Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow География arrow Временная динамика и функционирование ландшафтов Западной Сибири

4.7. Ритмы временной динамики ландшафтов и зональные рубежи Обь-Енисейского Севера

Суммируя отмеченное выше, подчеркнем, что главным фактором динамики ландшафтов во времени является тот, который изменяется наиболее быстро. В ландшафтном комплексе это климат и биота. Будучи производными от основного источника энергии - солнечной радиации, климат и температура (как один из главных элементов климата) во многом являются ответственными за дифференциацию природной среды, ведь зональное распределение по земной поверхности солнечной радиации обусловливает и зональность природных комплексов. Ей свойственна правильная суточная и сезонная периодичность, запрограммированная в наследственной основе природных компонентов, определяющая ритмику всего природного комплекса как в умеренных, так и в высоких широтах.

В.И. Данилов-Данильян и др. [72] отмечают, что именно на основе теории биоригмической регуляции, разработанной российскими учеными, становится ясно, что никакие человеческие технологии не заменят живой природы. И в этом они видят «стратегический нерв» того, что в наши дни принято называть устойчивым развитием. Каждый человек Земли должен осознать, что в его деятельности есть (должна быть) общечеловеческая составляющая, что современная деградация окружающей среды остро ставит перед современным человеком вопрос - «быть или не быть!».

Это в полной мере относится к ОЕС, уязвимая природа которого испытывает мощный пресс хозяйственной деятельности по освоению его природных богатств и нуждается в углубленном изучении, в том числе и на основе сезонной ритмичности.

Современное потепление климата делает природу ОЕС особенно динамичной, требующей постоянного внимания и к ее современному состоянию, и к динамике во времени.

Нами предпринята попытка применить полученные новые количественные характеристики исследования сезонной ритмики к временной динамике ландшафтов и к их зональным рубежам. В основе нашего подхода лежат суточный и сезонный ритмы, основополагающие во временной динамике ландшафтов. Отсюда и избранный метод: анализ кривых графиков посуточного хода комплекса основных элементов климатического режима и природных процессов за годы 35-, 85- и 90-летних периодов. Они имеют вид синусоиды. Такие кривые философ Б.С. Алякринский и др. [12] рассматривают как замершее прошлое живой действительности, а каждая точка на них есть «успокоенное на какой-то миг условие», через которое проходит ландшафтный комплекс, оставаясь самим собой. М.Х. Байдал [18] находит, что кривые посуточного хода представляют собой серии тепла и холода, отражающие закономерности формирования климата конкретной территории, что их анализ - это и прогноз «практически с неограниченной заблаговременностью при вполне удовлетворительной оправдываемости». Эго говорит о правомерности применения данных, полученных на основе сезонной ритмики, к исследованиям зональных рубежей: в природе все ритмично и колеблется в своей временной динамике около определенной константы - нормы, меры, среднего многолетнего уровня. Отсюда и наш план изучения временной динамики ландшафтных комплексов.

В анализе зональных рубежей хотим обратить особое внимание еще и на дефицит влажности воздуха. Значимость этой характеристики подчеркивается М.И. Будыко наличием существующей между ним и радиационным балансом тесной «зависимости, близкой к прямой пропорциональности» [27, с. 145]. Именно он во многом определяет условия транспирации растений, оказывающей наибольшее влияние (среди биологических процессов) на энергетический баланс земной поверхности. Для ОЕС при крайней разреженности актинометрической сети и абстрактности имеющихся месячных характеристик, составляющих радиационного режима, массовые данные по дефициту влажности (в их посуточном ходе) более реально характеризуют энергетику временных условий динамики ландшафтов. Кроме того, дефицит имеет очень четкий ход внутри ВЧГЦ, отражает зональные и провинциальные различия, о чем говорят кривые 14 комплексных графиков (рис. 8, 21, 33, 50, 58, 60, 61, 64, 71, 72, 80; табл. 3).

Мы сосредоточим внимание на летнем сезоне, условия которого ответственны за тип ландшафтной зоны.

Наши исследования показали, что территории ст. Лескина, мыс, Тамбей и Марре-Сале (рис. 22) объединяет не только однофазное, безъядерное лето (в силу постоянного охлаждающего влияния Карского моря), но и величины дефицита в 1 мбар на его временных границах. Здесь лишь в отдельные, наиболее теплые дни его значения поднимаются до 1,1-1,6 мбар на Ямале и 2,4 мбар на Гыданском полуострове (Лескина, мыс). Это говорит о том, что территории данных станций лежат в одной подзоне, в арктической тундре, и что уже в ней существуют провинциальные различия, а южная граница этой подзоны проходит южнее отмеченных станций. В плане временной организации ландшафтов она выступает как ярко выраженный рубеж высокого ранга (рис. 82).

К югу от арктической тундры структура лета резко усложняется, становится трехфазной.

В южной тундре лето выделяется переходом дефицита уже через 1,5 мбар, а центральная фаза - через 2 мбар (табл. 3).

На границе с лесотундрой величина дефицита возрастает на востоке до 3 мбар на дату начала лета и до 2 мбар - на дату конца сезона (Дудинка). На территории Тазовского, как и в Дудинке, и в Салехарде, начало центральной фазы знаменуется переходом дефицита через 4,5 мбар, конец - через 3,5 мбар и в Салехарде, и в Тазовском, а в более континентальных условиях Дудинки - через 4 мбар. Лето заканчивается с переходом его через 2, а ВЧГЦ - через 1 мбар. Следовательно, Салехард, Тазовское, Дудинка (рис. 64, 65, 80) и по величине дефицита характеризуют единую зону - лесотундру, северная граница ее на востоке идет севернее Тазовского, а южная - севернее Игарки (рис. 82).

По уже рассмотренным параметрам климатического режима территория Верхне-Имбагского (рис. 21, 22) тяготеет к северной тайге, а районы Казыма (рис. 33) - к средней. Полоса, проходящая через эти пункты вдоль южной границы северной тайги, характеризуется переходом дефицита через 3 мбар с началом ВЧГЦ и через 1 мбар - в конце ее. На дату начала лета дефицит переходит на западе через 4 мбар, а на более континентальном востоке - через 5; на дату начала центральной фазы - через 6,5 и 7 мбар соответственно. Летний сезон заканчиваегся с переходом дефицита через 3 мбар по всей линии границы подзоны. Отмеченное свидетельствует о том, что с большой долей целесообразности южную границу северной тайги следует проводить через Верхне-Имбатское и Казым (рис. 82). На более континентальном востоке линия границы отклоняется к северу, на западе, близ Урала, все ландшафтные рубежи ОЕС существенно отклоняются к югу в связи с постоянным затоком холода по широкой полосе понижений рельефа вдоль Урала.

По динамике дефицита влажности воздуха, как и по термическим характеристикам, ОЕС приобретает большую однородность во второй половине ВЧГЦ, а в первой условия временной динамики природных комплексов имеют существенные различия по территории.

Проведенный анализ структуры сезонов, ритмики, комплексной характеристики ритмов и временной динамики функционирования ландшафтов в условиях ВЧГЦ позволили нам провести и биоклиматическое районирование территории Объ-Енисейского Севера - территории условий полярного цикла развития биосгрома. Здесь мы приводим лишь схему биоклиматического районирования (Приложение 2). Ее обоснование, как и характеристика выделенных единиц, помещены в работах Л.Б. Филандышевой, Л.Н. Окишевой «Ритмы природы Западной Сибири» [241], Л.Н. Окишевой «Временная динамика ландшафтов Обь-Енисейского севера» [167].

Обзорная карта-схема сети метеорологических станций и положения Обь-Енисейского севера в схемах природного районирования и ландшафтных рубежей с учетом сезонной ритмики

Рис. 82. Обзорная карта-схема сети метеорологических станций и положения Обь-Енисейского севера в схемах природного районирования и ландшафтных рубежей с учетом сезонной ритмики.

Границы: 1 - физико-географические страны Западно-Сибирской равнины, 2 - природных зон, 3 - подзон, 4 - провинций [193], 5 - Западно-Сибирского климатического района [170], 6 - климатических поясов, 7 - климатических областей, 8 - климатических подобластей [10]. Метеорологические станции: 9 - короткорядные, 10 - длиннорядные, 11 - с актинометрическими наблюдениями, 12-е наблюдениями за солнечным сиянием. Климатические пояса.’ I - Арктический, II - Субарктический, Ш - Умеренный. Климатические области и подобласти: 86 - восточная подобласть Атлантико- Арктической лесной области, 10а - северная и 106 - южная подобласти континентальной лесной Западно-Сибирской области, АТ - арктическая тундра, ТТ - типичная тундра, ЮТ - южная тундра, ЛТ - лесотундра, СТ - северная тайга, СрТ - средняя тайга. Географические провинции: 1 - полуостров Ямал, 2 - Гыданский полуостров, 3 - Обско-Тазовская лесотундра, 4 - левобережье Оби, 5 - Приказы- мье, 6 - Надым-Пурская, 7 - Таз-Туруханская, 8 - Северо-Сосьвинская, 9 - Кондинское левобережье, 10 - Приобская, 11 - Вах-Тымская, 13 - Ландшафтные рубежи по данным сезонной ритмики вегетационной части годового цикла [165, 167, 168]

Биоклиматическое районирование подчеркивает яркую выраженность на Обь-Енисейском Севере не только широтной зональности условий временной динамики и функционирования ландшафтов, но и их секгорности, причем пересекая южную границу ОЕС, области полярного цикла развития биострома и границы секторов имеют тенденцию движения к юго-востоку.

Данные схемы мы приводим еще и потому, что климат, его сезонные ритмы оказывают непосредственное воздействие на физическое состояние, а следовательно, на расселение и адаптацию человека к конкретным условиям. Активное освоение природных богатств Обь-Енисейского Севера современным человеком требует знания их особенностей.

Общеизвестно, что на здоровье человека, прежде всего, оказывают влияние температура, влажность, скорость ветра, солнечная радиация и их производные, а также устойчивость погоды и длительность периодов ультрафиолетового голодания.

Все отмеченные характеристики для конкретных территорий, а также ход их развития в наиболее значимую для человека, теплую часть годового цикла иллюстрируют комплексные графики погодно-климатического режима, приведенные в наших работах. Карты же районирования показывают их локализацию и динамику по территориям. Они дополняют и конкретизируют друг друга.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы