Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow История отечественного телевидения: Взгляд исследователей и практиков

Даешь «связь времен» в развитии телевидения»!

Современное телевидение инженеры разных стран придумывали почти сто лет, но до этого были многие столетия и даже тысячелетия накопления знаний. Первая система передачи неподвижных изображений по проводной линии электросвязи была разработана в Англии в 1843 г. А. Беном и продемонстрирована в 1851 г. на Лондонской всемирной выставке. Однако действующая замкнутая система (т.е. без выхода в эфир) передачи сигналов телевидения (движущихся изображений) была создана англичанином Д. Бердом (с применением немецкого изобретения — диска Нипкова) только в 1925 г. Первые передачи в эфир состоялись несколько позже: в 1927 г. в США, 1928 г. в Англии и в 1929 г. в Германии.

В России такая передача состоялась 29 апреля 1931 г.: из Москвы в Ленинград через коротковолновый передатчик Всесоюзного электротехнического института (56,6 м) был передан сигнал телевизионного изображения с разверткой на 30 строк при 12,5 кадрах в секунду, успешно принятый на Ленинградском радиоцентре. Руководил работами П. В. Шмаков. Мы можем с полным правом считать, что отечественное телевидение как разновидность радиосвязи родилось именно 29 апреля 1931 г.!

Нам теперь непросто понять настроения людей начала 1930-х годов: они были просто без ума от радиовешания и звукового кино! На разрабатывающих телевидение инженеров «давили» успехи смежников — казалось бы, нет ничего невозможного, нужно «всего лишь» совместить кино и радиовещание в приемлемом виде. Но, понимая сложность задачи, многие специалисты предлагали для начала создать нечто среднее — «иллюстрированное радиовещание»: сменяющиеся неподвижные картинки на экране должны были дополнять радиопрограмму.

К тому времени благодаря успехам кино и полиграфии было уже понимание о минимально допустимом качестве ТВ-изображения (по принципу «отсутствия зрительского дискомфорта»): формат кадра 4:3 (таково поле ясного видения глаза); число кадров с секунду не менее 12 (чтобы не искажалось движение в кадре); число полей не менее 40 (чтобы изображение не мерцало); число строк в растре не менее 300 (чтобы при нормальном расстоянии от экрана не мешала строчная структура).

Задачу предельно четко сформулировал на презентации системы электронного телевидения в 1934 г. Д. Сарнов, глава RCA, финансировавший телевизионные разработки в США: «Несмотря на растущий интерес общества, коммерческое применение возможно только для системы телевидения с изображением высокого качества».

Штурм проблемы в мировой науке и технике шел по двум направлениям:

  • 1) консерваторы верили, что создать такое изображение можно с помощью старой доброй и понятной механики, нужно только еще немного подумать... Мешала инерционность: просто решалась система на 30 строк, в экспериментах достигали 120, мечтали о 240 строках, но... не успели — электроника победила! Возродилось же механическое телевидение четверть века спустя на новом витке диалектической спирали в советских аппаратах исследования дальнего космоса (например, «Луна-9» 1966 г.).
  • 2) новаторы учились управлять не имеющим инерции электронным лучом, развивая идеи русского ученого Б. Л. Розинга. В итоге в 1931 г. в США, Германии и России были созданы три принципиально разные полностью электронные лабораторные системы телевидения, в 1935 г. в Германии началось электронное вещание в эфир, а в 1936 г. уже велись электронные телетрансляции с Берлинской олимпиады.

Но это было потом, а в 1931 г. более чем в десяти странах осуществлялось опытное телевизионное вещание с механической системой развертки (30 строк при 12,5 кадрах в секунду). Этот формат, созданный в Германии с участием упомянутого выше Д. Берда, стал в то время фактически международным стандартом, поскольку хорошо сопрягался с обычным вещательным радиоканалом. Хотя на экране размером со спичечный коробок можно было лишь с некоторым энтузиазмом узнать знакомых, отличить мужское лицо от женского, однако интерес к такому телевидению усиливался возможностью дальнего радиолюбительского приема (2—3 тыс. км) и относительной простотой телевизионной приставки к радиоприемнику, вполне доступной для повторения радиолюбителюконструктору средней квалификации. В радиолюбительских журналах, например, печатался чертеж диска Нипкова на 30 строк, который нужно было наклеить на жесткий картон и вырезать. Можно было купить или выписать специальные неоновые лампочки и другие детали.

Вернемся, однако, в Москву. После целого ряда других опытных сеансов телевизионной связи (как теперь говорят, «точка — точка») было решено провести по примеру европейских стран пробные передачи телевизионного вешания («точка — многоточие»). Для этой цели аппаратура была перенесена в здание Московского радиотрансляционного узла (МРТУ) на Никольскую, 7, откуда была возможность подачи сигнала на вещательные радиопередатчики и где была оборудована небольшая студия (в этом историческом для нас здании позже располагалась Московская дирекция радиосвязи и вешания — МДРСВ, а теперь помещается руководство РТРС).

Такая передача состоялась в ночь на 1 октября 1931 г. во время технического перерыва в штатной работе через радиостанцию Московского совета профсоюзов (МОСПС) на волне 379 м. Сколько ее в этот момент принимало телевизоров, документы молчат, но современники в беседах утверждали, что их было не менее десяти! Содержательная сторона этой передачи специально не готовилась. Это была самодеятельность в очень несложной форме, поскольку выступать приходилось в практически темной студии, освещаемой лишь «бегущим лучом», создаваемым светом кинолампы, закрытой вращающимся диском Нипкова с 30 отверстиями. Отраженный свет от объектов передачи воспринимался фотоэлементами, превращавшими его в сигнал изображения. Звукового сопровождения на данном этапе еще не было. На приемной стороне сигнал изображения модулировал свет точечной газосветной лампы, между которой и глазом зрителя вращался синхронно и син- фазно такой же диск Нипкова, и за счет инерционности зрения строчки сливались в полный кадр. Поскольку в телевизоре применялись обычно неоновые лампочки с красноватым свечением, то такое телевидение именовалось в шутку «черно-красным»!

Сведения об этой первой вещательной телепередаче в эфир 1 октября 1931 г. попали во все центральные газеты, и дата эта оказалась «занесенной в святцы»! В 1981 г. «золотой» 50-летний юбилей отечественного телевизионного вещания впервые торжественно отмечался на государственном уровне. С докладом на торжественном заседании выступил председатель Госкомитета по телевидению и радиовещанию Совета Министров СССР С. Г. Лапин. Было оглашено «высочайшее» приветствие от тогдашнего руководства страны «работникам советского телевидения, связи и телевизионной промышленности».

Вернемся же на полвека назад: даже это кратковременное полуночное телевещание (специального передатчика выделить не удалось) из Москвы вызвало бурю энтузиазма среди радиолюбителей — самодельных телевизоров стало много больше, чем промышленных. Московские передачи принимались в Томске и Берлине, берлинские — в Москве, Харькове, Ленинграде... Уже в том же 1931 г. начались передачи из Ленинграда, Томска и Одессы. Летом 1932 г. из Москвы стали передаваться кинофильмы, а осенью 1934 г. к телевизионному изображению был добавлен звук: состоялась первая постановочная звуковая телепередача — концерт мастеров искусств. Если бы в те времена пользовались современной терминологией, то эту передачу наверняка назвали бы в газетах «мультимедийной»! Хотя бы потому, что для ее приема нужно было одновременно использовать два радиоприемника, настроенных на разные радиовещательные станции (379 м — сигнал изображения, 720 м — звуковое сопровождение). К этому времени на нескольких заводах был организован выпуск телевизоров-приставок, но наиболее удачным оказался телевизор «Б-2» ленинградского завода им. Козицкого (популярная шутка тех времен: «Телевизор размером с почтовый ящик, картинка — с почтовую марку!»). Выпускались также комплекты деталей для радиолюбителей. Хотя именно к 1934 г. всем в мире уже стало ясно, что механические системы телевещания так и останутся интересным техническим аттракционом, но передачи по механической системе благодаря радиолюбительскому интересу продолжались до апреля 1940 г.

К этому же времени стали ясны фундаментальные преимущества более высококачественного электронного телевидения, на технической базе которого и родилось современное телевизионное вещание как система массовой информации.

Первый бесспорный реальный шаг в электронное телевидение сделал в 1907 г. в Петербурге Б. Л. Розинг (кстати, один из учителей В. К. Зворыкина), который доказал, что именно электронный луч в вакуумной колбе будет тем «безынерционным пером», которое способно нарисовать высококачественное телевизионное изображение. Хотя Ро- зингу удалось сформировать электронным путем только очень простые изображения (крест и решетку), но семена были посеяны и начали расти.

Однако последователей у Розинга оказалось так много, что приоритет в изобретении электронного телевидения — дело небесспорное. В США господствует мнение, что электронное телевидение изобрел в 1931 г. выходец из России В. К. Зворыкин по поручению другого выходца из России Д. А. Сарнова. Но есть также сведения о приоритете от 1929 г. американца Ф. Т. Фарнсуорта. В мои молодые годы я уверовал, что электронное телевидение началось в 1931 г. с изобретения нашего соотечественника С. И. Катаева, однако есть много публикаций о попытках создания в 1928 г. системы электронного телевидения изобретателем из Ташкента Б. П. Грабовским. В Германии же убеждены, что первую полностью электронную систему телевидения создал в начале 1931 г. М. фон Арден.

Однако В. К. Зворыкин сообщил о завершении своей работы лишь в 1933 г., публичная же демонстрация электронного телевидения состоялась только в 1934 г., где его шеф Сарнов произнес речь, которая нами процитирована выше. Впервые о работах Фарнсуорта упоминалось в печати только в 1931 г., а возможность провести публичную демонстрацию появилась у него в 1932 г. Приоритет Катаева на изобретение передающей трубки с накоплением зарядов, мозаичной мишенью и коммутацией с использованием вторичных электронов (авторское свидетельство от 24.09.1931 г.) юридически бесспорен. Но такую трубку (позже Зворыкин назовет ее иконоскопом, именно с нее началось настоящее электронное телевидение) в СССР удалось изготовить только в 1934 г., а официальная демонстрация для государственной комиссии состоялась в 1935 г.

Заметим, что все изобретатели в воспроизводящих устройствах использовали по-разному доработанные осциллографические трубки немецкого ученого К. Брауна; отличия были только на передающей стороне.

Наиболее плодотворным в итоге оказался путь с применением иконоскопа с таким распределением ролей: Катаев — автор изобретения, Зворыкин — создатель действующей системы на базе иконоскопа, разработавший его самостоятельно, но патент получивший лишь после долгой судебной тяжбы. Путь Фарнсуорта оказался тупиковым; его «диссектор» имел недопустимо низкую для вещательных целей чувствительность. Фон Арденне пошел по «боковой дорожке» — он передавал кинокадр, просвечивая его «бегущим лучом», создаваемым с помощью кинескопа. Этот способ применяется и сейчас для передачи кинофильмов, слайдов, открыток. Тем не менее следует признать, что именно фон Арденне первым осуществил публичную демонстрацию действующей полностью электронной системы телевидения в 1931 г. в рамках Берлинской радиовыставки на стенде фирмы «Боеуе», кстати, возрожденной несколько лет назад.

Успех электронных телетрансляций с прогрессивной разверткой на 180 строк с Олимпиады 1936 г. в Берлине, подготовленный более чем годовым опытом регулярных передач дтя довольно многочисленной аудитории, стимулировал аналогичные работы во многих странах. Например, уже в августе 1936 г. в Лондоне благодаря объединенным усилиям упомянутых выше Д. Берда и Ф. Фарнсуорта начались телепередачи с прогрессивной разверткой на 240 строк, а в ноябре того же 1936 г. знаменитая ВВС начала вещание по стандарту с чересстрочной разверткой на 405 строк, в разработке которого решающее участие принимал выходец из России И. Шенберг.

Успех телетрансляций с «забытой» Берлинской олимпиады 1936 г., который убедил правительства и общественность во многих странах в преимуществах электронного телевидения, дал старт почти всем масштабным телевизионным проектам в мире. В СССР уже осенью 1936 г.

была начата разработка плана телефикации страны с использованием уже весьма успешного опыта радиофикации. Центральным звеном телевизионной системы СССР должен был стать высотный Дворец Советов, который с 1931 г. проектировался в Москве. В проекте этого огромного здания, по объему в семь раз большего, чем АСК-1 ТТЦ (7,5 млн куб. м против 1,07 млн куб. м), был предусмотрен большой двухпрограммный телецентр, внутренняя система кабельного телевидения на 20 тыс. абонентов, а в венчающую дворец статую Ленина на высоте 420 м предполагалось встроить антенны телепередатчиков.

В марте 1939 г. «План телефикации СССР» был одобрен XVIII съездом ВКП(б). Он предполагал строительство телецентров в 10 крупнейших городах и охват двухпрограммным телевещанием «в основном всего населения страны», причем в связи с успешным развитием в СССР систем проводной радиофикации планировалось большую часть населения охватить телевидением с помощью домовых кабельных сетей. Одну из таких построенных в 1939 г. экспериментальных сетей на 30 квартир (Москва, Петровский бульвар, д. 17) я видел в рабочем состоянии в 1956 г.

Война задержала реализацию этого плана на 12—15 лет. Дворец Советов так и не был построен. Его место в телевизионной системе СССР занял Общесоюзный телецентр (теперь ТТЦ). К 1956 г. были построены предусмотренные планом телецентры в крупнейших городах, к 1965 г. свои телецентры появились в 130 регионах СССР (из 170). В 1965—1975 гг. строительство местных телецентров было временно прекращено, а средства и ресурсы направлены на строительство Общесоюзного телецентра в Останкино и создание сетей связи для распространения программ Центрального телевидения по стране и взаимодействия с местными студиями телевидения.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы