Межтаджикский конфликт, гражданская война 1991-1996 гг. в Таджикистане и проблемы мирного урегулирования

При изучении конфронтационных тенденций и конфликтов в бывших среднеазиатских советских республиках, а ныне независимых государствах необходимо иметь в виду последствия уничтожения непроницаемой границы СССР, отделявшей «мягкое подбрюшье» советской Средней Азии от ее внешних соседей, а также многоклановый, многонациональный, противоречивый характер самих республик. Например, «взаимопроникающее» расселение таджиков и узбеков в сопредельных районах Узбекистана и Таджикистана не может не определять участия первого в делах второго. Так же как сложный характер отношений между властями в Душанбе и местными кланами связан с общинами таджиков в Афганистане, влияющими на состояние безопасности Таджикистана63.

Распад СССР, нарастание и обострение всех противоречий привели к утрате слабой властью в Таджикистане легитимности, следствием чего стала гражданская война 1991 — 1996 гг.

Межтаджикский конфликт был вызван целым рядом причин и противоречий: межэтническими, межклановыми, межконфессиональными, идеологическими, межрегиональными, культурными идр. На развитие конфликта влияли не только внутренние, но и внешние факторы. Например, в 1990-х годах, в период гражданской войны, в Таджикистане была весьма популярна идея объединения таджиков Афганистана и Таджикистана в единое национальное государство. Следует отметить, что фактор зарубежных таджиков сохраняет огромное значение и для сегодняшнего Таджикистана.

Внутритаджикский конфликт представлял собой борьбу регионов и их локальных этнографических сообществ за выживание на фоне перенаселения, хронической нехватки водно-земельных и продовольственных ресурсов64.

Таджикистан — это общество со слабой национальной идентификацией, и в этом смысле оно чрезвычайно фрагментарно.

Издавна в Таджикистане существовали клановая организация государства и сложная структура клановых отношений.

Главными региональными кланами были северный (худжандский, или ленинабадский, — от названия г. Худжанд, прежний Ленинабад) и южный (Кулябский — по названию г. Куляб). Кроме названных кланов, существовало еще несколько менее крупных, но тоже влиятельных, например гармский, гиссарский. Особый клан составляли памирцы (бадахшанцы, проживающие в Горном Бадахшане).

После распада СССР между кланами развернулась основная борьба за власть в стране в ходе гражданской войны 1991-1996 гг. В ходе этой войны гармцам и памирцам поддержку оказывали таджики-моджахеды из Афганистана, северянам — Узбекистан и Россия.

В Таджикистане были сложные межконфессиональные отношения. Различия между кланами переплетались с конфессиональными различиями. Так, таджики на севере, в центре и на юге страны исповедовали суннитский ислам, в отличие от памирцев, являющихся шиитами.

Клановая организация таджикского общества была и при советской власти. Она выражалась в системе негласных, но строго соблюдавшихся квот на руководящие посты. Соперничество между кланами удавалось контролировать. Москва следила за тем, чтобы квоты соизмерялись с численностью клана и количеством мест его представителей.

В советское время в бывших среднеазиатских республиках сложился определенный баланс группировок — кланов, каждый из которых имел определенное положение в системе распределения власти и ресурсов. Баланс поддерживался решающей ролью центра СССР. Распад Союза в сочетании с глубоким социально-экономическим кризисом открыл дорогу для борьбы низкоранговых кланов за изменение прежнего баланса.

В советское время на первых ролях традиционно были выходцы из северного, худжандского клана. Они представляли и интересы Лени- набадской области, граничащей с трех сторон с Узбекистаном. Узбекистан издавна был тесно связан с таджикским Севером. В Ленинабад- ской области проживал высокий процент узбеков.

Худжандский клан в свою очередь был известен отлаженными взаимоотношениями с таджиками в Узбекистане, проживающими большей частью в районах Бухары и Самарканда.

Выходцы из Самарканда, пользовавшиеся наибольшим влиянием в руководстве Узбекистана в советское время, были связаны личными узами с худжандскими таджиками. Худжандский клан в Таджикистане считался проузбекским.

Северяне (худжандский клан) делили высокие посты с южанами (ку- лябский клан). Куляб был одним из слаборазвитых районов Таджикистана. Там не было сильного сельского хозяйства, промышленности. Куляб зависел от продовольственных поставок из других южных районов, властности из Курган-Тюбе, Гарма. Российские этнографы В. И. Бушков иД. В. Микульский отмечают, что «регионализм в Таджикистане проявляется в том, что выходцы из различных местностей (а иногда и селений) занимают определенные социальные ниши... Ленинабадцы монополизировали партийно-государственные посты, часто являясь директорами различных предприятий...» До 1991 г. (до развала СССР) «рядовой и сержантский состав органов внутренних дел набирался преимущественно из кулябцев. После назначения министром внутренних дел памирца М. Навджуванова его соотечественники стали активно вытеснять из органов внутренних дел кулябцев»65.

Пребывание Таджикистана в рамках государства с авторитарным режимом сделало для республики вполне привычной ситуацию, когда она развивалась в основном за счет политической, экономической и военной помощи центра Союза. После распада СССР политические и общественные силы слабо представляли себе, в каком направлении следует двигаться дальше. В Таджикистане сложилась коалиция антикоммунистической интеллигенции и исламистов. Среди интеллигенции, выступившей оппозицией к власти, были представители не только Ленинабада, но и других районов, в частности Памира и Гарма. Они создали Демократическую партию, движение «Растохез» и общественную организацию «Лали Бадахшон», националистические в своей основе, но являющиеся сторонниками светского государства.

Между тем исламисты выступили за создание исламского государства. Они пользовались поддержкой в сельской местности.

Возрождение ислама в Таджикистане было связано в первую очередь со стремлением возродить прерванные исторические связи и культурные традиции. Однако политически ислам стремился расшатать и ослабить существующую власть в республике в условиях, когда была утрачена поддержка Москвы. Исламисты создали Исламскую партию возрождения Таджикистана (ИПВТ).

В состав вооруженных формирований оппозиции в Таджикистане входил также Наманганский батальон узбеков — религиозных экстремистов, которые выступали против светского режима в Узбекистане и рассчитывали на победу исламистов не только в Таджикистане, но и в Узбекистане.

Националисты и исламисты стремились изменить существовавший в Таджикистане межрегиональный баланс. Они стати союзниками накануне президентских выборов в ноябре 1991 г., назвавшись Объединенной оппозицией. Их поддерживали некоторые лидеры южан.

Власти Таджикистана стати терять контроль над ситуацией, столкнувшись сорганизованной оппозиционной силой не только в лице демократов-националистов и исламистов, но и других представителей различных регионов Таджикистана, не входивших во власть.

Еще вфеврате 1990 г. в Душанбе проходили митинги, стихийные выступления с активным участием националистов, переходящие в погромы. Громили русских, издевались над таджиками, носившими европейскую одежду, выступали против первого секретаря ЦК компартии Таджикистана К. Махкамова. Поводом для беспорядков послужило переселение в Душанбе семей армянских беженцев. Для интернационального Душанбе это стало предвестником грядущей трагедии66.

Февральские события 1990 г. показали, что уже тогда (СССР еще существовал) в Таджикистане появилась новая политическая сила в лице оппозиции.

После неудавшегося ГКЧП в Москве в августе 1991 г. и отставки К. Махкамова президентом Таджикистана 24 ноября 1991 г. стал известный таджикский партийный функционер Рахмон Набиев.

Противостояние в Таджикистане не прекратилось. Наоборот, оно вступило в новую фазу.

Новый таджикский президент — худжандец Рахмон Набиев пытался оказать давление на оппозицию, но та весной 1992 г. (при финансовой помоши из-за рубежа) организовала в Душанбе, на площади Шохидон, перед зданием ЦК КПСС, митинг, продлившийся два месяца с националистическими и исламистскими лозунгами. Ядро протестующих составляли памирцы и гармцы. Тогда правительство Таджикистана устроило ответный митинг на площади Озоди в защиту власти и президента.

5 мая 1992 г. оппозиция пошла на штурм и заняла президентский дворец и национальное телевидение.

Президент Таджикистана приказал сформировать отряды защитников — в основном из Кулябского района.

Оппозиции противостоял альянс Ленинабада и Куляба, поддержанный местным узбекским населением, другими нетаджикскими этносами, а также таджиками, поддержавшими лозунги интернационализма и социалистические лозунги в противовес идеям исламистов и националистов.

Памирцам из объединенной оппозиции удалось создать коалиционное правительство национального примирения с участием исламистов — Партии исламского возрождения Таджикистана.

Однако порядка в стране не было, анархия повсеместно вырастала. Страна вползала в гражданскую войну.

Ситуация в Таджикистане усугублялась конфликтом в соседнем Афганистане. Борьба, развернувшаяся там после ухода в 1989 г. советских войск и прекращения советско-российской помощи Кабулу, согласно дополнительной договоренности между США и Россией, привела к свержению в Кабуле правительства М. Наджиба силами афганских таджиков и узбеков весной 1992 г.

Победившие в Кабуле афганские таджики стали оказывать своим единомышленникам в Таджикистане помощь под лозунгом объединения всех таджиков по обе стороны бывшей советско-афганской границы. В Таджикистане их насчитывалось 4 млн, а на афганской территории 3-8 млн человек.

С приходом в Кабул 28 апреля 1992 г. войск Северного альянса во главе с генералами Ахмад-Шахом Масудом (таджик) и Абдул-Рашидом Дустумом (узбек) и падением правительства М. Наджиба страна была провозглашена Исламским Государством Афганистан.

После того как в июне 1992 г. в Кабуле президентом стал таджик Бурхануддин Раббани (представитель недоминирующей этнической группы), вопреки противодействию пуштунов, в Афганистане с новой силой развернулись военные действия.

Со второй половины 1993 г. Афганистан разделился на две зоны — северную, где ситуацию контролировало правительство при поддержке таджикских и узбекских сил, и южную, в которой власть была в руках пуштунских полевых командиров.

В Таджикистане осенью (в сентябре) 1992 г. оппозиции удалось заставить Р. Набиева подписать документ об отставке. Исполняющим обязанности президента стал председатель Верховного Совета Таджикистана Акбаршо Искандаров.

Памирцы-исламисты в Душанбе фактически узурпировали власть и были полны решимости распространить ее на провинции. Их внимание было обращено к Кулябу.

В это время кулябский клан принял решение оказать сопротивление, был создан Народный фронт. Простые люди отдавали свои последние сбережения на поддержку Народного фронта. Кулябцы в тяжелейших экономических условиях в кратчайшие сроки создали боеспособные боевые части и были готовы бороться до конца. Это была непростая задача, так как персоязычные таджикские исламисты пользовались не только сочувствием Ирана, но и финансовой помощью международных исламских фондов, поддержкой Пакистана, Саудовской Аравии. Пакистан к тому же стал осуществлять религиозное обучение детей таджикских беженцев, готовя кадры таджикских исла- мистов-радикалов.

Силы Народного фронта, группировавшиеся вокруг кулябцев, были поддержаны узбекским меньшинством и российской 201-й дивизией, дислоцированной в Таджикистане. Позиция России на начальных этапах гражданской войны в Таджикистане оставалась не вполне определенной в силу ряда объективных и субъективных обстоятельств, отчего очень страдала российская 201-я мотострелковая дивизия, размещенная в Таджикистане, формально сохранявшая нейтралитет, но фактически оказывавшая поддержку Народному фронту.

Позднее Россия поддержала ленинабадско-кулябский альянс: российские войска участвовали в подавлении оппозиции. Российские власти взяли на себя в Таджикистане роль посредника и гаранта становления национального согласия в стране. С сентября 1992 г. 201-я дивизия по просьбе правительства Таджикистана охраняла ряд участков автодорог на горных перевалах, объекты военного назначения, Нурекскую ГЭС, Вахшский азотно-туковый завод, Яванский электрохимический комбинат и др.

Российская 201-я дивизия насчитывала порядка 7 тыс. человек, а 19 октября 1992 г. в Таджикистане была создана группа погранвойск Федеральной пограничной службы из 16 тыс. человек. Россия сохранила свою мощную военную группировку только в Таджикистане. Таджикско-афганская граница оставалась открытой до образования группы российских пограничных войск. Между тем из Афганистана, в районе Горно-Бадахшанской автономной области, через таджикско-афганскую границу и по высокогорной дороге Хорог—Ош—Андижан на территорию Ферганской долины и дальше в Среднюю Азию, в 1992-1996 гг. шла большая часть наркотиков, а начиная с 1995 г. наркотики переправлялись уже по всему периметру таджикско-киргизской границы.

До 1993 г. статус 201-й мотострелковой дивизии был не определен. Ее руководство поддерживало Народный фронт Таджикистана, а оппозиция требовала вывода из Таджикистана 201-й дивизии и передачи ее техники своим формированиям.

После уничтожения 13 июля 1993 г. 12-й российской погранзаставы Россия стала действовать более решительно.

24 сентября 1993 г. в Москве, на заседании глав государств СНГ, между Россией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Узбекистаном было подписано соглашение о КМС — Коллективных миротворческих силах. С 1 октября 1993 г. КМС, состоявшие на 90% из российских войск, начали функционировать, имея возможность участвовать в боевых действиях на стороне таджикского правительства67.

Коллективные миротворческие силы находились в Таджикистане до 2000 г.

По предложению президента Э. Рахмона Совет глав государств СНГ в июне 2000 г. принял решение о прекращении деятельности КМС СНГ в Таджикистане68.

Наиболее быстро отреагировал на начало гражданской войны президент Узбекистана Ислам Каримов, понимавший опасность событий в Таджикистане, способных спровоцировать исламский взрыв вето стране, и прежде всего в Ферганской долине.

4 сентября 1992 г. президенты Казахстана, России, Кыргызстана и Узбекистана подписали заявление в связи с серьезными событиями в Республике Таджикистан69. Они выразили обеспокоенность обострением обстановки в этой стране, тем, что вооруженные столкновения там привели к многочисленным жертвам, прежде всего среди гражданского населения. Президенты четырех государств заявили, что ими будут приняты все необходимые меры по оказанию содействия братскому таджикскому народу в стабилизации обстановки в стране, в упрочении ее суверенитета и территориальной целостности, обеспечении безопасности южных границ СНГ.

Между тем гражданская война в Таджикистане набирала обороты: на юге страны силы Народного фронта захватили Курган-Тюбе (долина реки Вахш, главный сельскохозяйственный район Таджикистана). Курган-Тюбинская область отличалась чрезвычайно пестрым этническим составом населения. К тому же в 1920-х годах сюда были переселены люди из Гарма, Памира, Куляба. В начале 1990-х область стала наиболее кровавой зоной военных действий гражданской войны. Позже, чтобы обезопасить Куляб, Курган-Тюбинскую область объединили с Кулябской в единую Хатлонскую область70.

В октябре 1992 г. при поддержке Узбекистана был открыт второй фронт на подступах к Душанбе — в Речарском и Гиссарском районах, месте компактного проживания узбеков. Под давлением сил Народного фронта в ноябре 1992 г. Верховный Совет Таджикистана созвал сессию парламента не в столице, где хозяйничали памирцы, а в г. Ход- женте (Худжанде) — бывшем Ленинабаде. Там худжанцы и кулябцы составляли большинство среди депутатов парламента. Председателем парламента Таджикистана был избран Эмомали Рахмон. Институт президентства был тогда упразднен. Президентская форма правления была восстановлена в Таджикистане позже — в 1994 г. Именно тогда Э. Рахмон был избран президентом. В сентябре 1999 г. срок президентских полномочий был продлен до 7 лет. В июне 2003 г. (после референдума о внесении изменений в Конституцию Таджикистана) срок президентских полномочий снова был сокращен до 5 лет, но теперь Э. Рахмон получил право оставаться на своем посту еще длительное время71. До этого срок пребывания президента на посту был ограничен. На выборах 2006 г. Э. Рахмон получил 79,3% голосов, а его оппонент — бывший ректор Института экономики республики, председатель Партии экономических реформ Олимджон Бобоев — 6,2%.

Военный разгром Объединенной таджикской оппозиции был осуществлен к декабрю 1992 г. силами Народного фронта и при помощи

России и Узбекистана. 10 декабря 1992 г. войска Народного фронта вошли в Душанбе и вытеснили исламистов на территорию Афганистана.

Таким образом, в результате вмешательства российских войск (во многом вынужденного) оппозиция потерпела поражение на первом этапе борьбы. Однако прежний баланс не был восстановлен. Перворанговая группировка была потеснена с доминирующих позиций южанами. Новый устойчивый баланс не сложился, что говорит о продолжении борьбы, исход которой не предопределен.

Новое правительство распространило свой контроль на всю территорию Таджикистана, кроме Горного Бадахшана (Горно-Бадахшанс- кая автономная область — горная система Памира). Власти Душанбе договорились с Горным Бадахшаном о неразмегцении на его территории правительственных войск.

Началась вялотекущая фаза конфликта. Наблюдалось очевидное перерастание гражданской войны в Таджикистане в затяжной региональный конфликт малой интенсивности.

Вытесненные в Афганистан таджики-исламисты создали на его территории базы и стали наносить удары по Таджикистану. Государства СНГ выступили за принятие дополнительных мер по укреплению таджикско-афганской границы и оказание гуманитарной и продовольственной помощи населению Таджикистана. 22 января 1993 г. на встрече глав государств СНГ было принято решение о мерах по стабилизации обстановки на участке государственной границы Республики Таджикистан с Афганистаном72. На той же встрече главы государств — участников СНГ приняли заявление о поддержке усилий руководства Республики Таджикистан по нормализации общественно-политической обстановки и национальному примирению в стране, а также поддержке обращения Верховного Совета Таджикистана с просьбой о введении в республику коллективных миротворческих сил в качестве важного шага к стабилизации обстановки в стране73.

В ответ на просьбу официального Душанбе лидеры СНГ приняли решение усилить группу пограничных войск РФ в Таджикистане из состава Вооруженных сил Казахстана, Кыргызстана, России, Узбекистана и других государств — членов Совета коллективной безопасности.

С весны 1993 г. на афганской стороне пограничной реки Пяндж стали сосредоточиваться крупные силы моджахедов, они систематически нападали на погранзаставы. Вплоть до 1997 г. боевые столкновения на афгано-таджикской границе были постоянным явлением. Только 27 июня 1997 г. в Москве было подписано соглашение об установлении мира и национального согласия в Таджикистане. Это уменьшило количество обстрелов российских нарядов и застав со 147 в 1996 г. до 67 в 1997 г.74

25 мая 1993 г. в Москве входе визита председателя Верховного Совета Республики Таджикистан Э. Рахмона был подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи75. Договор был заключен на 5 лет с автоматическим продлением на последующие пятилетние сроки, если ни одна из сторон не заявит путем письменного уведомления о своем желании прекратить его действие не позднее чем за 6 месяцев до истечения очередного периода.

В договоре было, в частности, регламентировано присутствие на территории Таджикистана российской армии и пограничной службы. Тогда же были подписаны договор о военном сотрудничестве, а также соглашение о правовом статусе российских вооруженных сил и погранвойск, временно дислоцированных в Таджикистане. Соглашение делегировало пограничным войскам РФ полномочия по охране таджикских границ с Афганистаном и Китаем.

Теперь Россия оказалась втянутой во внутритаджикский конфликт не просто де-факто, но и де-юре — на основе российско-таджикского договора о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, заключенного в мае 1993 г. «Вряд ли руководство России сознательно стремилось к такого рода результату, — пишет Марк Хрусталев, — учитывая еще совсем недавний афганский опыт, но к нему привела неумолимая логика реактивной политики, которую проводила и продолжает проводить Россия в отношении данного региона»76.

В июле 1993 г. вооруженные формирования боевиков таджикской оппозиции совершили крупномасштабное нападение на 12-ю погранзаставу Московского пограничного отряда российских пограничных войск в Таджикистане. МИД Российской Федерации 14 июля 1993 г. выразил протест властям Афганистана, заявив, что рассматривает бандитскую акцию с афганской территории как акт агрессии против российских пограничных войск и Республики Таджикистан, суверенного государства — участника СНГ, члена ООН, с которым Россию связывают тесные договорные отношения77. Было также заявлено, что российские пограничные войска и дислоцированная в Таджикистане 201-я дивизия продолжат осуществлять охрану таджикско-афганской границы в соответствии с обязательствами России, используя весь арсенал имеющихся в их распоряжении средств.

На основании Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 25 мая 1993 г. между РФ и Таджикистаном Россия оказывала Таджикистану необходимую помощь, включая военную, в порядке осуществления прав на полномасштабную оборону в соответствии со ст. 51 Устава ООН.

В связи с обострением обстановки на таджикско-афганской границе Совет Безопасности ООН 26 июля 1993 г. обсудил проблемы, связанные с положением в Таджикистане и вокруг него78. Была одобрена идея провести рабочую встречу президентов России, Таджикистана, Узбекистана и Афганистана для обсуждения вопроса безопасности на таджикско-афганской границе.

Усиливающаяся угроза однонациональных конфликтов, военные операции боевиков таджикской оппозиции и поддерживающих их афганских вооруженных формирований побудили глав правительств четырех центральноазиатских государств (кроме Туркмении) и России подписать в августе 1993 г. Декларацию о неприкосновенности границ. Сам факт появления данной декларации можно рассматривать как свидетельство актуализации проблемы границ. Дальнейший ход событий показал, что острота проблемы границ нарастала.

В принятой декларации ее участники подчеркнули, что рассматривают таджикско-афганскую границу как часть общей границы СНГ и усилят охраняющий ее контингент из состава пограничных войск и вооруженных сил своих стран — Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана и Узбекистана.

Они выразили готовность оказать Таджикистану дополнительную военную, экономическую, гуманитарную помощь и содействовать созданию национальных вооруженных сил и погранвойск.

Они также заявили, что рассчитывают на поддержку ООН и СБСЕ, включая направление наблюдателей ООН на таджикско-афганскую границу и оказание Таджикистану гуманитарной и технической помощи.

В Декларации о неприкосновенности границ отмечалось также, что обеспечение безопасности границы является общим делом пяти подписавших ее государств, осуществляется на многосторонней и двусторонней основе и рассматривается как сфера совместных жизненно важных интересов79. Любые посягательства на их границы рассматриваются государствами, подписавшими декларацию, как противоправные действия, которые дают основание для принятия ответных мер в соответствии с международным правом, в том числе с использованием вооруженной силы, в порядке индивидуальной или коллективной самообороны. Они совместно предотвращают и пресекают попытки вторжения извне на территорию любого государства, подписавшего декларацию.

На той же встрече 7 августа 1993 г. Казахстан, Кыргызстан, РФ, Таджикистан и Узбекистан приняли заявление, в котором обязались усилить контингент, охранявший границу, из состава погранвойск и вооруженных сил указанных стран. Рассчитывать на действенность такого заявления в случае обострения конфликтных ситуаций вряд ли приходилось, поскольку реальными погранвойсками располагала только РФ80. Однако заявление свидетельствовало о серьезной озабоченности участников встречи ситуацией в Центрально-Азиатском регионе и признании того, что только наличие российского военного «шита» является необходимым условием обеспечения внешней безопасности региона. Руководство России, конечно, понимало, что сохранение, а тем более наращивание российского военного присутствия в регионе рано или поздно приведет к втягиванию российских войск во внутренние конфликты, что миротворческая роль России не должна ни при каких условиях превращаться в роль жандарма, поэтому все больше склонялось к необходимости сделать главный упор на политико-дипломатические средства.

Не случайно уже весной 1994 г. (6-7 марта) состоялись переговоры первого заместителя министра иностранных дел Российской Федерации с лидерами таджикской оппозиции8'. Темой переговоров было скорейшее начало межтаджикского диалога под эгидой ООН. Таджикская оппозиция в контактах со специальным представителем Генерального секретаря ООН по Таджикистану подтвердила свою готовность к диалогу.

Первый раунд межтаджикских переговоров по национальному примирению проходил в Москве с 5 по 19 апреля 1994 г. под эгидой ООН с участием наблюдателей из Афганистана, Казахстана, Кыргызстана, Ирана, Пакистана, России, Узбекистана, Туркменистана, СБСЕ (ОБСЕ) и ОИК. Посреднические усилия входе переговоров оказывали специальные посланники Генерального секретаря ООН. Таким образом, межтаджикские переговоры были включены в международный контекст.

Переговоры были сложными и продвигались очень трудно.

В ходе первого раунда удалось выработать программу всего переговорного процесса. Она охватывала три основных блока проблем:

  • ? меры по политическому (а не военному) урегулированию в Таджикистане;
  • ? проблемы беженцев и вынужденных переселенцев;
  • ? фундаментальные вопросы конституционного устройства и консолидации государственности Республики Таджикистан.

Был подписан протокол о создании Совместной комиссии по проблемам беженцев и вынужденных переселенцев из Таджикистана.

15апреля 1994г. руководители шести странСНГ (Грузии, Казахстана, Кыргызстана, РФ, Таджикистана, Узбекистана) приняли решение о сроке пребывания, составе, задачах Коллективных миротворческих сил в Республике Таджикистан82. В соответствии с этим документом был продлен срок пребывания этих сил на территории Таджикистана до 31 декабря 1994 г.

Второй раунд межтаджикских переговоров под эгидой ООН проходил с 18 по 28 июня 1994 г. в Тегеране. Ключевым вопросом была выработка соглашения о прекращении огня и других враждебных действий83. Проект документа был в основном согласован, однако выйти на его подписание стороны не смогли. Межтаджикские консультации в Тегеране возобновились после того, как правительство Таджикистана перенесло референдум на более поздний срок. Это произошло 12 сентября 1994 г., а 17 сентября 1994 г. стороны подписали соглашение о временном прекращении огня и других враждебных действий на таджикско-афганской границе84.

Стороны договорились об освобождении военнопленных в течение месяца после подписания соглашения. Соглашение продлевалось до референдума по проекту новой конституции и выборов президента Таджикистана.

Делегация правительства Таджикистана настаивала на полном разоружении отрядов оппозиции. Делегация ОТО (Объединенная таджикская оппозиция) не согласилась с этим.

Обсуждение соглашения о прекращении огня было отложено до третьего раунда переговоров в Исламабаде. Генеральный секретарь ООН приостановил переговоры «ввиду отсутствия прогресса в осуществлении необходимых мер по укреплению доверия таджикским правительством». В ООН стало известно, что Верховный Совет (тогдашний парламент) Таджикистана одобрил проведение референдума о новой конституции в сентябре 1994 г. и одновременных выборов президента без участия ОТО85.

Соглашение о прекращении огня много раз нарушалось и после трудных переговоров сторон несколько раз продлевалось. Например, 19 сентября 1994 г. в Бадахшане началось наступление на оппозицию правительственных войск. Снова правительство Таджикистана активизировало подготовку референдума по проекту новой конституции и выборов президента. ОТО категорически отказывалась признать правомерными эти действия.

В октябре 1994 г. в ООН было распространено совместное заявление86 по Таджикистану министров иностранных дел Казахстана, Кыргызстана, РФ, Узбекистана — государств СНГ, участвующих в коллективных миротворческих силах в Таджикистане, в котором было подтверждено убеждение в том, что решение конфликта возможно только политическими средствами, и подчеркнуто намерение указанных стран всемерно содействовать восстановлению мира и спокойствия на таджикской земле, обеспечению стабильности в регионе.

Третий раунд межтаджикских переговоров под эгидой ООН начался 20 октября 1994 г. в Исламабаде. Там удалось договориться о продлении на три месяца соглашения о временном прекращении огня, достигнутого в Тегеране. Протокол совместной комиссии по осуществлению соглашения о временном прекращении огня в Исламабаде был подписан87.

В Исламабаде стороны также договорились о дальнейшем обмене политзаключенными — сторонниками оппозиции из тюрем Таджикистана и военнопленными правительственных вооруженных сил, поскольку это не было полностью выполнено в соответствии с Тегеранскими соглашениями88.

В ноябре 1994 г. в Таджикистане были проведены референдум по утверждению новой конституции страны и выборы президента. В голосовании приняло участие более 90% граждан, имевших право голоса. Проект новой конституции поддержали 95% избирателей89.

На президентских выборах победил и укрепил свою легитимность Э. Рахмон. Он получил около 60% голосов и смог обеспечить преемственность руководства. Его соперник А. Абдулладжанов (бывший посол Таджикистана в России и премьер-министр) проиграл.

Через три месяца после этого в стране прошли выборы в Маджлиси Оли (парламент).

Таджикская оппозиция отказалась признать результаты референдума по новой конституции и выборов президента, считая, что в Таджикистане не были созданы условия для ее участия в избирательном процессе. Она активизировала саботаж внутри страны, террористическую деятельность, вооруженные действия на таджикско-афганской границе. Оппозиция была и против выборов парламента, срок полномочий которого (еще советского) заканчивался в конце марта 1995 г. Стране грозила опасность остаться без законодательного органа.

Оппозиция настаивала на проведении выборов только после достижения национального примирения, восстановления деятельности всех запрещенных партий (прежде всего Демократической партии и Партии исламского возрождения), свободы прессы, возвращения беженцев в Таджикистан. Оппозиция требовала создать СНС (Совет национального согласия) на переходный период, считая, что ему должны подчиниться комитет радио- и телевещания, силовые структуры и прокуратура, а Министерство иностранных дел и внешних экономических связей следует оставить в двойном ведении — СНС и правительства.

Другими словами, по мнению оппозиции, СНС взял бы в свои руки важнейшие государственные функции. Для правительства Таджикистана и президента это было неприемлемо. Власти Душанбе не могли откладывать парламентские выборы, и они состоялись в феврале 1995 г.

Была сделана попытка придать выборам более демократический характер: власти Таджикистана предоставили возможность для голосования части беженцев, избирательные участки открылись в Москве, Минске, Алма-Ате, Бишкеке, Ашхабаде, в ряде пунктов Ирана и Афганистана. Руководство Таджикистана сделало шаги по сбалансированию представительства в парламенте (Маджлиси Оли). Председателем Маджлиси Оли избрали выходца из районов гармской группы Сафара- ли Раджабова90.

Однако оппозиция выборов не признала.

Между тем международное сообщество пыталось сохранить переговорный процесс. 16 декабря 1994 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию о направлении наблюдателей ООН в Таджикистан (МНО- ОНТ). Мандат этой миссии был утвержден в соответствии с планом, изложенным в докладе Генерального секретаря ООН. Как показали дальнейшие события, миссия оказалась успешной и в содействии прекращению военных действий, и в политическом отношении91. Удалось вновь усадить за стол переговоров враждующие стороны.

Весной 1995 г. в Москве проходила консультация делегаций правительства Таджикистана и таджикской оппозиции на высоком уровне под эгидой ООН с участием наблюдателей из Афганистана, Ирана, Казахстана, Киргизии, Пакистана, РФ. Узбекистана. Консультация по всем параметрам соответствовала критериям полноформатного раунда переговоров: по своему уровню, присутствию стран-наблюдателей, важности обсуждавшихся вопросов, продолжительности, характеру итогового документа.

19 мая 1995 г. Совет Безопасности ООН по инициативе России принял заявление по итогам рассмотрения Советом Безопасности доклада

Генерального секретаря ООН42. В заявлении приветствовались договоренности, достигнутые на межтаджикских консультациях в Москве, высоко оценивались усилия специального посланника Генерального секретаря ООН, Российской Федерации как принимающей стороны, всех стран-наблюдателей, внесших вклад в достижение позитивных результатов в ходе этих консультаций.

Четвертый раунд межтаджикских переговоров под эгидой ООН проходил с 22 мая по 1 июня 1995 г. в Алма-Ате93. Глава делегации оппозиции прибыл в Алма-Ату с опозданием на несколько дней, но переговоры все-таки состоялись. К сожалению, и на этот раз стороны не смогли достичь взаимоприемлемых решений.

Поскольку обмен военнопленными постоянно нарушался, было решено контроль над ним возложить на Международный комитет Красного Креста, а на УВКБ ООН — наблюдение за возвращением беженцев в таджикское общество94.

Несмотря на острые противоречия между конфликтующими сторонами, переговоры хотя и с перерывами, но продолжались, и в них все чаще включались лидеры сторон — Э. Ш. Рахмон и С. А. Нури (лидер ОТО).

6-7 сентября 1995 г. в Москве с рабочим визитом находился президент Таджикистана Э. Рахмон95. Он проинформировал российскую сторону (Б. Н. Ельцина и В. С. Черномырдина) о работе таджикского руководства по стабилизации обстановки в стране, о продвижении межтаджикского диалога, о рыночном реформировании экономики. Российская сторона выразила готовность и далее всемерно содействовать восстановлению мира и национального согласия в Таджикистане.

По итогам переговоров Б. Н. Ельцин и Э. Ш. Рахмон подписали декларацию о дальнейшем укреплении и расширении всестороннего сотрудничества между РФ и Республикой Таджикистан, договор об урегулировании вопросов двойного гражданства, соглашение об основных принципах и направлениях экономического сотрудничества на период до 2000 г., а также соглашение между правительствами об основных принципах создания финансово-промышленных групп и протокол по итогам встречи председателя правительства России В. С. Черномырдина и президента Таджикистана Э. Ш. Рахмона.

Пятый раунд межтаджикских переговоров под эгидой ООН начался в Ашхабаде 30 ноября 1995 г.% Он прошел в три этапа. Первый этап завершился в конце 1995 г. и результатов практически не дал.

Переговоры проходили трудно, прежде всего из-за стремления оппозиции свести их к разбору своих претензий по поводу якобы несоблюдения правительственной стороной тегеранского соглашения о прекращении огня. Правда, 13 декабря 1995 г. сторонам удалось принять совместное заявление, осуждающее нарушение соглашения о прекращении огня. Стороны обязались соблюдать его положения.

На другой день, 14 декабря 1995 г., Совет Безопасности ООН принял резолюцию о продолжении срока действия мандата миссии наблюдателей ООН в Таджикистане (МНООНТ) до 15 июня 1996 г.97

СБ ООН напомнил конфликтующим сторонам о взятых ими обязательствах урегулировать конфликт исключительно мирными, политическими средствами и подчеркнул необходимость развития тесной связи МНООНТ с коллективными миротворческими силами СНГ и пограничными войсками в Таджикистане.

СБ ООН призвал стороны строго соблюдать соглашение о прекращении огня от 17 сентября 1994 г. и согласиться на его продление.

19 января 1996 г. Совет глав государств СНГ в Москве принял решение о продлении до 30 июня 1996 г. срока пребывания Коллективных миротворческих сил в Таджикистане98.

Главы государств СНГ выразили пожелание, чтобы руководство Таджикистана активизировало поиск компромисса в интересах национального примирения.

Был продлен до конца 1996 г. срок действия решения от 22 января 1993 г. о мерах по стабилизации обстановки на таджикско-афганской границе99.

В тот же день (19 января 1996 г.) министры иностранных дел Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана, принимавшие участие в работе Совета глав государств — участников СНГ, сделали совместное заявление по Таджикистану100. Они подтвердили свою убежденность в том, что урегулирование конфликта в Таджикистане возможно только политическими средствами, через диалог между конфликтующими сторонами, через компромиссы и взаимные уступки. Они вновь выразили готовность всемерно содействовать продолжению межтаджикского переговорного процесса под эгидой ООН.

Второй этап пятого раунда межтаджикских переговоров проходил в Ашхабаде с 26 января по 19 февраля 1996 г.101

28 января 1996 г. в Душанбе, на рабочей встрече группы руководителей российских министерств и ведомств, возглавляемой министром иностранных дел России Е. М. Примаковым, с президентом Таджикистана Э. Рахмоном обсуждались состояние и перспективы двусторонних российско-таджикских отношений102.

Российская сторона подтвердила свою поддержку усилий руководства Таджикистана по стабилизации общественно-политической обстановки, проведению экономических преобразований и достижению национального согласия.

Таджикская сторона высоко оценила роль России как гаранта мира, стабильности, безопасности в регионе и ее миротворческую миссию в Таджикистане. Стороны договорились теснее координировать усилия в деле укрепления мира, расширять многоплановое сотрудничество в интересах государств.

В основу переговоров были положены идеи, высказанные на заседании Совета глав государств СНГ в Москве 19 января 1996 г. Эти идеи касались путей достижения национального примирения, созыва для этого форума народов Таджикистана и создания согласительной комиссии.

19 февраля 1996 г. в Ашхабаде завершился пятый раунд межтаджикских переговоров под эгидой ООН103. Конкретным его результатом стала Ашхабадская декларация, в которой содержалась договоренность сторон о проведении специальной сессии Маджлиси Оли Таджикистана с участием руководства оппозиции, специального посланника Генсека ООН, председателей государств и международных организаций — наблюдателей на межтаджикских переговорах. Было согласовано, что переговоры в Ашхабаде возобновятся в срок, который определит спецпосланник Генсека ООН.

Следует отметить, что в ходе второго этапа переговоров в Ашхабаде правительственная сторона продемонстрировала более конструктивный подход. На основе принципиальных договоренностей о создании механизма национального примирения, закрепленных в протоколе от 17 августа 1995 г., глава правительственной делегации министр иностранных дел Таджикистана Т. Назаров предложил созвать в апреле— мае 1996 г. консультативный форум народов Таджикистана и изложил соображения о практической реализации этого предложения.

9 марта 1996 г. в Душанбе, на встрече руководителей политических партий, общественных объединений, творческих союзов, религиозных организаций, национально-культурных общин Таджикистана, был принят Договор об общественном согласии1114.

Подписание Договора об общественном согласии было важным событием в процессе консолидации таджикского и других народов, проживающих в Таджикистане, однако на специальную сессию парламента Таджикистана, открывшуюся 11 марта 1996 г., не прибыли представители таджикской оппозиции, а ведь об их участии в этой сессии условились на ашхабадском раунде переговоров.

К сожалению, соглашение о прекращении огня вновь было нарушено весной 1996 г. В мае 1996 г. боевики оппозиции, нарушив перемирие, начали широкомасштабную боевую операцию против правительственных войск в Тавильдаринской зоне, используя тяжелую артиллерию. 11—12 мая 1996 г. Тавильдара была взята силами оппозиции. Погибло много мирных жителей. Президент Таджикистана обратился в СБ ООН с просьбой рассмотреть ситуацию, сложившуюся в связи с развертыванием боевиками таджикской оппозиции вооруженных действий против правительственных сил в Тавильдаринском районе, и оказать содействие в ее мирном разрешении105. Представитель России в СБ ООН поддержал это обращение и выступил за принятие СБ ООН документа объективного и конкретного характера.

СБ ООН осудил совершенные в мае 1996 г. нарушения соглашения о прекращении огня от 17 сентября 1994 г. и потребовал незамедлительно прекратить действия и акты насилия. СБ ООН вновь подтвердил свою приверженность суверенитету и территориальной целостности Республики Таджикистан. СБ ООН высказался в поддержку продления срока действия соглашения о прекращении огня на весь период межтаджикских переговоров. СБ ООН обратился к Генеральному секретарю ООН и его специальному представителю в Таджикистане с просьбой продолжить прилагать усилия, направленные на скорейшее возобновление переговоров между таджикскими сторонами, а также призвал страны и региональные организации, действующие в качестве наблюдателей на переговорах, оказывать всемерную поддержку этим усилиям.

Однако в июне 1996 г. правительственные войска перешли в контрнаступление, оппозиция отвечала ударами в Гармском районе.

Тем не менее с 8 по 21 июля 1996 г. прошел третий этап переговоров в Ашхабаде. Стороны все усилия сосредоточили на проблеме прекращения огня и в конце концов согласовали совместное заявление о прекращении боевых действий и соблюдении Тегеранского соглашения, по которому они должны были их прекратить к 20 июля 1996 г. На миссию наблюдателей ООН в Таджикистане возлагался контроль над соблюдением этого соглашения106.

Межтаджикские переговоры возобновились спустя полгода, когда 10 декабря 1996 г. президент Таджикистана Э. Рахмон и лидер ОТО С. А. Нури, встретившись в Афганистане, согласились подписать в конце декабря в Москве соответствующие документы107.

11 декабря 1996 г. президент Таджикистана и лидер оппозиции парафировали предварительные мирные договоренности в г. Таликан (Афганистан).

Однако и в Москве оппозиция тянула с подписанием, настаивая на внесении изменений в текст соглашения. По договоренностям, достигнутым в Афганистане, в соглашении говорилось о создании комиссии по национальному примирению, определить же функции комиссии, ее полномочия и состав стороны должны были на следующем раунде межтаджикских переговоров. Оппозиция же настаивала на рассмотрении этих вопросов в Москве, требуя, чтобы создаваемой комиссии был делегирован ряд важных полномочий от внешних органов власти Таджикистана, в том числе от президента и парламента. Кроме этого, она требовала формирования коалиционного правительства на переходный период.

Власти республики хотя и готовы были предоставлять оппозиции места во власти всех уровней, однако хотели наделить комиссию лишь совещательным статусом. Подписание соглашения затягивалось108.

И все-таки в ходе напряженных консультаций компромисс был найден. 23 декабря 1996 г. в Москве мирное соглашение109 и протокол об основных функциях и полномочиях комиссии по национальному примирению были подписаны110. В подписанных документах говорилось, что для окончательного урегулирования конфликта устанавливается срок год-полтора. На все это время прекращаются боевые действия. Объявляются всеобщая амнистия и обмен пленными по принципу «всех на всех».

Согласно соответствующему Протоколу комиссия по национальному примирению получала ряд властных полномочий, таких как:

  • ? выработка механизма и осуществление контроля за выполнением сторонами мира и национального согласия в Таджикистане совместно с другими органами, созданными для этой цели;
  • ? вынесение на всенародный референдум дополнений и изменений к действующей конституции;
  • ? подготовка и вынесение на утверждение парламента закона о выборах;
  • ? формирование на переходный период центральной избирательной комиссии.

Центральной задачей комиссии было достижение национального примирения через реализацию договоренностей, достигнутых входе межтаджикских переговоров, создание атмосферы доверия и взаимопрошения, восстановление и укрепление гражданского согласия в Таджикистане.

Соглашение предусматривало включение в правительство представителей оппозиции.

С начала 1997 г. между таджикским правительством и оппозицией были подписаны следующие документы: Протокол по вопросам беженцев (Тегеран), Положение о комиссии по национальному примирению (Мешхед). Протокол по военным проблемам (Москва), Протокол по политическим вопросам (Бишкек), Протокол о гарантиях осуществления Соглашения об установлении мира и национального согласия в Таджикистане (Тегеран), Протокол о взаимопонимании между президентом Э. Рахмоном и лидером ОТО А. Нури.

27 июня 1997 г. стороны (делегация руководства Республики Таджикистан во главе с президентом Э. Ш. Рахмоном и делегация Объединенной таджикской оппозиции во главе с С. А. Нури) в присутствии президента РФ Б. Н. Ельцина подписали в Москве «Общее соглашение об установлении мира и национального согласия в Таджикистане». Под этим документом свою подпись также поставил специальный посланник Генерального секретаря ООН, глава МНООНТ Герд Меррем.

«Общее соглашение» — это целый пакет документов, согласованных и подписанных сторонами в ходе восьми раундов переговоров между делегациями, шести встреч президента Таджикистана Э. Ш. Рах- мона и лидера ОТО С. А. Нури и трех раундов консультаций. «Общее соглашение» положило конец гражданской войне в Таджикистане. Начался процесс практического урегулирования. Россия стала одним из его гарантов.

После подписания соглашения 1997 г. международное участие в урегулировании межтаджикского конфликта не закончилось. Обстановка в Таджикистане долгое время оставалась нестабильной. Один из командиров правительственного Народного фронта — полковник М. Худойбердыев (наполовину узбек) — поднимал мятежи в 1996, 1997, 1998 гг. В 1996—1997 гг. он действовал в Курган-Тюбе (на юге страны), в 1998 г. он на время занял город Худжанд на севере Таджикистана. Бои в Согдийской области шли с 3 по 10 ноября 1998 г., в результате правительственные войска и отряды ОТО вытеснили отряды Худойбердыева.

12 ноября 1998 г. МИД Таджикистана в своем заявлении обвинил Узбекистан в пособничестве Худойбердыеву. Узбекистан в ответ отверг свою причастность к этому.

По соглашению 1997 г. между Э. Рахмоном и С. Нури 30% мест в руководящих органах власти получила ОТО. Было сформировано коалиционное правительство. Лидеры оппозиции постепенно интегрировались в структуру власти, так же как вооруженные формирования оппозиции влились в правительственные силовые структуры.

Конечно, национальное примирение не означало быстрого решения всех межтаджикских противоречий, тем более в условиях обвально-катастрофического спада уровня жизни в стране. К тому же оппозиция отказалась от вооруженной борьбы, но не от идеи создания в Таджикистане исламского государства.

Следует отметить, что худжандский клан был против включения в таджикское правительство лидеров исламской оппозиции, опасаясь роста влияния экстремистских настроений. Так же считали и в Узбекистане.

Кулябцы получили все основные посты в стране, включая и Ле- нинабадскую область. Земляки Э. Рахмона в 1996 г. возглавляли 13 из 18 министерств, в том числе все силовые и хозяйственно-финансовые. Уже вначале 1996 г. «проузбекские» силы Таджикистана, к которым относят население Ленинабадской области, узбеков и «обузбеченных» таджиков (например, локай), создали военное объединение и организовали бунт против засилья кулябцев. В мае 1996 г. в Худжанде начались волнения, перекинувшиеся в Ура-Тюбе (второй по величине город области). Руководство Таджикистана вынуждено было снять кулябцев с руководящих постов в области. Но поскольку представители худ- жандского клана не получили высоких государственных постов, в области вновь и вновь происходили вооруженные столкновения с президентскими войсками. Особенно ожесточенной была борьба в ноябре 1998 г., когда в Ленинабадскую область с территории Узбекистана проникли вооруженные отряды худжандцев. Они требовали предоставления худжандцам из области 40% мест в руководящих органах страны. И хотя мятежников подавили, напряженность сохраняется.

Переходный период, определенный «Общим соглашением» 1997 г., завершился парламентскими выборами на основе конституции в новой редакции, которая определила создание двухпалатного парламента. Три четверти членов Маджлиси Милли — верхней палаты избираются косвенным путем на совместных собраниях народных депутатов разного уровня (вплоть до районов республиканского значения), а одну четверть назначает президент. Нижняя палата — Маджлиси Намояндагон — избирается на основе всеобщего избирательного права"1.

Таджикистан объявлен унитарным государством, хотя в конституции этой страны особо выделена Горно-Бадахшанская автономная область: она объявлена составной частью Таджикистана, но с особыми правами. Президент в Таджикистане является главой государства, определяющим основные направления внутренней и внешней политики.

Первые выборы в парламент Таджикистана после гражданской войны прошли в феврале 2000 г.

В июне 2000 г. по предложению президента Таджикистана Э. Рах- мона Совет глав государств СНГ принял решение о прекращении деятельности Коллективных миротворческих сил СНГ в Таджикистане, однако было сохранено присутствие там российского пограничного отряда.

В апреле 2003 г. на саммите СНГ в Душанбе была достигнута российско-таджикская договоренность о преобразовании российской 201-й дивизии, дислоцированной в Таджикистане, в военную базу.

В соответствии с двусторонними российско-таджикскими договоренностями в 2004 г. пограничникам Таджикистана была передана охрана трех участков памирского направления таджикско-афганской границы — Шикашимского, Хорогского, Калаи-Хумбского. В сентябре 2005 г. планировалось передать пограничникам Таджикистана охрану участка границы с Афганистаном, на котором выполняли задачи военнослужащие Московского погранотряда Пограничного управления ФСБ России в Таджикистане. До конца 2005 г. таджикским пограничникам должны были быть переданы части Душанбинского гарнизона. Параллельно шла работа по преобразованию Пограничного управления ФСБ России в Таджикистане в Оперативную пограничную группу. В составе Оперативной пограничной группы ФСБ РФ в Таджикистане не планировалась военная составляющая. Ее военнослужащие должны были оказывать помощь таджикским пограничникам в организации охраны границы с Афганистаном и подготовке кадров, а также выполнять функции советников112.

Другими словами, уход российских пограничников из Таджикистана понимается не как одноразовый акт вывода всех российских войск, в особенности пограничных, а как поэтапный процесс их замены местными формированиями, которые создавались с российским участием, но не за российский счет.

Российские пограничники внесли огромный вклад вдело защиты таджикско-афганской границы. С 1993 по 2004 г. ими было задержано около 3 тыс. нарушителей. Но они защищали и интересы России, ограждая ее от международных террористов и поставщиков наркотиков из Афганистана.

Внутриполитическая борьба в Таджикистане как в фокусе высветила проблемы бывших среднеазиатских республик. Она показала также, что Центральная Азия сегодня — это важный стратегический регион, в котором пересекаются интересы и многих крупных субъектов мировой политики, в частности Китая, США, России, региональных держав — Ирана, Индии, Пакистана, международных организаций — НАТО, ОБСЕ, СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС, ОЦАС, ШОС, а также транснациональных компаний. Сегодня как никогда мир и безопасность в странах Центральной Азии тесно связаны с глобальной системой безопасности.

Большую угрозу представляет распространение в Центральной Азии исламского радикализма. Хотя в Центрально-Азиатском регионе ислам пока менее значим, чем клановые, региональные интересы, тяжелое социально-экономическое положение населения ведет к его усилению. Исламисты играют важную роль в Таджикистане. Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и другие исламские организации, входившие в Объединенную таджикскую оппозицию, очень активизировались вначале XXI в. ПИВТ превратилась в светскую организацию, участвующую в национальных выборах. Эксперты полагают, что она сохранила связи с движением «Талибан».

С 2005 г. в стране укреплялись позиции созданной в 1953 г. исламистской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (Исламской партии освобождения), провозглашающей ислам своей идеологией, ставящей целью создание исламского государства и пользующейся террористическими методами. По данным на начало 2010 г., сторонников этой партии задерживают почти каждый месяц, однако и в тюрьмах они распространяют свою идеологию, вовлекая в свои ряды заключенных.

В Таджикистане основной партией является Народно-демократическая. Президент Эмомали Рахмон вошел в нее в марте 1998 г., а в апреле его избрали ее председателем.

На выборах в нижнюю палату парламента в феврале—марте 2005 г. Народно-демократическая партия Таджикистана получила 74,9% голосов избирателей и завоевала 51 место (из 63). Второй была Коммунистическая партия Таджикистана (13,6% голосов и 5 мест), третьей — Партия исламского возрождения (8,9% голосов и 2 места).

Таджикская оппозиция и представители международных организаций заявили о грубых нарушениях в ходе выборов.

В верхней палате депутаты разных уровней избирают 25 членов, 8 человек назначает президент, 1 место отведено бывшему президенту, 29 депутатов состоят в АДПТ, а 2 — в КПТ (3 парламентария являются независимыми).

Официально действуют Аграрная, Социал-демократическая и Социалистическая партии и Партия экономических реформ. Несколько политических организаций, таких как Партия народного единства, Партия справедливости, Прогрессивная партия, не были зарегистрированы113.

ВТаджикистанеущерботгражданскойвойныи конфликтов 1990-х годов оценивался в десятки миллиардов долларов.

Социально-экономическая ситуация здесь и сегодня остается крайне тяжелой. Бедность стала основной проблемой в среднеазиатских республиках уже сначала 1990-х годов; сегодня ее уровень составляет в Таджикистане 50,8%, в Кыргызстане — 51,9%, в Узбекистане — 76,7%. По индексу человеческого развития эти страны занимают соответственно 127-е, 120-е и 119-е места в мире114.

Таджикистан — беднейшее государство СНГ. Средняя зарплата здесь не достигает и 20 долл. США, а минимальные пенсии составляют около 3 долл. Уровень ВВП надушу населения — 193 долл. По индексу человеческого развития ООН Таджикистан находится на 116-м месте в мире — последнем среди всех бывших союзных республик"5.

Подводя итог, можно сказать, что разрешение межтаджикского конфликта является примером наиболее эффективного проведения ОПМ в современных условиях. События в Таджикистане показали, что главным инструментом разблокирования конфликтов может быть именно политический процесс, т.е. урегулирование через политический диалог.

2000-е годы стали для Таджикистана временем выхода из изоляции, связанной с внутренними потрясениями 1990-х годов, когда все силы были направлены на поиск международной поддержки для урегулирования межтаджикского конфликта. Постепенно расширялись и активизировались его отношения с Китаем, США, Ираном, Индией, с северными провинциями Афганистана. Сначала таджикские власти провозгласили политику «открытых дверей», а затем заявили о «многовекторной» дипломатии"6.

Развиваются таджикско-китайские отношения. Страны окончательно урегулировали пограничные вопросы, в мае 2002 г. заключили соглашение о передаче КНР около 1000 км2 высокогорного района Горно-Бадахшанской автономной области.

В мае 2004 г. Таджикистан и Китай открыли автономную дорогу между двумя странами, а также наладили автобусное и воздушное сообщение.

В 2006 г. Китай оказал поддержку Таджикистану, предоставив кредит в 600 млн долл, для реконструкции автодороги Душанбе—Чанах, строительства двух автомобильных туннелей и двух линий электропередачи.

Китай также вкладывает средства в добычу в Таджикистане золота и серебра. К 2010 г. он стал крупнейшим кредитором Таджикистана и вторым (после России) внешнеторговым партнером"7. КНР проявляет готовность инвестировать в таджикскую экономику, в частности в проекты инфраструктурного развития.

Развитие американо-таджикских отношений было связано с началом и развертыванием антитеррористической операции США в Афганистане.

Антиталибская коалиция получила разрешение на использование воздушного пространства Таджикистана. Ей также было позволено совершать посадки самолетов и их дозаправку на таджикской территории. В декабре 2001 г. в аэропорту Душанбе были размещены несколько самолетов французских ВВС и 150-500 французских военнослужащих"8. В феврале 2002 г. Таджикистан присоединился к программе НАТО «Партнерство ради мира»"9. В декабре 2002 г. состоялся первый официальный визит Э. Рахмона в Вашингтон, входе которого США и Таджикистан провозгласили начало «долгосрочного стратегического партнерства»120. В Таджикистане открылись посольства Франции, Великобритании, Японии, а посольства Таджикистана были открыты в ведущих странах ЕС, Вашингтоне, Токио. В 2004 г. между ЕС и Таджикистаном подписано соглашение о партнерстве и сотрудничестве121. В 2006 г. США и Таджикистан подписали межправительственное соглашение о реконструкции линий электропередачи между Таджикистаном и Афганистаном. США помогли Душанбе в строительстве мостов через пограничную реку Пяндж. Первый мост был построен в 2002-м, а в 2007 г. открыли еще один, построенный полностью на американские средства122.

После ухода в 2005 г. российских пограничников США помогли Душанбе в охране границ. Американцы выделили также 16,5 млн долл, для борьбы с контрабандой наркотиков123.

Таджикистан сотрудничает с Европейским союзом в борьбе с наркоугрозой из Афганистана. Эта работа осуществляется в рамках программ по содействию безопасности управления границами в Центральной Азии (БОМКА) и по контролю над наркотиками (КАДАП). Алексей Дундич пишет, что «в ноябре 2006 г. был открыт контрольно-пропускной пункт “Ишкашим” на таджикско-афганской границе, который был реконструирован входе реализации программ БОМКА. На деньги ЕС были восстановлены некоторые пограничные заставы»124.

С начала 2000-х годов стали возрастать «запросы» таджикского руководства в отношениях с Россией. Например, затянулись на несколько лет начавшиеся в 1999 г. переговоры о преобразовании 201-й мотострелковой дивизии в военную базу из-за непомерных требований таджикской стороны. Лишь в октябре 2004 г. Россия и Таджикистан достигли компромисса о списании таджикского долга и огромных российских инвестициях в строительство гидроэлектростанций. Таджикистан стал инициатором вывода российских пограничников из страны и в конце 2006 г. полностью взял под собственный контроль границу с Афганистаном. В нарушение договоренностей 2004 г. летом 2009 г. таджикские власти начали борьбу с русским языком и потребовали платы за пребывание в Таджикистане военной базы после отказа России поддержать политически и финансово планы Душанбе по строительству Рогунской ГЭС на Вахше, притоке Амударьи. В 2007—2010 гг. они поставили задачу совместно с российскими специалистами построить ГЭС с самой высокой в мире (335-метровой) плотиной, которая полностью регулировала бы сток Амударьи, но в августе 2007 г. расторгли контракт с российской компанией «Русал», заявив о намерении построить Рогунскую ГЭС собственными силами. «Русал» настаивала на строительстве 285-метровой плотины с возможностью достройки в последующем, если проект будет согласован с Узбекистаном и Туркменистаном.

Резко против планов Душанбе выступил Узбекистан, настаивая на проведении международной «независимой технико-экономической и экологической экспертизы» и недопущении снижения уровня водотока для стран, расположенных ниже по течению. Узбекская сторона была готова признать только результаты экспертизы, которая руководствовалась бы положениями Конвенции Европейской экономической комиссии ООН «Об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озер» 1992 г., которую ратифицировал Узбекистан, но не подписал Таджикистан. Солидарность с Ташкентом выразили Астана и Ашхабад. Президент Д. Медведев во время визита в Ташкент 24 января 2009 г. говорил о необходимости учета интересов всех соседних стран и норм международного права по использованию вод трансграничных рек при строительстве ГЭС.

В январе 2009 г. Ташкент на два месяца приостановил транзит туркменской электроэнергии в Таджикистан, мотивируя свои действия задолженностью Таджикистана. При этом интересен тот факт, что Душанбе и Ташкент взаимозависимы, так как юг Узбекистана снабжался электроэнергией из Таджикистана, а север Таджикистана, наоборот, получал туркменскую электроэнергию оттого же Узбекистана в рамках единой для Средней Азии и Казахстана энергосистемы.

В феврале 2010 г. Узбекистан ввел ограничения против Таджикистана на железнодорожные перевозки. При этом было заявлено, что Узбекистан не пропустит в Таджикистан грузы, предназначенные для строительства Рогунской ГЭС.

И все-таки Таджикистан, правда, медленно, но пытается строить самостоятельно Рогунскую ГЭС, проведя в 2010 г. «добровольно-принудительную» кампанию по сбору средств на ее строительство125.

Таджикистан (при сохраняющейся ориентации на Россию) старается придерживаться характерной для центральноазиатских стран политики с великими державами, но и не отдаляться от них на критическое расстояние126.

Отношения Таджикистана со странами Центральной Азии развиваются в многостороннем формате — в рамках СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС, ШОС.

Напряженность в узбекско-таджикских отношениях связана также с тем, что значительная часть очень бедных таджиков проживает в наиболее отсталых районах Узбекистана (Сурхандарьинской, Ферганской, Кашкадарьинской областях). Уровень жизни здесь значительно ниже среднего по стране. Демографический взрыв усугубляет ужасающий уровень безработицы. «Узбекские» таджики отличаются пассивностью в политической и общественной жизни Узбекистана127.

В Таджикистане узбеки составляют около четверти населения республики и занимают второе место после титульной нации128. Для «таджикских» узбеков характерно стремление принимать активное участие в экономической и политической жизни Таджикистана. Это ярко проявилось во время гражданской войны в Таджикистане в 1990-х годах, когда этнические узбеки при поддержке официального Ташкента оказали заметное влияние на ход событий в Таджикистане129. Следует обратить внимание на то, что расселение этнических таджиков и узбеков на 50% не соответствует границам Республики Таджикистан и Республики Узбекистан, что усугубляет межэтнические противоречия130.

Состояние узбекско-таджикских межэтнических отношений осложняется также проблемой безопасности границы между двумя государствами, особенно в условиях проживания «узбекских» таджиков в приграничных с Таджикистаном и Афганистаном областях.

Разногласия между странами связаны еще и с зависимостью Таджикистана от поставок узбекского газа.

Вопрос минных полей на узбекско-таджикской границе тоже осложняет двусторонние отношения. Минные поля на границе появились лет десять назад, чтобы воспрепятствовать проникновению беженцев из Таджикистана в Узбекистан. В 2002 г. был подписан таджикско-узбекский договор о государственной границе, благодаря которому количество спорных пограничных пунктов уменьшилось.

Многие конфликты в центральноазиатских странах выглядят как чисто этнические, между тем в основе большинства из них лежит борьба за ресурсы, за собственность, за экономические выгоды. Например, водная проблема обостряет и межэтнические разногласия, и межгосударственные противоречия.

Узбекистан особенно следил за использованием воды на ГЭС Таджикистана, так как ее бесконтрольный сброс из водохранилищ угрожает затоплением узбекских земель.

Между Киргизией и Таджикистаном существует территориальная проблема: в 2000-х годах на границе этих государств было около 70 спорных участков, в основном в Ляйлянском районе Ошской области, Баткенской области Кыргызстана, Исфаринском районе Ленина- бадской области и Джиргатальском районе Таджикистана. Наиболее сложная обстановка сложилась в районе границы Баткенской области Кыргызстана и северной части Ленинабадской области (Исфаринский район) Таджикистана. Двусторонние отношения чрезвычайно осложняет дефицит воды.

Вмешивается и анклавный фактор. Например, на территории Кыргызстана находится анклав Ворух, относящийся к Исфаринскому району Ленинабадской области; 95% его жителей таджики и только 5% киргизы. Следует подчеркнуть, что киргизо-таджикские межэтнические противоречия стали проявляться и на межгосударственном уровне. Не случайно в последнее десятилетие в двусторонних отношениях этих государств вопрос безопасности границы выдвинулся на первый план.

Персоязычные государства Иран, Афганистан, Таджикистан сотрудничают на двусторонней основе в таких организациях, как ШОС и ОИК. Можно согласиться с Е. Троицким, который пишет, что «восстановление иранского влияния в Северо-Западном Афганистане и переход Таджикистана к более активной, географически диверсифицированной внешней политике создали благоприятные условия для расширения экономического и гуманитарного сотрудничества между Тегераном и Душанбе»131.

Иран строил крайне необходимый туннель «Истиклод» на перевале Анзоб для круглогодичного движения по автодороге Душанбе—Ход- жент. Иран выделил на этот проект кредит в 21 млн долл, и 10 млн долл, в качестве безвозмездной помощи. В 2008 г. он дополнительно финансировал продолжение работ.

Иран ведет в Таджикистане строительство Сангтудинской ГЭС-2 на реке Вахш. По окончании строительства он получит право эксплуатировать ГЭС в течение 12 с половиной лет, а потом она перейдет в собственность Таджикистана. В споре Таджикистана с Узбекистаном по вопросу о строительстве Рогунской ГЭС Тегеран поддерживал Душанбе. Иран выразил протест Узбекистану по поводу того, что было названо железнодорожной блокадой Таджикистана, угрожая приостановкой транспортировки узбекских грузов по иранской территории132.

Иран, Таджикистан и Афганистан стали реализовывать идею углубленного сотрудничества персоязычных стран. В июле 2006 г. в Душанбе прошел первый трехсторонний саммит, участники которого заявили о намерении создать межгосударственную коалицию по культурному сотрудничеству и приступить к осуществлению совместных проектов в транспортной области.

Министры иностранных дел Ирана, Таджикистана, Афганистана в марте 2008 г. подписали декларацию о проведении регулярных политических консультаций, сотрудничестве в борьбе с терроризмом, наркоторговлей, о гуманитарном и экономическом взаимодействии.

В 2009 и 2010 гг. в Тегеране состоялись очередные трехсторонние саммиты. Стороны договорились на них о сотрудничестве в сферах транспорта, обмена электроэнергией, водопользования133.

С Индией у Таджикистана существует военно-политическое сотрудничество в области подготовки кадров для вооруженных сил, стороны проводят совместные учения.

В 2002 г. страны договорились о том, что Индия проведет модернизацию аэродрома Айни, расположенного в 10 км к северу от Душанбе, после чего будет использовать его как свою военную базу. Реконструкция этого аэродрома была осуществлена индийской стороной к началу 2007 г., однако в августе 2008 г. Россия и Таджикистан объявили о договоренности совместно использовать аэродром Айни. Ее реализация была отложена из-за того, что таджикская сторона вознамерилась взимать с России плату. Индия в свою очередь продолжает проявлять заинтересованность в использовании аэродрома как своей базы134.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >