КОНВЕРГЕНТНЫЕ СМИ. ИЗМЕНЕНИЯ В ПРОИЗВОДСТВЕ КОНТЕНТА, ИЗМЕРЕНИЯХ ИНФОРМАЦИОННОГО ПОЛЯ И ОРГАНИЗАЦИИ МЕРОПРИЯТИЙ ДЛЯ МЕДИА

Глобальные тенденции в медиасфере

К 2013 г. исследователи и практики фиксировали качественные изменения в медиасфере, связанные с активным развитием интернет- коммуникаций. Вот о чем рассуждал, например, основатель и ведущий футуролог Американского института Да Винчи Томас Фрей, выступивший в октябре 2012 г. с лекцией в Москве:

Ведущую роль будут играть каналы и виды подачи информации. Образ мира вокруг человек получает сегодня не глядя по сторонам, а глядя в экран своего компьютера, который все чаше находится под рукой круглосуточно в виде легкого «планшетника» или смартфона. Кстати, отсутствие клавиатуры (хотя, естественно, она легко появляется на экране по запросу) не случайная деталь. Если раньше компьютер был удобной заменой книги и пишущей машинки для людей текстоориентированной культуры, то сейчас он становится проводником визуальных образов. Даже печатные СМИ, газеты и журналы, перейдя сначала в электронный формат, сейчас повсеместно обзаводятся мультимедийным контентом, видео, подкастами, анимацией. В частности, видео- сообшение все чаще заменяет текстовую заметку. Предполагается, что люди все меньше читают, а все больше слушают и смотрят. Причем смотрят они не часами, а максимум несколько минут; наиболее просматриваемые ролики на YouTube — 30 секунд.

А другой американский исследователь — Роб Браун констатировал:

Различия между ветвями СМИ становятся все менее ощутимыми. Одни и те же передачи показывают по разным ТВ-каналам, становится больше устройств для их просмотра. Благодаря Интернету вообще больше необязательно смотреть ТВ — Интернет предлагает более гибкие методы управления контентом. Использование таких ресурсов, как iTunes, ВВС iPlayer, Hulu, Joosl или Babelgum, означает, что вы можете смотреть что хотите, когда хотите, при этом самостоятельно планируя свой просмотр.

Традиционные каналы вещания уходят в прошлое. И действительно, теперь мы ишем нс канал, а конкретную программу. Это касается не только ТВ. Например, социальная сеть «ВеЬо». Из просто социальной сети она превратилась в дистрибьютора телевидения и видео, и более того, даже создает собственный сериал.

Размывание каналов означает, что теперь существует гораздо больше источников информации и мест, где могут быть осуществлены связи с общественностью. В некотором смысле каналы СМИ распадаются. Распад происходит из-за того, что целевые аудитории, а значит, и каналы доступа к ним становятся все более узкими и фрагментированными, а значит, и охват массовой аудитории теряет свою значимость. Этот распад наиболее остро наблюдается в Интернете, где выбор и разнообразие увеличиваются в геометрической прогрессии. Пользователь сам решает, какой источник информации ему подходит, будь это ТВ-канал или ежедневные газеты. Более того, пользователь сам выбирает контент из того или иного источника. В связи с этим обостряется борьба за аудиторию, которая сама выбирает, что хочет смотреть, читать, слушать. Легкость, с которой теперь можно размещать информацию в Интернете, обманчива. Напротив, в эпоху социальных коммуникаций становится сложнее привлечь внимание аудитории. Надо обладать действительно ценной и интересной для нее информацией.

В Интернете создаются новые структуры, причем создаются они вокруг содержания, а нс вокруг канатов. Примером может служить Last.fm и подобные ресурсы, ориентированные на подборку любых аудио- и видеоматериалов, соответствующих вкусам индивида. По сути, пользователям больше нс нужен канат доставки контента, так как они сами могут создать новые канаты в виде блога или микросайтов с непревзойденной легкостью.

Полвска назад в центре внимания были сами средства массовой информации, а не содержание, которое они несли. Теперь же характеристики сообщения, которое несут СМИ. гораздо важнее самих средств массовой информации... 151

Аналогичные и другие реалии отмечал на портале деловых новостей и блогов Slon.ru Андрей Мирошниченко (материал «Когда же умрут газеты» от 26 марта 2010 г.). Разделяя тезисы автора, приведем их в нашей редакции. Итак:

Информация будет потребляться потоком, а не выпусками. Поэтому периодичность прессы станет одним из факторов ее гибели. С развитием мультимедиа периодичность слабеет и становится уже не промышленной, а астрономической: новости в Интернете открывают с утра. При желании периодическое потребление информации и вовсе можно заменить круглосуточным.

Кроме того, стоимость газет включала в себя оплату нескольких смежных отраслей: химпром, бумпром, почту', транспорт. Цена бумаги и печати служила своего рода укрытием и оправданием для цены информации.

  • Сейчас информация может подаваться в чистом виде, цену чистого контента зашить некуда. В результате этих метаморфоз массовая информация дешевеет до бесплатности и уже не может содержать своих производителей. Исчезает розничная единица стоимости. «Нарезать» поток на бумажные, да и любые другие дискретные выпуски становится бессмысленным и с точки зрения потребления, и с точки зрения бизнеса. Периодика с ее порционностью потребления в этот тренд не укладывается.
  • Факторы, приближающие смерть прессы, связаны прежде всего с технологическим прогрессом. Многие из них очевидны, поскольку отражают наглядные преимущества Интернета: оперативность, массовость, мультимедийность, мулыпиканальность. Пресса проигрывает. Сюда же можно отнести скорость доставки. Строго говоря, самодвижение массива бумаги с комбината в типографию и из типографии к читателю — это технология XVIII в.
  • Газеты утратили монополию на информацию. Нынешнее обилие каналов увеличило шум на единицу восприятия. Поэтому вслед за утратой монополии пресса получила и второй побочный вред от обилия каналов — девальвацию сообщения. В свою очередь, девальвация сообщения и обилие шума прямо ведут к толстокожести читателя. Когда сообщений много, автор каждого старается выделиться. Значимость все больше выражается громкостью, а не глубиной сообщения.
  • Массив потребителей стал самостоятельной ценностью, а информация оказалась лишь способом собрать этот массив.
  • — Посмотрим и на читателя. Пока газета была ценностью, ее прочитывали от корки до корки. Сейчас возник новый тип чтения, когда текст можно бросить, можно уйти по гиперссылке прямо посреди текста. Серфинг по текстам предполагает просмотр, но не прочтение. Этот новый тип читателя обычно обнаруживает себя возгласом: «Многабу- каф!» Такой читатель даже видит в этом своем кредо, особую доблесть. Газеты и журналы ему не подходят.

Когда информация была ценностью, ее добывали, хотели. Сейчас она сама лезет из всех щелей. Все это влияет на культуру чтения. Чтение утратило свое достоинство. Длина прочтения на планете в целом сокращается. Происходит это на фоне растущего количества челове- копрочтений. Объяснение арифметическое: количество текстов растет быстрее, чем количество людей. Все тем же количеством людей надо прочитать уже гораздо большее количество текстов. Поэтому чтение становится все короче и короче...

Кратко резюмируя эти и сходные рассуждения, зафиксируем, что:

  • — значимость канала (особенно печатного, а также электронного «порционного») распространения информации снижается;
  • — значимость построения, подачи содержания информации увеличивается, востребованными «квантами информации» становятся максимально короткие, но при этом максимально информативные мультимедийные форматы;
  • — аудитория продолжает сегментироваться и дифференцироваться по новым и новым основаниям, причем по собственной инициативе, а не под влиянием медиа;
  • — попытки MR-специалиста «догнать» этот процесс посредством постоянного производства все большего количества дифференцированной информации для разных целевых групп менее плодотворны, чем прежде;
  • — задача для второго десятилетия XXI в. — производство комплексной унифицированной информации нового типа: с одной стороны, рассчитанной на всех субъектов информационного поля, с другой — узнаваемой его отдельными сегментами и интересной для них.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >