильности.

В советское время республики Средней Азии были дотационными. В 1991 г. дотации союзного центра составляли 44% бюджета Таджикистана, 42% — Узбекистана, 34% — Киргизии, 23% — Казахстана, 22% — Туркменистана138. Эксперты считают эти цифры заниженными. По Киргизии, например, встречается цифра 62,5%139.

Бывший президент Киргизии Аскар Акаев говорил, что в 70-80- х годах XX в. субсидии Киргизской Республике составляли 30% ВВП14".

Центральноазиатские республики были фактически «вытолкнуты» из Советского Союза. Ведь в 1991 г. за сохранение Союза ССР на референдуме проголосовали 93,7% населения Узбекистана. 94,1% — Казахстана, 94,6% — Кыргызстана, 96,2% — Таджикистана, 79,9% — Туркменистана141.

Провозглашение независимости центральноазиатскими странами в конце 1991 г. было отчасти вынужденным. Получение суверенитета потребовало от правящих элит проведения ряда мер по закреплению и легитимизации собственного положения, замене коммунистической идеологии национальной, определению своего места в мировом сообществе и т.д.142

Независимость объединила в государства общности (национальные, религиозные, культурные), весьма далекие друг от друга.

Противоречия, существовавшие длительное время между этносами, после развала СССР вылились в открытое противостояние. Ведь административные границы часто разделяли этнос и объединяли в своих границах людей, весьма далеких друг от друга по национальному и религиозному признаку, различавшихся в культурном отношении. Таким образом, после распада СССР остро проявилась проблема границ и территорий.

Ни одно из новых государств Центральной Азии не было этнически однородным. В конце 80-х годов XX в. только в Туркмении и Узбекистане доля населения титульной национальности составляла порядка 70%. В Таджикистане этот показатель был около 60%, в Кыргызстане — около 50%, в Казахстане — около 40%143.

Киргизско-узбекское межэтническое равновесие весьма нестабильно, особенно в Ферганской долине, где проходят границы Киргизии, Узбекистана и Таджикистана.

Сложными являются киргизско-узбекские отношения в связи с территориальным вопросом. Проблему создает анклавный фактор. На территории Кыргызстана расположены два узбекских анклава — Сох и Шахимардан с численностью населения от 40 до 50 тыс. человек, а в Узбекистане — киргизский анклав — село Барах, относящееся к сельской управе Ак-Таш Кара-Суйского района Ошской области, с населением 589 человек.

В Сохе находятся армейские подразделения Узбекистана, хотя в анклавах нахождение военной силы считается недопустимым144.

Практические шаги руководства Б. Н. Ельцина в первой половине 1990-х годов (подписание Беловежских соглашений за спиной других союзных республик, начало радикальных экономических реформ без согласования с центральноазиатскими странами, ориентация внешней политики РФ исключительно на Запад и т.д.) фактически игнорировали центральноазиатские республики.

Глубокий экономический и социальный кризис, охвативший все государства Центральной Азии, стал естественным следствием разъединения бывших советских республик.

Нерешенность этнических, пограничных, водных, транспортных и других вопросов, связанных с историческим наследием и распадом СССР, провоцировала кризисные ситуации и конфликты в республиках Центральной Азии.

Сокращение дотаций республикам Центральной Азии после распада СССР привело к падению поддержки социальной сферы в регионе. Одновременно с этим ослабли экономические связи между центральноазиатскими республиками.

В течение первых двух лет после распада СССР донорство России в отношении государств Центральной Азии осуществлялось как бы по инерции — как продолжение союзной политики. Однако это лишь стимулировало националистические круги местной элиты к проведению все более жесткой этнократической политики и обвинениям России в имперских амбициях.

Между тем первый президент Киргизии Аскар Акаев пишет: «Мощный социально-экономический и культурный взлет большинства советских союзных республик, ныне независимых государств, в те годы (в советское время. — В. Б.) во многом обеспечивался за счет России, темпы развития которой порой существенно отставали от темпов развития окраинных республик, в том числе Кыргызстана. Было бы фарисейством говорить о колонизации Россией евразийских земель на западе и востоке»145.

Киргизия не желала разрушения СССР. Она (как и другие центральноазиатские республики) выступала за реформирование Советского Союза. В начале 1990-х годов, после развала Союза, руководство Б. Н. Ельцина в России не имело четкой программы поведения в отношении республик Центральной Азии. Отношения с Россией стали крепнуть лишь с приходом в 1996 г. на пост министра иностранных дел Е. М. Примакова.

После провозглашения Киргизской Республикой независимости в августе 1991 г. дипломатические отношения России и Киргизии были установлены 20 марта 1992 г. Правовой основой сотрудничества между двумя государствами стал договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи от 10 июня 1992 г., в котором были определены основные направления сотрудничества и взаимодействия РФ и Кыргызстана в политической, экономической, военной, гуманитарной и других областях.

8 сентября 1992 г. в Бишкеке было открыто посольство РФ146.

После развала СССР первые российско-киргизские документы имели целью оформить новые отношения между РФ и Республикой Кыргызстан и создать на новой основе механизм взаимодействия. 2 марта 1993 г. правительства России и Киргизии подписали межправительственное соглашение о сотрудничестве и развитии нефтяной и газовой промышленности России147. 9 апреля 1993 г. между двумя странами было заключено межправительственное соглашение о сохранении специализации промышленных предприятий148.

В конце 1993 г. в руководстве России восторжествовали сторонники жесткого регулирования размеров донорской помоши и контроля за ее использованием. Эта политика не предполагала полной ликвидации преференциальной экономической структуры СНГ, но создавала для этого определенные предпосылки, учитывая тяжелую экономическую ситуацию в России.

Президент Киргизии Аскар Акаев, оценив развитие событий 1992 — начала 1993 г. и опираясь на технические кредиты России, а также кредиты Всемирного банка и МВФ, вышел из рублевой зоны, введя национальную денежную единицу. В ноябре 1993 г., после ликвидации «старой» рублевой зоны, сначала Туркмения, а затем уже Казахстан и Узбекистан ввели собственные денежные единицы. Таджикистан, однако, стремился войти в «новую» рублевую зону, так как в условиях гражданской войны и развала экономики удержать страну от хаоса без российского донорства было невозможно. Выход из рублевой зоны давал России возможность регулировать размеры своего донорства, а также увязывать его с экономическими и политическими условиями. Последнее стало особенно актуальным в связи с обострением положения русскоязычного населения в центральноазиатских странах.

Это стало следствием усиления националистических настроений в новых государствах, нарастания дискриминационной политики в отношении русскоязычного населения. Усилился исход русскоязычного населения (прежде всего интеллигенции), игравшего интегрирующую роль в Центральной Азии. Этот процесс сопровождался ростом криминализации люмпенской массы, чрезвычайно восприимчивой к любым экстремистским лозунгам.

Дело в том, что в Киргизии в начале 90-х годов XX в. примерно 25% населения республики составляли русские, русскоязычные и другие меньшинства149.

К концу 90-х годов XX в. доля русских в Киргизии сократилась более чем на треть. Уменьшение русскоязычного населения стало негативным фактором. Его отток из Центральной Азии, начавшийся еще в 70-х годах XX в., в последующие десятилетия продолжал нарастать. Все более очевидным становилось то, что русское и русскоязычное население не имеет в регионе перспектив в условиях явной дискриминации (в бытовом плане она стала более серьезной, чем в Прибалтике).

В условиях политической нестабильности, обвала экономики и отсутствия востребованности на высококвалифицированную рабочую силу выезд из стран Центральной Азии в первой половине 90-х годов XX в. русского и русскоязычного населения становился необратимым. Это не могло не стать негативным фактором для стран региона. В ряде районов, например, Киргизии после отъезда русскоязычного населения вообще прекратили функционировать многие технические службы, появились сбои в работе технических предприятий, даже телефонных станций, ужасающе снизился уровень медицинского обслуживания, а также подготовки специалистов в высших и средних учебных заведениях150.

К середине 1993 г. стало очевидно, что дальше игнорировать проблемы русскоязычного населения в Центральной Азии не удастся, и тогда появилась концепция двойного гражданства. В декабре 1993 г. она была поставлена перед участниками совещания глав государств и правительств СНГ в Ашхабаде. Однако реакция на нее руководителей среднеазиатских стран была разной. Туркмения, например, согласилась с ней в обмен на новые российские гарантии безопасности. Для Туркмении очень актуальной была охрана весьма и весьма протяженной (более 2,5 тыс. км) границы с Ираном и Афганистаном. Своими собственными силами страна была не в состоянии обеспечить ее. Поэтому она подписала с Россией одновременно соглашение о двойном гражданстве и регулировании миграционных потоков и договор о совместной охране государственных границ Туркмении и статусе российских пограничных войск, т.е. совершила пакетную сделку.

Президенты Казахстана и Узбекистана заняли в отношении двойного гражданства русскоязычного населения резко негативную позицию.

Особенность Киргизии вначале 90-х годов XX в. состояла в том, что примерно четверть ее населения составляли русские, русскоязычные и другие меньшинства, видевшие в России свое Отечество151. Они в основном были заняты в промышленности, 90% которой составляли предприятия военно-промышленного комплекса. Там работали наиболее квалифицированные специалисты152.

В Киргизии при президенте А. Акаеве удалось добиться придания русскому языку статуса второго государственного, настоять на утверждении в конституции нормы, запрещающей всякое ущемление интересов людей по поводу их невладения первым государственным языком. В Киргизии был принят специальный закон, позволявший правоохранительным органам пресекать любую дискриминацию в этом направлении. Президент А. Акаев хотя и с оговорками, но согласился с идеей двойного гражданства в отношении русскоязычного населения.

В Киргизии заработал киргизско-российский Славянский университет, который стал пользоваться популярностью и содержался на паритетных началах. В этом университете учились студенты не только из России и Киргизии, но и из соседних стран.

Цифры показывают, что в 1992-1993 гг. доля мигрантов из Центральной Азии в Россию составляла 40-45% и более 70% — в 1994— 1997 гг.

Доля русскоязычных быстро сокращалась и к 1999 г. составила в Узбекистане 27%, в Кыргызстане уменьшилась более чем на треть (сокращение доли с 21,5 до 12,5%), в Туркмении в 3 раза (с 9,5 до 2%), в Таджикистане в 5,7 раза (с 7,6до 1,1%), в Казахстане за Шлет количество русских сократилось более чем на четверть (между тем в советский период численность русских и казахов была равной).

Быстрый процесс уменьшения русских диаспор в Узбекистане, Туркмении, Таджикистане стал лавинообразным153. На рубеже ХХ-ХХ1 вв. поток мигрантов хотя и несколько ослаб, но продолжался. В условиях дискриминации русские не имели никаких перспектив154.

В 1990 г., став президентом Кыргызстана, Аскар Акаев выигрывал выборы в 1991, 1995 и в 2000 гг., т.е. находился у власти более 14 лет. Президент в Киргизии того времени обладал большими полномочиями и провозглашался киргизской конституцией символом единства народа и государственной власти, гарантом конституции, свобод и прав человека и гражданина. Он был главой государства, определяющим основные направления внутренней и внешней политики Киргизии. Он назначал и увольнял премьер-министра.

Во времена президента А. Акаева Россия и Киргизия сотрудничали в экономической, научно-технической и других смежных с ними областях. Так, 18 января 1994 г. было подписано межправительственное соглашение о производственной и научно-технической кооперации предприятий оборонных отраслей промышленности155, 27 апреля 1994 г. — соглашение о взаимном признании государственных лицензий на осуществление строительной деятельности, выданных лицензионными центрами РФ и Кыргызстана156. 24-25 января 1994 г. во время визита министра иностранных дел РФ в Кыргызстан состоялся обмен мнениями с президентом А. Акаевым по вопросам российско-киргизских отношений, положения в Средне-Азиатском регионе, о путях нормализации обстановки в Таджикистане и вокруг него и др.

Стороны обменялись ратификационными грамотами договора о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписати Консульскую конвенцию157.

22 февраля 1994 г. в Москве состоялись переговоры президента РФ Б. Н. Ельцина и президента Киргизии А. Акаева по вопросам положения русскоязычного населения, расширения торгово-промышленного сотрудничества и ситуации в Центратьной Азии, Таджикистане и др.158

Осенью 1995 г. (21 сентября) в Москве прошли переговоры министров иностранных дел РФ и Кыргызской Республики159. Министры подписати соглашение о статусе корреспондентов средств массовой информации обеих стран и план мероприятий по сотрудничеству между МИД России и МИД Кыргызстана на 1996 г. Состоялся обмен грамотами о ратификации российско-киргизской Консульской конвенции.

В декабре 1995 г. в Кыргызстане должны были состояться президентские выборы. Президент А. Акаев 20 декабря 1995 г. побыват в Москве, где состоялась его рабочая встреча с президентом Б. Н. Ельциным. Они выразили приверженность курсу на углубление демократических преобразований и экономических реформ в своих странах, на укрепление сотрудничества и стратегического партнерства по всем направлениям двусторонних отношений в рамках СНГ, в сфере региональной и международной политики. Особое внимание было уделено гуманитарному сотрудничеству, вопросам миграции и положению русских в Кыргызстане160.

На выборах в декабре 1995 г. президент А. Акаев был переизбран на второй срок161. В конце марта 1996 г. он побывал в России с четырехдневным официальным визитом, где вел переговоры с Б. Н. Ельциным, встречался с В. С. Черномырдиным, Г. Н. Селезневым, Е. С. Строевым, Е. М. Примаковым, Ю. М. Лужковым. Обсуждался широкий круг вопросов российско-киргизских отношений, региональные и международные проблемы. Важное место было уделено вопросам положения русскоязычного населения, проживающего в Киргизии.

Б. Н. Ельцин и А. Акаев подписали декларацию о расширении и углублении российско-киргизского сотрудничества. Важным было признано подписание Соглашения об упрошенном порядке приобретения гражданства гражданами РФ, прибывающими в Киргизию для постоянного проживания, и гражданами Киргизии, прибывающими в Россию для постоянного проживания, а также выхода из него. Кроме того, во время визита А. Акаева в Россию было подписано 15 соглашений, охватывающих практически все сферы сотрудничества двух стран.

После приобретения Киргизией независимости остро встал вопрос о создании Вооруженных сил Кыргызской Республики.

Раздел Советской армии завершился в основном к началу 1993 г. Военно-стратегическое пространство бывшего СССР распалось окончательно. Центральноазиатские государства оказались в сложном положении. Они нуждались в погранвойсках, национальных вооруженных силах в условиях огромной протяженности «неприкрытых» границ, соседства Афганистана сего проблемами, отсутствия необходимых экономических средств, а также традиций военной службы у населения этих стран.

Когда Средняя Азия была включена в состав Российской империи, к военной службе население Средне-Азиатского региона не привлекалось. В Первой мировой войне участия оно не принимало.

В советское время, когда в конце 1930-х годов была введена всеобщая воинская повинность, результаты по среднеазиатским республикам были неудовлетворительными, так как мобилизация коренного населения Средней Азии проходила с трудом. Великая Отечественная война показала малопригодность среднеазиатских новобранцев для участия в войне, поэтому призывников из Средней Азии обычно использовали на строительных и хозяйственных работах. И лишь со второй половины 60-х годов XX в. их стали использовать в строевых частях.

К моменту распада СССР коренные народности среднеазиатских республик давали порядка 40% призывников. Все это не привело к выработке традиций военной службы, поэтому в условиях социально- экономического кризиса после развала Советского Союза было весьма проблематично создать центральноазиатские дееспособные армии в кратчайший срок. Необходимым условием обеспечения внешней безопасности государств Центральной Азии признавалось сохранение российских войск и пограничников на местах, хотя это и чревато втягиванием российских войск во внутренние конфликты. Избежать этого было можно, только решив вопросы, касающиеся оптимальной формы и размеров российского военного «шита». Учитывая необходимость взаимоприемлемого и организованного решения вопросов, связанных с созданием Вооруженных сил Кыргызской Республики,

Российская Федерация и Кыргызская Республика 5 июля 1993 г. подписали договор о сотрудничестве в военной области, основываясь на положениях договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 10 июня 1992 г.162

  • 5 июля 1993 г. Россия и Киргизия подписали также Соглашение о порядке использования российских военных объектов на территории Кыргызстана и статусе военнослужащих Вооруженных сил РФ в Кыргызстане163.
  • 11 августа 1995 г. президент Б. Н. Ельцин подписал Федеральный закон о ратификации протокола к соглашению между Россией и Киргизией о порядке использования российских военных объектов на территории последней и статусе военнослужащих Вооруженных сил России в Кыргызской Республике от 5 июля 1993 г., подписанного в Москве 21 июля 1994 г.164

Правительства России и Кыргызстана 15 июля 1994 г. заключили соглашение о межгосударственных перевозках в интересах охраны внешних границ государств — участников СНГ165. В соответствии с ним Кыргызская Республика обеспечит свободный безвозмездный транзит через свою территорию межгосударственных воинских перевозок Российской Федерации в интересах обеспечения охраны внешних границ государств — участников СНГ, без взимания таможенных пошлин, транзитных и других сборов, установленных в отношении транзита.

Правительства России и Киргизии 13 октября 1995 г. заключили соглашение о медицинском обеспечении военнослужащих и гражданского персонала воинских частей Вооруженных сил России на территории Кыргызстана, а также членов их семей166.

Правительства РФ и КР подписали 13 октября 1995 г. соглашение о предоставлении права плавания кораблям и судам Военно-морского флота РФ на озере Иссык-Куль167.

  • 28 марта 1996 г. между РФ и КР были подписаны два документа, касающиеся военной сферы:
    • ? соглашение о сотрудничестве в области противовоздушной обороны168;
    • ? соглашение о координации и регламентации взаимодействия пограничных служб России и Киргизии169.

Последнее из названных соглашений предусматривает, в частности, присутствие официальных представителей российских погранвойск в КР.

  • 28 марта 1996 г. было подписано межправительственное соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве на 1996-1997 гг.170. В нем, в частности, говорилось, что торгово-экономическое сотрудничество осуществляется на основе долгосрочного партнерства, равноправия и взаимной выгоды, путем прямого взаимодействия на договорной основе хозяйствующих субъектов, независимо от их форм собственности и подчиненности, а также государственных органов и организаций с соблюдением законодательства, действующего в каждом из государств.
  • 29 марта 1996 г. РФ и Киргизия заключили соглашение о сотрудничестве в области электроэнергетики171.

Все это происходило в тяжелейших условиях распада общего советского экономического пространства, который завершился в 1993 г. ликвидацией рублевой зоны. Новые независимые государства пытались развивать самостоятельные политические отношения с третьими странами. Россия не могла препятствовать развитию центробежных тенденций на постсоветском пространстве. Более того, руководство России исходило из того, что развитие отношений стран СНГ с третьими странами является в принципе положительным явлением, так как облегчает бремя донорства, субсидирования бывших союзных республик со стороны России и дает возможность РФ сосредоточиться на решении своих внутренних проблем.

14 сентября 1995 г. указом президента РФ Б. Н. Ельцина был утвержден «Стратегический курс» России с государствами — участниками СНГ, который исходил из того, что на территории Содружества сосредоточены главные жизненные интересы страны в области экономики, обороны, безопасности, зашиты прав российских граждан, а эффективное сотрудничество с государствами СНГ является фактором, противостоящим центробежным тенденциям в самой России.

В качестве приоритетной задачи стало рассматриваться утверждение России как ведущей и организующей силы на постсоветском пространстве. Укрепление позиций третьих держав на постсоветском пространстве, в частности Турции и Ирана в Центральной Азии и Закавказье, Румынии в Молдове, Польши в Белоруссии и на Украине, США и ЕС на Украине, Кавказе, Каспии, в Центральной Азии, стало восприниматься как ослабление влияния России, противоречащее ее жизненным интересам.

С середины 1990-х годов риторика в России в отношении постсоветского пространства вызывала на Западе озабоченность по поводу возможного возрождения имперских амбиций Москвы, а у некоторых бывших союзных республик, ставивших перед собой задачу преодоления безальтернативной зависимости от Москвы, — явное или скрытое недовольство.

В этих условиях Россия сделала упор на стимулирование интеграционных движений в рамках СНГ «на разных скоростях» — формирование узкого интеграционного ядра государств с последующим присоединением к нему других участников СНГ. Так, 29 марта 1996 г. было подписано соглашение об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях с Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном и Россией, к которому в 1999 г. в качестве пятого участника присоединился Таджикистан.

«Стратегический курс» 1995 г. был направлен на развитие привилегированных, наиболее льготных экономических отношений с государствами — участниками соглашения о таможенном союзе, который стал главной ближайшей целью соглашения от 29 марта 1996 г. об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях.

Однако результаты развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве оказались неутешительными. Ввиду различий в политике и интересах государств — участников Содружества концепция экономического союза стран СНГ, изложенная в договоре от 24 сентября 1993 г., осталась нереализованной. Такая же участь постигла планы формирования таможенного, платежного, валютного союзов, зоны свободной торговли.

На пути формирования таможенного союза за десятилетие 90-х годов XX в. не продвинулась и пятерка государств, подписавших соглашение об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях от 29 марта 1996 г. Переговоры государств-участниково вступлении в ВТО и вступление в 1998 г. в ВТО Кыргызстана отодвинули задачу формирования таможенного союза и даже зоны свободной торговли. В то же время за 90-е годы XX в. возросла зависимость бывших союзных республик от западных государств и кредитов международных финансовых институтов.

Из-за разногласий между государствами, нехватки финансовых средств так и не было сформировано общее военно-стратегическое пространство стран — участниц Ташкентского договора. Наоборот — преобладала дальнейшая дифференциация политики стран СНГ в военно-политической области.

За 90-е годы XX в. не удалось решить задачу правового урегулирования и материально-финансового обеспечения пребывания российских вооруженных сил и военных баз в ряде стран на постсоветском пространстве на двусторонней основе. Происходил процесс сокращения численности российских войск в Грузии, Молдове, Таджикистане, Армении, с которой Россия летом 1998 г. заключила двусторонний военный союз.

В конце 1990-х годов начался процесс постепенного сокращения военных баз России в Молдове и Грузии. И Грузия, и Молдова согласились с пребыванием российских миротворцев лишь из-за того, что международные организации (ООН, ОБСЕ — Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе) оказались не готовы к тому, чтобы взять на себя миротворчество в этих странах.

Россия так и не добилась практического участия других государств СНГ в миротворческих операциях на постсоветском пространстве.

К началу XXI в. российские миротворцы продолжали выполнять свою миссию в Таджикистане, Грузии (Абхазия и Южная Осетия), Молдове (Приднестровье).

С 1998 г. происходил процесс вывода российских пограничников из Грузии, Кыргызстана и Туркменистана. После 2001 г. по мере истечения срока действия двусторонних договоров о совместной охране границ российские пограничники (в силу особых отношений) оставались лишь в Таджикистане и Армении.

Концепция совместной охраны внешних границ Содружества постепенно уходила в прошлое по мере оборудования границы со странами Закавказья и с Казахстаном.

Начало 2000-х годов характеризовалось более активным сотрудничеством РФ и стран Центральной Азии, хотя и не со всеми одновременно, в военно-политической, торгово-экономической, культурногуманитарной сферах. Коллективные силы быстрого развертывания ОДКБ (Организации договора о коллективной безопасности) разместили в Бишкеке свой оперативный штаб. Там же был открыт филиал Антитеррористического центра СНГ. 22 сентября 2003 г. РФ и Кыргызстан подписали договор о статусе и условиях пребывания российской базы в Киргизии. 23 октября 2003 г. президенты России и Кыргызстана (В. В. Путин и А. Акаев) открыли авиационный компонент Коллективных сил быстрого развертывания (КСБР) ОДКБ на базе военного аэродрома в г. Кант. В 2009 г. КСБР были преобразованы в КСОР (Коллективные силы оперативного реагирования). Предполагалось создать боеспособные части, которые могли бы упреждать дестабилизацию обстановки. Для этого намечались перестройка авиабазы в Канте и обновление размещенной там авиационной техники. База авиационного компонента КСОР в Канте расположена в 40 км от аэропорта Манас (в 10 км от Бишкека).

С 1999 г. действовала МПК — российско-киргизская межправительственная комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Торгово-экономические отношения с Россией очень важны для Киргизии, ведь производственная структура республики, ее транспортные коммуникации ориентированы на Россию.

Россия поддерживала Киргизию значительной финансовой помощью даже в смутные времена второй половины 2000-х годов, в период президентства К. Бакиева. В феврале 2009 г. между Россией и Киргизией было подписано соглашение о предоставлении сразу трех кредитов172.

В первый период президентства А. Акаева Киргизия давала, пожалуй, единственный пример попытки двигаться в направлении гражданского общества — с реформами, направленными на становление рыночных отношений, с отсутствием национальной дискриминации, по крайней мере на официальном уровне. Однако уже к середине 1990- х годов наметилось нарастание конфликта между северной, более модернизированной частью Киргизии и южной, где проживает более половины населения страны с традиционным укладом жизни. Киргизия как бы разделена горами на северные районы, в Чуйской долине, и южные, расположенные в Ферганской долине. Когда-то, на протяжении нескольких веков, Ферганская долина была единым целым, входившим в Кокандское ханство. При советской власти, в 1924-1925 гг., ее разделили на три части, которые передали Таджикистану, Узбекистану и Киргизии.

Киргизии отдали города Ош, Джалал-Абад, Узген, несмотря на то что подавляющим большинством населения там были узбеки.

«Такое решение советские власти обосновали необходимостью обеспечить юное киргизское государство собственными промышленными центрами»173.

В результате произвольно проведенных в советское время границ между среднеазиатскими республиками естественные границы расселения национальных групп были рассечены административными, ставшими с 1991 г. государственными (после развала СССР).

Несовпадение этих границ с ареалами расселения крупных этносов — одна из причин вероятных межнациональных конфликтов: между киргизами и узбеками в Оше и Узгене, между узбеками и таджиками в Самарканде, Бухаре, Ленинабадской (ныне Согдийская) области Таджикистана, между узбеками и казахами на юге Казахстана, между узбеками и каракалпаками в Каракалпакии, между русскими и казахами в Северном Казахстане174.

Ферганская долина — самый населенный и бедный район Центральной Азии. Сообщение между севером и югом Киргизии осуществлялось только по воздуху, а также по дороге через Узбекистан. После того как Узбекистан попытался ввести визовый режим на границе, в Киргизии построили высокогорную автотрассу Бишкек—Ош.

Наиболее плодородные земли в Центральной Азии — это и наиболее густонаселенные. В Ферганской долине в начале 1990-х годов средняя плотность населения составила 100 человек на 1 км2, а в ее «узбекской» части — 300 человек175.

В Киргизии узбеки являются второй по численности национальной группой после киргизов. Большинство из них проживает в южных районах, где находятся и четыре чисто узбекских анклава (Сор. Шахимар- дан и два безымянных)176.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Князев говорит следующее об отношениях между киргизами и узбеками на территории Киргизии: «В стране существуют постоянные, не сегодня появившиеся противоречия между узбекской общиной и киргизами. Реально узбеки составляют не менее 25% населения республики. А в некоторых южных районах Киргизии, в частности в Ошской и Джалал-Абадской областях, узбеки — это не менее 40% населения. Отсюда их претензии на участие в политике, представительство во властных структурах. Данные претензии, — продолжает А. Князев, — пресекаются: Киргизия — этнократическое государство. Подобная политика в отношении узбеков проецируется на информационную и образовательную сферы... в стране явно недостаточно школ, где обучение ведется на узбекском языке»177.

В период президентства Аскара Акаева существовавшие противоречия между киргизами и узбеками как-то решались: узбекам предоставляли места в парламенте, губернаторские посты, министерские портфели и т.д. Другими словами, старались соблюдать этнический баланс. Однако после событий 2005 г. — свержения президента А. Акаева — все изменилось: этнический баланс был нарушен.

Внутренняя нестабильность усугублялась не только межэтническими противоречиями, но и территориальными претензиями, неурегулированностью отдельных границ, проблемами использования водных и энергетических ресурсов.

Сильным раздражителем в отношениях Кыргызстана и Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана является анклавный фактор. Узбекские анклавы Сох и Шахимардан численностью, по разным данным, от 40 до 50 тыс. человек, киргизский анклав — село Барак, относящееся к сельской управе Ак-Таш Кара-Суйского района Ошской области, оторваны от основной территории своих государств, что усугубляет трудности для их населения.

Руководство Узбекистана пыталось заключить соглашение с Киргизией об обмене территориями, чтобы анклав Сох соединился широкой полосой земли с основной частью Узбекистана в обмен на передачу Кыргызстану южной части Соха. Однако Киргизия посчитала для себя невыгодным такое соглашение, отказалась от него, отметив, что в противном случае два района Киргизии (Лейлекский и Баткенский) будут почти полностью отрезаны от остальной территории.

Поскольку в Сохе находится подразделение Вооруженных сил Узбекистана, хотя в мировой практике является недопустимым содержание в анклавах какой-либо военной силы, анклав становится серьезным инструментом давления Узбекистана на Кыргызстан. Узбекистан минирует свои границы с Кыргызстаном, чтобы остановить проникновение на свою территорию нежелательных элементов в условиях неготовности киргизской стороны охранять свои рубежи. В любом случае от нестабильности, а порой напряженности отношений сторон страдают мирные жители.

Анклавный фактор осложняет и отношения между Киргизией и Таджикистаном. На киргизской территории находится определенный участок земли (130 тыс. км2), относящийся к Исфаринскому району Ленинабадской области Таджикистана, — анклав Ворух с населением от 23 до 29 тыс. человек, 95% из которых таджики, 5% — киргизы. Число жителей Воруха (без учета переселения в последние годы в Ис- фару и ее округ) за период с 1870 по 1990 г. возросло в 20 раз. Между тем численность населения окружающего его Баткенского района значительно меньше. Конфликты между таджиками и киргизами имели место уже в 80-х годах XX в., т.е. в советское время. Они сказывались на официальных межгосударственных отношениях. Особенно масштабным было противостояние в 1989 г. между таджиками Исфаринского района Таджикистана и киргизами Баткенского района Кыргызстана. Тогда Кахар Махкамов (руководитель Таджикистана), выступив против «незаконного» отторжения «исконных таджикских земель», даже отменил свой визит в Киргизию.

В 1999 и 2000 гг. проникновение с территории Таджикистана вооруженных отрядов экстремистов Исламского движения Узбекистана в Баткенский район Кыргызстана обострило вопрос о безопасности границ. Официальные власти Бишкека обвинили Таджикистан в нежелании решать возникшие проблемы в условиях активизации баз Исламского движения Узбекистана по подготовке боевиков.

Чрезвычайно низкий уровень жизни населения, нехватка водных ресурсов и пахотных земель в сочетании с активизацией вооруженных экстремистов поддерживают напряженную, взрывоопасную обстановку. Таджикский анклав Ворух в глубине Баткенского района Кыргызстана весьма труден для контроля и со стороны Таджикистана, и со стороны Кыргызстана, что угрожает межгосударственным конфликтом.

Наличие около 70 спорных участков на границе Кыргызстана и Таджикистана (в основном вЛейлекском районе Ошской области, Баткенском районе Ленинабадской области и Джиргатальском районе Таджикистана) побуждает власти этих государств форсировать процесс демилитаризации границ между этими странами, учитывая особую напряженность в некоторых густонаселенных приграничных районах178.

Сложной проблемой для центральноазиатских государств оказалась проблема границ и приграничных отношений с Китаем.

Очень остро проблема «спорных участков границы» с Китаем стояла в Кыргызстане. Этот вопрос был в центре дискуссий в Бишкеке, подчас выходивших за рамки научных споров и превратившихся в 2000-2001 гг. в демонстрации протеста против правительства Кыргызстана.

В 1992 г. была создана совместная делегация из представителей Кыргызстана, Казахстана, России и Таджикистана по урегулированию пограничных вопросов с Китаем. Еще в советское время (конец 1980-х — 1991 г.) был достигнут ряд договоренностей с КНР по «спорным участкам» — Хан-Тенгри, Бостаг, Боз-Айгыр и Иркештам. Тогда договорились о переходе участка Хан-Тенгри к Китаю и сохранении линии границы в районе «западнее перевала Бедель» (водосбор р. Узенгу-Кууш) как неопределенной179.

Переговоры проходили с 1992 по 1999 г. В ходе переговорного процесса в рамках совместной делегации в 1992-1996 гг. договорились о прохождении линии границы на четырех «спорных участках» из пяти.

Для нормализации киргизско-китайских пограничных вопросов большое значение имело подписание 19 октября 2004 г. в Пекине дополнительного соглашения о восточном участке границы РФ и КНР после визита президента РФ В. В. Путина в Китай, т.е. положительного разрешения давнего российско-китайского территориального спора.

4 июня 1996 г. было подписано соглашение о киргизско-китайской государственной границе, а 26 августа 1999 г. — дополнительное соглашение. Так была определена государственная граница Кыргызстана с КНР на приемлемых для Кыргызстана разграничениях, например на участке Хан-Тенгри 70% территории отошло Кыргызстану, а 30% — КНР.

Однако весной 2002 г. на юге Киргизии имело место вооруженное столкновение демонстрантов с полицией из-за соглашения с Китаем, по которому Киргизия уступила 30% спорного участка. Протестующие в Киргизии говорили о нарушении конституции, в которой говорилось, что территория Кыргызстана является неделимой. 17 марта 2002 г. демонстрация в Киргизии была расстреляна, несколько человек погибли. Сообщалось, что события были спровоцированы арестом депутата А. Бекназарова, который был против территориальных уступок Китаю. После событий 2010 г. А. Бекназаров стал вице-премьером Временного правительства. По итогам событий 2002 г. своего поста премьер-министра лишился Курманбек Бакиев, который после государственного переворота 2005 г. стал президентом Киргизии. Процесс демократизации в Киргизии начал отступать. Урегулирование с Китаем пограничных вопросов открыло дорогу договору о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Кыргызской Республикой и КНР, который был подписан 24 июня 2002 г. Руководители Киргизии подчеркивали, что успешное торгово-экономическое сотрудничество Киргизии с Китаем для страны важнее той горной территории, которую уступили Китаю. «Торговое сотрудничество с Китаем позволит Киргизии прицепиться к локомотиву мировой экономики»180, — говорил бывший министр иностранных дел Республики Кыргызстан Муратбек Иманалиев.

Отношения с соседним Китаем — важное направление внешней политики Киргизии сточки зрения и обеспечения безопасности, и развития торгово-экономического сотрудничества, и развития коммуникаций в восточном и южном направлениях.

Китай признал независимость Киргизии в числе первых — 27 декабря 1991 г.; 5 января 1992 г. были установлены китайско-киргизские дипломатические отношения. В мае 1992 г. в Бишкеке было открыто китайское посольство. Китай — единственная крупная страна, которая имеет общую границу с Киргизией. И для Китая, и для Киргизии актуальной является борьба с этническим сепаратизмом, международным терроризмом, организованной преступи остью, религиозным экстремизмом. Обе страны сотрудничают по этим вопросам не только на двустороннем уровне, но и в рамках ШОС — Шанхайской организации сотрудничества.

Таким образом, начавшись с урегулирования пограничных вопросов, киргизско-китайское сотрудничество охватило вопросы безопасности и экономики. Раздражающим моментом в китайско-киргизских отношениях является присутствие американской военной базы в аэропорту Манас. Однако Китай пользуется в Киргизии авторитетом. Тем более что во время трагических событий весной 2010 г. он не закрыл границу с Киргизией, как это сделали Казахстан и Узбекистан.

После распада СССР активизировались национальные движения (особенно уйгуров) в Восточном Туркестане (Синьцзян-Уйгурском автономном районе — СУАР), Внутренней Монголии и Тибете. Уйгурцы стремились опереться на большую диаспору в Казахстане (150 тыс. человек), Кыргызстане (от 50 до 300 тыс.) и Узбекистане (более 100 тыс.). Уйгурские сепаратисты выступили за создание не просто независимого государства, а единого халифата в Азии181.

В связи с ростом наркотрафика, терроризма и экстремизма в Центральной Азии по инициативе Китая и России в 2000 г. был создан Центр по борьбе с терроризмом ШОС в Душанбе, а уйгурское сепаратистское движение приравняли к террористическому.

Для Кыргызстана Китай уже в 1994 г. стал самым большим экспортером и вторым рынком импорта. Китай заметно усиливает свое торговое присутствие в Кыргызстане182.

Сегодня в Центральной Азии пересекаются интересы России, Китая, США, Ирана, Индии, Пакистана, там действуют международные организации НАТО, ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС, ОЦАС, ШОС и транснациональные монополии.

Одно из первых мест среди приоритетов внешней политики Кыргызстана занимают отношения с США. США признали независимость Киргизии в тот же день, что и Китай, — 27 декабря 1991 г., — однако в первой половине 1990-х годов мало участвовали в региональной центральноазиатской политике. В Киргизии в 1990-х годах активно действовали американские неправительственные организации. ЕС, ОБСЕ, НАТО косвенно выступали проводниками интересов США.

В 2000-х годах в связи с проведением операции в Афганистане США активизировались и в Центральной Азии. В Киргизии была открыта американская военная база. Через нее обеспечивалась доставка грузов и воинских контингентов в Афганистан. 18 декабря 2001 г. первые самолеты антитеррористической коалиции были размещены в аэропорту Манас. США заключили с Киргизией межправительственное соглашение об аренде базы сроком на один год с последующим автоматическим продлением.

После того как в 2005 г. Узбекистан закрыл американскую базу в Карши-Ханабаде, военная база в Манасе приобрела для США большое значение. Киргизия использовала заинтересованность России и США в базах на своей территории для получения крупных кредитов от той или другой стороны. Вопреки намерениям закрыть американскую базу, она реорганизовала ее в транзитный центр и добилась при этом резкого повышения арендной платы за его использование.

США являются одним из крупнейших доноров Киргизии. Основная техническая помощь идет по линии Агентства по международному сотрудничеству США (ШАЮ)'*3.

В 2000-х годах США усилили свое влияние в Киргизии благодаря многочисленным американским и евросоюзовским образовательным программам в этой стране. Программы дают возможность молодежи получить образование и внутри Киргизии, и за рубежом. Существуют программы повышения квалификации. Американское образование продвигается Американским университетом в Киргизии, переименованным в Американский университет в Центральной Азии.

За прошедшие годы отношения Киргизии с США, Китаем и Россией приобрели устойчивый характер.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >