Оценка уровня финансового посредничества на современных финансовых рынках

Финансовые посредники занимают центральное место в современных экономических теориях, поскольку их деятельность представляет интерес с точки зрения анализа финансирования экономики. Исследования, посвященные финансовым посредникам, опираются на две, характерные до 1980 г., модели: неоклассическую теорию фирмы и портфельную теорию. Рассмотрим данные теории на примере наиболее традиционного представителя финансовых посредников — банковского учреждения.

Согласно стандартной микроэкономической теории банк является предприятием, одна из задач которого — максимизация прибыли на основе повышения эффективности деятельности.

Портфельная теория Марковица и Шарпа, применяемая к банку, рассматривает его как инвестора, стремящегося с учетом допустимого риска осуществить такую комбинацию активов, которая обеспечит максимизацию прибыли при условии сохранения ликвидности.

Однако границы традиционной микроэкономической теории определены двумя основными гипотезами:

рациональность индивидуума, т.е. стремление наилучшим образом использовать свои ресурсы для получения максимального результата;

особенность рынков в условиях развитой конкуренции, заключающаяся в раздробленности участников; однородности продукции; свободном доступе на рынки; прозрачности рынка, что означает возможность бесплатного доступа к информации о цене и качестве имеющегося продукта.

Основным преимуществом микроэкономического подхода к концепции финансового посредничества является приравнивание банка к предприятию, а банкира — к предпринимателю. В данном случае банк рассматривается как «черный ящик», что мало соответствует реальности. Поэтому получила развитие новая концепция микроэкономики предприятия, что обобщено в работе Кориа и Вайштейна. Данная концепция получила развитие в конце 1970-х гг. на основе критики трех гипотез стандартной модели.

1. Рациональность индивидуумов. Так, Г. Саймон, рассматривая рациональность индивидуумов, противопоставляет принципу рациональности, характерному для неоклассического анализа, принцип ограниченной рациональности, более соответствующий поведению индивидуумов, нс способных прогнозировать любые возможные случайности, сталкивающихся с неопределенными ситуациями; решения находятся во взаимодействии, особенно при олигополии.

Принцип ограниченной рациональности стимулирует интерес к процессу принятия решения, а не к их результатам. Кроме того, учитывая несовершенство договоров, условия их выполнения становятся первоочередными, что в результате приводит к оппортунистическому поведению.

Концепция оппортунистического поведения является центральной в работах О. Уильямсона и рассматривается в аспекте трансакционных издержек. Оппортунистическое поведение означает, что индивидуум не раскрывает имеющуюся у него информацию с целью извлечь из сделки наибольшую выгоду, например клиент банка не сообщает банкиру при получении кредита о предстоящем существенном изменении его положения (снижении деловой активности).

Различают две формы подобного поведения:

оппортунистическое поведение до заключения сделки приводит к ситуации обратного отбора. Асимметрия информации между участниками договора может привести к тому, что только банковские продукты низкого качества становятся предметом сделки;

оппортунистическое поведение после заключения сделки связано с проблемой морального риска в результате поведения одной из сторон, которая не принимает меры по избежанию последствия события, убытки от которого она несет.

2. Трансакционные издержки[1]. Первым понятие «трансакционные издержки» ввел Р. Коуз в работах «Природа фирмы», «Спор о предельных издержках», «Проблема социальных издержек». Основная задача теории трансакционных издержек объяснить: кто — фирма или рынок — обеспечивает наилучшую экономическую координацию? Ответ на этот вопрос зависит от трансакционных издержек, т.е. затрат, связанных с реализацией сделки, например затрат на доступ к информации о цене и качестве продуктов, на составление контрактов и контроль за их исполнением.

Три элемента определяют трансакционные издержки: специфический характер активов, являющихся предметом сделки (т.е. степень готовности актива к альтернативному использованию); неопределенность и регулярность сделки.

Исходя из этого фирмы обеспечивают эффективную координацию действий, освобождая индивидуумы от трансакционных издержек. Напротив, в случае традиционных активов, определенности и нерегулярности сделок координация действий через рынок обходится дешевле. Таким образом, каждой организационной форме присуща своя конфигурация издержек. Трансакционные издержки реально стимулируют создание предприятий в целях освобождения индивидуумов от этих затрат. С этой позиции финансовые посредники, в данном случае банки, освобождают индивидуумов (инвесторов) от затрат на непосредственный выход на финансовые рынки, на поиск информации об эффективности вложений, аккумулируя таковую в своих подразделениях, и т.д.

3. Асимметрия информации и агентские отношения. Предприятие является экономической единицей, включающей несколько групп, выполняющих различные функции: владельцы (или акционеры), руководители, кредиторы, персонал, клиенты. Предприятие должно обеспечить координацию действий разных участников процесса, интересы которых различаются, порождая порой конфликтные ситуации.

В этих условиях установление агентских отношений между различными группами, даже если это связано с затратами, позволяет достичь согласованности действий. Теория агентских отношений, развитая М. Йснсоном и В. Мсклингом и кратко изложенная Кориа и Вайнштейном, занимает основное место в теории фирмы, если определить ее как «узел договоров».

Наиболее типичным примером агентских отношений является делегирование акционерами крупных банков совету директоров банка полномочий по управлению банком от их имени. Договорные отношения должны содержать механизм стимулирования и контроля, способствующий устранению конфликта интересов.

Теория трансакционных издержек и теория агентских отношений дают представление о фирме и формах ее организации, но теория трансакционных издержек акцентирует внимание на сделке, а теория агентских отношений больше внимания уделяет конфликтам интересов и способу их разрешения с помощью методов стимулирования.

Отступление к теории предприятия необходимо для понимания современной теории финансового посредничества как для обоснования необходимости банков на финансовых рынках, так и для анализа их деятельности.

Итак, рассмотрим деятельность банка как финансового посредника на рынке в свете современной теории финансового посредничества.

Основными операциями коммерческого банка являются пассивные операции по привлечению средств и активные операции по распределению аккумулированных ресурсов. Эта деятельность и является посредничеством на рынке заемных средств. И хотя роль финансовых посредников выполняют нс только банки, но и другие финансовые институты (например, страховые и инвестиционные компании), они все же являются главными финансовыми посредниками, поскольку на их долю прихолится большая часть кредитов, вкладываемых в национальную экономику.

Выполняя кредитную и депозитную функции, банк обеспечивает аккумулирование свободных капиталов и ресурсов, необходимых для поддержания непрерывности и ускорения производства и их последующего перераспределения. Реализация данных функций фактически представляет собой сделки между клиентом как поставщиком ресурсов и банком, а также между банком и заемщиком. Каждая сделка влечет за собой трансакционные издержки, величина которых и определяет степень необходимости банка на финансовом рынке.

Аккумулирование денежных средств и перераспределение временной свободной части общественного капитала делает банк одним из важнейших субъектов воспроизводственного процесса, предоставляющим необходимый для обеспечения экономического роста страны капитал в денежной форме. С одной стороны, банковская система функционирует на основе капитала, выраженного в денежной форме, а с другой — взаимодействует с производственным и торговым секторами экономики, а также физическими лицами, имеющими сбережения.

Следовательно, банк получает возможность трансформировать ресурсы, изменять направления, сроки и размер капиталов в соответствии с потребностями народного хозяйства региона. Поэтому посреднические операции банков рассматриваются с точки зрения двух, наиболее важных, сторон проблемы. Во-первых, банки перераспределяют ресурсы от лиц, совершающих сбережения, к лицам, нуждающимся в кредите, и обеспечивают предприятия дополнительными ресурсами. Во-вторых, они осуществляют трансформацию ресурсов по срокам, привлекая краткосрочные ресурсы и выдавая кредиты на длительный срок, что делает возможным реализацию более долгосрочных проектов в реальном секторе экономики.

Изначально доминирующая роль банков в системе финансирования экономики, быстрый рост финансовых рынков и прогрессирующее открытие экономик активизировали в развитых странах участие финансовых посредников на рынках, как со стороны предложения, так и со стороны спроса. Хотя процесс финансового посредничества способствует относительному сокращению традиционных банковских кредитов для финансирования деятельности предприятий, он остается единственно доступным для многих предприятий и домашних хозяйств. В самой функции посреднического сектора происходит скорее изменение, чем сокращение его роли: он эволюционирует от балансового к рыночному посредничеству. При этом значительные изменения претерпевает сам процесс функционирования рынка капиталов.

Современные финансовые системы развитых стран сочетают традиционно высокую значимость финансовых посредников, имеющую исторические корни, с прогрессирующей ролью финансовых рынков, поддерживаемой политическими решениями последних двух десятилетий. Соответственно те же факторы накладывают отпечаток на отношения между банками и рынками.

Новые сегменты рынка капитала организованы с учетом активного участия финансовых посредников. Однако роль последних весьма высока и на традиционных рынках, что подтверждается сравнительным анализом. Предприятия диверсифицировали источники финансирования, в меньшей степени прибегая к банковским кредитам и в большей — обращаясь к рынку акций. Этот процесс не отвергает участие банков в финансировании предприятий, но приводит к серьезным изменениям в отношениях между ними. Двухсторонние отношения между банком и бенефициаром кредита, в которых большую роль играет ноу- хау банка, заменяются приобретением ценных бумаг, в частности акций, выпускаемых предприятиями на рынки капиталов. Такой источник финансирования доступен только в том случае, если предприятие достигло определенного размера.

В настоящее время в развитых странах финансовые рынки — это пространство банковских интервенций, где банки действуют через спрос и предложение финансовых активов, ценных бумаг, а не через кредиты. Некоторые рынки, в частности, фьючерсные и опционные, превратились в настоящие межбанковские рынки, точнее, в рынки финансовых посредников, поскольку банки, конечно, не единственные финансовые агенты на соответствующих рынках. Кроме того, усиление мировой конкуренции стимулировало банки к использованию различных форм поддержки рынка срочных финансовых инструментов и привело к созданию структур, объединивших крупные учреждения, контролирующие этот рынок[2]. В результате рынок производных инструментов укрепил репутацию межбанковского.

Рассмотренное участие посредничества на традиционных рынках дополнялось активной работой на новых сегментах рынка капиталов. Хотя трансакционные издержки и асимметрия информации уменьшились, посредничество на рынке укрепилось вопреки сторонникам концепции эффективных рынков и роли финансовых посредников. Сокращение трансакционных издержек и повышение качества информации были связаны, главным образом, с совершенствованием техники и технологии обработки данных. Это оказало положительное влияние на развитие посредничества, поскольку заметно упростило управление сложными финансовыми инструментами при одновременном снижении соответствующих затрат финансовых посредников.

Оценка уровня финансового посредничества и его измерение с помощью построения соответствующих коэффициентов дает возможность разработать общий подход к оценке роли финансовых посредников в части как выполнения ими функции распределения кредитов, так и деятельности на рынке ценных бумаг. Такое измерение имеет двойное значение: дает возможность количественно оценить уровень участия финансовых посредников в финансировании экономики и одновременно уточнить роль банков в этом процессе. Последнее особенно важно, поскольку во всех странах с развитой экономикой в настоящий период отмечается возрастание роли небанковских финансовых посредников, количественная оценка деятельности которых отсутствует.

Оценка уровня посредничества поднимает широкий круг вопросов методического и методологического характера, в частности определение перечня показателей, которые необходимо учитывать для измерения участия банковских финансовых посредников в финансировании экономики; обязательность (необязательность) разделения на банковское и небанковское финансовое посредничество; влияние (или его отсутствие) регулирования процентных ставок со стороны центральных банков на ожидания небанковских финансовых посредников и др. На наш взгляд, значение ликвидности, предоставляемой банками (с возможностью обращения к кредитору в последней инстанции, т.е. центральному банку, для ее поддержания), для функционирования экономики очень велико, что говорит в пользу разграничения банков и «небанков» в составе финансового посредничества.

Если обратить внимание на международную практику, то можно заметить, что предлагаются в основном два подхода к оценке процесса посредничества и соответственно два различных коэффициента уровня посредничества.

Коэффициент финансового посредничества в узком смысле представляет собой отношение предложения финансовых посредников исключительно в виде кредита к общей сумме финансирования, собираемой нефинансовыми агентами либо производственными предприятиями (нефинансовыми компаниями). Этот коэффициент позволяет отслеживать эволюцию банковского кредита, который долгое время играл основную роль в системе финансирования экономики.

Коэффициент финансового посредничества в широком смысле — это отношение суммы финансирования, направляемой финансовыми посредниками нефинансовым агентам, независимо от формы этого финансирования (кредит или приобретение кратко- и долгосрочных ценных бумаг), к обшей сумме финансирования, собираемой нефинансовыми агентами или предприятиями. Этот коэффициент оценивает уровень финансового посредничества, учитывая деятельность страховых компаний и организованных кредитных ресурсов центрального банка, а также участие банков в финансировании экономики через рынок ценных бумаг.

Если оценить соответствующие коэффициенты через годовые потоки финансирования, то в конце 1990-х гг. можно было наблюдать резкие колебания их значений, что ставит под сомнение аналитическую ценность этих показателей. Так, коэффициент финансового посредничества в узком смысле, составивший, например, по нефинансовым объединениям 85 % в 1999 г. по странам ЕС[3], без сомнения, показывает резкое годовое снижение кредитной деятельности банков, но скрывает при этом объемы кредитов, накопленных на балансе банков. На взгляд автора, коэффициент, исчисленный исходя из балансовых остатков финансирования, отражающих соотношение между кредитами, накопленными на балансе банков, и общим объемом внешнего финансирования, аккумулированного предприятиями либо совокупностью нефинансовых агентов, обладает значительно более высокой аналитической ценностью.

В узком смысле, т.е. сведенный исключительно к банковскому кредиту, коэффициент финансового посредничества по совокупности нефинансовых агентов, без сомнения, демонстрировал тенденцию к снижению. При этом процесс шел крайне неравномерно, что отражается в колебаниях коэффициента посредничества, исчисленного в терминах потоков: —30,9 % в 1992 г.; -1,1 % в 1999 г.; +23,6 % в 2000 г.; -2 % в 2001 г. В терминах балансовых остатков снижение коэффициента посредничества в узком смысле в конце 1990-х гг. демонстрировало высокую стабильность. Однако в целом его уровень показывает, что относительная доля банковского кредита в финансировании мировой экономики остается пока достаточно высокой, хоть и сократилась с 58,8% в 1992 г. до 35,2% в 2004 г. (табл. 2.3)

Таблица 2.3

Динамика коэффициента финансового посредничества на финансовых рынках развитых стран, исчисленного по балансовым остаткам1

1992

1999

2000

2001

2002

2003

2004

Коэффициент в узком смысле

58,8

53,4

51,9

48,8

47,6

45,6

35,2

в широком смысле:

76,2

75,7

75,0

75,8

76,0

73,3

73,6

кредитные учреждения

63,4

59,7

59,5

57,7

56,6

54,2

54,0

организационные кредитные ресурсы центрального банка

7,0

8,3

7,1

7,3

6,7

7,1

7,2

страховые компании

5,8

7,6

8,4

10,8

12,6

12,0

12,3

Коэффициент финансового посредничества в широком смысле в течение рассматриваемого периода существенно не менялся и составлял около 75%. Это означает, что, хотя финансовые рынки расширяются, как и общий объем финансирования экономики, три четвертых этого финансирования по-прежнему осуществляется через финансовых посредников. Если раньше эти функции выполнялись через банковский кредит, то теперь они перемешаются в новые сектора финансовых рынков, такие, как производные ценные бумаги. [4]

  • [1] Этому вопросу целиком посвящена первая глава. Здесь — повторениев целях наглядности логики рассуждений.
  • [2] ВК'Р, СПС МагсИеБ, СгесШ А?псо1е, А1^ Агто, ОйСгоир и т.д.
  • [3] Fries S, Taci A. Banking Reform and Development in Transition Economies.— EBRD. Working.
  • [4] Conseil National du Credit et du Titre (CNCT)//Rapports annuels, 2004.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >