Результаты исследования в группе трудовых мигрантов из Средней Азии

Наибольшую группу составили трудовые мигранты - выходцы из Узбекистана, Кыргызстана и Таджикистана (174 человека). Мужчин 159 человек, женщин 15 человек, приехавшие на работу в Москву со своими мужьями. Средний возраст 38 лет. 163 человека имеют среднее и среднее специальное образование, 11 человек - неполное высшее образование. У себя на Родине трудовые мигранты были задействованы в основном в сфере промышленности и сельского хозяйства. В Москве большинство из них работает больше трех лет, покупая каждый год в мшрационной службе патент на трудоустройство. В Москве основным

147

местом трудоустройства опрошенных мшрантов является сфера ЖКХ консьерж, дворник, вахтер; строительство, сфера торговли, общепита и негосударственного транспорта.

Причинами приезда в Россию, согласно опросу трудовых мигрантов (отвечая на данный вопрос, мигранты имели возможность отметить несколько вариантов ответа), стали недостаток финансовых средств (99,5% опрошенных); невозможность трудоустроится дома (12,8 %); но рекомендации земляков, друзей (10,3 %); желание жить и работать в России, получить прописку постоянного места жительства в России (7,7%).

Ответы мигрантов на вопрос: «С какими трудностями Вы встретились в России?», имеющего несколько вариантов ответов, представим в таблице № 5.

Таблица 4. Трудности, с которыми мигранты встретились в процессе адаптации к

российским условиям (в %)

Легальное

трудоустройство

Организация

быта

Освоение русского языка

Понимани

е

культуры,

обычаев,

традиций

России

Общение с

местным

населением

Общение с государстве иными службами

99,5

41,0

30,7

20,5

10,3

51,3

Как видно из таблицы наибольшую трудность для трудовых мигрантов из Средней Азии составляют трудности легального трудоустройства, общения с государственными службами, в частности, с миграционной службой и организация быта. Остальные, на наш взгляд, главные позиции, как освоение русского языка, общение с местным населением и понимание культуры, традиций и обычаев российского народа в меньшей степени вызывают у данной группы мигрантов трудности.

Приведем ответы мигрантов еще на три вопроса, результаты на два из которых представим в следующих таблицах, затем попытаемся дать интерпретацию результатов, представленных в таблице 5,6,7, опираясь на ответы респондентов на другие вопросы социально- психологической анкеты, отвечающие этим целям.

На вопрос: «Напишите, пожалуйста, как вы приспособились к жизни в Москве?» 38,5 % участников опроса ответили «хорошо», 61,5 % «с трудом», вариант «плохо» не был зафиксирован.

Следующие два вопроса проясняли ответы респондентов, отметивших позиции «хорошо» и «с трудом» (на данные вопросы мигранты имели возможность отметить несколько вариантов ответа).

Так детерминантами «хорошего приспособления» мигрантов к российским условиям являются (таблица № 5):

Таблица 5. Детерминанты «хорошего приспособления» трудовых мигрантов из Средней Азии к российским условиям жизни (в %)

Получен

не

работы

Поддержка

знакомых

москвичей

Поддержка

земляков

Поддержка

семьи

Хорошее

знание

русского

языка

Хорош

ее

общей не с месгн ым

населе

нием

Хорош

ее

знание

культу

ры,

обычае

в,

трэд и ц ИЙ

России

Прояв

ление

самост

оятель

ности

и

активн

ость в

приспо

соблен

ИИ к

местн

ым

услови

ям

жизни

92,3

12,8

61,5

10,3

20,5

20,5

10,3

10,3

Как видим, приспособлению к местным условиям в большем мере способствует «наличие работы» и «поддержка земляков».

Таблица 6. Детерминанты затрудненного приспособления мигрантов из Средней

Азии к российским условиям жизни (в %)

Трудности в освоении русского языка

Трудности

приспособления к местным традициям и обычаям

Сужение круга общения, сложности в налаживания контактов с людьми

Переживание временного разрыва с семьей,

родственниками

41,0

30,7

43,6

10.2

Результаты, представленные в данной таблице, позволяют выделить причины, в наибольшей степени, влияющие на сложность адаптации мигрантов из Средней Азии: трудности освоения русского языка, сужение круга общения и сложности в налаживании контактов с людьми. Мигрантами не отмечались такие варианты ответов, как «хочу устроиться на работу, но не могу»; «часто конфликтую с местным населением» и «психологически не был готов к переезду в Россию».

Анализируя ответы на три вопроса, в гом числе представленных в двух последних таблицах, можно понять, почему трудовые мигранты данной группы в качестве основных трудностей, с которыми они встретились в России, отметили сложности в легализации трудоустройства и общения с миграционными службами, от которых во многом зависит получение патента на трудоустройство, но в меньшей степени отметили сложности в освоении русского языка, общения с местным населением и понимания культуры, традиций и обычаев российского народа, тогда как в ответах на последующие вопросы, эти позиции стали одними из главных. Можно предположить, что в данном случае срабатывает когнитивный механизм - перспективизация, когда из множества позиций мигрантами были выбраны две, имеющие комплементарный характер - легализация трудоустройства и взаимопонимание с миграционными службами, от которых это

трудоустройство зависит' и эти позиции нашли отражение в их

150

ментальных картах или ментальных репрезентаций разного тина образов, фреймов и скриптов. Перспективизация как бы ограничивает жизненные потребности мигрантов или выделяет для них главное, остальное является либо незначимым, либо малозначимым и не воспринимается мигрантами важными, вероятно, эго способствует позитивному восприятию мигрантами своей адаптации к предложенной жизненной ситуации.

Данное предположение можно подтвердить также ответами мигрантов на следующий вопрос: «Для каждого человека существует что-то важное. Укажите, насколько сейчас для Вас важно... и далее предложен ряд позиций». Представим ответы в таблице 7.

Таблица 7. Распределение ответов по вопросу важности некоторых жизненных

потребностей (в %)

важно

Не важно

Образование и знание

10,2

89,8

Иметь работу

100

0

Личная безопасность

41,0

59,0

самоуважение

41,0

59,0

Научиться не конфликтовать с местным населением

30,7

69,3

Отношения с местным население

30,7

69,3

Получать информацию о правах и обязанностях мигрантов

41,0

59,0

Приспособиться к жизни в Москве

30,7

69,0

Получать помощь различных специалистов в приспособлении к жизни в Москве

2,6

97,4

Как видно из таблицы, мигранты выделили для себя главное иметь работу, что вполне разумно, личную безопасность, самоуважение и получение информации о нравах и обязанностях мигранта, остальное является менее важное, в частности, контакты с местным населением. Стоит отметить, что всего один человек нуждается в помощи различных специалистов в приспособлении к жизни в Москве (эту позицию, как и

151

остальные образование и знание, отношение с местным населением и другое, выделил для себя мигрант, который желал бы переехать на постоянное место жительство в Россию). Данное предположение, которое, конечно же, требует дальнейшего изучения, может поставить под сомнение актуальность разработки психологических программ адаптации трудовых мигрантов из Средней Азии. Однако считаем, что необходимо вносить элементы такой программы в курсы обучения трудовых мигрантов русскому языку. Тем более что с 1 января 2015 года при получении трудовым мигрантом патента на трудоустройства, он должен будет также предоставить сертификат о прохождении курсов русского языка.

Ответы на последующие вопросы подтверждают выводы об ограниченности потребностей трудовых мигрантов из Средней Азии, отраженные в их ментальной карте, а именно: получение работы, поддержка миграционных служб и контакты с земляками. Так на вопрос: «С кем вы общаетесь в Москве?» (вопрос содержал несколько вариантов ответов, из которых респонденты имели возможность выбрать несколько) только 20, 5% отметили позицию «появились знакомые среди местного населения, общаюсь с ними», 51,2% - с коллегами по работе (среди которых большинство выходцев из страны, которой они приехали), 82,0 % - с приезжими из моей Родины.

Известно, что успешной адаптации мигрантов способствуют

наличие друзей среди местного населения и общение с ними. Для

трудовых мигрантов из Средней Азии данный факт не является

значимым, они в большей степени концентрируются на общении с

земляками, ожидая и получая от них необходимую помощь. Об этом

свидетельствуют ответы на вопрос «Отметьте, пожалуйста, кто вам

помогает, поддерживает вас?» (можно было выбрать несколько

152

вариантов ответов). 99, 5% опрашиваемых выбрали вариант «земляки, которые тоже трудятся в России», 10, 2 % - семья, 20,5% - коллеги но работе. Не отмеченными остались такие варианты ответов, как «новые друзья», «соседи», «миграционные службы». Возможно, замыкание своего общения на земляках, детерминирует отрицательное отношение местных жителей - этот вариант ответа на вопрос: «Напишите, пожалуйста, свое мнение о том, как к вам относится местное население?» «положительно» отметили 30,7% опрошенных, «по- разному» - 48,7; «пренебрежительно, типа «понаехали тут» - 20,6%. Анализируя эти ответы, можно задать вопрос, на основании каких фактов мигрантами был сделан такой вывод, если они избегают контактов с местным населением. Можно предположить, что этому послужили краткосрочные контакты мигрантов и местного населения на улице, в транспорте, торговых организациях и т.п., а возможно в данном случае срабатывает механизм стереотипизации, заставляющий трудовых мигрантов либо ограничивать контакты с местным населением, либо предупреждать поведение и обращение к ним местного населения своим агрессивным вербальным и невербальным поведением, что мы и наблюдаем сегодня. Данное поведение, то есть заведомое предположение о неггриемлемости в глазах местного населения, усиливает чувство отчуждения, срабатывают не только механизм стереотип изации, но и такие механизмы, как игнорирование имеющихся проблем в адаптации к местным условиям, их сокрытие, переоценка возможностей справляться с проблемами собственными силами, которые также влияют и на сформированность социальной компетентности, и на позитивные ментальные репрезентации.

Выделение нами последних когнитивных механизмов поясняют

ответы трудовых мигрантов из Средней Азии на ггоследний воггрос:

153

«Как бы вы охарактеризовали ваше самочувствие сегодня?» (Таблица

8).

Азии

Таблица 8. Характеристика доминирующего самочувствия мигрантов из Средней

Да

нет

Отношусь к жизни в Москве с оптимизмом, что все у меня получится

61,5

38,5

Неудачи и проблемы нарушают мой покой

10,2

89,8

Раздражителен, часто нервничаю

2,3

97,7

Спокойно переношу неудачи, ищу решения проблемы

61,5

38,5

Завидую москвичам, россиянам

51,2

48.8

Радуюсь всему, что приносит мне жизнь в Москве

82,1

37,9

Скучаю по дому, хочу поскорей вернуться на Родину

20,5

79,5

Часто испытываю чувства страха за свою жизнь и жизнь своей семьи, проживающей здесь в Москве

41,0

59,0

Часто испытываю чувство страха за семью, которая осталась на Родине

71,8

29,2

Часто теряю над собой контроль

3,5

96,5

Чувствую себя одиноким

10,2

89,8

Переживаю, что я изолирован от коренного местного населения

10,2

89,8

Чувствую в себе силы, активность преодолеть все проблемы и научиться жить в России (Москве)

20,5

79,5

Доволен своим нынешним положением в обществе

20,5

79,5

И еще на одном факте необходимо остановиться. При интерпретации ответов на открытые вопросы «Россия - это что?», «Россия - она какая?», «Россия - что она делает?»; «Мигрант - это кто?», «Мигрант - он какой?», «Мигрант- что он делает?» были получены следующие ответы (здесь стоит отмстить, что на данный вопрос ответили 20,5% респондентов, остальные не смогли написать, первые пришедшие в голову ассоциации по причине не знания и не понимания русского языка, да и ответы большинства респондентов отличаются стереотипностью). Россия в представлении трудовых мигрантов из Средней Азии (здесь мы перечисляем все немногочисленные ответы в такой трактовки, которую представили мигранты) - «все»; «щедрая душа», «многонациональная страна», «СССР»; Россия - «большая», «щедрая», «после Путина стала лучше»; Россия «учит», «учит жить», «стремится на первый уровень». Мигрант — «приезжий», «их не должно быть»; мигрант - «хороший», «разный»; мигрант - «работает». Эго все ассоциации, которые возникли у опрашиваемых на открытые вопросы. Но главное, что мы отметили, анализируя ответы на вопрос «Россия - это что?» и «Мигрант - это кто?», а также устный комментарий мигрантов, сопровождающий обдумывание ответов, что вне зависимости от возраста у респондентов проявляется отношение к России и мигрантам, продиктованное прошлыми ментальными репрезентациями - образами, сценариями и т.п. Мигранты из Средней Азии, как бы «не отпустили» СССР, прошлые отношения, что повлияло на формирование у них определенных экономических и психологических ожиданий от новой и уже другой России. Кстати данный факт подтверждают и сотрудники миграционных служб (это мы заметили также и в группе трудовых мигрантов из Украины и Молдовы). Однако эти ожидания не оправдываются, что приводит к формированию негативных

эмоциональных отношений, но не в случае с трудовыми мигрантами из Средней Азии, которые приспосабливаются за счет изоляции от местного населения (как бы эго не казалось странным), концентрации на общении с земляками, выделении (перснективизации) основных для них жизненных потребностей - получение работы и успешное взаимодействие с миграционными службами, игнорирование

имеющихся проблем в адаптации к местным условиям, их сокрытие, ггереоценка возможностей справляться с проблемами собственными силами, своеобразное построение ментальных репрезентаций в виде образов, фреймов и скриптов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >