Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Социум arrow Конструктивистский и социально-психологический подходы к изучению факторов жизнеспособности и адаптации мигрантов

3.1. Возможности конструктивистского подхода и современной когнитивной психологии к решению вопросов формирования позитивной социальной адаптации мигрантов

Основной задачей адаптации мигрантов является их позитивная адаптация.

Проблема позитивной социальной адаптации мигрантов активно обсуждается в зарубежных исследованиях. Ученые из Нидерландов и Северной Каролины Г. Грёневолд, Барт де Брейн и Р. Билсборроу считают, что в настоящее время в исследованиях миграционных процессов недостаточно изучаются психосоциальные факторы, влияющие на поведение и адаптацию мигрантов. В медицинских исследованиях, в отличие от социальных теорий миграции, в центре внимания часто находятся убеждения, намерения, отношения и личностные факторы. В области здравоохранения для объяснения поведения человека в основном применяются три теории: социальная

когнитивная теория Альберта Бандуры, теория рационального

116

поведения М. Fishbein и I. Ajzen и модель здорового поведения - Health Belief Model (НВМ).

Г. Грёневолд, Барт де Брсйн и Р. Билсборроу взяли за основу модель здорового поведения, интегрировав её с социальной когнитивной теорией и теорией рационального поведения, создали психосоциальную модель поведения мигрантов. Из теории А. Бандура была взята идея о динамическом взаимодействии между поведением человека, его личностными характеристиками и окружающей средой, мысль, что лица с высокой самооценкой имеют более четкие устремления, прикладывают больше усилий в выборе целей и больше упорства в преодолении трудностей и неудач. Из теории рационального поведения авторами была взята идея понимания намерений как предикторов поведения. Намерения, согласно этой теории, определяются представлениями человека. Соответственно поведение может быть изменено путем воздействия на систему убеждений.

В психосоциальной модели поведения мигрантов были выделены пять факторов:

  • 1) восприятие угрозы условий жизни (неудовлетворенность бытовым и финансовым положением);
  • 2) предполагаемые выгоды миграции;
  • 3) предполагаемые барьеры миграции (религия, поиск оплачиваемой работы);
  • 4) события, которые вызывают миграцию (сигналы к действию) - мотивация, личностные и межличностные отношения;
  • 5) уверенность в самореализации (самодостаточность) - понимание того, что жизнь можно изменить, планировать, контролировать.

Авторы считают, что данная модель поможет лучше понять намерения и стратегии принятия решений мигрантами, возможности их социально-психологической адаптации, расширяя тем самым основы для оптимальной миграционной политики [Groenewold G., de Bruijn В., BilsboiTow R., 2012].

Samantha Perrin изучила влияние меритокрагических убеждений мигрантов из Северной Африки, мигрировавших во Францию, на способность интегрироваться в западное общество. По результатам исследования автора, социалыю-нсихологическая адаптация была более успешной у мигрантов, имеющих убеждения в том, что в обществе в ходе эволюции утвердился принцип выдвижения на руководящие посты наиболее способных людей, отбираемых из всех социальных слоев. Такие люди легче принимали культуру принимающей страны и налаживали межличностные отношения с людьми из этой страны [Perrin S., 2012]. Таким образом, было доказано влияние социальных представлений и убеждений мигрантов на успешность их адаптации.

Проведенные отечественными и зарубежными учеными исследования неизменно показывают, что положительные результаты дает адаптационная стратегия «интеграция». Участники исследований испытывали высокие уровни психологического стресса в начальной стадия их переселения, но те, кто позже выбрал интеграцию в качестве стратегии аккультурации, были более успешными и адаптированными. При успешной психологической адаптации индивид испытывает чувство благополучия, позитивно оценивает ситуацию, в которой оказался, в целом удовлетворен жизнью [Aroian K.J., 1990].

Исследование адаптации турецких женщин, эмигрировавших в

Великобританию, показали, что такие стратегии аккультурации как

сепарация, ассимиляция и маргинализация, снижают психологическую

118

адаптацию, в то время как социальная поддержка и стратегия интеграции дают расширения прав и возможностей женщин-мигрангов [Cakir S.G., Guneri О.Y., 2011].

Есть небольшое количество исследований, выполненных зарубежными учеными, в рамках конструктивизма. Эти исследования доказывают, что культура, закрепленная в форме познавательных схем, систем ценностей и социальных представлений формирует поведение человека. Особую роль в этом процессе играют познавательные процессы, эмоции и идентичность. Когнитивные схемы, социальные представления, культурные стереотипы настолько сильно воздействуют на социальное поведение человека, что даже оказывают влияние на структуру, выбор методов и результаты исследований психологических последствий миграции, проведенных учеными, которые также принадлежат к различным культурам и находятся под воздействием собственных социальных представлений и стереотипов [American Psychological Association, 2007]. Поэтому следует тщательно подбирать адекватные методы исследования, рассматривать процесс миграции через призму культурных особенностей, построения новой социальной реальности мигрантами.

Webster и Kruglanski ввели термин Need for Cognitive Closure (потребность в когнитивной завершенности - NCC). NCC, но мнению авт оров, выражается в пяти характеристиках:

  • 1) стремление к упорядоченности и структуре;
  • 2) непереносимость двусмысленности;
  • 3) решительность в своих суждениях;
  • 4) стремление к стабильности и предсказуемости;
  • 5) стремление к близости точек зрений и взглядов, непереносимость разногласий.

Это понятие нашло широкое распространение в исследованиях адаптации мигрантов [Кп^ашИ XV.А., Vebster М.Э., 1996].

Было доказано, что адаптация мигрантов к культуре поселения как раз определяется уровнем выраженности 1ЧСС (потребности в когнитивной завершенности) и зависит от их социального окружения. Если при прибытии на новое место проживания, для мигрантов референтными становятся их собственные этнические группы (этнос происхождения), то при высоком уровне 1ЧСС (потребности в когнитивном завершении) они будут придерживаться культуры происхождения и будут слабо интегрированы в новую культуру. Если же для мигрантов референтной станет группа представителей новой культуры, то увеличится 1ЧСС - потребность в когнитивной завершенности, и мигранты будут быстро интегрироваться в новую культуру. Таким образом, референтные группы служат для мигрантов «провайдерами» новой культуры, действуя через механизм потребности в когнитивной завершенности (ЫСС) [Кп^1апз1а XV.А., Vebster М.Э., 1996]. Используя знания об особенностях потребности в завершенности у мигрантов, можно создавать условия для формирования у них позитивных социальных установок, помогать им адаптироваться к новым условиям и интегрироваться в новую культуру.

Социально-психологическая адаптация мигрантов к новым условиям жизни, по мнению отечественных психологов, представляет сложный, многоаспектный и часто длительный процесс. Ее успешность заключается в повышении осмысленности жизни, формировании адекватных форм поведения, устойчивого позитивного отношения к себе и окружающему миру, а также в возникновении субъективного чувства удовлетворения социальными отношениями, трудом и жизнью

в целом (Е.А. Бауэр, Н.М. Лебедева, В.В. Константинов и др.).

120

В российской психологии изучение адаптационных процессов имеет давнюю традицию. Еще в работах И.П. Павлова находим понимание сущности процесса социальной адаптации индивида к среде. Исследования проблемы адаптации личности к различным жизненным условиям проводились в контексте культурно-исторического подхода (Л.С. Выготский), деятельностного подхода (В.В. Давыдов, А.Н. Леонтьев и др.).

Наибольшее число теоретико-эмпирических исследований в России посвящено изучению проблемы толерантности личности, которые осуществлялись в контексте межкультурной коммуникации. Это работы А.Г. Асмолова, В.В. Бойко, И.Б. Гриншпун, ЕЛО. Клыковой, Н.М. Лебедевой, Г.У. Солдатовой, Л.А. Шайгеровой, Е.И. Шлягиной и др. Общий вывод проведенных исследований можно обозначить следующим образом: толерантность - это нравственное качество личности, которое можно охарактеризовать как конструктивное взаимодействие с людьми и (руинами, отличающимися какими-либо признаками; построение отношения с людьми и социальными общностями в духе мира, терпимости, гуманного межличностного общения; уважительное отношение к другому независимо от национальности и вероисповедания; постижение культуры своего народа и готовность к интеграции в культуру других народов.

Активно разрабатывается проблема влияния ми1'рации на

психологические особенности и состояния личности мигрантов (А.Г.

Асмолов, В.В. Гриценко, В.В. Константинов, Г.У. Солдатова, Л.А.

Шайгерова и др.). Эти исследования, достаточно обширны и

уникальны, приведем результаты некоторых из них. Они касаются

выводов, сделанные в разное время учеными и практиками Г.У.

121

Солдатовой и Л.Л. Шайгеровой. В частности, ученые отмечают, что ситуация миграции кардинально изменяет всю структуру мотивов и потребностей мигрантов, являющихся важнейшими регуляторами поведения человека, затрудняет удовлетворение потребностей различных уровней - от самых насущных до высших (в самоуважении и самореализации) [Солдатова Г.У., Л.А. Шайгерова, 2012]. Авторы акцентируют внимание на наличие высокого уровня стресса, как определяющей черты состояния мшрантов. Психика мигрантов травмирована как вынужденным отъездом, так и сложным процессом адаптации на новом месте. Мигранты, утверждают ученые, находятся в состоянии посттравматического стресса. Что касается исследования идентичности, Г.У. Солдатова и Л.А. Шайгерова отмечают у вынужденных мигрантов кризис идентичности. Он возникает как в результате событий, связанных с причинами миграции, гак и вследствие культурного шока и адаптации в новой среде. В результате переживаемых мигрантами событий оказывается разрушенным само основание идентичности - происходит трансформация той картины мира, которая формируется с самого рождения и включает в себя широчайший диапазон образов, представлений, мнений, убеждений, отношений - от звуков, запахов, климата, природы, родного языка, обычаев и традиций, отношений в семье и на работе до осознания себя гражданином определенной страны [Г.У. Солдатова, Л.А. Шайгерова, 1994].

Интерес представляют работы, в которых выделяются типы

социально-психологической адаптации и степень выраженности

психологических характеристик субъекта и их соотношение друг с

другом, обусловливающих специфику социально-психологической

адаптации мигрантов [Константинов В.В., 2011]. В ходе исследования

122

В.В. Константиновым, как мы уже отмечали, выделены шесть типов социально-психологической адаптации: адаптивный, конформный, интерактивный, депрессивный, ностальгический, отчужденный. Наиболее распространены среди мигрантов, отмечает автор, адаптивный, конформный и интерактивный, три остальные встречаются значительно реже [Константинов В.В., 2012]. Как мы уже отмечали, ссылаясь на исследования В.В. Константинова, тип адаптации мигрантов и степень выраженности психологических характеристик субъекта и их соотношение друг с другом обусловливает специфику адаптационного процесса мигрантов к новой социокультурной среде [Константинов В.В., 2012].

Специфика и основные направления психологической, психотерапевтической помощи мигрантам в рамках социально- психологического сопровождения, индивидуальной и групповой психотерапии, психологического консультирования нашли отражение в работах О.В. Баркановой, Е.Л. Бауэр, В.В. Гриценко, В.К. Калиненко, II.И. Ковалевой, В.В. Константинов, В.II. Павленко, А.Б., Пантелеева, Г.У. Солдатовой, М.Ю. Хухлаева, О.Е. Чибисовой, Л.А. Шайгеровой и др. В них представлены программы социально-психологических и социокультурных тренингов, нсихолого-педагогического

сопровождения мигрантов, экстренной психологической помощи, консультативной и психотерапевтической помощи мигрантам и членам их семей. В основе данных программ лежит идеология, технологии и техники гуманистического, позитивного, социокультурного, системного, психосоциального, интегративного, социально- психологического и других подходов. Однако, с нашей точки зрения, актуальным для целей исследовательской практики, практики

социально-психологического сопровождения мигрантов, оказания им

123

помощи в разрешении возникающих проблем в процессе социальной адаптация к условиям принимающего общества, может стать активно развивающийся в последнее время за рубежом и России конструктивистский подход.

В задачу конструктивистского подхода входит проектирование картины мира, ценностных ориентаций, способов деятельности и жизнедеятельности мигрантов.

Опираясь на вышесказанное и определяя возможности конструктивистского подхода к исследованию социальной адаптации мигрантов и оказанию им помощи, необходимо отметить, что миграция в психологическом плане требует от человека трудной работы: самокоррекции и самоизменения собственных установок, создание новых систем социальных репрезентаций, изменения ментальных карт, средовых нагрузок, составляющих картину миру каждого отдельного человека и определяющих его социальное поведение и индивидуальный способ конструирования социальной реальности, создание более адаптивных конструкций описания мира, в котором человек живет и своего места в нем.

Как отмечает И.Т. Касавин, «термин «конструктивизм» вошел в активное употребление в конце 70 годов XX века. Согласно методологическому принципу конструктивизма в философии, психологии, социологии (Дж. Келли, Ж. Пиаже, А. Шюц, К. Герген, П. Бергер, Т. Лукман, В.С. Степин, У. Матурана, Ф. Варела, Э.фон Глазерсфельд) знания не содержатся непосредственно в объекте (в объективной действительности) и не извлекаются из нее в ходе движения от относительной к абсолютной истине, а строятся (конструируются) познающим субъектом в виде различного рода моделей, которые могут быть как взаимозаменяемыми, гак и взаимно дополнительными [Петренко В.Ф., 2010].

В настоящее время конструктивистский подход признается одним из наиболее влиятельных подходов в социальных науках. Отмечается многообразие конструктивистских подходов. В.Л. Янчук со ссылкой на J. Portera, приводит следующие подходы: анализ рассуждений (Atkinson, Hertrage), дискурсный анализ (Potter, Wetherell), этнометодология (Button), этогеника (Harre), феминистские исследования (Radke, Slam), ностсгруктурализм (Culler, Holway), постмодернистские политические исследования (Derian, Shapiro), риторика (Billig), рефлексивная этнография (Clifford Markus), социология научного знания (Latour Woolgar), социокультурная психология (Wertsch), символический интеракционизм (Hewitt) [Янчук В.А., 2005].

А.М. Улановский в парадигме конструктивизма выделяет три ветви:

  • 1. Конструктивизм (в узком смысле): язык, культура и способы категоризации мира. К данному направлению относят: генетическую эпистемологию Ж. Пиаже; личностный конструктивизм Дж. Келли; теорию категоризации Дж. Брунера; феноменологическую социологию знания П. Бергера и Т. Лукмана; теорию социальных систем Н. Лумана. В качестве теорий, по-своему, предвосхитивших конструктивизм, называют феноменологическую социологию А. Шюца, символический интеракционизм Дж. Мида, а также культурно-историческую психологию. Л.С. Выготского.
  • 2. Радикальный конструктивизм. Данную ipyriiiy теорий образуют

коммуникационный конструктивизм П. Ватцлавика, радикальный

конструктивизм Э. фон Глазерсфельда, эпистемология замкнутости

125

К.фон Ферстера, теория автопоэтических структур У. Магураны и Ф. Варелы; нейробиологический конструктивизм Г. Рога.

3. Социальный конструктивизм (К. Герген, Р. Харре, Дж. Шоггер). Родственные этому направлению выступают дискурсивная психология Дж. Поттера и М. Уэзерелл; нарративная психология Т. Сарбина и позднего Дж. Брунера; теория диалогического «я» Г. Херманса [Улановский Л.М., 2009].

Несмотря на многообразие подходов, развивающихся в парадигме конструктивизма, отечественные и зарубежные психологи отмечают объединяющие все эти подходы положения:

  • 1. Конструктивистский подход признает научное знание инструментально ценными, видя в нем средство преобразования к улучшению тех или иных объектов жизни человека или социальных институтов.
  • 2. Конструктивизм поддерживает различные виды теории и методологии, позволяющие систематическим и последовательным образом исследовать человека и общество.
  • 3. Конструктивисты стоят на позиции антифундаментализма, что предполагает признание культурно-исторической локальности, контекстуальное™ и ситуативное™ любых формулируемых человеком истин. Они исходит из идеи плюрализма истины и множества возможных описаний, теорий, моделей, способов репрезентации реальности.
  • 4. Конструктивисты утверждают, что основания знаний

человека следует искать нс в «объективном мире», а в языке, культуре,

социальных отношениях, нормах и конвенциях, принятых в конкретном

сообществе. С конструктивистской позиции, истина или любое

соглашение о том, что является валидным знанием, возникаете из

126

отношений между членами определённого заинтересованного сообщества.

  • 5. Говоря о функции языка, конструктивисты делают акцент на конституирующей, перформативной, преобразующей, метафорической функциях языка. Язык не просто репрезентирует мир, но отбирает, акцентирует, подавляет и организует различные аспекты наших переживаний и восприятия мира [Улановский А.М., 2009].
  • 6. Конструктивисты (подход в социальном конструировании V.F.Guidano G.A.Liotti) рассматривают процесс развития с учетом взаимодействия когнитивного роста и «эмоциональной дифференциации», с учетом развития «эмоциональных схем», используемых в ассимилировании жизненного опыта индивида [Янчук В.А., 2005].
  • 7. Конструктивизм отрицает знания, представления и т.и., приобретенные пассивным способом. Он исследует способность индивидуумов к активному действию, созданию новых систем социальной репрезентации, самоуправлению своей жизнью и др. Как отмечает Келли: «Не всегда индивидуумы могут принять окружающую среду, но они могут конструировать их снова и снова различным способом [Gerstenmaicr J„ Mandl Н., 2000].

Суть теории конструктивизма заключается в идеи, что знание не передастся непосредственно от одного человека к другому. Знание активно встраивается в мыслительных процессах учащихся. По мнению фон Glasersfeld, знание при любых обстоятельствах строится согласно индивидуальным мыслительным процессам субъекта, адаптируется к субъективному опыту человека [von Glasersfeld, 2000].

Анализируя социально-психологическую специфику социально-

конструктивистского подхода, наиболее продуктивно, по мнению В.А.

127

Янчука, обращение к работам одного из его основоположников К.! Ое^еп, выделяющего следующие основоположения (1994):

  • 1. Понятия, посредством которых мы описываем мир и самих себя, не являются предписываемыми обуславливающими их объектами.
  • 2. Понятия и формы, посредством которых мы достигаем понятия мира и самих себя, являются социальными артефактами, продуктами исторически и культурно определяемых взаимообменов между людьми.
  • 3. Степень, в которой данное описание мира или самих себя поддерживается во времени, не зависимо от объективной валидности описаний, зависит от изменений социальных процессов.
  • 4. Язык порождает свои значения в человеческих отношениях способами, посредством которых он функционирует в паттернах отношений.
  • 5. Оценка существующих форм дискурса заключается в оценке паттернов культурной жизни; такие оценки предоставляют голос другим культурным анклавам.

Акцентируя внимание именно на культуральном аспекте социальной конструируемое™ мира, КП. Ос^еп обращается к работам Брунера и Выготского. Дж. Брунер отмечает, что «научная психология может достичь более эффективных позиций в отношении культуры, если придет к признанию того, что народная психология обычных людей не является просто рядом самоуспокаивающих иллюзий, а культурными представлениями и рабочими гипотезами о том, что делает возможным и способствующим совместную жизнь людей [Янчук В.А, 2005].

Опора на эти и другие положения конструктивистских подходов в

большей мере позволит выстроить эффективную программу оказания

128

помощи мигрантам в социальной адаптации к новой среде, формировании социальной компетентности, позитивных ментальных репрезентаций.

Конструктивистский подход также важно использовать в обучении мигрантов, как одного из аспектов программы адаптации. Большой опыт в этом плане накоплен в Германии, где в рамках интеркультурной педагогики мигранты обучаются языку, повышают профессиональную квалификацию, проходят переобучение, принимают участие в профориентационных программах, формируют и развивают компетенции межличностного общения [Брш^ А, 2014].

В работе с мигрантами также стоит анализировать когнитивные оценки собственного негативного состояния, восприятия окружающей действительности, других людей, себя, собственные успехи и неудачи и т.н. В данном случае можно опираться на научные идеи Ьагагиьа и ГоИстапа (1984), которые на первый план выдвинули важность когнитивных оценок человека (первичных и вторичных) в ситуации стресса.

«Согласно исследованиям этих авторов, есть два типа оценки: первичная оценка, которая является оценкой того, есть ли со стороны ситуации угроза разрушения и потерь или, наоборот, она дает возможность «приобретений» для своих жизненных планов, целей, ценностей. Вторичная оценка, призвана оценить, что можно сделать, чтобы убрать потенциальный вред или использовать потенциальную выгоду [Нестерова А.А., 2010].

Таким образом, социальная адаптация мигрантов - сложный, многоаспектный и длительный процесс. Успешность ее зависит от многих факторов, и в первую очередь, от формирования способности к активному изменению свойств личности, навыков самоизменения, самокоррскции и саморазвития.

Эффективность применения конструктивистского подхода, как одного из направлений когнитивной психологии, к оказанию различного рода помощи мигрантам в решении проблем, возникающих в процессе адаптации к условиям принимающей страны связана, на наш взгляд, с тем, что он:

  • • делает акцент на формировании знаний, навыков, компетенций, минимизируя ресурсы, используемые для адаптации к новым условиям жизнедеятельности;
  • • позволяет научить мигрантов самим конструировать знания, навыки и другие элементы своей жизнедеятельности, оперировать ими как с формами решения. Человек не получает знания, умения и навыки в готовом виде, а научается конструировать в рамках контекста собственной жизни и деятельности;
  • • научает человека создавать альтернативные, более адаптивные конструкции описания мира, в котором он живет, и своего места в нем, а также вносить конструктивные элементы в жизненные сценарии;
  • • формирует позитивные личностные конструкты обобщенные позитивные представления мигранта о принимающей среде, людях которых его окружают, возможностях, которые могут быть им реализованы, круг людей, на которых он может положиться и т.п., а главное, в дальнейшем придерживаться им в своем взаимодействием с окружающим миром. Вероятно, поэтому, многие ученые отмечают, что наиболее часто негативные эмоциональные состояния, неудовлетворенность, проявление неуверенности, растерянности, страха и др., вплоть до проявления агрессивного поведения фиксируется у мигрантов на первых этапах социальной адаптации (в первые год-два), затем происходит позитивная адаптация, в основе которой лежит осознанное или неосознаваемое переструктурирование ментальных карт, социальных репрезентаций и картины мира;
  • • способствуют формированию ресурсов, необходимых для их позитивной адаптации посредством создания новых систем социальных репрезентаций, изменения ментальных карт, средовых нагрузок, сценариев, составляющих картину мира человека и определяющего его социальное поведение и индивидуальный способ конструирования социальной реальности;
  • • технологии конструктивистского подхода и когнитивной психологии можно использовать в процессе обучения мигрантов русскому языку, в освоении традиций, обычаев народов России, в усвоении технологий поиска работы и т.п., а именно: опираясь на имеющие знания конструировать новые ментальные модели мира их жизнедеятельности.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы