Большая реформа малого экрана. Закон от 5 марта 2009 г. (Полемика в прессе вокруг нового законопроекта)

Конец первого десятилетия XXI в. в истории французских аудиовизуальных СМИ будет связан не только с переходом на цифровое вещание, но и с реформой общественного телевидения, в первую очередь с изменением его экономической модели, а также с трансформацией системы и новыми правилами назначения руководителей холдингов общественного вещания «Радио-Фраис» и «Фраис-Телевизьон».

Предложение президента Николя Саркози отменить с 2009 г. рекламу па каналах общественного телевидения, прозвучавшее 8 января 2008 г., было сюрпризом даже для президента холдинга общественного телевидения «Фраис-Телевизьон» П. де Каролиса, который не был поставлен в известность о проекте Елисейского дворца и еще совсем недавно предлагал ввести дополнительную рекламную паузу в развлекательные программы, чтобы увеличить доходы от рекламы. Коммерческие каналы ТФ-1 и М-6 с удовлетворением восприняли новость. Для руководителей этих каналов предложение президента не было сюрпризом, так как они сами стояли у его истоков. «Общественному каналу — общественное финансирование» — так записано в белой книге, составленной на ТФ-1 и переданной президенту Республики в конце 2007 г.

Эта тема не покидала страницы французской прессы в течение всего 2008 г., вызвав острую полемику в обществе. Самыми непримиримыми критиками решения президента стали представители оппозиции. «Коварной и дьявольской»1, назвала эту реформу сенатор, представитель социалистической партии Катрин Таска, министр коммуникаций в правительстве Мишеля Рокара (1988-1991) и министр культуры и коммуникаций в правительстве Лионеля Жоспена (2000- 2002). «Коварной», потому что мало кто не согласится с такой инициативой, если она позволит общественному аудиовизуальному сектору покончить с двойственностью ситуации: финансирование за счет абонентской платы (около 65%) и за счет рекламы (более 35%). Общественное телевидение в этих условиях вынуждено вступать в борьбу за аудиторию с коммерческими каналами, чтобы привлечь рекламодателя. Одновременно оно должно следовать принципам общественного вещания, требующего программ высокого качества, не всегда собирающих большую аудиторию. «Дьявольской», потому что отсутствие рекламы на общественных каналах оборачивается недостатком 800 млн евро в год и делает общественное телевидение зависимым от субсидий государства.

Чтобы компенсировать финансовые потери «Франс-Телевизьон», Саркози указал несколько путей: специальный налог па рекламные доходы частных каналов и новых средств коммуникации (Интернет и мобильная телефония). Французская пресса видела опасность в том, что недостаток финансирования может привести к искушению «уменьшить периметр общественного сектора», приватизируя какой-либо канал.

Отсутствие четкого плана финансирования общественного телевидения в новых условиях вызывало тревогу его сотрудников. В середине февраля они объявили забастовку. Представители Елисейского дворца попытались заверить профсоюзы в том, что структура «Франс- Телевизьон» сохранится, приватизации не будет и что недостаток финансирования будет компенсирован «до единого евро».

Была создана специальная комиссия под руководством главы парламентской фракции правящей партии ЮМП (фр. Union pour un mouvement populaire) Ж.-Ф. Копе, чтобы разработать основные положения законопроекта. В конце февраля в интервью газете «Фигаро» он сказал: «Аудиовизуальный пейзаж кардинально изменился в течение последних двух десятилетий... Закон 1986 г. не отражает реалий сегодняшнего дня. Николя Саркози заявил, что аудиовизуальная реформа будет одной из самых важных в период его президентского мандата»1.

Весной были обнародованы первые результаты работы комиссии Копе, которая предложила убирать рекламу на общественных каналах постепенно, начиная с 2009 г., чтобы закончить в 2011 г., когда должен завершиться переход с аналогового вещания на цифровое; причем можно начинать с отмены рекламы после 20 часов. Комиссия поддержала намерение правительства реформировать холдинг «Франс-Телевизьон» в унитарное предприятие, а также высказала предложение увеличить абонентскую плату.

«Монд» писала: «Эта реформа оказалась в тупике»[1] [2]. Особенно острую критику законопроекта развернула газета «Либерасьон». Нерадостным и необеспеченным видит газета будущее аудиовизуального сектора. Призыв к 24-часовой забастовке сотрудников «Фрапс-Теле- визьон» прозвучал 18 июня под лозунгом «спасти общественную аудиовизуальную службу»; около 30 профессиональных аудиовизуальных организаций подписывают воззвание в защиту общественного телевидения.

Среди профессионалов аудиовизуальных СМИ трудно было найти активных защитников предложений комиссии Копе; даже некоторые ее члены признавали, что общественное телевидение не получит достаточного финансирования. Чтобы компенсировать недостаток средств, комиссия предложила обложить специальным налогом торговый оборот операторов мобильных телефонов и Интернета, а также рекламные доходы частных телеканалов.

Наряду с проблемами финансирования общественного телевидения без доходов от рекламы, пожалуй, самые острые дебаты вызвало новое заявление Н. Саркози: «У общественного телевидения есть один акционер (государство —Л.Ш.), этот акционер должен назначать президента общественного холдинга "Франс-Телевизьон”». «Теперь руководитель "Франс-Телевизьон” будет назначаться исполнительными властями, а функционирование его будет зависеть каждый год от доброй воли правителей, — считает лидер центристского движения МоДем (фр. MoDem — Mouvement democratique) Франсуа Байру. — Никогда еще не было такого четкого плана поставить под контроль телевидение. Общественная служба становится напрямую зависимой от государства: ее руководитель будет назначаться исполнительной властью, ее финансирование будет зависеть от правительства».

Единственный заслон при назначении руководителя «Фрапс-Те- левизьон» — Высший аудиовизуальный совет, который сможет высказать свое мнение, и квалифицированное большинство депутатов сможет отвергнуть кандидатуру, предложенную Саркози. Напомним, что ранее президент «Франс-Телевизьон» назначался Высшим аудиовизуальным советом. Реформа правил назначения председателя общественного холдинга должна быть одобрена парламентом и Конституционным советом. Независимый орган не может быть лишен власти, которой он обладал1.

По данным опроса общественного мнения, семь из десяти французов не одобряли предложение изменить правила назначения прези- дента-генерального директора «Франс-Телевизьон». Только 18% опрошенных соглашались с таким предложением, 11% не высказали своего мнения.

Самый непримиримый критик Саркози и всех его реформ, газета «Либерасьон», пункт за пунктом анализировала предложения комиссии Копе. В газете подвергались критике способы компенсации потерь в доходах общественного холдинга, а также превращение его в унитарное предприятие1. Но самая предпочтительная тема для газеты — это близость Саркози к владельцам СМИ, и в первую очередь к Мартэну Буигу, владельцу ТФ-1. По мнению газеты, вся реформа затеяна Саркози для того, чтобы «расплатиться» с друзьями, которые помогли ему провести предвыборную кампанию в 2007 г.

С мнением «Либерасьон» часто солидаризируется «Монд». Основной нерв этой реформы — финансирование; необходимо найти источники, которые компенсируют потери от рекламных доходов. Газета напоминает, что Н. Саркози высказал пожелание, чтобы отныне назначение руководителей общественных служб исходило от главы государства и премьер-министра после согласия Высшего аудиовизуального совета. «Эта новость вызвала бурю негодования со стороны средств массовой информации и оппозиции», — подчеркивает «Монд».

На базе выводов и предложений комиссии Копе к осени 2008 г. министерство культуры и коммуникаций подготовило и представило правительству, а затем и парламенту проект закона, который включал и поправки Н.Саркози, кроме того, он учитывал европейскую директиву «Телевидение без границ», смягчавшую правила распространения рекламы (фр. Services medias audiovisuels SMA).

Без оценок стремится дать информацию о законопроекте газета «Фигаро», останавливаясь на проблеме финансирования общественного телевидения, на увеличении объема рекламы на частных каналах, па реформировании холдинга «Франс-Телевизьон». Газета старалась избегать самой деликатной темы — новых правил назначения руководства «Франс-Телевизьон». Но уже в начале октября «Фигаро» называет проект закона, представленный в государственный совет, «более ясным» в вопросе назначения председателей общественных структур вещания. Газета считает, что П. де Каролис сохранит свой пост, если он возьмет на себя обязанность «реформировать “Франс-Телевизьон” как глобальное медиа, чего требует будущий закон»[3] [4]. Разве не положительная оценка закона, который сделает «Франс-Телевизьон» «глобальным медиа»? И не стоит ли П. де Каролису послушно претворять в жизнь «закон Саркози»?

«Монд» публикует резко критический комментарий законопроекта, сделанный Дэвидом Леви, исследователем коммуникаций в Оксфорде, единственным иностранным членом комиссии Копе. «Желание Н. Саркози, чтобы теперь государство взяло на себя ответственность за общественную службу, назначая ее руководителей, указывает, что нужно прояснить путаницу между общественным финансированием и государственным контролем, — пишет он. — Объявляя об отмене рекламы на общественном телевидении, Н. Саркози сослался на статус Би-Би-Си. Действительно, Би-Би-Си не финансируется за счет рекламы, но президент Франции, похоже, не понимает, что успех Би- Би-Си базируется на независимости от государства и прямых связях с потребителем путем финансирования существенной абонентской платой. Все эти элементы под угрозой в проекте французского президента»1.

Способ назначения руководителей общественных аудиовизуальных служб не привлекал бы столько внимания, если бы независимость информации не была бы столь важна для демократии. В настоящее время несколько представителей государства входят в состав административного совета «Франс-Телевизьон». Это было бы неприемлемо в большинстве западных стран, но не вызывает никаких возражений во Франции. Общественное телевидение, по мнению Д.Леви, вовсе не нуждается в представителях государства в своем административном совете.

В конце октября 2008 г. проект закона был представлен в правительство. Отмена рекламы должна происходить постепенно, в два этапа (после 20 часов с 5 января 2009 г. и затем окончательно после полного перехода с аналогового на цифровое вещание с 30 ноября 2011 г.). Текст законопроекта предусматривал учет инфляции при определении абонентской платы. Другим источником компенсации финансовых потерь должен стать налог на торговый оборот операторов коммуникаций и на рекламные доходы частных телеканалов.

Чтобы увеличить объем рекламы на коммерческих каналах, правительство решило согласиться с мерами, на которых настаивали коммерческие каналы: разрешение на вторую рекламную вставку в фильм или телефильм и на показ в фильме рекламируемого продукта, а также переход от 6 минут рекламы в час к 9 минутам. Эти меры, выгодные

ТФ-1 и М-6, вызвали протест других медиа. Радио, пресса, тематические каналы и каналы цифрового эфирного телевидения создали Объединение в защиту плюрализма.

«Фигаро» же называет реформу телевидения, предложенную Саркози, самой глубокой со времени принятия закона 1986 г. «В 2012 г. общественное телевидение будет полностью финансироваться государством и не будет больше рабом рейтингов. Оно посвятит себя качеству своих программ», — пишет газета.

Правительство не желало длительных дебатов и поэтому предусмотрело процедуру срочного принятия закона в одном чтении как в Национальном собрании, так и в Сенате. Но представители левых партий развернули дебаты не только в стенах парламента, но по всей стране. В день открытия дебатов по призыву профсоюзов большинство из 10 тыс. сотрудников «Франс-Телевизьон» объявили 24-часовую забастовку и провели манифестацию перед зданием парламента.

Пресса подробно освещала забастовку 25 ноября 2008 г. «Эта реформа окончательно перевернет экономику и архитектуру «Франс-Те- левизьон», писала в день забастовки «Монд». «Либерасьон» публикует интервью с представителями оппозиционных партий: социалистом Дидье Матыосом («Этот закон — субвенция для ТФ-1»), центристом Жаном Дьонисом («Ошибка в период кризиса»), статью адвоката, профессора университета Ж.-Л. Бессиса («Саркозизм с лицом радиоволн» — фр. Le sarcozysme a visage hertzien). «Если и есть сфера, где правые с 1986 г. могли бы представить доказательства опасной эффективности, так это аудиовизуальная сфера... Правые способствовали появлению аудиовизуальных империй-друзей... Они сумели подчинить себе аудиовизуальный сектор. Назначение руководителя общественного телевидения правительством, несомненно, является возвратом к государственной монополии в аудиовизуальную сферу»1, — пишет Бессис.

«Фигаро» вынуждена была признать широкое движение против нового законопроекта, о чем свидетельствуют заголовки, такие как «Фраис-Телевизьон»: массовое участие в забастовке», «Аудиовизуальные СМИ: закон взбудоражил депутатов парламента» и др. Газета не упускает возможности опубликовать высказывания председателя Высшего аудиовизуального совета Мишеля Буайона, защищающего реформу; он считает, что влияние Высшего аудиовизуального совета при назначении руководства «Франс-Телевизьон» сохранится, так как он может выступить против кандидатуры правительства, и в «таком случае назначение не состоится».

В конце 2008 г. подробный и глубокий анализ законопроекта дает «Монд»1.

Цели реформы, как заявлял Н.Саркози, — освободить общественные каналы от погони за аудиторией, чтобы способствовать их творческим устремлениям, и позволить частным французским каналам конкурировать с крупными транснациональными группами.

Дает ли реформа преимущество частным каналам? По данным исследований, ТФ-1 выиграет больше всех от устранения рекламы на общественном телевидении. Чтобы частные каналы могли «абсорбировать» освободившееся рекламное время, вводится вторая рекламная пауза в художественные фильмы и увеличивается рекламное время.

Станет ли беднее общественное вещание? Государство берет на себя обязанность компенсировать недостаток финансирования без рекламы, устанавливая налог на доходы от рекламы на частных каналах и на услуги, поставляемые коммуникационными операторами. Основным источником финансирования станет абонентская плата, но во Франции она значительно ниже, чем в других развитых европейских странах (Франция — 116, в Германии — 204, в Великобритании — 196 евро). Это значит, что доходы от абонентской платы, поступающие общественным аудиовизуальным СМИ во Франции, намного меньше.

Увеличение абонентской платы могло бы улучшить финансирование и способствовать его прозрачности. Но власти не готовы пойти на этот непопулярный шаг и вынуждены будут субсидировать недостаток доходов. Предоставляя новый финансовый рычаг правительству, законопроект делает «Франс-Телевизьон» еще более зависимым от государства. Контроль со стороны президента при назначении председателя общественной компании опасен; речь идет о желании сделать из «Франс-Телевизьон» государственное телевидение, считает эксперт по коммуникациям Дэвид Леви.

Угрожает ли независимости общественного телевидения новый способ назначения его президента?

Статья законопроекта о назначении президента «Франс-Теле- визьоп» президентом Республики вызвала самую острую полемику. «Нужно положить конец лицемерию. Почему основной акционер “Франс-Телевизьон”, в данном случае государство, не должен назначать его председателя?», — заявил Саркози, ссылаясь на государственные компании Электрисите де Франс (фр. EDF), Национальное общество железных дорог (фр. SNCF), Автономное общество парижского транспорта (фр. RATP). Но ведь общественное телевидение должно рассматриваться по-другому. Очевидно, что эффективность и финансовое равновесие важны для любых государственных и общественных предприятий. Но продукт телевидения оказывает влияние на идеи, а независимость средств массовой информации является гарантом демократии. Сохранить эту независимость будет трудно, если власти контролируют расходы, посылают своих представителей в административный совет и назначают руководителей общественных аудиовизуальных служб.

Представители правых министр культуры и коммуникаций Кристина Альбанель и глава комиссии Ж.-Ф. Копе уверяли депутатов в том, что цель законопроекта — избавить общественное телевидение от логики рынка и придать ему новые амбиции.

«Возвратом в прошлое» называют противники закона новую процедуру назначения председателя «Франс-Телевизьон», считают это «политической ошибкой». Предложение президента Республики лишить Высший аудиовизуальный совет его прерогативы при назначении председателя «Франс-Телевизьон», передача этого права от независимой инстанции к исполнительной власти может рассматриваться Конституционным советом как отступление в области демократических свобод. «Если не будет объявлено “недоверие правительству”, это будет означать конец независимости общественного телевидения, так как оно окажется под колпаком власти», — заявил председатель МоДем Франсуа Байру.

Еженедельник «Марианна» призывал парламент не утверждать статью о новых правилах назначения председателей «Франс-Телевизьон» и «Радио-Франс». Специальное обращение подписали видные политики Мартин Обри (ПС), Сеголен Руайяль (ПС), Франсуа Байру (МоДем), Ноэль Мамэр (Зеленые), бывший председатель Высшего аудиовизуального совета Эрве Бурж, бывший председатель Высшего органа аудиовизуальных СМИ Мишель Кота, директор «Либерасьон» Лоран Жофрэн, создатель журнала «Марианна» Ж.-Ф. Канн и др.

В защиту новой процедуры выступила газета «Фигаро». В статье «“Франс-Телевизьон”: покончить с лицемерием»[5] обозреватель рубрики «Медиа» Э. Рено одобряет позицию Высшего аудиовизуального совета, который согласился с новыми правилами.

Национальное собрание 17 декабря 2008 г. одобрило законопроект (за — 293, против — 242). Основные положения реформы: 1 ) «ФрансТелевизьон» преобразуется в единое (унитарное) предприятие; 2) назначение и отзыв председателей «Франс-Телевизьон», «Радио-Франс» и Аудиовизуального внешнего вещания Франции (фр. AEF — Audiovisuel exterieur de la France) «относится к компетенции президента Республики после одобрения Высшим аудиовизуальным советом и комиссий по вопросам культуры в Национальном собрании и в Сенате; 3) реклама на общественных каналах отменяется с 5 января 2009 г. после 20 часов, а полностью — с 30 ноября 2011 г.; 4) финансирование будет осуществляться за счет абонентской платы, индексируемой в соответствии с инфляцией, и за счет налога от 1,5% до 3% на рекламные доходы частных каналов и 0,9% на торговый оборот операторов коммуникаций; 5) на частных каналах разрешается вторая рекламная вставка в художественные фильмы и др. программы, а также увеличение рекламного времени до 9 минут в час.

Несмотря на то что обсуждение законопроекта в Сенате было отложено до 7 января 2009 г., правительство поручило П. де Каролису провести отмену рекламы путем принятия решения в административном совете группы «Франс-Телевизьон».

С 5 января 2009 г. на общественных каналах с 20 часов до 6 часов исчезли рекламные вставки. А 7 января 2009 г. началось обсуждение законопроекта в Сенате. Сенаторы сразу же выразили недовольство в связи с тем, что некоторые положения законопроекта, еще не одобренного в верхней палате парламента, фактически были введены в действие.

Возобновление обсуждения законопроекта вновь подтолкнуло к полемике специалистов в области медиа. Под заголовком «Общественные аудиовизуальные СМИ под контролем» газета «Либерасьон» публикует[6] беседу с Мари-Анн Коанде, профессором конституционного права университета «Париж-2», которая считает, что эта реформа означает конец независимости СМИ. «В настоящее время руководителей каналов назначает Высший аудиовизуальный совет — независимая административная структура, которой была передана эта власть, чтобы гарантировать свободу коммуникаций, являющуюся фундаментальной гарантией для осуществления общественных свобод... Под прикрытием «модернизации» речь идет о регрессе. Если эта реформа будет принята, мы возвратимся в эпоху, когда отсутствовала независимость радио и телевидения, а значит, и объективность. Результат этой реформы ясен: права французов на независимые СМИ приносятся в жертву президенту, получающему право контролировать общественную информацию, — считает она. — ...Общественные СМИ должны быть независимыми и служить всем французам, чтобы гарантировать их свободы».

И тем не менее 13 января 2009 г. Сенат утвердил (175 — за, 157 — против) статью, по которой право назначения руководителей общественных аудиовизуальных СМИ отнимается у Высшего аудиовизуального совета и передается исполнительной власти.

Увеличение абонентской платы оставалось еще одним камнем преткновения. Сенат настаивал на ее увеличении и индексации в зависимости от инфляции: «Речь идет о демократическом финансировании, которое и определяет различие между телевидением общественным и телевидением государственным; абонентская плата — это основной ресурс “Франс-Телевизьои”». Сенаторы утвердили повышение па 4 евро абонентской платы, называемой теперь «взнос на общественные аудиовизуальные СМИ» (фр. contribution a l'audiovisuel public) с 1 января 2010 г.

Полностью текст законопроекта, который поступил от смешанной паритетной комиссии, был принят Национальным собранием 3 февраля и Сенатом 4 февраля 2009 г. Сообщение об этом «Либерасьон» сразу же сопровождает замечанием: «текст законопроекта устанавливает финансовый и политический контроль государства над “Франс-Теле- визьон”. Теперь общественное телевидение меняет эпоху и отбрасывается на тридцать лет назад, когда реклама была запрещена на телевидении (до 1 октября 1968 г.), во времена, когда правительство контролировало ОРТФ (структура управления радио и телевидением в 1964-1974 гг.). Теперь президент-генеральный директор “Франс-Те- левизьон” будет назначаться и отзываться по воле главы государства при согласии Высшего аудиовизуального совета. Но это будет уже из области чистой фантастики. Вместо ОРТФ Франция получила ОРТС (фр. ORTS — Office de radio-television sarcozyenne — Управление радио и телевидением Саркози)».

«Франс-Телевизьон» и многочисленные филиалы будут объединены в единое предприятие. Как частные, так и общественные каналы могут демонстрировать в программах продукцию спонсоров.

Эту реформу аудиовизуального сектора Франции называют самой важной после приватизации в 1987 г. капала ТФ-1. Предложение Саркози о реформе общественного телевидения вызвало массовые забастовки персонала общественного радио и телевидения, острую полемику в обществе и средствах массовой информации. Но по настоянию властей впервые в законодательной практике Франции закон вступил в действие до его окончательного утверждения в парламенте. После рассмотрения проекта в Конституционном и Государственном советах закон был принят окончательно только 5 марта 2009 г.

  • [1] Le Figaro. 20.02.2008.
  • [2] Le Monde. 07.06.2008.
  • [3] Liberation. 01.07.2008.
  • [4] Le Figaro. 02.10.2008.
  • [5] Le Figaro. 05.12.2008.
  • [6] Liberation. 13.01.2009.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >