Принцип привилегированной зашиты общеизвестных (famous) товарных знаков (знаков обслуживания)

Выше мы проводили различие между общеизвестными («famous») и известными («well-known») товарными знаками.

Такие объективные причины как трансграничность Интернета; отсутствие единых международно-правовых критериев размежевания понятий «общеизвестный товарный знак» и «известный товарный знак» (равно как и их общепризнанных определений); отсылоч- ность норм международных конвенций к национальному законодательству и компетенции уполномоченных государственных органов в части определения критериев «общеизвестности» и т.п. вынудили авторов-разработчиков модели UDRP склониться в итоге в пользу придания особой защиты только в отношении «общеизвестных товарных знаков» (эпизодически могут с известной долей небрежности употребляться в одной семантической последовательности с «известными») на основе принципа специализации («speciality»). Как подчеркивается в п. 274 Итогового доклада ВОИС от 30.04.1999 по проекту' процесса доменных имен Интернета «знак должен быть общеизвестным или известным в масштабе широкого географического пространства и различных классов товаров и услуг»[1]; более четко отграничение «общеизвестных» от «известных» знаков для целей установления различного объема их охраны приведено в выступлении представителя ВОИС в Конгрессе США с презентацией концепции U DRP, в котором явно артикулировалась идея особой защиты именно «общеизвестных» товарных знаков и констатировалось, что «знаки, которые обладают известностью только в пределах одной страны или одного определенного класса товаров или услуг» не подпадают под действие специального механизма[2].

Таким образом, Единообразная политика и эталонная практика ее применения (в отличие от некоторых «оползневых прецедентов», расшатывающих корневые подпорки UDRP) более близка по идеологии к Соглашению TRIPS, в котором проводится дифференциация между товарными знаками по степени их известности (ст. 16.3) нежели к размытой и абстрактной диспозиции ст. 6 bis Парижской Конвенции по охране промышленной собственности 1883 г.

В виду изложенного выше, вряд ли можно признать допустимой тихую ревизию оригинальной модели UDRR заключающуюся в смешении понятий и степеней известности товарных знаков, как это происходит в решении ЦАП при ВОИСподелу8ос1ё1ё pourl’Oeuvre et la Memoire d’Antoine de Saint Exupery — Succession Saint Exupery — D’Agay v. Perlegos Properties; Case No. D2005-1085. Здесь мы становимся свидетелями ползучей практики превышения, extra vires компетенции ПУРС, ограниченной разрешением сугубо вопросов права и факта относительно правомочности регистрации и использования доменного имени, что предполагает запрет на переход за «красные флажки» в оценочную зону правомерности приобретения прав на товарные знаки, даже если аргумент товарнознаковой «легализации» доменного имени используется ответчиком по жалобе для обоснования второго и/или третьего элемента UDRP. В решении установлено, что регистрация товарного знака, схожего с известным (well- known) знаком, если лицо не имеет какой-либо связи с владельцем такого известного товарного знака, не получило от последнего уполномочия либо не проявило ясно выраженной законной цели использования товарного знака является «убедительным доказательством недобросовестности»[3]. Такие случаи, по нашему мнению, выхода за пределы очерченной Единообразной политикой процедурной свободы усмотрения арбитров ПУРС, встречаются в практике органа.

Например, в деле promat.com, была подвергнута стигматизации в качестве модели якобы недобросовестного поведения, свидетельствующей также об отсутствии у ответчиков прав и законных интересов на домен, систематическая деятельность одного из ответчиков (ООО «МэйлАдмин») по массовой регистрации доменных имен тождественных зарегистрированным им на себя товарных знаков[4]. При этом арбитры процитировали позицию ЦАП при ВОИС по другому МДС (Argenta Spaarbank NV v. Argenta, Mailadmin Ltd.; Case No.

D2009-0249; дело argenta.com[5], в котором фигурировал один из соответчиков (ООО «МэйлАдмин»), как косвенно уличающую последнего в осуществлении порочной коммерческой деятельности с точки зрения UDRP в хоральном истолковании проявившими поразительное единомыслие составами ПУРС.

В деле argenta.com ПУРС установил буквально следующее: «доказательства по делу свидетельствуют о том, что Ответчик был вовлечен в спекулятивную регистрацию доменных имен включая также совпадающие с товарными знаками Сообщества (имеется в виду Европейское Сообщество — Авт.) и с заявками на регистрацию товарных знаков Сообщества со стороны третьих лиц. В то время как добросовестная регистрация общеупотребительных слов для последующей перепродажи сама по себе не запрещена согласно UDRP, модель, состоящая в регистрации доменных имен, схожих с такими товарными знаками и заявками на регистрацию товарных знаков для спекулятивных целей не может рассматриваться в качестве легитимной деятельности, обосновывающей права и законные интересы для целей настоящей Политики. На этом основании Коллегия арбитров считает установленным, что Ответчик не смог доказать наличие у него прав и законных интересов в отношении Доменного имени».

При этом, если в деле argenta.com арбитры правомерно и разумно не усмотрели признаков недобросовестности в такой модели поведения ответчика (ООО «МэйлАдмин» удалось отстоять право на спорное доменное имя), то в деле promat.com ПУРС решил проявить чудеса эквилибристики в жонглировании клаузулами UDRP и, несмотря на существенное различие в фактических обстоятельствах двух разных МДС и недопустимости использования для обоснования недобросовестности общих оценочных суждений, признал поведение Ответчика не добросовестным на основании огульной оценки его бизнес-модели. Учитывая изложенное выше, можно вполне рекомендовать ICANN позаимствовать положительный опыт регулирования вопроса об относимости доказательств, успешно применяемый российскими арбитражными судами во исполнение положения п. 2 ст. 67 АПК РФ, в силу которого арбитражный суд не принимает поступившие в суд документы, содержащие оценку деятельности лиц, участвующих в деле, иные документы, не имеющие отношения к установлению обстоятельств по рассматриваемому делу, и отказывает в приобщении их к материалам дела.

Поскольку правовые позиции Ответчика по обоим делам формировались при моем самом непосредственном участии, можно на основе личного опыта констатировать, что диапазон свободы дискреционного усмотрения арбитров ПУРС чрезвычайно широк, он варьирует отдела к делу и любая мало-мальски значимая деталь или юридическое обстоятельство могут быть использованы для разворота ratio decidendi если не на 180 градусов, то на такую величину угла обвинительного уклона, которая может оказаться решающей для процедурной судьбы кейса. Занимательная «инклинометрия» практики ПУРС, надеюсь, не оставит читателя равнодушным или бесстрастным.

Особенно любопытно в контексте рассмотрения двух приведенных выше дел и узкой тематики настоящего раздела то, что в числе критериев общеизвестности товарных знаков на стадии обсуждения проектов регламентирующих разрешение МДС документов ICANN всерьез рассматривалась тема о количественном цензе регистраций товарных знаков (не менее 50). Таким образом, в самих истоках становления UDRP легитимно витал дух спекулятивной возгонки и экстенсивного повышения значимости статуса бренда за счет массовой регистрации товарных знаков, тогда как в принципе отдаленно схожая идея с увеличением капитализации доменного имени (за счет регистрации идентичного ему товарного знака) натолкнулась на когнитивный диссонанс со стороны коллегии арбитров по делу promat.com.

Если брать уровень ведомственного нормативно-правового освоения вопроса в России, то здесь можно привести Правила признания товарного знака общеизвестным в Российской Федерации, утвержденные Приказом Роспатента от 17.03.2000 № 38, согласно которым (п. 2.2.) фактические данные, подтверждающие общеизвестность товарного знака могут быть представлены, например, следующими содержащимися в соответствующих документах сведениями (перечень не исчерпывающий):

  • — об интенсивном использовании товарного знака, в частности, на территории РФ. При этом могут быть указаны: дата начала использования товарного знака, перечень населенных пунктов, где производилась реализация товаров, в отношении которых осуществлялось использование товарного знака; объем реализации этих товаров; способы использования товарного знака; среднегодовое количество потребителей товара; положение изготовителя на рынке в определенном секторе экономики и т.п.;
  • — о странах, в которых товарный знак приобрел широкую известность;
  • — о произведенных затратах на рекламу товарного знака (например, годовые финансовые отчеты);
  • — о стоимости (ценности) товарного знака в соответствии с данными, содержащимися в годовых финансовых отчетах;
  • — о результатах опроса потребителей товаров по вопросу общеизвестности товарного знака, проведенного специализированной независимой организацией с учетом рекомендаций, устанавливаемых Роспатентом. Такие Рекомендации утверждены Приказом Роспатента от 01.06.2001 № 74.

Кроме того, в силу п. 2.1 Правил «в заявлении должно быть указано, с какой даты заявитель считает свой товарный знак общеизвестным на территории Российской Федерации» — это положение может быть использовано для доказывания того, что товарный знак приобрел общеизвестность в РФ после момента регистрации доменного имени, что может устранить подозрения в недобросовестности регистранта в случае отсутствия иных доказательств его фактического уведомления.

  • [1] http://www.wipo.int/export/sites/www/amc/en/docs/report-final1 .pdf; датарецепции — 22.07.2013.
  • [2] http://www.wipo.int/amc/en/processes/process1 /testimony/index.html; датарецепции — 22.07.2013.
  • [3] '68 cm. http://www.wipo.int/amc/en/domains/decisions/html/2005/d2005-1085.html; дата рецепции — 22.07.2013.
  • [4] См. http://www.wipo.int/amc/en/domains/search/text.jsp?case=D2010-0990;дата рецепции — 23.07.2013.
  • [5] http://www.wipo.int/amc/en/domains/decisions/html/2009/d2009-0249.html.; дата рецепции — 23.07.2013.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >