МОДЕРНИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7]

т. е. модернизация как перманентный процесс, осуществляющийся посредством проведения реформ и инноваций, что сегодня означает переход к постиндустриальному обществу[8].

В теории модернизации можно выделить либеральное и консервативное направления.

Либеральная теория модернизации рассматривала процесс модернизации как переход от традиционного к современному обществу, т. е. как своего рода процесс “вестернизации”. Представители либерального направления исходили из универсальной картины общественного развития. По их мнению, все страны развиваются по единой схеме и образцу. Ее основными чертами должны стать рыночная экономика, открытое общество, новые информационные технологии, развитые сети коммуникаций, социальная мобильность, рациональность, плюрализм, демократия, свобода. С точки зрения такого подхода можно выделить “первичную” и “вторичную” модернизацию.

Либеральная теория модернизации подверглась критике с двух сторон: с радикальной и консервативной. Радикалы указывали на явный идеологический характер теории, экспансию западных ценностей и моделей, непригодных, по их мнению, для других цивилизаций, зависимый характер развития. Представители консервативного направления делали акцент на внутренних противоречиях процесса модернизации, конфликте политического участия и институционализации, сохранении политической стабильности и порядка, соответствии характера и направленности процессов развития национальным и историческим особенностям развивающихся стран, в том числе стран СНГ.

Составляющими процесса модернизации являются отдельные процессы экономической, политической, социальной и культурной модернизации. [9] [10]

Экономическая модернизация предусматривает интенсификацию процесса экономического воспроизводства, которая достигается благодаря росту дифференциации труда, энергетическому оборудованию производства, превращению науки в производственную (экономическую) силу и развитию рационального управления производством.

Ее составляющими являются[11]:

  • • замена силы человека или животного неодушевленными источниками энергии, такими как пар, электричество или атомная энергия, используемые в производстве, распределении, транспорте и коммуникации;
  • • отделение экономической деятельности от традиционалистского окружения;
  • • прогрессирующая замена орудий труда машинами и сложными технологиями;
  • • рост в количественном и качественном отношении вторичного (промышленность и торговля) и третичного (обслуживание) секторов экономики при одновременном сокращении первичного (добыча);
  • • возрастающая специализация экономических ролей и кластеров экономической деятельности — производства, потребления и распределения;
  • • обеспечение самоподдержки в росте экономики — как минимум обеспечение роста, достаточного для одновременного регулярного расширения производства и потребления;
  • • растущая индустриализация.

Модернизация стала фактором создания экономических форм и институтов, способствующих развитию и доминированию товарно-денежных отношений в производстве, потреблении и принуждении к труду, что привело к развитию капитализма. Это, в свою очередь, повлекло развитие и распространение рыночных отношений, формирование и развитие национальных и транснациональных рынков. Использование достижений науки в бизнесе способствовало научно-технической революции и превращению науки в одну из важных производственных сил. Экономическая модернизация также предполагает постоянное совершенствование методов управления экономикой и производственных технологий, что способствовало появлению рациональной бюрократии, менеджмента и экономической науки.

Политическая модернизация предполагает создание определенных политических институтов, которые должны содействовать реальному участию населения во властных структурах и влиянию народных масс на принятие конкретных решений.

Ее составляющие[12]:

  • • приближение к дифференцированной политической структуре с высокой специализацией политических ролей и институтов;
  • • эволюция политической системы в направлении создания современного суверенного государства;
  • • усиление роли государства;
  • • расширение сферы действия и усиление роли законодательного поля, объединяющего государство и граждан;
  • • рост численности граждан (лиц с политическими и гражданскими правами), расширение привлечения к политической жизни социальных групп и индивидов;
  • • возникновение и рост политической бюрократии, превращение рациональной деперсонифицированной бюрократической организации в доминирующую систему управления и контроля;
  • • ослабление традиционных элит и их легитимности, усиление модернизаторских элит.

Политическая модернизация началась с появления в Европе первых национальных централизованных государств, углубление политической модернизации в Европе и Америке привело к увеличению количества централизованных государств, установлению конституционного строя, парламентской форме правления, внедрению принципа разделения властей, становлению политических партий и движений, всеобщему избирательному праву, правовому государству, развитию демократии и внедрению паритетной демократии. В то же время она привела и к региональной и глобальной экспансии централизованных буржуазных государств, процессу образования мировых колониальных империй (начало XVI в.) и — в XIX в. — к развитию империализма как высшего, системного способа такой экспансии, направленного на разделение мира на зависимые территории и зоны влияния.

Социальная модернизация предполагает формирование открытого общества с динамичной социальной системой. Такое общество возникло и развивалось на основе рыночных отношений, правовой системы, регулирующей отношения собственников, и демократической системы, возможно, недостаточно совершенной. Демократия в таком социуме необходима для того, чтобы было возможно быстро вносить изменения в правила игры в меняющейся обстановке и следить за их выполнением.

Ее составляющие[13]:

  • • создание общества с открытой стратификационной системой и высокой мобильностью;
  • • ролевой характер взаимодействия (ожидания и поведение людей обусловлены их общественным статусом и социальными функциями);
  • • формальная система регулирования отношений (на основе письменного права, законов, положений, договоров);
  • • сложная система социального управления (отделение института управления, социальных органов управления и самоуправления);
  • • секуляризация (вступление светских признаков);
  • • выделение различных социальных институтов.

Социальная модернизация способствовала появлению

раннемодерных и современных наций, массового и гражданского общества и социального государства.

Культурная модернизация предполагает формирование высокодифференцированной и в то же время унифицированной культуры, базирующейся на комплексной парадигме прогресса, совершенствования, эффективности, счастья и природного выражения личных возможностей и чувств, а также на развитии индивидуализма.

Ее составляющими являются[14]:

  • • дифференциация главных элементов культурных систем;
  • • распространение грамотности и светского образования;
  • • растущая вера в науку и технологии;
  • • создание сложной, интеллектуальной и институционализированной системы для подготовки к осуществлению специализированных ролей;
  • • появление новых индивидуальных ориентаций, привычек, характеристик, обнаруживающих себя в большей возможности приспосабливаться ко все более широким социальным горизонтам;
  • • расширение сфер интересов;
  • • осознание того, что вознаграждение должно соответствовать вкладу индивидуума, а не каким-нибудь другим его особенностям;
  • • возможность развивать гибкую институциональную структуру, способную приспосабливаться к постоянно меняющимся проблемам и потребностям.

Модернизация — общественно-исторический процесс, в ходе которого традиционные общества становятся прогрессивными, индустриально развитыми. В классической социологии этот термин осмыслялся Дюркгеймом как процесс социальной дифференциации, посредством которого осуществлялось общественное разделение труда; М. Вебером — как процесс рационализации, в ходе которого хозяйствующие субъекты стремились максимально повысить собственную экономическую отдачу; Марксом — как процесс товаризации, в ходе которого товары и услуги все более и более производились для рынка.

Теории модернизации появились в 1950-х гг., когда обществоведы анализировали те преобразования, которые происходили в доиндустриальных, аграрных и иных, например колониальных и зависимых, обществах. Движение коммуни- тарных типов социальности к капиталистическим, экономическим и политическим системам привело к идеализации Запада с его научно-техническими и технологическими достижениями, демократическими и культурными традициями.

Основные признаки модернизации: рост возможностей использования современной технологии в ключевых отраслях материального производства, расширение форм потребления, создание социальных, политических и культурных условий для развития нового производства. Модернизация вместе с тем не только захватывает производственную деятельность, но выражается также в новых типах духовности.

Поначалу концепция модернизации касалась в основном развивающихся стран. Однако позже она стала выдвигаться в качестве универсальной модели, предназначенной для истолкования в едином ключе всех крупных событий современной политической истории. Модернизация существует в виде двух основных моделей: вестернизации и догоняющей модели. Вестернизация (от англ, western — западный) предполагает внедрение в культурную ткань разных стран структур, технологий и образа жизни западных обществ. В основном такого рода преобразование происходило в форме колонизации. Догоняющая модель предполагает приблизить отсталые в экономическом отношении страны к развитым. С помощью индустриализации изменяется жизнь ряда стран, при этом модернизация воспринимается как исторический процесс, рационально направленный на радикальное преобразование структуры современного мира. Предполагается, что мировая тенденция индустриальной цивилизации одинаково проявляется в Европе, Америке и Азии, в демократических и тоталитарных государствах.

Классическую теорию модернизации критикуют с двух позиций.

С одной стороны, утверждается, что модернизация может вести к “посттрадиционному обществу”, т. е. к обществу переходного типа, вышедшему из “традиционного” состояния, но не ставшему “модернизированным”.

С другой стороны, вводится понятие “постмодернизация”: общество постоянно развивается, и трудно определить критерии модернизации; во многих обществах традиции и инновации существуют одновременно и возникает тенденция объединения основ современного и традиционного общества.

Ориентация на новацию не исключает опоры на традицию, которая сама оказывается предпосылкой модернизации. Организация светской жизни не исключает роли мифа и религии в духовной сфере, проповедь индивидуализма не противоречит сохранению определенных форм коллективности. Демократический характер власти не устраняет авторитарности, попыток “управлять демократией”. Наращивание производительности совмещается с ограничениями пределов роста. Использование науки не мешает признанию других форм ценностной организации общества. Япония, Индонезия и другие страны показали возможности такой постмодернизации. Вместе с тем модернизация признает главной закономерностью общественного развития постоянное изменение и усложнение социальных, политических, экономических и культурных структур и их функций в соответствии с требованием рационального и эффективного функционирования общества.

Обычно выделяют три периода модернизации: I период — конец XVIII — начало XX в.; II период — 2()-60-е гг. XX в.; III период — 7()—90-е гг. XX в. Ряд авторов, в частности Ю. Хабермас и Э. Гидденс, полагают, что эпоха модерно- сти продолжается сегодня, как продолжается и процесс модернизации. Некоторые авторы полагают, что модерность (современность) не может быть завершена в принципе. Так, сенегальский социолог С. Амин утверждает, что современность (modernity) незавершённа, она открывает двери в неизведанное; современность незавершаема по своей сути, но она предполагает последовательность форм, которые очень разнообразно преодолевают противоречия общества в каждый момент его истории.

Генеалогически модерность восходит к западной цивилизации Нового времени, в различных регионах мира распространяются присущая ей институциональная среда и элементы ценностно-нормативной системы. Модернизация как процесс и модерность как ее следствие, возникнув в западном мире, в XX в. стали распространяться в глобальном масштабе. Э. Гидденс полагает: “Никакие иные, более традиционные, общественные формы не могут противостоять ей, сохраняя полную изолированность от глобальных тенденций. Является ли модернити исключительно западным феноменом с точки зрения образа жизни, развитию которого способствуют эти две великие преобразующие силы? Прямой ответ на этот вопрос должен быть утвердительным”[15]. Согласно мнению известного израильского социолога Ш. Эйзенштадта (Ай- зенштадта), “исторически модернизация есть процесс изменений, ведущих к двум типам социальных, экономических и политических систем, которые сложились в Западной Европе и Северной Америке в период между XVII и XIX вв. и распространились на другие страны и континенты”[16].

Согласно определению известного английского специалиста в области модернизационных трансформаций В. Мура, модернизация “является тотальной трансформацией традиционного домодернистского общества в такую социальную организацию, которая характерна для “продвинутых”, экономически процветающих и в политическом плане относительно стабильных наций Запада”[17]. Профессор социологии Мюнхенского университета У. Бек полагает, что “модернизация ведет не только к образованию централизованной государственной власти, к концентрации капитала и все более утонченному переплетению разделений труда и рыночных отношений, к мобильности, массовому потреблению и т. д., но и — тут мы подходим к обобщенной модели — к тройной “индивидуализации”: освобождению от исторически заданных социальных форм и связей в смысле традиционных обстоятельств господства и обеспечения (“аспект освобождения”), утрате традиционной стабильности с точки зрения действенного знания, веры и принятых норм (“аспект раз- волшебствления”) и — что как бы инвертирует смысл понятия — к новому виду социокультурной интеграции (“аспект контроля и реинтеграции”)”[18].

Модернизация как социокультурный макропроцесс имеет свое теоретическое обоснование. Его представляют теории модернизации, на становление которых оказали влияние эволюционизм, функционализм и диффузионизм. Основополагающий вклад в формирование научных концепций, объясняющих макропроцесс модернизации, т. е. переход от традиционного к современному обществу, внесли О. Конт, Ч. Спенсер, К. Маркс, М. Вебер, Э. Дюркгейм, Ф. Теннис, Ч. Кули, Г. Мейн. Теории модернизации в их классической форме получили научное и общественное признание в 50-е — середину 60-х гг. XX в., когда широкую известность получили работы М. Леви, Э. Хагена, Т. Парсонса, Н. Смелзера, Д. Лернера, Д. Аптера, Ш. Эйзенштадта, П. Бергера, У. Ростоу.

Среди исследований функционалистов следует отметить работы классика американской и мировой социологии Т. Парсонса, рассматривавшего процессы сегрегации импортируемого социокультурного опыта в странах, осуществляющих модернизацию. Т. Парсонс полагает, что в постоянных попытках подразделить импортируемый инокультурный опыт на приемлемый и не приемлемый проявляется тенденция к сохранению ценностей культуры “высшего уровня, открывая в то же время дорогу радикальным изменениям на следующем уровне ценностной спецификации, т. е. на уровне основных функциональных подсистем”[19].

Эволюционисты, прежде всего Г. Спенсер, главный акцент в своих теоретических построениях делали на анализе того, как развиваются общества. Наиболее полно Г. Спенсер изложил свои взгляды на эволюцию общества в фундаментальной работе “Основы социологии”. Он и его последователи обращали пристальное внимание на поступательность социальных изменений, прогрессивно-позитивные результаты эволюционного процесса, на эволюционный характер модер- низационных процессов. Они полагали, что модернизацион- ные трансформации однолинейны: менее развитые страны должны пройти по тому же пути, по которому уже прошли развитые страны модерности, изменения имеют постепенный, накопительный и мирный характер. Они подчеркивали важность экзогенных, имманентных причин и описывали движущие силы изменений терминами “структурная” и “функциональная дифференциация”, “адаптивное совершенствование” и аналогичными эволюционистскими понятиями. Профессор Ягеллонского университета в Кракове П. Штомпка отмечает, что с точки зрения эволюционистов — сторонников теории модернизации, она должна была принести всеобщее улучшение социальной жизни и условий человеческого существования. Модернизация и конвергенция рассматривались как необходимые, необратимые, эндогенные и благотворные процессы. Путь модернизационных трансформаций состоит из последовательных этапов-отрезков, или стадий, например “традиционная — переходная — современная”, “традиционная — стадия достижения предварительных условий для начала изменений — начало непрерывного роста — созревание — достижение уровня массового потребления”[20].

В 70-е — середине 80-х гг. XX в. концепция прогресса вообще и теории модернизации в частности были подвергнуты существенной переоценке. В рамках научного дискурса и общественного сознания под сомнение была поставлена как модель эволюционного обустройства мира, его модернизация, так и сама концепция прогресса. Критики теории модернизации указывали на низкую эффективность модернизационных трансформаций в странах третьего мира, на их частичное или полное отторжение. Было признано, что сохраняется и, по всей вероятности, в дальнейшем сохранится значительное страновое разнообразие государств модерности. Так, известный израильский социолог Ш. Эйзенштадт заметил, что “противоречие — между уникальностью Запада и тем, что он был как бы моделью для остального мира, а с другой стороны, спецификой динамики других цивилизаций, не было вполне очевидным во времена Маркса или Вебера, когда распространение капитализма и модернизация за пределами Европы были на ранних стадиях. Но оно стало гораздо более очевидным на более поздних стадиях модернизации после Второй мировой войны”[21].

Во второй половине прошлого века процессы модернизации приобрели глобальный характер. Модернизация предшествующей эпохи породила глобализацию. Глобализация становится источником и ресурсом модернизации, инициируя кардинальные изменения жизненного мира, в которых западные общества были первопроходцами. Это длительный исторический процесс, включающий в себя ряд определяющих элементов культурной и общечеловеческой эмансипации.

Сегодня можно утверждать, что глобализация является современным этапом развертывания единого и универсального “проекта модерна”. Глобализация, проявляющаяся в движении к интегрированному экономическому, правовому, информационному, образовательному и в конечном счете культурному пространству, является современным этапом модернизации. Речь идет о цельном, векторном потоке модернизационных / глобализационных перемен, представляющем собой движение к взаимосвязанному, взаимодополняющему миру, основанному на институтах и ценностях западной цивилизации модерности. Мыслится, что достичь качественного и быстрого скачка удастся к 2020 г.

Модернизация в социальной сфере предполагает, с одной стороны, реформирование ранее сложившихся институтов, норм и технологий, с другой — широкое использование инноваций, причем в условиях сохранения социальной стабильности и стимулирования роста доходов населения.

За последние годы достигнуты определенные результаты в развитии страны, но, в частности, социальная сфера подверглась процессам стагнации.

Следует отметить, что преобразования в этой сфере необходимы не потому, что социальная защита, социальное обслуживание работают плохо, а потому, что изменившаяся действительность предъявляет к ним новые требования. Модель социальной защиты населения сложилась более 20 лет назад для решения чрезвычайных задач обеспечения выживания людей в трудных ситуациях. Сформированная практически заново система успешно поддержала значительные группы населения, дезорганизованные и отброшенные за грань выживания радикальными социально-экономическими преобразованиями “лихих девяностых”. Получила большое развитие инфраструктура услуг по надомному обслуживанию граждан пожилого возраста и инвалидов. Сотни тысяч пожилых людей получили возможность в преклонном возрасте жить в своих жилищах, в привычном окружении, сохраняя соседские связи и социальные контакты.

Особенно следует подчеркнуть важность создания системы специализированных учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации. Приюты и социально-реабилитационные центры в полном смысле слова спасли целое поколение детей, родители которых не смогли обеспечить им заботу и нормальное развитие.

Безнадзорность, к сожалению, по-прежнему достаточно распространенное явление, но удалось справиться с беспризорностью и постепенно берется под контроль преступность несовершеннолетних.

Принимаемые в экстренном порядке меры были во многом основаны на принципах советского “собеса”; они отличались директивным, универсальным и патерналистским характером, но они достаточно успешно сработали в условиях слома социально-экономической формации.

За предшествующий период сформировалась система социального обслуживания населения. Однако она формировалась на экономических и идеологических основаниях скорее предшествующих периодов, чем современности и тем более — требований перспективного развития. В ней преобладает нерыночный характер функционирования, монополизм государственных (муниципальных) служб, преимущественная ориентация либо на льготные, либо на социально неблагополучные категории населения. До настоящего времени в рыночной экономике существует значительный нерыночный сектор. Это внутреннее противоречие серьезно затрудняет социально-экономическое развитие страны.

Возникает необходимость в глубокой модернизации, которая обусловлена целым комплексом объективных причин.

Во-первых, мощная динамика диалектического скачка начала 90-х гг. постепенно затухала без постоянной подпитки новой энергией, новыми идейными и организационными посылами. Сокращалась результативность труда, отдача на каждый дополнительный миллиард вложенных средств в отрасль становилась все менее эффективной. Это общефилософская закономерность, подтверждающая сущность второго начала термодинамики, которая гласит, что любой процесс требует дополнительного притока энергии, а в случае социальных процессов необходимы еще большие усилия целесообразной и осознанной деятельности людей. И именно сейчас, на новом этапе социального развития, появляется необходимость масштабного качественного скачка, призванного придать новые стимулы развитию системы социального обслуживания населения в нашей стране.

Во-вторых, изменилась социальная действительность, что наложило свой отпечаток на специфику функций, выполняемых данной отраслью. Функция выживания в критических условиях отступает на задний план перед функцией поддержания жизнедеятельности. Улучшение качества жизни, создание достойных условий существования для людей, в том числе находящихся в трудной жизненной ситуации, становится приоритетом социальной политики.

В-третьих, социальное обслуживание как институт всегда должно нести на себе отчетливый отпечаток общества, подчиняться его социальным нормам. В российских условиях это означает, что данная профессиональная деятельность, которая формировалась на патерналистических, нерыночных, механистически распределительных основаниях, должна преобразоваться даже не в соответствии с требованиями рыночного социального окружения — она должна соответствовать требованиям и закономерностям модернизирующегося российского общества. Обращаясь к научной терминологии, догоняющая модернизация должна смениться опережающей модернизацией.

И, наконец, еще одна причина, обусловливающая процессы модернизации и продуктивность инновационных подходов. В систему пришли более знающие, обученные, мотивированные кадры, которые могут сегодня предоставлять гражданам более сложные, высококвалифицированные, основанные на применении современной техники и технологий и, соответственно, более эффективные услуги.

В российских условиях модернизация осуществляется в русле общесоциального движения по переходу от позднеиндустриального к информационному обществу. Не углубляясь в научные термины, скажем, что все направления этого движения осуществляются под единым лозунгом “повышение эффективности”. И модернизация является императивом развития социальной работы в Российской Федерации именно потому, что значительные средства, выделяемые на финансирование социальных услуг и мер социальной поддержки, должны использоваться все более эффективно и результативно. Особенно в ситуации, когда мировой финансово-экономический кризис продолжает нарастать.

Следует отметить, что развитие комплекса мер социальной политики, достижение более высоких результатов в социальной работе повелительно требуют изменения менталитета как специалистов, так и получателей социальной помощи и услуг. Государственный патернализм, долгое время бывший идеологической основой социальной политики, становится определенным тормозом как развития общества, так и реализации многих индивидуальных судеб. Используя нашу привычную профессиональную метафору, государство должно создавать условия, в которых каждый трудоспособный будет иметь возможность приобрести удочку и собственным трудом, усилиями, предприимчивостью обеспечить себя и свою семью. Кормить трудоспособных иждивенцев — это прямое посягательство на принцип социальной сплоченности, нарушение социальной справедливости.

Сегодня входит в трудоспособный возраст поколение, которое не застало уравнительно-распределительное социально-экономическое устройство. В сознании населения, особенно молодых когорт, должны формироваться представления об индивидуальной социальной ответственности, о том, что нынешнее и будущее благополучие человека и благополучие его семьи зависят в первую очередь от трудолюбия и предусмотрительности. В мире давно выработаны механизмы обеспечения такой предусмотрительности: социальное страхование на случай старости и болезни. В последние годы, с увеличением средней ожидаемой продолжительности жизни, все более распространяется страхование для обеспечения постоянного ухода в старости.

Продолжительность жизни граждан нашей страны растет, пусть и не догоняет пока показатели других стран. Однако вопросы добровольного социального страхования, дополнительного медицинского страхования не находят должного решения.

Принцип социального государства — трудоспособные должны зарабатывать, а социальная помощь оказывается только тем, кто не в состоянии обеспечивать себя самостоятельно. Однако в наших условиях неизжитый патернализм приводит к тому, что государственную помощь получают те, кто вполне мог бы обеспечить себя самостоятельно. Это всеобщий парадокс системы социальной помощи: чем более развита ее система, тем больше она порождает иждивенчество. Адекватная система социальной помощи — это всегда компромисс между гуманистически обоснованной системой поддержки и необходимыми процессами социального контроля и принуждения к трудоустройству.

Сегодня система социального обслуживания находится в состоянии единого мощного инновационного скачка, обусловленного реализацией Федерального закона № 83-ФЗ, ведения самостоятельной финансово-хозяйственной деятельности, реализации платных социальных услуг. Это целый комплекс нововведений, который требует изменений в сфере идеологии, психологии и мотивации кадров, организационно-правового оформления процессов предоставления услуг, более активного введения информационных и других современных технологий.

Существующий монополизм постепенно размывается конкуренцией, в том числе с негосударственными учреждениями, социальными службами, создаваемыми общественными организациями или коммерческими фирмами. Эта конкуренция может стать радикальной, если государственное задание на оказание социальных услуг жителям, проживающим на определенной территории, будет распределяться на конкурсной основе, и государственные (муниципальные) учреждения будут участвовать в конкурсе на равных с негосударственными.

Дискутируется также вариант “монетизации” права на социальное обслуживание: гражданам будет выделяться связанная денежная субсидия в размере стоимости социальной услуги, на которую эти граждане имеют право. Человек сможет реализовать свое право в любой социальной службе, “голосуя рублем” за более высокое качество, более приемлемые условия оказания услуги. Экономическая эффективность такого механизма несомненна, а для проверки социальной эффективности необходимо экспериментальное апробирование данной технологии.

Проблема изменения возрастной структуры общества, увеличения средней продолжительности жизни, нарастания численности и доли старших возрастных когорт в популяции выдвигает серьезные задачи перед системой социального обслуживания страны.

Престарелые граждане нуждаются в большем числе услуг, большего объема и значительно более сложных, чем относительно “молодые” пожилые граждане. Экстенсивное наращивание численности социальных работников, предоставляющих услуги в традиционном диапазоне и традиционными методами, невозможно, так как упирается не только в финансовый “потолок”, но и блокируется невозможностью найти новые кадры для системы социальных учреждений.

В настоящее время в большинстве регионов Российской Федерации разработаны долгосрочные целевые программы социальной поддержки населения, в которых ведущее место отводится модернизации системы социального обслуживания населения.

Так, в г. Москве в программе “Социальная поддержка населения” на 2012-2016 гг. есть специальный раздел, направленный на модернизацию системы социальной защиты населения. Главная ее цель — повышение эффективности системы социальной поддержки населения. Среди задач прежде всего предусмотрено:

  • — развитие принципов адресного подхода к оказанию нуждающимся гражданам социальной помощи;
  • — развитие сети учреждений социальной защиты;
  • — стимулирование негосударственного сектора в сфере предоставления услуг.

В рамках пятилетней программы предусматриваются расходы на строительство и реконструкцию учреждений за счет адресной инвестиционной программы. Дальнейшее развитие получит социальное партнерство. Более активно будут внедряться инновационные технологии. Общий объем функционирования программы составит 2 трлн 100 млрд руб., в том числе на модернизацию и развитие системы 210 млрд руб.

Реализация данной программы позволит смягчить крайние формы неравенства, перейти к оказанию услуг в зависимости от оценки нуждаемости, обеспечить социальную интеграцию всех жителей города, в том числе инвалидов и других маломобильных групп населения. Большой блок мероприятий направлен на усиление социальной ответственности граждан, получающих социальную помощь, повышение адресности социальной поддержки, преодоление иждивенчества.

Реализация программно-целевого планирования показывает более эффективное использование имеющихся ресурсов, оперативное их перераспределение, решение задач оптимизации существующей структуры учреждений, уход от дублирующих и несвойственных функций.

Так, в ходе оптимизации структуры в отрасли социальной защиты города было высвобождено более 6 тыс. специалистов различных категорий, в основном это сотрудники административного аппарата, часть деятельности учреждений передана на аутсорсинг. Высвободившиеся ресурсы были направлены на развитие новых форм социального обслуживания населения.

Московские психоневрологические интернаты (ПНИ) в настоящее время осуществляют в опытно-экспериментальном режиме работу по поддержанию семейного окружения лиц с ментальными нарушениями. Практикуется вариант отделения дневного пребывания, когда утром граждан доставляют в учреждение (в том числе и транспортом учреждения), а по вечерам — обратно домой. Родственники данных клиентов могут в течение дня работать, посещать нужные им учреждения. В последнее время специалисты интернатов осуществляют также надомное патронажное социальное обслуживание людей с психоневрологическими нарушениями, предоставляя им социально-медицинские, реабилитационные, бытовые и другие услуги.

Такая деятельность имеет высокую комплексную эффективность, так как более рационально используется трудовой потенциал специалистов ПНИ, а люди с ментальными проблемами получают высококвалифицированную помощь. Стоимость таких услуг значительно ниже, чем стоимость обслуживания клиента в стационарном учреждении. Такое обслуживание соответствует принципу деинституционализации, превалирующему в деятельности по предоставлению помощи гражданам, нуждающимся в постоянном постороннем уходе. Наконец, такая помощь позволяет сократить численность очереди на помещение инвалида с ментальными нарушениями в стационарные учреждения, так как оказывается доступным его безопасное жизнеустройство вне рамок закрытого учреждения. Тем самым происходит развитие стационарозамещающих технологий.

Сходные технологии используются в социальной практике, которую условно называют “детский сад для пожилых”: граждане старшего поколения проводят весь день в центре социального обслуживания в безопасной обстановке, под присмотром специалистов, их снабжают доброкачественным питанием, с ними проводят реабилитационные и социокультурные мероприятия, организуют прогулки, а их дети, другие трудоспособные родственники могут отправляться на работу, не беспокоясь об их жизнеобеспечении. Это позволяет также повысить эффективность работы специалистов отделения дневного пребывания, которые прежде не всегда могли найти свое место в системе социального обслуживания населения и даже испытывали сложности при планировании государственного задания.

Актуальными остаются и проблемы социальной интеграции инвалидов в общество. Помимо последовательных усилий по обеспечению доступности жилой среды, общественных зданий, учреждений образования и культуры, наземного транспорта и метрополитена, т. е. создания среды универсального дизайна, в учреждениях социального обслуживания вводится функция “интегрированного помощника” — социального ассистента, который при необходимости помогает инвалиду выходить из дома, добираться до нужного учреждения, посещать школу или институт — иными словами, полноценно включаться в нормальную социальную жизнедеятельность города.

Подобная социальная технология первоначально была разработана государственной организацией содействия молодым инвалидам — клубом “Контакты-1”, и достигнутый позитивный опыт был адаптирован для нужд системы социальной защиты населения. Это закономерно: без объединения усилий, без взаимодействия государственных и негосударственных служб сегодня невозможно совершенствование системы социального обслуживания.

Учреждения различных организационных форм и форм собственности не только создают единую социальную ткань, обеспечивающую полноту предоставления услуг. В этой системе именно негосударственные организации, в силу присущей им большей гибкости, чаще выступают новаторами, разведчиками новых путей, по которым потом следуют государственные и муниципальные социальные службы.

Более того, эффективность системы зависит во многом от того, насколько успешно каждый элемент системы выполняет свои обязанности. И в этом плане, например, государственные учреждения нуждаются в услугах малых хозяйствующих субъектов — предприятий и фирм социально-бытового обслуживания, способных выполнять для клиентов государственных социальных служб отдельные услуги и работы за счет средств самих клиентов (платные услуги) или за счет распределения на конкурсной основе части государственного задания.

Государственные (муниципальные) учреждения социального обслуживания должны расширять спектр предоставляемых услуг, в том числе социально-бытовых, однако не могут концентрировать у себя оборудование и обученные кадры для того, чтобы осуществлять, например, текущий ремонт жилищ клиентов, чинить обувь, а в ряде случаев предоставлять и другие услуги, например медико-социальные. В таких случаях целесообразнее, экономически выгоднее и организационно эффективнее приобрести соответствующие услуги, работы у сторонней организации на основе аутсорсинга. Выгода снова будет обоюдной: клиенты получают спектр необходимых услуг, учреждение получает возможность предоставления услуг с высокой степенью экономической результативности (без дополнительных затрат). А малые предприятия получают объем работ.

Сотрудничество в решении тех или иных вопросов не означает конкуренции на поле оказания социальных услуг. Существующие и возникающие социальные службы будут, несомненно, бороться за клиента и за его средства — собственные или предоставляемые ему в монетизированной форме ассигнования на приобретение социальных услуг. Однако это не исключает координации деятельности и сотрудничества: в известных случаях сотрудничество может выступить инструментом достижения конкурентного преимущества.

Социальное обслуживание и предоставление мер социальной поддержки в Тюменской области также осуществляется на основе долгосрочных региональных программ. В настоящее время действуют: “Долгосрочная целевая программа “Основные направления развития отрасли “Социальная политика” в Тюменской области” и “Долгосрочная целевая программа “Основные направления развития информатизации в Тюменской области” (“Электронная Тюменская область”), целевой аудиторией которых является население Тюменской области; “Комплексная программа демографического развития Тюменской области” (целевая аудитория — молодежь, семьи с детьми, граждане пожилого возраста); “Комплексная программа “Основные направления реабилитации инвалидов Тюменской области”, целевой аудиторией которой являются инвалиды и дети-инвалиды, а также две областные программы, направленные на оказание помощи несовершеннолетним и взрослым лицам, отбывшим наказание, на профилактику правонарушений в области.

Обеспечение программной деятельности в сфере социального обслуживания населения осуществляется за счет средств бюджета Тюменской области.

Активно взаимодействует система социальных учреждений области также с Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации: для участия в реализации пяти программ фонда в регионе разработаны среднесрочные программы.

Была проведена большая работа по переводу всех социальных служб региона в новые организационные формы. Для осуществления этой цели были разработаны и приняты постановления и распоряжения Правительства Тюменской области: “Об утверждении порядка осуществления органами исполнительной власти Тюменской области функций и полномочий учредителя автономных учреждений Тюменской области”; “Об утверждении Положения об условиях и порядке формирования государственного задания учредителя автономным учреждениям Тюменской области” и др.

Этими документами регламентировалась процедура создания автономного учреждения, в том числе путем изменения типа существующего государственного учреждения; устанавливались полномочия учредителя автономного учреждения; определялись виды особо ценного имущества. Были утверждены правила определения объема и предоставления субсидий на финансовое обеспечение выполнения государственного задания учредителя автономным учреждениям; условия и порядок формирования государственного задания; источники и способы финансирования выполнения государственного задания, в том числе расчет размеров предоставляемых субсидий и объема затрат, условия и требования к содержанию задания, виды контроля за выполнением задания; форма и порядок предоставления отчетности.

Учитывая серьезные изменения порядка предоставления социального обслуживания автономными учреждениями, были также внесены изменения в нормативный правовой акт, регламентирующий предоставление населению социальных услуг.

При реорганизации учреждений и анализе их деятельности в течение прошедших со времени преобразования лет был получен позитивный управленческий эффект. Так, были осуществлены:

  • • профилизация сети учреждений социального обслуживания населения с учетом основных категорий потребителей социальных услуг, востребованных форм социального обслуживания;
  • • обеспечение комплексного подхода к социальному обслуживанию граждан пожилого возраста, инвалидов, в том числе детей инвалидов, семей и детей;
  • • реализация инновационных технологий, обеспечивающих максимальное продление пребывания несовершеннолетних, находящихся в трудной жизненной ситуации, граждан пожилого возраста и инвалидов в домашних условиях: внедрение института приемной семьи, семейных форм устройства несовершеннолетних, предоставление стационарных услуг на дому гражданам пожилого возраста и инвалидам;
  • • устранение очередности в стационарные учреждения для граждан пожилого возраста и инвалидов, максимальный охват полустационарными формами социального обслуживания несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, и детей-инвалидов;
  • • обеспечение единого подхода к оказанию услуг населению сельских и городских территорий, в том числе путем выездной формы обслуживания населения отдаленных сельских поселений специалистами различных ведомств;
  • • внедрение услуг аутсорсинга в целях обеспечения хозяйственной деятельности учреждений социального обслуживания населения.

Новые организационные формы создают для руководителя учреждения следующие возможности:

  • • гибкий режим работы сотрудников позволяет увеличить продолжительность рабочего дня учреждений до 22:00;
  • • выбор формы налогообложения, упрощенной системы налогообложения и ведения упрощенного бухгалтерского учета обусловливает отсутствие необходимости ведения налогового учета, предоставление декларации о деятельности учреждений один раз в год, снижение размера налоговой нагрузки на учреждения;
  • • выбор поставщика услуги, товара на взаимовыгодных условиях, с учетом качества и ассортимента продукции, отсутствие необходимости прохождения процедуры аукционов, торгов и тендеров.

Возможность увеличения фонда материального стимулирования кадров учреждений повышает заинтересованность руководителей в расширении спектра услуг с учетом фактического спроса населения, во внедрении удобных для потребителей технологий предоставления услуг, в повышении уровня сервиса.

Деятельность автономных учреждений, использование их руководителями финансовых средств и имущества подвергаются ежегодной независимой аудиторской проверке. В СМИ ежегодно публикуются (и вывешиваются на соответствующих интернет-ресурсах) отчеты о результатах деятельности учреждений, об использовании закрепленного за ним имущества, аудиторские заключения за истекший год.

Методическое и информационное сопровождение социального обслуживания различных категорий населения, наряду со специальными центрами, осуществляет областная Ассоциация учреждений социального обслуживания населения.

Системные изменения в сфере социального обслуживания происходят в Пермском крае. Они характеризуются:

  • — переходом от монопольного предоставления услуг государственными учреждениями к смешанной системе предоставления социального обслуживания, как в сети государственных учреждений, так и в негосударственном секторе;
  • — переходом от системы управления затратами к управлению по результатам деятельности;
  • — реформированием сети государственных учреждений социального обслуживания.

Для формирования новой системы социального обслуживания были выполнены следующие условия:

  • — принят Государственный стандарт социального обслуживания населения;
  • — расширена финансово-хозяйственная самостоятельность и ответственность государственных учреждений путем их перехода в автономные учреждения;
  • — утверждена методика расчета стоимости государственных услуг и расчетных показателей;
  • — бюджет отрасли сформирован с учетом форм размещения: государственное задание, государственный заказ.

Наблюдается динамика увеличения объема средств, направляемых на закупку социальных услуг. В текущем году доля средств составляет 32% от общего объема средств, направляемых на социальное обслуживание.

В настоящее время социальные услуги предоставляются в организациях всех форм собственности в соответствии с утвержденным перечнем гарантированных государственных услуг и государственным стандартом социального обслуживания. Все нестационарные услуги размещаются в негосударственном секторе, по ряду услуг используется смешанная форма: услуги предоставляются как государственными учреждениями, так и закупаются.

Образована новая структура управления сетью учреждений, представляющая кустовые объединения с разветвленной филиальной сетью. В результате реорганизации в три раза сократились расходы на административно-управленческий персонал, что позволило перераспределить сэкономленные средства, направив их на качественные изменения условий проживания граждан, увеличение фонда оплаты труда работников учреждений.

В соответствии с дорожной картой “Повышение эффективности и качества услуг в сфере социального обслуживания населения Пермского края” запланировано повышение к 2018 г. оплаты труда отдельных категорий работников социальных учреждений до 100%, врачей до 200% от уровня средней заработной платы в регионе.

Новая структура сети государственных учреждений позволила более адресно распределять финансовые средства, направляя их на проблемы, требующие первоочередного решения, в том числе на модернизацию материально- технической базы учреждений.

С учетом реализации программ, направленных на приведение в нормативное состояние учреждений социального обслуживания, выведено из эксплуатации 57 объектов (наполняемостью 639 мест), не соответствующих требованиям законодательства, из них 24 здания пятой степени огнестойкости.

Принято и приведено в нормативное состояние 26 объектов (общей наполняемостью 885 мест), что способствовало увеличению коечной сети и сокращению очередности в стационарные учреждения (с 400 человек в 2008 г. до 20 человек в 2013 г.). На эти цели в период 2010-2012 гг. направлено более 500 млн рублей.

При этом существует превышение нормативной наполняемости стационарных учреждений в количестве 300 мест.

В целях развития сети и решения проблемы переуплот- ненности подведомственных учреждений Министерством разработана “Генеральная схема размещения объектов социального обслуживания населения и объектов для детей, нуждающихся в государственной поддержке Пермского края до 2020 года”, которой предусмотрено строительство семи новых и реконструкция 11 существующих объектов социальной сферы.

Произошли качественные изменения в деятельности учреждений по предоставлению социальных услуг. Это работа по развитию персонала, функционирование учреждений в формате открытости и прозрачности, регламентация деятельности персонала по предоставлению социальных услуг, развитие инновационной практики, внедрение технологий медиации для урегулирования конфликтов, возникающих в учреждениях, создание механизмов действенного контроля качества.

С целью повышения уровня профессиональной компетентности персонала созданы два центра регламентации и обучения на базе стационарных учреждений социального обслуживания. В результате в пилотных учреждениях разработаны и внедрены внутренние регламенты деятельности персонала по предоставлению социальных услуг. В разработке регламентов принимают участие все сотрудники, непосредственно причастные к оказанию услуги и обеспечивающие ее. Таким образом, создана основа для эффективного взаимодействия персонала при оказании услуг, повышения квалификации сотрудников.

Сформировалась накопительная система повышения квалификации персонала учреждений всех уровней. Кроме того, регламентация оказания социальных услуг становится механизмом оценки качества их предоставления.

Еще одним приоритетным направлением является создание механизмов, обеспечивающих открытость социальных служб. В крае разработана Концепция открытости и прозрачности деятельности социальных служб, в каждом учреждении утверждены программы открытости и прозрачности.

Речь идет прежде всего об информационной открытости, доступности информации о направлениях работы, принимаемых решениях и т. д. В практику работы вошли ежегодные публичные отчеты директоров о работе учреждений. Ежегодно проводится более 100 мероприятий на территориях расположения краевых учреждений социального обслуживания с участием представителей местного сообщества, СМИ, общественных организаций. Это совместные спортивные и туристические мероприятия, творческие конкурсы, дни открытых дверей и др. Большое внимание уделяется привлечению волонтеров для сотрудничества с учреждениями социального обслуживания. Сейчас все стационарные учреждения имеют своих партнеров среди волонтерских организаций края. Более 400 волонтеров осуществляют добровольческую деятельность в учреждениях социального обслуживания.

Функционирование учреждений в формате открытости и прозрачности обеспечивает предпосылки для общественного контроля за деятельностью учреждений.

Региональный закон “Об общественном (гражданском) контроле в Пермском крае” определяет основные подходы к проведению общественного контроля в государственных учреждениях социальной сферы. В рамках исполнения данного закона создана региональная группа общественного (гражданского) контроля, совместно разработана методика проведения мероприятий, составлен план работы. Ежегодно в рамках общественного контроля за деятельностью социальных учреждений проведены проверки стационарных учреждений социального обслуживания, по итогам которых представители общественности дали оценку их деятельности, в том числе в части удовлетворенности клиентов социальным обслуживанием.

Говоря о негосударственном секторе оказания социальных услуг, следует отметить, что передача услуг на рынок осуществлялась в несколько этапов.

Исходя из необходимости создания конкурентной среды в сфере оказания услуг, оплаты услуг за результат, а не по смете, требовалось развернуть саму систему социального обслуживания на закуп услуг. С 2007 г. в рамках реализации краевого проекта “Государственный заказ в сфере предоставления социальных услуг” определены целевые группы с учетом нуждаемости, утверждена методика расчета стоимости государственных услуг и расчетных показателей по государственным услугам, откорректирован Государственный стандарт социального обслуживания населения, проведено конкурсное размещение заказа на оказание отдельных услуг в соответствии с Федеральным законом № 94-ФЗ, введен персонифицированный учет граждан, получающих социальные услуги.

В настоящее время социальные услуги: надомное обслуживание, дневное пребывание граждан пожилого возраста, консультативная помощь, реабилитация инвалидов — закупаются.

С каждым гражданином, находящимся на социальном обслуживании, поставщиком услуги заключен договор, который регламентирует права и обязанности сторон, предусматривает порядок оказания услуг, их периодичность и стоимость.

Ежемесячно каждая социальная служба в соответствии с условиями государственного контракта отчитывается по объему оказанных услуг, а также вносит данные в единую информационную аналитическую систему в разрезе получателей услуг, с указанием даты получения каждой подуслуги. Подобная система позволяет контролировать соблюдение условий заключенных контрактов, определять соответствие оказанных услуг требованиям государственного стандарта социального обслуживания населения Пермского края. Кроме того, с целью контроля объема и качества оказания услуг проводится выборочное анкетирование граждан пожилого возраста и инвалидов — получателей услуг, осуществляется контроль со стороны ветеранских организаций, общественных наблюдателей.

Помимо закупа услуг предусмотрены и другие механизмы, один из которых — предоставление услуг гражданам по адресному принципу.

Услуги по реабилитации инвалидов предоставляются в крае с использованием сертификата.

По результатам квалификационного отбора реабилитационных служб получатель выбирает организацию, форму оказания услуги (дневное или временное пребывание), период прохождения реабилитации. Выбор человека определяет и конкурентоспособность реабилитационной службы.

Квалификационный отбор показал заинтересованность реабилитационных служб различной организационно-правовой формы. Механизм получения реабилитационных услуг с использованием сертификата позволил сделать прозрачным учет реабилитационных услуг, определить наиболее востребованные службы.

Другой формой социального обслуживания является устройство в приемные семьи пожилых граждан и инвалидов. Нуждающимся в постоянном постороннем уходе и желающим проживать в привычных домашних условиях предлагается устройство в семьи. Условиями приема являются установление патронажа (опеки) над нетрудоспособным гражданином и совместное проживание с помощником (опекуном).

Гражданам, принявшим в семью нетрудоспособного гражданина, назначается ежемесячная денежная выплата. Выплата производится на основании договора, заключенного между органом социальной защиты и помощником (опекуном).

Кроме того, с целью сопровождения семей оказываются социально-психологические и социально-правовые услуги. Сопровождение семей позволяет своевременно защитить указанных граждан от возможных рисков и способствует предотвращению конфликтных ситуаций в семьях[22].

В Тверской области в ходе модернизации системы социального обслуживания населения большое внимание уделяется введению новых подходов в оплате труда социальных работников.

В области принят план мероприятий по реализации Указа в части поэтапного повышения заработной платы в государственных учреждениях. Заработная плата социальных работников в 2013 г. должна достигнуть уровня 47,5% от средней работной платы в регионе (11 163,0 руб.).

В соответствии с “дорожной картой” была проведена работа:

  • • по оптимизации управления и повышения эффективности бюджетных расходов;
  • • инвентаризации и оптимизации структуры и штатной численности учреждений (сокращение числа учреждений путем слияния);
  • • упразднению неэффективных отделений и маловостребованных услуг;
  • • повышению интенсивности труда работников с обязательным введением в практику контроля качества предоставляемых населению услуг.

До января 2013 г. система оплаты труда социальных работников зависела от количества обслуживаемых клиентов, а не от количества оказанных услуг:

  • • существовала уравниловка в оплате при различной загруженности социальных работников;
  • • отсутствовала мотивация в оказании сверх гарантированных услуг населению, так как они не оплачивались;
  • • не обеспечивалось рациональное использование трудовых ресурсов и бюджетного финансирования.

В целях повышения качества и доступности социальных услуг, направленности социального обслуживания на индивидуальные потребности человека, оптимизации труда социальных работников пересмотрен стандарт численности обслуживаемых граждан на одного социального работника. В практику работы внедрена методика оценки индивидуальной нуждаемости граждан в социальных услугах.

Изучение степени нуждаемости пожилых людей и инвалидов в социальных услугах позволяет обеспечить индивидуальный подход и планирование социального обслуживания (оказывать только те услуги, которые пользователь не может выполнять в силу своих физических возможностей).

При оформлении граждан в отделение социального обслуживания на дому клиент сам определяет потребность в социальных услугах.

В начале 2013 г. в нормативные документы были внесены изменения, которые предусматривают новые подходы по оказанию социальных услуг на дому гражданам пожилого возраста и инвалидам с учетом:

  • • оценки индивидуальной нуждаемости;
  • • материального обеспечения;
  • • семейного статуса.

С 1 апреля 2013 г. услуги на дому предоставляются бесплатно и на условиях частичной оплаты труда.

Бесплатно обслуживаются:

  • — одинокие граждане с доходом, не превышающим двух прожиточных минимумов (14 351,7 руб.);
  • — одиноко проживающие граждане с доходом, не превышающим один прожиточный минимум на душу населения (7175,87 руб.).

Частичная оплата:

  • минимальный размер оплаты за социальные услуги составляет 10% для одиноких граждан пожилого возраста и 30% — для одиноко проживающих;
  • максимальный размер оплаты за социальные услуги составляет 30% для одиноких граждан пожилого возраста и 60% — для одиноко проживающих.

В результате введения платы за надомное обслуживание граждан, проведения анализа и оценки индивидуальной нуждаемости, материального обеспечения и семейного положения произошло сокращение числа граждан, обслуживаемых на дому, на 2341 человек, следовательно, сократилось и число социальных работников (на 1092).

Высвобождаемый фонд оплаты труда направлен на повышение заработной платы заведующим отделениями, специалистам по социальной работе и водителям.

Основной целью работы отделений социального обслуживания на дому является максимально возможное продление пребывания пожилых граждан в привычной для них среде обитания и поддержание их социального, психологического и физического статуса. Задача, которая стоит перед работниками отделения, — это сохранение активного долголетия пожилых граждан и инвалидов путем удовлетворения индивидуальных потребностей данной категории в различных социальных услугах.

На базе комплексных центров социального обслуживания населения был внедрен пилотный проект “Новая система оплаты труда социальных работников”.

Первым этапом было проведение мониторинга среди социальных работников города и села по количеству оказанных услуг и времени, затраченного на их выполнение. Были проведены совещания с директорами центров, участвующих в реализации пилотного проекта. Пересмотрен состав и объем нагрузки на одного социального работника. Определен перечень предоставляемых гарантированных социальных услуг, трудоемкость и кратность предоставления каждой услуги.

В 2013 г. комплексные центры, участвующие в пилотном проекте, перешли на новую сдельно-премиальную систему оплаты труда, где при расчете зарплаты стало учитываться, сколько услуг социальный работник оказывает пожилым людям, в том числе трудоемких, таких как поднос воды и топка печей; также стала учитываться отдаленность места проживания подопечного. Индивидуальный подход к нуждаемости граждан в услугах позволяет регулировать производственную нагрузку, которая зависит не от количества клиентов, а от количества и качества социальных услуг.

Работа в режиме пилотного проекта позволила апробировать взаимодействие всего комплекса социальных услуг, предоставляемых на основе индивидуальной нуждаемости и потребности граждан в тех или иных видах услуг, входящих в перечень гарантированных государством услуг или дополнительных, не входящих в этот перечень.

С учетом положительных результатов пилотного проекта (при переходе на новую форму социального обслуживания средняя заработная плата социальных работников увеличилась в 1,5-2 раза) все комплексные центры социального обслуживания Тверской области были переведены на сдельнопремиальную систему оплаты труда социальных работников.

В целях расширения спектра предоставляемых услуг и всестороннего удовлетворения населения в социальном обслуживании в марте 2012 г. был утвержден Порядок предоставления дополнительный платных социальных услуг, принят примерный перечень платных услуг, методические рекомендации по расчету цен на социальные услуги, предельный тариф на услуги.

Наиболее востребованные социальные услуги:

  • — стирка и глаженье белья;
  • — уборка лестничной площадки;
  • — уборка придомовой территории;
  • — мытье окон;
  • — расчистка снега, покос травы;
  • — мытье потолков.

В соответствии с положением о сдельно-премиальной системе оплаты труда, до 60% дохода, поступающего от оказания дополнительной платной услуги, направляется на стимулирование социальных работников.

Положительными результатами перехода на сдельнопремиальную оплату труда можно назвать следующие:

  • • высвободившийся фонд оплаты труда, за счет сокращения численности социальных работников, направлен на стимулирование сотрудников;
  • • средства, полученные от платных услуг, направлены на улучшение условий труда, развитие учреждений и повышение заработной платы;
  • • изменилось отношение социальных работников к своему труду, к обслуживаемым, к коллегам;
  • • изменился кадровый состав социальных работников, коллектив омолодился;
  • • повысились престиж и значимость социальной работы, улучшился психологический климат в коллективе;
  • • после внедрения новой системы работники научились принимать решения, правильно планировать свою работу, проявлять инициативу в общественной деятельности, вносить предложения по улучшению работы, правильно строить свои отношения с клиентами.

В соответствии с Планом мероприятий (“дорожная карта”) “Повышение эффективности и качества услуг в сфере социального обслуживания населения в городе Москве (2013-2018 годы)” активно внедряются разнообразные формы стационарозамещающих технологий, что в свою очередь позволяет экономить бюджет города.

В рамках комплекса мер “Лучшая половина жизни” реализуются следующие направления.

Работают программы “Активное долголетие”, направленные на поддержание физического и психического здоровья граждан. Клиентам в учреждениях предлагается разнообразнейшая культурно-досуговая программа. Работает 1120 клубов и кружков различной направленности, которые ежемесячно охватывают более 105 тыс. человек. Сегодня пожилой гражданин желает идти в ногу со временем, каждый раз предъявляя новые запросы к социальным службам.

Эффективно реализуется программа “Социальный туризм”, которая является частью комплексной социальной реабилитации лиц старшего возраста, туризм с целью изучения культуры, с целью отдыха, спортивный, экологический, приключенческий, патриотический.

Применяются здоровьесберегающие технологии (“Сила целительных мудр”, “Пальминг — верни себе зрение” — занятия по восстановлению здоровья и зрения) и т. п.

В рамках межведомственного взаимодействия органов социальной защиты и учреждений здравоохранения утвержден план совместных мероприятий по вопросам медикосоциальной помощи лицам пожилого возраста. Данный план предусматривает организацию взаимодействия центров социального обслуживания с гериатрическими службами амбулаторно-поликлинических объединений. На базе поликлиник один раз в неделю проводятся дни пожилого человека. В эти дни на прием приглашаются 40-50 пожилых граждан для прохождения углубленной диспансеризации (осмотр врачом-гериатром и узкими специалистами, полный комплекс аппаратной диагностики (УЗИ, ЭКГ и пр.), лабораторные анализы).

Работают 115 студий иностранных языков как для начинающих (уровня elementary), так и для продолжающих изучать языки (beginnner). В учреждениях организовано изучение английского, немецкого, французского и китайского языков. При этом занятия проводятся в познавательной интерактивной форме, используются мультимедийные материалы. Например, в филиале “Дмитровский” ГБУ ТЦСО “Бескудниково” совместно с “Мальтийской службой Аугсбург и Берлин” проводится курс “Путешествие по Германии”. Цель курса — познакомить слушателей с культурой, обычаями, традициями Германии, со страноведческим аспектом, а также сформировать навыки владения разговорным немецким языком.

Активно внедряются занятия посильными видами спорта. В ряде учреждений приобретены специальные трехколесные велосипеды. Занятия проводятся на свежем воздухе не только в теплое время года, но и в зимний период. В центрах социального обслуживания административных округов организованы занятия китайской гимнастикой “Тайцзицюань”, гимнастикой “Цигун”; самомассаж “Стадион на ладони”, кардиостеп, танцевально-двигательная терапия, степ-аэробика, “Скандинавская ходьба” и пр.

Работают театральные и танцевальные студии, музыкально-литературные салоны, хоровые коллективы, инновационный проект “Интерактивное путешествие” с использованием ЗБ-кинотеатра.

Активно работают школы ухода, занятия в которых посещают не только специалисты учреждений, но и родственники граждан, утративших способность к самообслуживанию.

Динамично проводится обучение пожилых компьютерной грамотности. В учреждениях работает 115 клубов на 434 рабочих места. За десять месяцев прошли обучение порядка 10 тыс. человек. Кроме этого пожилые и инвалиды проходят обучение на базе учреждений библиотечной системы. Ежегодно обучается более 6 тыс. человек.

В рамках Государственной программы “Социальная поддержка жителей города Москвы на 2012-2016 годы” предусмотрена поддержка деятельности общественных организаций, объединяющих ветеранов и инвалидов, путем предоставления “именных субсидий”, причем перечень именных субсидий и объем расходов являются оптимальными для деятельности Департамента и все именные субсидии имеют особую социальную значимость.

Одним из важных направлений сотрудничества является поддержка наиболее значимых благотворительных проектов и программ в виде предоставления субсидий на оказание дополнительной адресной социальной помощи и услуг общественными и благотворительными организациями в рамках городских целевых программ, утверждаемых Правительством Москвы.

Департаментом ежегодно проводятся конкурсы на предоставление субсидии из бюджета города среди общественных и иных некоммерческих организаций. В 2013 г. было выделено субсидий в объеме свыше 37,8 млн руб., в 2014 г. на эти цели выделено 38,37 млн руб.

Победители конкурса, среди которых есть общественные и благотворительные организации Русской Православной Церкви (РПЦ), оказывают дополнительную социальную поддержку жителям города по уходу за одинокими престарелыми гражданами и инвалидами (Православное МарфоМариинское сестричество во имя Феодоровской иконы Божией Матери, местная религиозная организация “Сестричество во имя благоверного царевича Димитрия” — оказание патронажных услуг и адресной социальной помощи лежачим больным, Региональная общественная организация “Милосердие” Русской Православной Церкви — проект “Автобус милосердия” — оказание помощи бездомным в зимнее и весеннее время года одеждой и обувью, Фонд социальной защиты населения “Замоскворечье” — оказание адресной социальной помощи остро нуждающимся деятелям отечественного театра и кино и проведение праздничных мероприятий для ветеранов кино, Региональная общественная организация инвалидов стомированных больных “Лотом” — оказание адресной помощи стомированным больным, передача социально незащищенным пенсионерам и инвалидам санитарно-гигиенических средств, Региональная общественная организация содействия поддержке инвалидов, пенсионеров и других малоимущих категорий граждан “Гармония” — оказание адресной социальной помощи в виде предметов длительного пользования (телевизоров, холодильников, стиральных машин и др.).

Таким образом, в ходе модернизации системы социального обслуживания в большинстве регионов Российской Федерации усиленно внедряются инновационные программы и проекты, направленные на повышение эффективности деятельности учреждений социального обслуживания, на более высокие результаты труда руководителей и специалистов.

  • [1] Работа в новых социально-экономических условиях требует широкомасштабной модернизации, результатом которойдолжно стать преодоление возникшего отставания в определенных сферах, в том числе и социальной, включая социальное обслуживание. Модернизация (в переводе с англ, modern — обновленный, современный, быстрый рост научных знаний) рассматривается в двух аспектах:
  • [2] обновление объекта, приведение его в соответствие сновыми требованиями и нормами, техническими условиями,показателями качества. Модернизируются в основном машины, оборудование, технологические процессы (например, модернизация компьютера);
  • [3] в историческом значении — макропроцесс перехода
  • [4] от традиционного общества к модерному обществу, от аграр
  • [5] ного — к индустриальному. Согласно С. Н. Гаврову, историческое понятие модернизации рассматривается преимущественно в трех различных значениях:
  • [6] а) как внутреннее развитие стран Западной Европы и Северной Америки, относящееся к европейскому Новому времени;
  • [7] догоняющая модернизация, которую практикуют страны, не относящиеся к странам первой группы, но стремящиеся их догнать; в) процессы эволюционного развития наиболее модернизированных обществ (Западная Европа и Северная Америка),
  • [8] 2
  • [9] Гаеров С. Н. Модернизация // Социокультурная антропология:история, теория, методология: Энциклопедический словарь. М.: Академический проект, Константа, 2012. С. 821- 830.
  • [10] Возможна ли модернизация Беларуси // Новая Эуропа. 2013.17 июля.
  • [11] См.: http://www.ras.ru/FStorage/download.aspx?Id=2a7b7fl5-19014с26^Ы-с2207ае47а{6
  • [12] Cm.: Eisenstadt S. N. Modernization: Protest and Change. Englewood Cliffs, 1966. P. 1-5.
  • [13] См.: Городяненко В. Г. Соцшлопя: Пщручник. К, 2003.
  • [14] См.: Теория политики: Учебное пособие / Под ред. Б. А. Исаева.СПб., 2008. Тема 20. Политическое развитие и модернизация.
  • [15] Гидденс Э. Последствия модернити // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология. М., 1999. С. 119.
  • [16] Цит. по: Штомпка П. Социология социальных изменений. М.,1996. С. 173.
  • [17] Цит. по: Кравченко И. Модернизация сегодняшней России. //Этатистские модели модернизации. М.: ИФРАН, 2002. С. 16-17.
  • [18] Бек У. Общество риска: на пути к другому модерну. М., 2000.С. 189.
  • [19] Парсонс Т. Очерк социальной системы //О социальных системах. М., 2002. С. 662.
  • [20] Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996. С. 172.
  • [21] Цит. по: Ерасов Б. С. Цивилизация: Универсалии и самобытность. М., 2002. С. 364.
  • [22] См.: Абдуллина Т. Ю. Основные направления социального обслуживания, пути его совершенствования и перспективы развитиянегосударственного сектора в сфере оказания социальных услуг вПермском крае // Социальное обслуживание. 2013. № 11. С. 22-26.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >