Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow История отечественного телевидения: Взгляд исследователей и практиков

Часть 3. ТЕЛЕВИЗИОННЫЙ КОНТЕНТ В ИСТОРИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

Эволюция отечественного ТВ: жанровый аспект

Вопрос о жанровой трансформации на телевидении — один из самых сложных. Не только в силу того, что на телевидении жанра в чистом виде мы почти не встретим. И не только потому, что многим тележурналистам-практикам привычнее использовать термины «передача», «формат», «проект». Но еще и потому, что, изначально попав в аудиовизуальную среду, жанры, сформировавшиеся некогда в недрах печатной публицистики, существенно изменились. И это не удивительно, ибо если обратиться к основным жанрообразующим признакам, то в их числе мы обнаружим способ передачи информации — уникальный код, которым телевидение дополнило публицистику.

Вместе с тем обращение к вопросу об эволюции жанра позволяет многое понять в направлении развития телевидения в целом. Жанр как особая форма организации содержания реагирует в первую очередь на ключевые тенденции трансформации и позволяет целостно охарактеризовать последние. Это и не удивительно: в числе ключевых жанрообразующих признаков — предмет, который всегда служит своего рода концентратом событий реальности и отражает все происходящие в обществе изменения, метод, который в аудиовизуальных СМИ тесно соприкасается с трансформацией технико-технологического комплекса, функции, которые меняются вместе с изменениями социокультурной обстановки. А потому изменения жанровой системы могут послужить своего рода индикатором процессов перемен в разных масскоммуника- ционных сферах телеиндустрии.

Обобщая исторический опыт развития жанров экранной продукции, несложно заметить, что трансформация проходила в основном в трех направлениях — эволюции, диффузии и замещения жанров. Все три процесса, бесспорно, протекали в теснейшей взаимосвязи и все же имели очевидные самостоятельные результаты.

Эволюция жанра, его постепенное изменение и адаптация к конкретным потребностям и возможностям при сохранении ключевых жанрообразующих признаков — явление для публицистики не новое. Однако на телевидении оно сопровождалось рядом очевидных особенностей.

1. Прежде всего обращает на себя внимание активная визуализация структурных элементов, свойственных традиционным жанрам публицистики. Причем по мере развития аудиовизуального мышления этот процесс становится все более явным. К примеру, в последние годы, отмеченные визуализацией практически всех сфер общественной жизни, на экране активно реализует себя инфографический элемент — как в информационных, так и в художественно-публицистических жанрах. Вербальная информация нередко заменяется демонстрацией схем, графиков, таблиц не только в аналитических жанрах, но и, к примеру, в жанре репортажа, где ранее (и тем более в газете) представить это было почти немыслимо. Активную практику такой работы мы можем наблюдать, например, на канале РБК. Жанр обретает новые черты и не свойственные ему ранее элементы.

Другой пример последствий визуализации — это эволюция жанра зарисовки. Традиционно зарисовка в газете воспринималась как художественно-публицистический текст, обладающий серьезным потенциалом эмоционального воздействия за счет образного строя самого текста. На экране ТВ под зарисовкой мы понимали кадры несобытийного содержания и также включали ее в сферу художественной публицистики. Однако распространившаяся в последние десятилетия практика «по comments» заставляет нас говорить о том, что этот жанр обрел информационные и даже аналитические черты. Когда «без комментариев» дает нам информацию по теме предшествующего сюжета, заставляющую переосмыслить отношение к сказанному ранее, переоценить новость, задуматься над существованием проблемы, не выраженной в тексте корреспондента, а лишь подмеченной оператором, можно уже вести речь об элементах аналитики, выведенных в визуальную сферу и лишенных вербального подкрепления (EuroNews).

  • 2. Эволюция жанров на ТВ сопровождалась и большим объемом вюио- чений необработанного текста. Активизация использования в своем материале чужого слова, прецедентных текстов, интертекстуальность — приметы общего вектора развития культуры, и не только телевизионной. Но именно на телевидении это самое чужое слово интегрируется в журналистский материал без обработки (прямое включение, беседа в прямом эфире). Речь идет не просто о цитировании (которое в прессе сопровождается, к примеру, адаптацией, редактированием). Речь идет о включении в журналистский материал совершено не обработанного фрагмента нежурналистского текста. Причем последним может быть не только комментарий очевидца или специалиста, как при прямом включении, но и фрагмент произведения культуры, например, в его исходном варианте. Безусловно, в комплексе это приводит к видоизменению жанровой структуры всего материала в целом. В частности, процесс привлечения к созданию новостных выпусков так называемой гражданской журналистики («Народный репортер») неизбежно повлек за собой трансформацию жанра заметки, в которую встраивается такого рода компонент.
  • 3. Наконец, очень важным фактором эволюции жанра стало связанное с предыдущим примером развитие интерактивного компонента, основанного на активизации парадигмы пе!-мыииения. Диалог со зрителем заставил многие жанры активнейшим образом использовать структуры открытого текста, нацеленного на общение с аудиторией, на недосказанность, незавершенность. Ярчайшим примером такой эволюции стало формирование на базе студийной беседы жанра ток-шоу. К сожалению, интерактивный компонент нередко используется телевидением в симулятивном ключе. Однако это не отменяет факта трансформации жанровой структуры текста.

Диффузия жанров, то есть переход одного жанра в другой по одному из жанрообразующих признаков при сохранении остальных, наиболее ощутима в рамках соприкосновения жанровых групп — информационной, аналитической и художественно-публицистической.

Так, современный спецрепортаж на телевидении, несомненно, содержит элементы собственно репортажа, статьи, корреспонденции, обозрения, а порой и сильнейший эстетический компонент (к примеру, в случае включения в материал образно-метафористических или сатирических элементов). К какой же группе жанров он может быть отнесен? Информационной? Аналитической? Художественнопублицистической? То же можно сказать и о многих студийных беседах, которые в ходе развития диалога переходят то в интервью, то в комментарий. А порой в их структуре не только наблюдается, но и отчетливо доминирует элемент исповедальности или эссеистики — все три группы жанров налицо. Причем такого рода диффузия в последнее время становится все более активной и наглядной. Безусловно, мы не можем считать ее достижением сегодняшнего дня. Можно говорить о том, что зародилась она давно и на телевидении ярче всего проявила себя в русле документалистики. Как-то так уж сложилось, что документальные передачи ТВ традиционно соотносились исследователями с художественно-публицистическими текстами прессы. Но такой подход был небесспорен изначально, а сегодня его необоснованность очевидна, ведь очень часто именно в документальных передачах границы жанровых групп становятся практически неразличимыми.

Диффузия проявляется не только через взаимодействие жанров журналистики, но и через их соприкосновение с другими жанрами экранной продукции — кинематографическими, рекламными, театральными. Не случайно многие классификаторы видов экранной продукции «грешат» явными противоречиями, когда, например, в одном классификаторе мы встречаем, с одной стороны, жанр «заметка», «репортаж», а с другой — «сюжет».

Многие программы вообще сложно определить как конкретный журналистский продукт. К примеру, передачи, построенные на жанре рецензии, вроде бы не вызывают вопросов относительно жанровых параметров. Однако в случае включения значительного компонента анализируемого материала вопрос об их отнесенности к сфере журналистики становится сомнительным. Так, передачи, структурно основанные на жаре кинореценции, но предусматривающие показ анализируемой киноленты в полном объеме, если и можно назвать тележурналистикой, то лишь отчасти. То же можно наблюдать в музыкальной, театральной и других сферах. А уж если они предполагают еще и элементы интервью с режиссерами, актерами, музыкантами, то их отнесенность к определенной жанровой группе становится практически невозможной.

Очень сложно обстоит дело с идентификацией отдельных жанров в рамках конкретного экранного продукта. Возьмем, к примеру, статью. Если научно-популярная статья с легкостью обнаруживается в рамках программ, наполняющих контент научно-популярных телевизионных каналов, то проблемная статья... Где она на экране? То же касается памфлета, фельетона в их классическом понимании. Фельетон интересно проявлял себя на советском телеэкране, памфлет — на перестроечном. Сегодня эти жанры ушли разве что в сферу развлечения.

Если говорить о тенденциях диффузии жанров, то можно сказать, что на этапе становления тележурналистики они протекали в основном в направлении усиления ее позиций через взаимодействие с другими типами СМИ (радио, пресса) и другими видами искусства (кинематограф, музыка). Происходили процессы постоянного обогащения. Каким было бы современное телевидение, не опирайся оно в свое время на традиции кинематографа? Вопрос далеко не риторический, поскольку последние десятилетия демонстрируют нам обратные процессы заимствования — игровое кино начинает если и не подражать телевидению, то активно использовать его находки (репортажные съемки, съемки скрытой камерой и многое другое). Если же вернуться к разговору о диффузии именно журналистских жанров, то в последнее время она позволяет рассуждать о стирании жанровых границ. И в частности это связано с еще одним процессом — процессом замещения жанров.

Замещение жанра — процесс сохранения его структурных и стилистических элементов при подмене функциональных особенностей и предмета изображения.

Очень ярко замещение жара проявляет себя в русле инфотеймента, где развлечение «рядится» в серьезный репортаж и даже журналистское расследование. «Почему собака Юрия Антонова укусила певца за руку и его рука опухла?» — всерьез задается вопросом корреспондент канала

НТВ и в стиле репортажа с места происшествия рассказывает нам о незначительной частной коллизии из жизни знаменитости. «Апокалипсис» — читаем мы в правом верхнем углу экрана рубрику новостного сюжета, повествующего об установившейся на европейской территории России жаре. Примеров такой игры со зрителем невероятно много. По форме — вроде бы серьезный материал, по содержанию — явное несоответствие между этой формой и содержанием («Максимум»),

Замещение жанра заметно не только в сфере проникновения в журналистику развлечения, но и (может быть, ярче) в области взаимодействия журналистики и рекламы. Конечно, скрытая реклама активно проявляется и в прессе. Но там мы все же имеем дело с текстом. Телевидение же позволяет «увести» эту информацию в видеоряд. И тогда текст сохраняет свое журналистское звучание, но элементы рекламы воздействуют не в меньшей степени, поскольку визуальный канал восприятия все же доминирует.

Конечно, процесс замещения жанра, как и процессы диффузии и эволюции, — явление весьма противоречивое, имеющее свои плюсы и минусы. Однако, подводя итог вышесказанному, можно отметить, что именно эти процессы лежат в основе развития экранного контента, именно ими преодолевается кризис новых форматов, и именно они помогают понять тенденции развития тележурналистики с различных точек зрения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы