Современные подходы к гармонизации межнациональных отношений студенческой молодежи

Рассматривая межнациональные отношения как социальную развивающуюся систему, мы столкнулись с проблемой соотношения в ней социального и индивидуального. Возникающая здесь методологическая задача связана с поиском оптимальных способов сочетания в образовательном процессе требований, идущих от общества, с требованиями, идущими от индивида. Для функционирования и развития социальных систем необходимо наличие в этих системах ценностных регулятивов, обеспеченных технологией реализации. И.В. Блауберг и Э.Г. Юдин отмечают, что наличие ценностных регулятивов составляет одну из принципиальных особенностей социальных систем, отличающую их от всех других типов систем. По мнению ученых, «в жизнедеятельности каждого уровня или сферы социальной системы можно выделить некоторую относительно устойчивую группу ценностей, своеобразный ценностный инвариант» [47, с. 242]. Этот инвариант выступает в двух различных аспектах:

  • 1) как совокупность норм и идеалов, принятых в данной социальной системе и общих для нее;
  • 2) как совокупность ценностей в узком смысле, то есть тех ценностей, которые определяют общую ориентацию жизнедеятельности человека и в этом плане выступают как один из главных компонентов структуры личности.

Первый аспект характеризует ценности и нормы социальной системы в целом, второй аспект - различные ценностные ориентации разных групп (элементов), составляющих эту систему. Реальное действие системы ценностей (ценностного инварианта) складывается как результат взаимовлияния и взаимоопределения требований, идущих от системы норм и идеалов и от системы ценностей в узком смысле, связанных со структурой и развитием личности. Внутреннее многообразие второй из этих систем обусловливает способ фактической реализации системы ценностей в целом: ценностный инвариант данной социальной системы реализуется через определенную совокупность различных вариантов, то есть разных (по своему строению и составу) систем ценностей.

При этом для общества в целом важно, чтобы все варианты в конечном итоге выражали инвариант или хотя бы находились с ним во вполне определенном соответствии. Для нашего исследования этот тезис является самым принципиальным, так как ценностные ориентации национальных групп должны быть сбалансированы с ценностными ориентациями всего российского общества. Для национальной (этнической) группы или индивида, члена этой группы, важна не только согласованность ее варианта с инвариантом, но и сохранение вариативности - одного из основных условий индивидуализации группы или личности. Это сохранение национального самосознания, идентичности, родного языка как основного транслятора адаптации в обществе и др. Такое многообразие ценностных ориентаций предполагает наличие более или менее широкой исходной базы для выбора индивидом определенных ценностей и формирования их в целостную систему. В этом смысле множественность ценностей отвечает условиям свободного формирования личности. При отсутствии многообразия ценностный инвариант превращается в извне навязываемую и потому, по существу, фиктивную для личности или конформистски принимаемую ею норму. Отсюда отнюдь не следует, что для соответствующей социальной системы не имеет значения, какой конкретный набор ценностей в ней существует. В контексте нашего исследования такой набор ценностей представлен в национальных ценностях образования, проблемами которого занимались ученые, внесшие большой вклад в обоснование отечественной педагогической аксиологии [179; 192; 247; 249; 259; 261-263].

В 2009 г. была принята Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности, ставшая основой формирования новых Федеральных государственных образовательных стандартов [163]. В ней представлены традиционные источники нравственности и базовые национальные ценности, каждая из которых раскрывается в системе нравственных ценностей: патриотизм - любовь к России, к своему народу, к своей малой Родине, служение Отечеству; социальная солидарность - свобода личная и национальная, доверие к людям, институтам государства и гражданского общества, справедливость, милосердие, честь, достоинство; гражданственность - служение Отечеству, правовое государство, гражданское общество, закон и правопорядок, поликультурный мир, свобода совести и вероисповедания; семья - любовь и верность, здоровье, достаток, уважение к родителям, забота о старших и младших, забота о продолжении рода; труд и творчество - уважение к труду, творчество и созидание, целеустремленность и настойчивость; наука - ценность знания, стремление к истине, научная картина мира; традиционные российские религии - представления о вере, духовности, религиозной жизни человека, ценности религиозного мировоззрения, толерантности, формируемые на основе межконфессионального диалога; искусство и литература - красота, гармония, духовный мир человека, нравственный выбор, смысл жизни, эстетическое развитие, этическое развитие; природа - эволюция, родная земля, заповедная природа, планета Земля, экологическое сознание; человечество - мир во всем мире, многообразие культур. Данная система базовых национальных ценностей лежит в основе представления о единой нации и готовности основных социальных сил к гражданской консолидации на основе общих ценностей и социальных смыслов в решении общенациональных задач, среди которых воспитание детей и молодежи. Впервые в истории педагогического образования России четко прописаны десять базовых ценностей, но человечество как ценность оказалось в конце этого списка, тогда как ценность человека, человеческой жизни должна быть в XXI в. приоритетом во всех культурных и человеческих сообществах.

Социальная система всегда заинтересована в определенном ограничении многообразия ценностей, как и в том, чтобы все конкретные варианты систем ценностей были вполне определенным образом сгруппированы вокруг инварианта, ориентированы на него. Но эту ситуацию не следует смешивать с другой ситуацией, когда безнравственные ценности составляют ценностный инвариант системы, а варианты находятся в противоречии с ним. Это обеспечивается самыми разнообразными средствами, некоторые из которых представлены нами в ходе анализа разнообразных подходов к гармонизации межнациональных отношений будущих педагогов. Важно подчеркнуть, что ограничение многообразия отнюдь не тождественно его ликвидации. В настоящее время общество открыло «шлюзы» многообразия, в бурном потоке которого некоторые варианты ценностных ориентаций не могут сориентироваться на ценностный инвариант, они все имеют цивилизационные и культурные различия и не всегда способны и готовы балансировать между вариантом и инвариантом. К чему это приводит, мы наблюдаем сегодня.

Динамика развития межнациональных отношений, характер их протекания (в смысле позитивном и негативном, конструктивном и деструктивном, а также индифферентном) зависят от значимости для человека. Анализируя межнациональные отношения, необходимо учитывать то, что речь идет об отношениях людей, представителей разных народов, культур, а иногда и цивилизаций. В этом смысле межнациональные отношения - это потенциал, проявляющийся в общении между субъектами в деятельности, основанном на индивидуальном и историко-социальном опыте людей. В частности, межнациональные отношения людей изучались с точки зрения идейной стороны поведения и переживаний человека. Акцент в имеющихся исследованиях носил в основном политизированный характер, тогда как межнациональные отношения существуют и реализуются в образовательном пространстве, состоящем из субъектов как познавательной, так и общественно-исторической деятельности. В первую очередь это относится к учащейся молодежи в период их личностного, профессионального и гражданского становления в условиях мультикуль- турного образовательного пространства. Исследование межнациональных отношений предоставляет для педагогики возможность изучить механизмы развития межнациональных отношений, выявить имеющиеся закономерности в развитии у студентов культуры межнациональных отношений.

В межнациональных отношениях мы нередко наблюдаем проявление этнических стереотипов. Динамический стереотип, или установка, полностью определяется прошлым опытом. Однако при воспитании культуры межнациональных отношений у воспитуемых необходимо обратиться также и к «перспективным линиям», ибо алгоритм развития культуры межнациональных отношений, основываясь на прошлом опыте людей, должен ориентироваться на перспективы будущего [207]. Г.У. Солдатова предлагает в зонах повышенного риска проводить ранний мониторинг, позволяющий замерить уровень межнациональной (межэтнической) напряженности и выявить очаги ее роста с целью своевременной локализации [320]. Известный этнолог В.А. Тишков выдвинул задачу создания педагогики толерантности, принципы которой должны быть рассчитаны на все слои общества и возрастные группы, а также стать основой для разработки учебных текстов и программ как для аудиторий обучения, так и для средств массового воспитания, включая информационные институты [336].

О возрастающей роли внимания к проблемам межнациональных отношений не только в общероссийском, но и в международном масштабе свидетельствует тот факт, что 1995-й год был объявлен ООН международным годом толерантности, а 1995-2005 гг. - десятилетием прав человека. Зарубежные исследователи Хортон и Николсон также указывают, что проблема толерантности превратилась в ключевую проблему во всем мире. И решать ее надо повсеместно. Декан факультета образования Университета Мальты Кеннет Уэйн обосновывает необходимость воспитания толерантности в процессе образования [351]. Образовательная политика, направленная на воспитание толерантности, должна, по мнению исследователей, стимулировать открытость по отношению к другим людям, а также желание и способность к общению.

В отечественной педагогической практике активно разрабатываются педагогика толерантности, педагогика ненасилия, уроки толерантности, различные образовательные проекты и программы, что характеризует актуальность и востребованность исследований по данной проблеме. Одновременно с экономическими, политическими кризисами в существующем мире произошел взрыв региональных конфликтов, которые повлекли за собой существенный передел геополитических параметров. И эти события повлекли за собой рост уже имеющихся миграционных процессов. Система образования в странах этнических конфликтов также оказалась вовлечена в эти процессы. Одной из главных задач в гармонизации межнациональных отношений является воспитание толерантного сознания и поведения. Может быть, это звучит оптимистично, но главная роль в воспитании толерантности в межнациональных отношениях отводится именно образовательным учреждениям. Если ребенок, а затем подросток лишены толерантного воспитания и образования, то и сознание и поведение его будут негативными и агрессивными.

Понятие «толерантность» в Американской энциклопедии определяется как способность к признанию или практическое признание и уважение убеждений и действий других людей [375]. Очевидно, что определение этого понятия дано в очень широком смысле. Отечественные исследователи дают следующее определение национальной толерантности (лат. ШегапИа - терпение): специфическая черта национального характера, духа народов, являющаяся неотъемлемым элементом структуры менталитета, ориентирующаяся на терпимость, отсутствие или ослабление реакции на какой-либо неблагоприятный фактор в межнациональных отношениях [328].

Вопросы толерантности в отечественной науке первыми начали изучать историки. Сложилась целая историческая научная школа по изучению толерантности, проводятся исследования под руководством Л.М. Дробижевой [116], М.Н. Губогло [96], затем обратили внимание на эту проблему психологи Д.И. Фельдштейн [236], А.Г. Асмолов [364], С.К. Болдырева [50], Д.В. Колесов [50], педагоги Г.Д. Дмитриев [113], А.Н. Джуринский [111], В.А. Ситаров и В.Г. Маралов [209], В.Н. Гуров [363], З.Ф. Мубинова [224] и др. Для решения проблем толерантности ученые создают научные коллективы, разрабатывают проекты с весьма существенными и полезными рекомендациями. Чем глубже изучается данная проблема, тем становится очевиднее ее сложность, неразработанность научного аппарата, а формы и методы ее решения пока находятся на стадии осмысления и апробации. М.Н. Губогло, известный специалист в сфере межнациональных отношений и в период СССР, и в настоящее время, справедливо замечает, что среди хаоса и неразберихи вокруг понятия толерантности остается актуальной задача формирования научного понятия «толерантность», направленного на выявление сущностной характеристики этого феномена, и прежде всего в сфере межнациональных отношений [цит. по: 340, с. 102]. Он отмечает высокий уровень интолерантности среди старшеклассников (более 70 %), который должен вызвать озабоченность у учителей школ.

Внимание отечественных психологов к данной проблематике отразилось в одной из первых государственных программ Министерства образования Российской Федерации «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе» [364]. В рамках данной программы подготовлен ряд монографий, в которых обобщается как зарубежный, так и отечественный опыт воспитания толерантного сознания [49; 50]. С.К. Бондырева подходит к определению толерантности как к особой сфере организации политической, экономической, социальной и культурной жизнедеятельности общества. Выделяя проблему толерантности в межнациональных отношениях, она подчеркивает, что формирование толерантного сознания сегодня необходимо вести не только на уровне равных прав и возможностей, но и на уровне ответственных обязанностей. Таким образом, она характеризует толерантность как особый социальный феномен, выходящий за пределы имеющихся ранее представлений о содержании и структуре данного понятия. С.К. Бондырева определяет толерантность как одну из форм организации общества, обязательных его составляющих, которую надо осваивать на всех уровнях ее проявления: в поведении, в структуре всех отношений, - как осваивают пространство жизни. Данное определение толерантности действительно охватывает более широкий спектр человеческого бытия, но в раскрытии принципов, роли толерантности автор оперирует лишь этнокультурными аспектами данного понятия. Другими словами, Бондырева не выходит за пределы традиционного понимания толерантности, несмотря на то, что и содержание, и цели, и задачи толерантности относятся не только к «этносубъектам», но и к другим характеристикам субъекта, таким как гендерные (поло-ролевые), возрастные, профессиональные, социальные и др.

У А.П. Садохина несколько иная позиция, он сравнивает трактовку понятия «толерантность» в разных культурах, выражающих различные типы отношений и настроений. В английском языке это «готовность и способность без протеста воспринимать личность или вещь»; во французском - «уважение свободы другого, его образа мысли, поведения, политических или религиозных взглядов»; в китайском языке толерантность означает «позволять, допускать, проявлять великодушие в отношении других»; в арабском языке это «прощение, снисхождение, мягкость, сострадание, благосклонность, терпение, расположенность к другим людям»; в русском языке - «способность, умение терпеть, мириться с чужим мнением, быть снисходительным к поступкам других людей»

[301, с. 24]. В отечественной научной литературе толерантность рассматривается прежде всего как уважение и признание равенства, отказ от доминирования и насилия, признание многомерности и многообразия человеческой культуры, норм поведения, отказ от сведения этого многообразия к единообразию или преобладанию какой-либо одной точки зрения. Садохин впервые выделяет критерии толерантности и интоле- рантности (см. табл. 14).

Показатели критериев толерантности и интолерантности

Таблица 14

Критерии толерантности

Критерии интолерантности

1

2

1. Реальное равноправие между представителями различных народов

1. Оскорбления, насмешки, выражения пренебрежения

2. Взаимное уважение, доброжелательность и терпимое отношение всех членов того или иного общества к иным социальным, культурным и другим группам

2. Негативные стереотипы, предубеждения, предрассудки, основанные на отрицательных характеристиках

3. Равные возможности для участия в политической жизни всех членов общества

3. Этноцентризм - оценка окружающих через призму ценностей своего этноса, которые рассматриваются как эталонные для всех других людей и культур

4. Гарантированное законом сохранение и развитые культурной самобытности и языков национальных меньшинств

4. Поиск врага - перенос вины за несчастья и проблемы на другие группы

5. Реальная возможность следовать традициям для всех культур, представленных в данном обществе

5. Преследования, запугивания, угрозы

6. Свобода вероисповедания при условии, что это не ущемляет права и возможности представителей других конфессий

6. Дискриминация по признаку пола и других различий (лишение социальных благ, изоляция в обществе, лишение или ограничение прав человека)

7. Сотрудничество и солидарность в решении общих проблем

7. Расизм, национализм, эксплуатация, фашизм

1

2

8. Отказ от негативных стереотипов в области межэтнических и межрасовых отношений и в отношениях между полами

8. Ксенофобия в форме этнофобий, мигрантофобии - неприязнь к представителям других групп и культур, убеждение в том, что «чужаки» вредны для общества

9. Осквернение религиозных или культурных памятников

10. Изгнание, сегрегация, репрессии

11. Религиозное преследование

Анализ показателей критериев толерантности и интолерантности, выделенных А.П. Садохиным, позволил нам сделать следующие выводы. Во-первых, все показатели, как положительные, так и отрицательные, входят в так называемый перечень общечеловеческих ценностей и их антиподов, которые можно отнести к ряду других факторов, не всегда связанных с этничностью. Во-вторых, выделены не все виды толерантности и интолерантности. Кроме этнической толерантности можно выделить, как мы уже отмечали, гендерную (поло-ролевую), возрастную, профессиональную и др. В-третьих, критерии, выделенные автором, отражают законы внутригруппового взаимодействия, действующие в малых и больших группах. И эти законы касаются внутригрупповой дифференциации, не всегда осуществляющейся по этническому признаку. Например, известные конфликты внутри религиозных общин, этнических диаспор (закон внутригрупповой полюсной этнодифференциации. - Лет.), проявившиеся в современных условиях. В-четвертых, критерий толерантности призывает к сохранению и развитию культурной самобытности и языков национальных меньшинств, словно автор забывает о национальном большинстве, которое, в свою очередь, также относительно. В результате развала СССР русские, составлявшие в стране большинство, стали нетитульным меньшинством в бывших союзных прибалтийских республиках.

А.П. Садохин рассматривает понятие толерантности как феномен, круг понятий которого четко очерчен, что, естественно, делает его более прозрачным и доступным для восприятия. Причем критерии толерантности и интолерантности входят в круг общечеловеческих ценностей и их антиподов и способствуют сохранению «человеческого в человеке». Основываясь именно на аксиологическом подходе к рассмотрению содержания данного понятия, Садохин отвечает, что толерантность можно рассматривать как чувство терпимости и уважительного отношения к мнениям других людей, не совпадающим с собственным. Толерантность допускает право каждого на свободное выражение своих взглядов и реальное равноправие людей в практической жизни, которое проявляется в том, что человек, не отказываясь от своих убеждений, одновременно относится благожелательно к мнениям других людей. Необходимо отметить, что данное понятие дает общее определение толерантности, но не уточняется, какие мнения, каких людей надо уважать, а если это асоциальные, негативные личности, то зачем их уважать? Реальное равноправие в чем и почему человек должен не отказываться от своего мнения, а если оно ложно, бесчеловечно?

Другими словами, определение толерантности, сформулированное А.П. Садохиным, не до конца раскрывает демократичный характер толерантности: он не уточняет виды толерантности и не определяет «нравственный закон», действующий в каждом из носителей толерантного сознания. Приведу пример: если Б1 совершил несправедливость по отношению к Бг, то должен ли Бг быть толерантным к БР? Здесь сталкиваются две позиции, идущие еще от Л.Н. Толстого и И.А. Ильина. Позиция великого русского писателя Л.Н. Толстого заключается в преодолении насилия в отношениях между людьми и выражается в лозунге «Долой вообще всякое насилие, даже сопротивление ему» [359, с. 689]. Позиция русского философа И.А. Ильина, имевшего «опыт общения с большевиками», выражена в его работе «О сопротивлении злу силою» (1925). Мы видим, что понятия, имеющие в основе своей дихотомию добра и зла, трудно под даются четкому определению. Видимо, поэтому любое определение толерантности будет зависеть от многих факторов, в том числе и от культурной, гражданской, цивилизационной принадлежности автора определения, а также от ситуации его рассмотрения.

Неопределенность данного понятия отмечает и И.Б. Гриншпун в своей статье «Понятие и содержательные характеристики толерантности» [цит. по: 340, с. 31]. Он раскрывает психологическую сущность толерантности и говорит о трех вариантах толерантности: «аутотолерантности (вопрос о которой неизбежно возникает в связи с рефлексивностью сознания, явлениями аутоагрессии и др.), межличностной толерантности и межгрупповой толерантности» [340, с. 32]. Рассматривая понятие «толерантность» как возможную психологическую категорию, И.Б. Гриншпун ориентирует на два понимания этого термина: 1) как обозначение индивидуального свойства (стабильного либо ситуативного), заключающегося в способности к сохранению саморегуляции при фрустрирующих (реально или потенциально) воздействиях среды (например, в выражении «фрустрационная толерантность» или в антагонистической паре «тревожность - толерантность»); 2) как обозначение способности к неагрессивному поведению по отношению к другому человеку на основе открытости и относительной независимости от действий другого. В сущности, речь идет о фундаментальных свойствах системы - тенденциях к изменению и самосохранению. По мнению ученого, толерантность означает наличие некоего бытийного пространства, в пределах которого человек открыт для взаимодействия с миром без утраты чувства сохранности своего «Я». З.А. Кочергина в своей статье «Современные дискуссии по проблеме толерантности» анализирует подходы зарубежных исследователей к изучению данной проблемы. В научных дебатах понятие толерантности активно обсуждается, утверждается в различных государственных документах, однако толерантность все еще далека от того, чтобы стать общепринятым принципом взаимоотношений [340, с. 43].

Анализируя различные подходы к определению толерантности, мы выявили, что в настоящее время в отечественной науке исследования идут в двух направлениях: первые раскрывают общечеловеческий смысл, вторые (их большинство) рассматривают его в дискурсе национальных отношений. Кроме толерантности, в межнациональных отношениях существует, как мы уже отмечали, толерантность в сфере отношений между полами (гендерная тематика), в сфере расовых, возрастных, профессиональных отношений и др.

Применительно к нашему исследованию мы рассматривали понятие межнациональной толерантности. Во-первых, потому, что межнациональная толерантность проявляется в отношениях между представителями разных национальностей (этносов); во-вторых, межнациональная толерантность предполагает способность субъектов видеть перспективы в межнациональных отношениях и на их основе строить взаимодействия; в-третьих, межнациональная толерантность как динамичная система может поддерживаться и развиваться только с учетом всех вышеназванных составляющих. Итак, межнациональная (межэтническая) толерантность - это свойство личности, выражающееся в позитивном восприятии особенностей национальных (этнических) групп, отличающихся от своей собственной и в построении взаимодействия с представителями этих групп.

Какие же выбрать при этом формы и методы развития у студентов культуры межнациональных отношений в целом и межнациональной толерантности в частности? Как показал исследовательский опыт автора, наряду с широким спектром психолого-педагогических методов гуманитарного исследования, существенную помощь в решении данной проблемы может оказать консультирование. Консультирование по вопросам межнациональных отношений - новое направление в педагогике, оно только начинает разрабатываться. Основой этих разработок является междисциплинарный подход, фокусирующий достижения современной психологии - «социально-этническая категория» (А.А. Леонтьев); этнографической психологии - «психология этничности» (Е.А. Будилов); этнической педагогики - «этнопедагогизация» (Г.Н. Волков); антропологии - «психологическая антропология» (С.А. Токарев); истории - «идентичность и культура» (В.А. Тишков) и образования - «поликультурное образование» (З.Ф. Мубинова). Уместно задать вопрос, нужны ли консультации по решению межнациональных проблем? Насколько эффективны будут результаты консультирования? Ровно настолько, насколько будут эффективны воспитательные методы, так как именно воспитанием занимается педагогика.

Личность консультанта является средством - «я как инструмент» (А. Адлер), стимулирующим совершенствование личности клиента (консультируемого), в дальнейшем мы будем придерживаться именно этого термина. Консультантом не рождаются, требуемые качества развиваются в течение жизни. Национальная ассоциация консультантов США выделяет следующие свойства личности консультанта: проявление глубокого интереса к людям и терпение в общении с ними; чувствительность к установкам и поведению других людей; эмоциональная стабильность и объективность; способность вызывать доверие других людей; уважение прав других людей. В основе консультирования по вопросам национального характера лежит, скорее всего, не психотерапевтическая деятельность консультанта, а философская, педагогическая и психологическая деятельность.

Цель консультаций заключается в том, чтобы научить консультируемого строить взаимоотношения с окружающими, представителями других наций (этносов), с учетом своеобразия их культур, традиций, обычаев и более или менее безболезненно разрешать возникающие противоречия. Консультант в данном случае - учитель. Он помогает клиенту общаться с этнонациональной средой, общается с ним долго и стабильно, а также завоевывает авторитет. Он - друг клиента. Консультирование в наибольшей степени соответствует процессу педагогической рефлексии, так как студенты, обращающиеся за консультациями, - это будущие педагоги. Этот метод также позволяет обсуждать разные вопросы, в том числе и очень личные. Тематика консультаций независимо от консультанта разделилась на несколько групп. Личностное консультирование включало обсуждение проблем национального имени, национальности, родного языка, двуязычия, конфессии и др. Профессиональное - проблемы многонациональной группы студентов, педагогического коллектива, подготовку к работе с многонациональным составом детей, родителей и др.

Приведем в качестве примера несколько ситуаций из жизни.

Клиент: мужчина, 72 года, москвич, имеет семью, детей, внуков. Проблема, с которой он обратился за помощью, - трудности в общении с соседями. Скрывал свое настоящее имя, а теперь хочет, чтобы его называли по имени, данному при рождении. Главная трудность заключается в том, что он боится обвинения в обмане. Всякий раз, когда его называли по-русски, мужчина испытывал дискомфорт. Теперь он хотел бы признаться соседям, но не знает, как это сделать. После консультирования клиент решил для себя, что лучше все-таки открыть свое настоящее имя соседям, друзьям.

Клиентка: девушка, 20 лет, не замужем, студентка. Проблема состояла в том, что она стеснялась своей национальности и скрывала ее. Она связывала свое «разоблачение» с теми неудобствами, которые оно могло принести ей как представителю своего народа. После консультирования клиентка изменила мнение о своей национальности.

Клиентка: женщина, 32 года, замужем, имеет детей, педагог. Проблема ее состоит в том, что она боится потерять работу, так как руководитель избавляется от людей, не принадлежащих к его нации, создавая для них невыносимые условия труда, завышая требования к профессиональным обязанностям.

Клиентка: студентка, 23 года, учится в педагогическом вузе г. Уфы. Проблема заключалась в том, что, сдав успешно вступительные экзамены в один из вузов г. Уфы, она не поступила учиться в данный вуз. Девушка убеждена, что это произошло потому, что она не является представителем титульной нации республики.

Подобных обращений за время нашей работы было предостаточно. В каждом конкретном случае у консультанта возникает много ценностных вопросов. Что думает об этих проблемах консультант? Что вообще думает консультант о национальных вопросах? Клиенты говорят об ущемлении их прав на работе? Что думает консультант об их правомерности? От ответов на эти вопросы в немалой степени зависит и процесс консультирования, и его результат. Консультант должен иметь четкую позицию в сфере межнациональных отношений, прав человека, чтобы избежать ценностных коллизий в процессе консультирования.

С консультированием в сфере межнациональных отношений связана подготовка специалистов мультикультурного образования, то есть тех педагогов системы управления образованием, которые так или иначе связаны с деятельностью многонациональных образовательных учреждений. Мы наблюдаем переход от отдельных консультаций к подготовке специалистов - тренеров мультикультурного образования. Сотрудничество России с международными организациями по подготовке специалистов мультикультурного образования практически уже началось. В Удмуртии начиная с 2005 г. в соответствии с проектом «Партнерство ради толерантности» в рамках программы Европейской комиссии ТАСИС осуществляется подготовка специалистов в сфере мультикультурного образования. Курирует данную программу Министерство национальной политики Удмуртской Республики. Предполагается, что подготовка тренеров (консультантов) по мультикультурному образованию поможет реализовать принцип мультикультурализма как в мононациональных, так и в многонациональных образовательных учреждениях. Кроме этого, теоретическая подготовка специалистов мультикультурного образования подкрепляется овладением практическими организаторскими умениями в этой области, например, обучение технологиям предупреждения и разрешения межкультурных конфликтов.

По приглашению Европейской комиссии ТАСИС автор монографии принимала участие в работе международного семинара 20 октября 2005 г. в г. Ижевске в качестве эксперта по данной проблематике с целью изложения состояния мультикультурного образования в постсоветском образовательном пространстве России. В России накоплен определенный опыт развития национальных и многонациональных образовательных учреждений. Как и в других сферах жизни, здесь имеются успехи и проблемы, которые необходимо вовремя решать. Целенаправленная и системная подготовка специалистов, компетентных в вопросах организации деятельности национальных и многонациональных школ, была бы очень полезной и своевременной. Взаимосвязь государственной политики и политики системы образования еще раз проявилась в совместном проекте Европейской комиссии ТАСИС, Министерства национальной политики Удмуртской Республики и системы образования Удмуртской Республики. В современных условиях это первый практический опыт подготовки специалистов в сфере мультикультурного образования, направленный на улучшение взаимодействия между разными обществами и различными группами большинства и меньшинства. Для системы высшего профессионального образования нашей страны опыт работы данного семинара может быть полезен при целенаправленной подготовке специалистов по мультикультурному образованию, среди которых могут быть специалисты из отделов национального образования, директора национальных школ и руководители национальных дошкольных учреждений.

Какова роль мультикультурализма в развитии системы национального образования? Мультикультурное образование является ответной реакцией системы образования на вызовы современного общества. Его окончательная цель, по мнению организаторов семинара, - сделать возможным равноправный взаимный обмен между различными группами большинства и меньшинства, сохраняя специфичность каждой и одновременно добиваясь их взаимного обогащения. Очевидно, что настала пора открытия новой специальности - педагогика и методика мульти- культурного образования с квалификацией «методист мультикультурного образования». Роль специалиста мультикультурного образования в предупреждении и разрешении межнациональных проблем, особенно в современных условиях, приобретает все большую значимость. Об этом автор монографии писала в 1997 г. в научной статье «Основные тенденции в развитии межнациональных отношений в системе образования России» и затем выступала с докладом в работе межрегиональной конференции «Изучение татарского языка в регионах РФ: проблемы и перспективы» в г. Казани в 1998 г. [11]. Члены Правительства Республики Татарстан не одобрили тогда эту идею, которая нашла свое понимание только через 15 лет, в августе 2012 г., при создании при Президенте России Совета по национальным отношениям. Этот факт еще раз подтверждает тезис о том, что правительство не всегда прислушивается к мнению ученых. В зарубежных странах высокий уровень консультирования отражает то, что там действуют более ста ассоциаций консультантов по различным вопросам, в том числе и по проблемам межнациональных отношений.

Эволюция социально-общественных процессов в России привела к тому, что консультанты по межнациональным отношениям в обществе необходимы, в том числе и в системе образования. Консультирование в сфере образования по проблемам межнациональных отношений, в отличие от психологического консультирования, строится на общих принципах процедуры консультирования. Однако сложность проблем, вопросов, по которым проводится консультирование, обязывает консультанта не только соблюдать общие принципы консультирования, но и свои специфические особенности, а по мере необходимости реагировать на новые условия, которые могут возникнуть в ходе общения. Так кто же эти консультанты и так ли они необходимы? В педагогической практике в роли консультантов могут оказаться и ректор вуза, и преподаватель, и учитель школы, они же могут оказаться и в качестве консультируемых. Для того чтобы консультант мог профессионально решать возникшие проблемы, необходимо организовать его специальную подготовку как профессионального консультанта (эксперта) именно по вопросам межнациональных отношений, этнической психологии, национальной культуры и др.

Рассмотрим подходы отечественных психологов к организации психологического консультирования в целом. По мнению Н.Н. Обозова, психологическое консультирование предполагает многообразную работу: просвещение, психологическое образование участников; психологическое тестирование и информирование обследованных; научно-практические рекомендации по образу жизни; рекомендации по самоорганизации деятельности [268]. В консультационной работе консультант должен точно дифференцировать адресата, которого он консультирует. Здесь необходимо учитывать возраст, пол, образование, профессиональную специализацию, должностной статус и принадлежность его к одной или нескольким национальным культурам. Важнейшим принципом взаимодействия «консультант - консультируемый» является обязательная доступность, доходчивость консультаций, а также стабильность и систематичность. Общение в процессе консультирования должно включать как научные, так и обыденные понятия, которые вытекают одно из другого. Желательно консультируемого записывать на диктофон, так как консультант только после неоднократного прослушивания может провести глубокую аналитическую работу, сделать выводы и тем более подготовить рекомендации. Консультант должен быть уверен в истинности «конечности» результатов и фактов, сообщаемых консультируемому. Он должен быть уверен в себе, в своих знаниях, быть, непременно, компетентным в вопросах межнациональных отношений. Специфика проблем, встречающихся в работе консультантов по межнациональным отношениям, заключается в следующем. Вопросы, которые затрагиваются в ходе консультаций, на первый взгляд выглядят довольно простыми, достаточно условными. Но, как показала практика, они глубоко личностные по содержанию и по силе воздействия на ум, эмоции и поступки личности консультируемого стоят в ряду высоко значимых социальных факторов.

Каковы же личностные качества участников консультаций? В консультационной работе очень важно первое впечатление, которое производят друг на друга консультант и консультируемый. Беседа начинается не с заранее составленного вопросника, а с вопроса, который волнует консультируемого. Именно он пришел на консультацию и решил высказать свои проблемы. Трудно было определить, кого больше волнуют проблемы, связанные с межнациональными отношениями, - обращались и мужчины, и женщины, и молодые, и люди уже в возрасте. В отличие от схемы традиционного консультирования, характер консультаций в сфере межнациональных отношений предельно сфокусирован на материале, который волнует консультируемого. Сам же консультант должен быть предельно предупредительным, доверительным. Консультации по межнациональным отношениям могут быть индивидуальными и групповыми. В ходе индивидуальных консультаций консультант общается один на один с консультируемым и не видит других (заочных) участников, которые тем не менее фигурируют в ходе беседы. Это «заочные персоны». Одной немаловажной реальной личной координатой является принадлежность консультанта к определенной национальной культуре. Общим принципом консультанта по межнациональным отношениям является утверждение индивидуально-психологического своеобразия представителя каждого народа, его неповторимости на фоне многонационального образовательного пространства Российской Федерации. Также есть у него и положительные, и отрицательные качества. Консультант должен иметь в арсенале различные тексты, примеры из истории.

В процессе уже описанного нами автобиографического интервью можно выделить прошлое, настоящее и предполагаемое консультируемым будущее. Обращение в прошлое помогает выявить опыт консультируемого с определенной оценкой прошедшего, настоящее также отражает существенные «болевые точки» проблем, а будущее, как показывает практика консультаций по межнациональным отношениям, предстает в сознании консультируемого только как долженствование, то есть в рамках того, «как должно быть» или «каким я должен быть в отношениях с другими» (представителями других культур). «Перспективные линии», которые, так или иначе, подразумеваются в ходе консультаций, могут быть направлены на построение взаимоотношений с окружающими на основе общечеловеческих нравственных ценностей бытия. Консультант в сфере межнациональных отношений, анализируя проблемные ситуации, проясняет их причины и следствия, но в большинстве случаев он подсказывает консультируемому новую модель поведения, он как бы «проигрывает» заново ситуацию, «возвращает» его в прежние условия, чтобы консультируемый сделал выводы и научился решать проблемы, которые могут возникнуть в будущем. Иногда консультируемый приходит со своей проблемой, чтобы почувствовать обычное внимание к своей персоне, просто пообщаться, но в силу того что содержание, характер этих консультаций не столь значимы и проблематичны, мы их и не затрагиваем.

Характерно, что желание проконсультироваться возникает у людей при конфликтах, кризисах, срывах. Межнациональные проблемы относятся к разряду жизненных проблем человека, поэтому консультируемый надеется получить готовый ответ на свои вопросы. Однако консультант не может изменить ни условия жизни консультируемого, ни обстоятельства, в которых консультируемый может оказаться, ни тем более «заочных персон», но он может на основе полученной информации дать рекомендации о возможных вариантах общения, контактах с другими людьми.

Людей, которые обращаются за консультациями по межнациональным отношениям, можно условно разделить на пять типов:

  • 1) люди с пониженным национальным самосознанием: «Я хуже, чем другие». Им присуще недовольство собой, заниженная самооценка. Неудачу на экзамене студент объясняет своей национальной принадлежностью;
  • 2) люди с достаточным уровнем национального самосознания: «Я как все». Они хотят подтверждения своим взглядам, строят планы на будущее и др.;
  • 3) люди с гипертрофированным национальным самосознанием: «Я лучше всех» или «Мы лучше, они хуже»;
  • 4) люди вне нации, дистанцирующиеся от своего народа, от своей культуры, языка, истории. Происходит отчуждение личности от своей нации. «Я другой». Некоторые причисляют себя к доминирующей или более привлекательной национальной группе. Например, афроамериканцы хотят быть белокожими (французами), азиаты делают операции по изменению разреза глаз, чтобы быть похожими на европейцев, южане осветляют темные волосы и т. д.;
  • 5) люди, считающие себя гражданами мира (планеты). Это эмоциональный уровень самосознания, а формально все люди являются гражданами одной или нескольких стран (двойное, тройное гражданство).

Мы выделили вопросы, на которые необходимо обратить особое внимание в практике консультирования по проблемам межнациональных отношений: как консультируемый относится к себе, своему народу; как консультируемый относится к детям, учащимся, представителям разных народов; как, по мнению консультируемого, к нему относятся представители других народов; как к нему относится консультант.

Консультации по межнациональным отношениям также зависят от места нахождения участников консультации. Это может быть большой мегаполис, как Москва, Уфа, или любой малый город Республики Башкортостан. Организация консультаций по межнациональным отношениям имеет профессиональные и территориальные признаки. Субъективно-личностная версия консультируемого присутствует во всех консультациях. Например, при неудаче на экзамене студент говорит, что ему поставили низкую оценку потому, что он плохо говорит по-русски, что он принадлежит к национальным меньшинствам, тем самым оправдывая свою слабую подготовку. При проведении консультирования важно установление адекватных взаимоотношений между консультантом и консультируемым. Консультант должен показать максимум внимания и уважения к личности консультируемого, его проблемам. Это во многом зависит от личностных особенностей консультанта. Содержание проблемы должно восприниматься консультантом как наиболее значимое в беседе с консультируемым.

По мнению М.М. Бахтина, «овладеть внутренним человеком, увидеть и понять его нельзя, делая его объектом безучастного и нейтрального анализа, нельзя овладеть им и путем слияния с ним, вчувствования в него. Нет, к нему можно подойти и его можно раскрыть - точнее заставить его самого раскрыться, - лишь путем общения с ним диалогически» [33, с. 65]. А консультации преподавателя и студента построены как раз на диалоге. Важное значение для установления контакта имеет национальность консультанта, его принадлежность к культуре (культурам), его профессиональные знания в области языка, культуры, традиций, истории. Мы понимаем, что консультант не может владеть всеми языками, это и не надо, но желательно, чтобы он владел как минимум двумя языками.

Как показала практика, пол, возраст консультанта не влияют на успешность консультаций. Из имеющихся характеристик консультантов для консультаций по межнациональным отношениям наиболее близок и необходим в работе эмоционально-коммуникативный тип консультанта, так как большая дистантность в отношениях затрудняет общение, у собеседников теряется интерес к проблеме, друг к другу. В педагогике, как известно, до недавнего времени существовал миф о беспроблемности межнациональных отношений, и в силу широкого распространения этого мифа обращение исследователей к этим проблемам воспринимается педагогической общественностью как нечто, опровергающее этот миф, но не дающее ничего взамен. Не выработаны подходы к решению проблем межнациональных отношений, часто они рассматриваются отдельно, без взаимосвязи с проблемами, имеющимися в области системы образования. Таким образом, не выработана гуманистическая парадигма межнациональных отношений, стратегия развития межнациональных отношений. В одной из первых работ по психологическому консультированию Н.Н. Обозов отмечает, что кроме того, в нашей культуре взаимное обращение по имени и отчеству позволяет сохранить необходимую дистанцию и поддерживает авторитет лидера отношений [268]. Уверенность педагога, консультирующего по вопросам межнациональных отношений, положительно влияет на самочувствие студентов.

Мы разработали правила поведения консультанта по межнациональным отношениям. Консультант не стремится давать оценку национальному характеру окружающих людей. Законы этики, на которые опирается консультант, требуют дать оценку нравственному сознанию, отношению, поведению. Но консультант по межнациональным отношениям опирается на индивидуальные особенности личности, которые имеются у него помимо сложившегося национального архетипа (характера).

Можно выделить несколько профессионально необходимых качеств консультанта по межнациональным отношениям: открытость, общительность, контактность; динамичность, гибкость; уважение и терпимость; умение ценить окружающих; способность к эмпатии, эмоциональная сдержанность; профессиональные знания в сфере системы образования; умение анализировать проблемные ситуации, находить оптимальные пути их решения; умение мирно разрешать конфликты; умение варьировать различные сценарии решения проблемы; независимость от предрассудков; критичность к себе и к другим; поддержание общей культуры (общение с разными народами). С целью создания условий для позитивного развития межнациональных отношений в студенческой среде мы проводили социально-психологические тренинги успешного межкультурного взаимодействия субъектов общения.

Современные исследователи проблем высшей школы большое значение придают роли национального феномена в образовании человека. Е.Н. Шиянов отмечает необходимость овладения базовой культурой, которая включает в себя культуру жизненного самоопределения; политическую, демократическую и правовую; экономическую и культуру труда; нравственную, этическую, художественную и физическую культуру; культуру межнационального и просто человеческого общения, семейных отношений [384]. Студент, осваивая культуру, делает открытие в себе самом. «Узнавать себя» и развиваться как «культурно-исторический субъект», для которого прошлое, настоящее и будущее культуры - это его прошлое, настоящее и будущее. Сегодня становится все более очевидным, что только профессионалы, способные делать дело и отвечать за него, могут обеспечить выживание общества, его выход из глубокого кризиса, его возвращение к национально-культурным традициям и полноценным контактам с другими странами и народами.

Одной из ведущих тенденций развития современной образовательной практики является поликультурный характер и этнорегиональ- ная направленность образования. В.Л. Матросов и В.А. Сластёнин отмечают, что к множеству противоречий, обострившихся за последние годы в педагогическом образовании, относится противоречие между обращенностью содержания учебной деятельности студентов к прошлому опыту и ориентацией их на будущее содержание профессиональной деятельности, к неизвестным еще ситуациям и условиям педагогического труда. Авторы предлагают перейти от «знаниевой» к «личностной, субъективной, деятельностной, индивидуально-творческой парадигме» в образовании [212]. При этом личность учителя истолковывается не как персонификация нормативной деятельности, а как носитель накопленных культурой общечеловеческих ценностей, как активный субъект, реализующий в педагогической профессии свой способ жизнедеятельности, готовность доопределять педагогические задачи и принимать ответственность за их решение, выходить за пределы нормативной деятельности.

В.А. Сластёнин и А.И. Мищенко также отмечают необходимость подготовки будущего педагога к реализации гуманистических технологий деятельности: «Результатом педагогического образования является формирование у будущего учителя профессиональной культуры, которая представляет собой систему общечеловеческих идей, профессиональноценностных ориентаций и качеств личности, гуманистических технологий педагогической деятельности» [312, с. 26]. Они выделили следующие компоненты профессионально-педагогической культуры: гносеологический; гуманистический; коммуникативный; образовательный; нормативный; информационный. Социально ценные качества личности развиваются в поливариантном образовательном пространстве высшей педагогической школы.

В.А. Сластёнин и А.И. Мищенко поставили перед современной высшей школой следующие задачи:

  • - предложить студенту системные знания о закономерных взаимосвязях человека с природой, культурой, обществом, государством, о процессах становления личности, развивающихся в мире ценностях, в отношении к другому и к самому себе;
  • - вооружить студента системой антропологического знания, излагаемого в учебных курсах по принципам проблемно-содержательной взаимосвязи и взаимодополнительности психолого-педагогических, со- циогуманитарных и культуроведческих дисциплин;
  • - отчетливо представлять место и роль образовательных процессов и систем в мировом культурном движении, в его исторических закономерностях и этнорегиональных формах;
  • - дать студенту систему фундаментальных знаний в избранной предметной области (полисубъектный, диалогический подход).

Важнейшей задачей воспитательной работы в высших учебных заведениях должно стать создание условий для полноценного раскрытия духовных устремлений студентов, их творческих способностей, для формирования гражданской позиции, ответственности за принятие решений, в том числе профессиональных, с учетом их социальных последствий. Исследование межнациональных отношений студенческой молодежи предоставляет для педагогики высшей школы возможность изучить механизмы развития межнациональных отношений в студенческой среде, выявить имеющиеся закономерности, разработать социальнопедагогическую технологию развития межнациональных отношений студенческой молодежи.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >