Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow История отечественного телевидения: Взгляд исследователей и практиков

Период третий (с 2000 г. по настоящее время)

Объективные предпосылки для выделения начала данного этапа связаны со сменой персональной власти в стране. Уход в отставку Бориса Ельцина и появление Владимира Путина как его преемника, затем победа последнего на досрочных президентских выборах, а впоследствии и переизбрание его на второй срок — эти глобальные политические события в новейшей истории России не могли не сказаться на медиасфере. Особенно в той ее части, где происходило регулирование отношений между данным частным сектором народного хозяйства и государственными структурами.

К началу этого периода в истории отечественного телевещания практически было завершено формирование государственно- монополистической системы функционироования медиаотрасли. С той лишь разницей, что, по сути, на первое место выходил все-таки частный сектор — как по объему вешания, так и по его содержательности. Однако с точки зрения популярности государственные медиаструктуры не собирались сдавать свои позиции. Впервые в новейшей истории медиарынка именно на данном этапе его развития начинается откровенная борьба за показатели популярности, которые оформились в философию рейтинга. ОРТ эту борьбу выигрывало и в начале 2000 г., однако пять лет спустя государственный телеканал «Россия» оказывает достойное сопротивление, а в ряде регионов (Москва) временами выигрывает у конкурентов первую позицию[1].

Отрицательным контекстом для подобной борьбы являлись политические амбиции двух крупнейших медиамагнатов — Бориса Березовского и Владимира Гусинского. В результате умелых комбинированных воздействий экономического и организационно-административного порядка государство сумело лишить обоих экс-олигархов доступа к рычагам информационного воздействия на общественное мнение[2].

Дискуссии об угрозе свободе слова в России, инспирируемые экс- медиамагнатами и получившие широкое хождение в отечественных и западных масс-медиа, были не более чем политической демагогией. Ибо по всем объективным показателям ситуация на медиарынке настоятельно диктовала кардинальное решение вопроса о собственниках действующих СМИ, в том числе и электронных. Замена же экономической аргументации политической была всего лишь способом борьбы ЗА СОБСТВЕННОСТЬ, и ничем иным. Те же субъекты вещания, которые предпочли бизнес политике, нынче вполне удачливы и успешны. Примером тому может служить компания СТС, развивающаяся как мощная и влиятельная телесеть. С учетом амбиций генерального директора СТС Александра Роднянского[3] можно ожидать дальнейшего усиления ее влияния на структуру всего медиарынка электронных СМИ в целом.

Объективные сложности данного этапа развития отечественного телевидения были вызваны как эксцессами политического порядка (трагедия АПЛ «Курск», захват заложников «Норд-Оста», серия терактов и трагедия в Беслане), так и несовершенством действующего законодательства о СМИ, где практически отсутствует понятие права собственности на издание, телеканал или радиостанцию. Характерно в этом смысле консолидированное мнение профессионального сообщества практиков СМИ, сформулированное в виде документа «Предложения Союза журналистов России по развитию законодательства о средствах массовой информации на 2004-2007 годы»[4].

В контексте темы нашего исследования нас особо интересует третий раздел данного документа, озаглавленный «Развитие законодательства об основах экономических отношений в сфере массовой информации». Авторы «Предложений...» констатируют те ключевые проблемы, которые сегодня наличествуют в медиасфере в связи с несоответствием реалий функционирования СМИ как бизнес-структур и юридической базы для их нормального создания и деятельности. Они указывают: «Необходимо дополнить действующее законодательство о СМИ федеральными законами, отражающими специфику экономических отношений в сфере массовой информации. Такие законодательные акты призваны создать правовую базу для решения следующих задач:

  • ? развития информационного плюрализма в обществе;
  • ? обеспечения прозрачности отношений собственности в сфере массовой информации;
  • ? предотвращения монополизации рынка СМИ, в том числе путем противодействия демпинговой политике;
  • ? укрепления редакционной самостоятельности;
  • ? совершенствования механизмов экономической поддержки СМИ и книгоиздания;
  • ? уточнения правого статуса СМИ как объекта гражданских прав»[5].

Как отрицательный фактор нынешнего этапа развития медиарынка следует признать закрытие ряда крупных вешающих структур, а также перманентную кадровую нестабильность в НТВ[6].

Нынешний этап истории отечественного телевидения характеризуется еще и очевидной вещательной специализацией телеканалов, настойчиво ищущих собственные целевые аудитории. И если руководство Первого каната и канала «Россия»[7] позиционируют их как общественно-политических телевещателей, то топ-менеджеры СТС и ТНТ в своей вещательной политике ориентируются на развлекательность[8]. А появление на 4-й всероссийской «кнопке» государственного канала «Спорт» как дочерней структуры ВГТРК еще больше обострило борьбу государственного и частного сектора медиарынка за потенци- атьную зрительскую аудиторию. Своеобразный шаг предприняла и телекомпания СТС, учредившая новый канал — «Домашний»[9].

Если попытаться каким-то образом спрогнозировать эту тенденцию в сфере электронного вещания, то можно говорить о ее непрерывном усилении. Весь предыдущий опыт становления и развития современного телевещания в России говорит о том, что его субъекты — кто раньше, а кто позже — осознали, что телевидение сегодня есть многофункциональный бизнес с инвестиционными перспективами, технологическими прорывами и неплохими экономическими выгодами. Как пишет зарубежный исследователь, «самая очевидная экономическая роль СМИ — это то, что они являются сектором экономики. Медиакомпании нанимают людей на работу. Они покупают и продают товары и услуги. Они даже платят налоги»[10].

Особенность же нынешнего состояния медиасферы заключается в том, что все эти качества телевидения как вида бизнеса весьма затруднительно трансформировать в политические преференции для собственников компаний и каналов. Данное обстоятельство, очевидно, является стабилизирующим фактором в деятельности всех электронных медиа, позволяющим сосредоточится на решении конкретных креативных творческих задач и планировании бизнес-стратегии телеканала или радиостанции.

Преимущества подобного состояния медиаотрасли по сравнению с недавним историческим опытом постсоветского электронного вещания очевидны.

Важным шагом в создании действующей системы государственного регулирования медиаотрасли стала реформа Правительства Российской Федерации, выдвинутая Владимиром Путиным накануне выборов Президента РФ в марте 2004 г. Напомним, что была предложена, а затем и утверждена трехуровневая система федеральных органов исполнительной власти: министерство — федеральные агентства — федеральные службы.

В результате перестройки системы госуправления резко сократилось число министерств. Их либо ликвидировали, либо соединили с родственными по виду деятельности управленченскими структурами. Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, которое возглавлял до февраля 2004 г. Михаил Лесин, перестало существовать в соответствии с Указом Президента РФ[11]. Его управленческие функции были переданы вновь созданному объединенному Министерству культуры и массовых коммуникаций. Его возглавил А. С. Соколов, экс-ректор Московской консерватории. Вопросы же развития и поддержки медиаотрасли были переданы в ведение вновь учрежденного Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Его руководителем был назначен М. В. Сеславинский, который в прежнем министерстве работал на должности первого заместителя Михаила Лесина.

Административная реформа 2004 г. коснулась и такой важной сферы государственного управления медиаотраслью, как лицензирование деятельности вещателей. Это — сфера ответственности Федеральной конкурсной комиссии (здесь и далее — ФКК), которая занималась и занимается распределением частот электронного вещания среди как федеральных, так и региональных теле- и радиокомпаний. Организационной стороной подготовки конкурсов занимается Федеральная служба по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия (Росохранкультура)[12]. Данная служба формально подчиняется Федеральному агентству, возглавляемому М. В. Сеславинским, и является органом государственного управления медиаотраслью именно в части лицензирования содержательных и технологических аспектов предполагаемого функционирования субъектов вещания.

На практике обсуждению и тестированию профессиональными членами ФКК подвергаются преимущественно технологические и организационно-финансовые аспекты будущей деятельности субъектов электронного вещания. Концепт предлагаемого эфирного контента, по свидетельству экспертов, конечно, принимается во внимание при выдаче лицензии на вещание. Однако впоследствии он явно не контролируется той же ФКК, провоцируя вещателей на достаточно вольное обращение с просветительской и воспитательной функциями СМИ и игнорирование их социальной миссии.

Необходимость более четкого контроля за соблюдением законодательства о СМИ вызвала и последующие реформирующие действия исполнительной власти в управлении данной сферой деятельности. Так, 12 марта 2007 г. вступил в силу Указ Президента РФ о преобразовании двух федеральных служб — Росохранкульта[13] и Россвязьнадзора[14] — в одну. Новая структура получила наименование Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия. Эксперты по-разному оценивают данный шаг властей. Однако все они сходятся во мнении, что данная структура замкнет на себя регулирование сразу нескольких рынков, включая информационный.

Передел складывавшегося рынка электронных медиа на федеральном уровне в описываемый нами период развития системы отечественного телевещания охарактеризовался рядом бизнес-операций, которые изменили структуру отечественного телерынка. Так, акционеры компании СТС в сентябре 2004 г. приобрели московский канал Ml, образовав, таким образом, вещательный холдинг «СТС-медиа». Его нынешними владельцами являются шведская компания «Modern Times Group AB» (75%) и «Альфа-групп», владеющая 25% акций холдинга.

В июле 2005 г. состоялась очередная бизнес-сделка в сфере электронного медиабизнеса на федеральном уровне. Она произошла между прежними владельцами телекомпании ООО «Медиахолдинг Ren TV»[15] — «РАО ЕЭС» (70% акций), а также Ирэны и Дмитрия Лесневских (30% акций). В такой же пропорции эти акции приобрели соответственно компания «Северстальгрупп» и телекомпания RTL (ФРГ). В сентябре 2005 г. акционеры проданной телекомпании заявили, что 35% ее акций, которыми владеет «Северстальгрупп», покупает нефтяная компания «Сургутнефтегаз». Чуть позже сделка состоялась.

Очевидным доказательством динамичности развития рынка отечественных СМИ являются перманентно происходящие ситуации смены собственников медиа как на федеральном, так и на региональном уровне. Констатируем также наиболее крупные сделки последнего времени в медийной сфере: приобретение Алишером Усмановым издательского дома «Коммерсантъ», покупка компанией «Проф-медиа» телеканалов ТВ-3 и «МТУ-Россия», приобретение Константином Рекемчуковым «Независимой газеты», создание Балтийской медиа-группы Олегом Рудновым и назначение его председателем Совета директоров «Комсомольской правды».

  • [1] См.: ТУ-рейтинг// Итоги. 2005. 26 июля. № 30. С. 72—73. Доля ежесуточной аудитории в Москве в середине июля 2005 г. составляла 18,6%, доля Первого канала — 18,4%.
  • [2] У Б. А. Березовского в начале 2001 г. Р. А. Абрамовичем были выкуплены 49% акцийОРТ. Сумма сделки составила 170 млн долл. Однако, по оценкам экспертов, рыночнаястоимость пакета была гораздо выше — 500 млн долл. Медиахолдинг Гусинского был перепродан за долги «Газпрому» в марте 2001 года. Мы не ставим себе целью анализироватьв данном случае весь процесс перераспределения медиасобственности. Это тема отдельного исследования. Нам важен сам факт его свершения.
  • [3] Александр Роднянский был назначен на этот пост в 2002 г. Он сменил Романа Петренко, который перешел на должность генерального директора ТНТ.
  • [4] Журналист. 2004. № 5. С. 52-54.
  • [5] ' Журналист. 2004. № 5. С. 52.
  • [6] Среди них — «ТВ-6 Москва», ТВС.
  • [7] 5 Подобные переименования произошли в 2002 г. соответственно с ОРТ и РТР.
  • [8] Характерен в этом смысле лозунг СТС, запущенный с легкой руки Александра Роднянского, — «СТС — Первый развлекательный».
  • [9] Начал вещание в марте 2005 г.
  • [10] Данкерли У. Роль СМИ в экономическом развитии России // Отечественные записки. 2003. № 4. С. 120.
  • [11] После отставки с поста министра Михаил Лесин был назначен советником Президента РФ.
  • [12] Руководителем службы был назначен Борис Боярсков.
  • [13] Существует в составе Министерства по культуре и массовым коммуникациям.
  • [14] Существует в составе Министерства связи и информационных технологий.
  • [15] Именно этой телекомпании и принадлежит канал Ren TV.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >
 

Популярные страницы