Методические подходы к построению показателей эффективности и конкурентоспособности предприятий

В данной главе мы будем следовать методическим подходам к оценке конкурентоспособности фирмы, которые были разработаны в ходе работы по анализу данных первого раунда мониторинга конкурентоспособности и нашли свое отражение в монографии 2008 г., посвященной состоянию и изменениям в промышленности в первой половине 2000-х годов [Российская промышленность на этапе роста..., 2008]. Обзор существующих теорий в этой области и аргументы в пользу выбранной нами методологии содержатся там же, и нет причин останавливаться здесь на теоретических аспектах проблемы. В то же время для читателей данной книги целесообразно изложить некоторые базовые предпосылки, лежащие в основе нашего подхода.

Во-первых, мы исходим из того, что конкурентоспособность фирмы чрезвычайно сложное и до конца неизмеримое явление. Можно выявить огромное число признаков, которые в той или иной степени будут характеризовать конкурентоспособность, но даже в совокупности они не могут измерить ее точно.

Во-вторых, конкурентоспособность фирмы — понятие не абсолютное, а относительное, хотя бы потому, что предполагает наличие конкуренции и конкурентов, по отношению к которым она оценивается. Другими словами, можно сказать, что одна фирма более конкурентоспособна, чем другая, но нельзя зафиксировать некоторый абсолютный уровень этой конкурентоспособности. Изменения во внешних условиях, у других фирм, работающих на том же рынке, способны изменить конкурентоспособность данного предприятия, даже если все его собственные характеристики остались неизменными.

В-третьих, мы исходим из того, что в наибольшей степени конкурентоспособность фирмы определяется (измеряется) показателями эффективности использования различных ресурсов. Более эффективная фирма при прочих равных условиях более конкурентоспособна. Соответственно динамика показателей эффективности, соотнесенная с динамикой показателей эффективности конкурентов, может служить индикатором повышения конкурентоспособности.

В-четвертых, с теоретической точки зрения наилучшим измерителем эффективности производства обычно признается показатель совокупной факторной производительности (СФП). Однако ненадежность данных об основных фондах российских предприятий (см. подробнее: [Бессонов, Воскобойников, 2006]) сильно искажает этот показатель в применении к промышленным предприятиям, многие из которых все еше используют основные фонды, доставшиеся от советского периода, достаточно произвольно переоцененные в период гиперинфляции 1990-х годов. Поэтому в качестве главного показателя эффективности в этом исследовании используется показатель производительности труда, который для классификации фирм «комбинируется» с оценкой предприятием своей относительной конкурентоспособности по сравнению с конкурирующими предприятиями.

Это связано с тем, что поскольку показатель производительности труда также подвержен искажениям (хотя бы по причине использования стоимостных оценок выручки и добавленной стоимости), то в качестве финального индикатора конкурентоспособности использовалась принадлежность фирмы к одной из трех групп. Каждая фирма в исследовании, базировавшемся на результатах обследования 2005 г., относилась к группе «лидеров», «середняков» или «аутсайдеров» исходя из следующих принципов объединения двух индикаторов — производительности труда по валовой добавленной стоимости и самооценки уровня конкурентоспособности.

К группе 1 — «лидеров»/наиболее конкурентоспособных — относились предприятия с производительностью труда выше среднеотраслевой и утверждающие, что они занимают лидирующие позиции в отрасли.

В группу 3 — «аутсайдеров»/неконкурентоспособных — были включены предприятия с производительностью ниже среднеотраслевой и те, кто по собственным оценкам сохранял или увеличивал отставание от лидеров.

К группе 2 — «середняков» — относились все остальные предприятия.

Подобный подход за счет загрубления оценок позволял, на наш взгляд, достаточно четко развести между собой группы «лидеров» и «аутсайдеров» по уровню конкурентоспособности, что в дальнейшем позволяло выявлять факторы, определяющие попадание фирмы в ту или иную группу.

Основная задача, которую мы решаем в данном разделе, состоит в том, чтобы по возможности (насколько позволяют доступные нам данные) повторить методику 2005 г. применительно к данным 2009 г., т.е. построить аналогичную группировку, выделив три группы по уровню конкурентоспособности («высокий», «средний», «низкий»), В процессе решения этой задачи возникли определенные трудности как методического, так и технического характера. Прежде всего, вследствие изменения методологии сбора информации во втором раунде опроса, оказалось невозможным вычленить валовую добавленную стоимость по предприятиям[1]. Кроме того, не удалось получить доступ к среднеотраслевым данным по интересующим нас видам экономической деятельности, что не позволяло сравнивать показатели ВДС с отраслевыми средними[2].

В качестве паллиативного решения в данной работе для построения сводной группировки по конкурентоспособности используется показатель производительности труда, рассчитанный как выручка на одного занятого. Безусловно, этот индикатор менее точно измеряет производительность труда, поскольку включает материальные затраты. Однако то, что мы используем для расчетов не сам показатель производительности, а его отклонения от средней по отрасли, на наш взгляд, в значительной мере нивелирует расхождения.

Следующая методическая проблема касается выбора отраслевого уровня для сравнения индивидуальной производительности фирмы со средним по отрасли. Это связано с тем, что доступная информация Росстата по отраслевой выручке в разрезе ВЭДов содержит данные по полному кругу организаций, в то время как в нашу выборку включены преимущественно средние и крупные фирмы. С учетом существенной разницы в уровне производительности на малых фирмах и сред- них/крупных предприятиях это может давать существенное смешение в сторону завышения конкурентоспособности фирм, попавших в выборку. Нами были проведены расчеты с различными показателями средних по различным доступным данным. В частности, использовались данные Росстата по 6700 средним и крупным предприятиям, которые образуют генеральную совокупность для нашего обследования. Использовались также средние по выборке, медианы по выборке, средневзвешенные выборочные показатели. Важно подчеркнуть, что критерием качества показателя для нас выступала максимальная его согласованность с результатами группировки 2005 г., поскольку одной из основных задач исследования является анализ изменений, произошедших с предприятиями различных групп по конкурентоспособности в период 2004-2008 гг.[3] Другими словами, возможность сравнения результатов, полученных в предыдущем исследовании, с результатами данной работы стала для нас приоритетом. Проведенные эксперименты позволили установить, что максимальная корреляция «старой» и «новой» группировок обеспечивается при использовании в качестве базы сравнения медианы производительности труда (т.е. значение индикатора «ниже/выше среднеотраслевой производительности» = 1, если значение показателя для фирмы было выше выборочной медианы, и 0 — в противном случае).

Безусловно, полученная группировка не совпадает с группировкой по прежней методологии, хотя, как будет показано ниже, достаточно тесно с ней коррелирует. Поэтому для обеспечения сравнимости двух раундов мониторинга методология 2009 г. была распространена на данные первого раунда, т.е. группировки 2005 г., используемые в дальнейшем анализе, также рассчитаны с применением выручки на одного занятого. В остальном метод построения трех групп по уровню конкурентоспособности соответствовал алгоритму, приведенному выше.

В табл. 11.1 представлена группировка предприятий по уровню конкурентоспособности для выборки 2005 г., рассчитанная с использованием среднеотраслевой производительности по ВДС и медианы производительности по выручке.

Как мы видим, распределение по группам примерно одинаково. Это само по себе не доказывает идентичность группировок, поскольку могли быть «встречные» переходы из группы в группу и те предприятия, которые по прежней методологии были в группе с высокой конкурентоспособностью, могли по новой методологии попасть в группу с низкой, и наоборот. Однако, как следует из табл. 11.2, в которой совмещены группировки по двум параметрам, это не так. Цифры на диагонали показывают долю предприятий, сохранивших свою группу при изменении методики счета, цифры вне диагонали — переходы из группы в группу при изменении методики счета.

Как видно из таблицы, примерно 85% предприятий сохранили позиции в тех группах, в которых находились. Что важнее, переходы произошли только между соседними группами, т.е. ни одно высококонкурентоспособное предприятие не попало в аутсайдеры, и наоборот. Все это позволяет нам утверждать, что новая методика не влияет принципиально на распределение по группам.

Дополнительно к анализу группировок по агрегированному индикатору конкурентоспособности мы рассмотрим в данной главе динамику некоторых других частных показателей, характеризующих эффективность и конкурентоспособность. Прежде всего это производительность труда, фондоотдача, а также динамика роста — темпы роста выпуска продукции в разрезе групп по конкуренТаблица 11.1

Распределение предприятий по группам соответственно уровню конкурентоспособности с применением различных методик группировки (по данным 2004 г.)

Группа предприятий

Расчет

с использованием ВДС

с использованием выручки

Число фирм

%

Число фирм

%

С высокой конкурентоспособностью

219

26,2

232

27,7

Со средней конкурентоспособностью

477

57,0

475

56,8

С низкой конкурентоспособностью

141

16,9

130

15,5

Сравнение результатов применения различных методик группировки (по данным 2004 г.)

Группировка по выручке

Всего

высокая

средняя

низкая

Группировка по ВДС

высокая

84,93

15,07

0

100

средняя

9,644

88,05

2,306

100

низкая

0

15,6

84,4

100

Всего

27,72

56,75

15,53

100

Таблица 11.2

тоспособности. Другие частные показатели эффективности, например финансовые — рентабельность, отдача на капитал (ROA) и проч., также будут рассмотрены ниже.

  • [1] Во втором раунде мониторинга нс заполнялась специальная форма (в 2005 г. этобыла дополнительная анкета для бухгалтера), а данные из системы СПАРК-Интсрфакс поступили в базу слишком поздно, чтобы их можно было использовать, кроме того, они содержали необходимые оценки далеко не для всех предприятий, попавших в выборку.
  • [2] В первом раунде отраслевые показатели ВДС и производительности по ВДС былипредоставлены в разрезе ОК.ОНХ Министерством экономического развития и торговли.В 2009 г. данными в разрезе ОКВЭД в нужной степени дезагрегации министерство не обладало.
  • [3] В ходе обследования 2005 г. собиралась количественная информация о результатахдеятельности предприятий за 2004 г. Соответственно в обследовании 2009 г. численная информация относится к предшествующему 2008 г.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >