Общественные каналы в режиме государственной монополии на вещание и в условиях конкуренции с коммерческими каналами

В период государственной монополии на вещание существовало только общественное телевидение, которое в значительной мере служило правительственной политике. Такое положение отрицательно сказывалось на содержании информации и рентабельности общественных служб.

В этих условиях широкие круги общественного мнения, даже представители левых, полагали, что появление частных каналов плодотворно скажется на аудиовизуальном пейзаже Франции. Но с появлением в 1984 г. Каналь+ и в 1985 г. каналов Сэньк и ТВ-6, обозреватели стали отмечать, что частное телевизионное вещания порождает новый риск — власть капитала, так как частный предприниматель основной своей задачей ставит получение прибыли.

Появление двух коммерческих каналов, а в 1987 г. приватизация ТФ-1 привели к тому, что система, долгое время подчинявшаяся государству, теперь сдвинулась в другую сторону. Зародилось опасение, что общественное телевидение постепенно может деградировать и зачахнуть в противостоянии с частными каналами: из 6 эфирных частот общественным каналам (А-2 и ФР-3) принадлежали теперь только две. Но впоследствии удалось восстановить баланс между этими секторами вещания.

Сторонники свободного рынка в телевизионной сфере считали, что только свободная конкуренция может эффективно разнообразить предложение. Телевизионный контент — это товар, как любой другой, и поэтому в интересах предпринимателей удовлетворять вкусы телезрителей, которые отражаются в опросах общественного мнения. Следуя характеризующим количественным показателям телеаудиторию, рекламодатель обеспечивает высокие доходы, которые позволят финансировать новые программы.

Существовала и другая точка зрения: можно увеличивать количество передающих станций, по если начнут повторяться одни и те же программы, это вовсе не обеспечит разнообразия. Поэтому необходимо сохранить общественный сектор, который должен существовать в другом режиме, отличном от частного сектора, ориентирующегося только на показания опросов и замеров телеаудитории.

В чем заключается роль государства в выравнивании телевизионного рынка? В первую очередь оно должно гарантировать предложение программ, которыми рынок не снабжает зрителей, обеспечивать конкуренцию в рамках частного сектора вещания, регулировать конкуренцию, чтобы телеканалы не гнались за прибылью. Регулирующая функция государства со времени установления во Франции двух секторов должна не только защищать общественное телевидение, но и гарантировать честную конкуренцию, которая разворачивается в телевещании.

С середины 1980-х гг. общественное телевидение потеряло свое монопольное положение и вступило во все обостряющуюся конкурентную борьбу. Общественный сектор должен был одновременно бороться с частными каналами за аудиторию, с одной стороны, и выполнять общественную миссию — с другой. Один из источников финансирования (реклама) ставил его в положение конкурента частного сектора.

Чтобы приостановить процесс падения телеаудитории Антенн-2, которая снизилась с 40,2% в 1986 г. до 21,6% в 1991 г., правительство решило реконструировать общественный сектор, приняв закон 1989 г., по которому учреждался пост президента двух каналов А-2 и ФР-3, назначаемого на 3 года. В его задачу входила разработка стратегии развития общественных каналов, гармонизация их программ при сохранении их автономии. Каждый канал имел своего директора и свой бюджет. Под руководством министра культуры Жака Ланга (1989) и министра культуры и коммуникаций Катрин Таска (1991) были разработаны документы, определяющие задачи общественного сектора. Они базировались на общественной миссии (отказ от копирования модели частного вещания, разнообразие программ, их координация, создание новых программ, поддержка некоммерческих проектов), а также на подтверждении автономии каналов по отношению к государству. Но осуществить эти планы было нереально. Как можно быть автономным от государства, если оно является единственным акционером и продолжает решать проблемы финансирования общественного сектора?

Коммерческий характер телевидения определяется продажей экранного времени рекламодателю, что заставляло каналы стремиться к наиболее широкой аудитории, чтобы повысить рекламные доходы и получить дополнительные ресурсы, и потом инвестировать их в создание новых программ. Телеаудиторию можно увеличивать, предоставляя привлекательные и оригинальные программы. Высокий спрос на такую продукцию автоматически ведет к росту ее стоимости. Но даже увеличения расходов всеми каналами па телевизионную продукцию было недостаточно, чтобы позволить пяти каналам предложить программы, которые обеспечили бы высокий уровень телеаудитории. Так, с 1986 по 1991 г. торговый оборот пяти каналов увеличился на 78%, а вещательное время — на 192%'. Эта система укрепляла позиции доминирующего по аудитории телеканала ТФ-1, который использовал свое финансовое могущество, чтобы «опустошить» рынок программ за счет своих конкурентов. Только Каналь+ не был включен в эту экономическую модель, так как его система закодированного распространения и его финансирование за счет годовой подписки обеспечивали ему монопольное положение.

С 1986 г. объем рекламы па телевидении значительно увеличился. Эта эволюция имела большое значение для всех каналов, так как реклама становилась важным источником финансирования. С 1986 г. по 1992 г. доходы от рекламы выросли с 6,6 млрд до 16,1 млрд франков. В начале 1990-х гг. доля телевизионной рекламы в общем объеме рекламных доходов в СМИ продолжала расти с 17,5% в 1985 г. до 27,5% в 1991 г.2

Независимо от конъюнктуры рекламные доходы общественного сектора лимитировались законом. Имея фиксированное время и определенный объем доходов, общественный сектор не стремился увеличивать тарифы. Запрет прерывать рекламными вставками программы на общественном телевидении вынуждал Ф-2 и Ф-3 давать в эфир большие объемы рекламы между программами, что значительно снижало внимание телезрителей и сдерживало рекламодателей. [1] [2]

В 1992 г. на ТФ-1 приходилось 55% рекламного рынка, аудитория телеканала составляла 42,6%. Именно размер аудитории интересовал рекламодателей. На общественный сектор приходилось 25% доходов. Хотя его аудитория составляла 40%. Таким образом, от общего увеличения рекламных доходов на телевидении с 1986 г. выиграли не все каналы. Общественный сектор не мог адаптироваться к ситуации конкуренции из-за требований регламентации, ограничений объема и жестких правил распространения рекламы.

Слабый рост доходов от абонентской платы со второй половины 1980-х гг. связан с уже заполненным парком телевизоров, а также с политикой властей, не решавшихся увеличивать абонентскую плату и увеличивавших количество жилищ, освобождавшихся от нее. С 1985 г. до 1992 г. количество домовладений, освобождавшихся от абонентской платы, выросло с 2,7 млн до 4,3 млн франков. Таким образом, общественное телевидение, с одной стороны, не могло воспользоваться ростом рекламного рынка из-за более строгих правил трансляции рекламы, а с другой стороны, стагнация доходов от абонентской платы не позволяла восполнить недостаток рекламных доходов. Но общественные аудиовизуальные организмы должны предлагать разнообразные качественные программы, выполняя информационные, воспитательные и развлекательные функции.

  • [1] 1 СоПаде Ор. ей. Р. 23.
  • [2] Согшде .1.-Е. Ор. ей. Р. 25.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >