Глобальная политика и национальные интересы

С учетом сказанного несколько меняется представление о формировании международного порядка. В свете теории самоорганизации он отчасти выглядит как итог продуманных усилий отдельных государств и конкуренции между ними, но отчасти и как результат внутренних колебаний, присущих глобальной системе.

При этом момент неизбежно предстоящей рано или поздно смены порядка (точку бифуркации) крайне сложно определить, даже если аналитик работает в режиме тревожного ожидания такой смены. Так же трудно угадать и вероятную траекторию будущего системного развития. На практике международник-исследователь работаете тем материалом, изучение которого возможно при помощи имеющихся у него логикоинтуитивных и формальных методов. Пользуясь ими, он вряд ли в состоянии постичь все перспективы развития системы, но может существенно уменьшить погрешность представлений о них, стихийно возникающих в информационном поле или вбрасываемых в него сознательно теми, кто этим полем старается управлять.

Согласно классическим представлениям, источником динамики мировой политической системы с позиций рационального знания являются исходные устремления стран, народов, групп и индивидов к максимально полной реализации своих интересов или того, что каждый субъект под таковыми понимает. Эти устремления сталкиваются и вызывают конфликты. Во избежание войн или с целью их ограничения субъекты мировой политики вступают между собой в переговоры и дипломатические отношения, задачей которых является взаимное приспособление, выработка условий сосуществования или даже интенсивного сближения на базе найденных общих интересов.

Но такого рода взаимодействие характеризует прежде всего его до- глобальный уровень. Правительства стран мира и ТНК во второй половине XX в. безмолвно согласились между собой в том, что экстенсивное расходование ресурсов Земли (в том числе энергетических) является условием экономического роста и в этом смысле политикой, приемлемой и для государств, и для бизнеса. При этом последствия такого курса для природной системы Земли игнорировались. Компромисс государств и корпораций был достигнут за счет интересов глобального уровня, интересов человечества в целом. Только в последние 15—20 лет государства и негосударственные субъекты начали всерьез заниматься защитой подлинно глобальных интересов землян.

Аналогичным образом, правительства и деловые круги ведущих стран с конца 1990-х годов горячо приветствовали возникновение обширного сектора виртуальной экономики, справедливо указывая на то, что ее развитие помогает решать проблемы трудоустройства. При этом умалчивалось о том, что бурное развитие этого сектора порождает диспропорции в мировой экономике, которые несут риски для ее стабильности. Глобальный экономический интерес, который в данном случае состоял в обеспечении устойчивого развития, приносился в жертву секторальным интересам производителей виртуальных потребностей и услуг, а также главным игрокам сферы виртуальных финансов. В итоге такая политика (в сочетании с другими факторами — см. подробнее гл. 4) во многом подготовила условия возникновения глобального финансового кризиса 2008— 2009 гг.

Очевидно, что сегодня можно констатировать противоречия между интересами глобального уровня человеческого развития, с одной стороны, и интересами сообщества государств и негосударственных субъектов с другой. Существует необходимость постоянно примирять эти интересы, но ресурсы для выполнения этой важнейшей функции примирения находятся в руках самих государств, корпораций и так или иначе сотрудничающих с ними неправительственных организаций (которые в ином случае не могут вести самостоятельную международную деятельность ввиду отсутствия средств).

Соответственно, возрастает роль особого направления политикодипломатической активности человека — борьбы за навязывание государствам и корпорациям целей, определяемых объективными потребностями безопасного (во всех смыслах) развития человечества в целом. Речь, по сути дела, идет о том, чтобы США, страны ЕС, Россия, Китаи, Индия, Бразилия, Япония и другие ведущие страны приняли интересы человечества в целом за свои собственные национальные интересы — хотя бы в той мере, в какой они к этому готовы. Содержание современной глобальной политики в огромной степени определяется попытками добиться такого сдвига и преодолеть связанные с этим противоречия.

Участниками конфликта интересов в этом случае выступают различные группы элит внутри государств, конкурирующие между собой различные группы транснациональных корпораций (например, энергетические, с одной стороны, и рыболовецкие с другой), международные общественные движения, межгосударственные формальные и неформальные институты, международные судебные органы и СМИ.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >