Конкуренция как элемент институциональной среды: что меняется?

Экономическая теория говорит о том, что в рыночной экономике конкуренция между производителями является одним из основных драйверов повышения эффективности производства, технологической модернизации и т.п. Именно недостаточным уровнем конкуренции, высокими барьерами входа и выхода с рынков часто объясняют низкую инновационную активность российских фирм в последние десятилетия. Вместе с тем линейная форма влияния конкуренции на развитие: «чем больше конкуренции — тем больше инноваций», — уже давно, начиная с работ Й. Шумпетера, подвергается критике как в теоретических работах, так и в эмпирических исследованиях. Свидетельством неослабевающего интереса экономистов к этой теме можно считать присуждение Нобелевской премии 2009 года американским исследователям Оливеру Уильямсону и Элинор Остром за работы, тесно связанные с различными (в том числе неконкурентными) формами взаимодействия фирм в условиях рыночной экономики. В данном подразделе мы не ставим задачу дать обзор современных экономической теории и эмпирических работ, посвященных влиянию конкуренции на поведение предприятий[1]. Нас прежде всего интересует анализ эмпирических свидетельств о состоянии и динамике конкуренции в отраслях обрабатывающей промышленности. Наибольшее внимание будет сосредоточено на оценке изменений, которые произошли за период 2005-2009 гг. в российской промышленности.

Анализируя итоги опроса 2005 г., мы обнаружили, что, во-первых, значительная часть российской обрабатывающей промышленности находилась вне глобальной конкуренции. Несмотря на то что большинство предприятий обрабатывающей промышленности испытывало в той или иной степени конкурентное давление, существенная доля фирм была ориентирована на внутренний или еще более узкий региональный рынок, на которых они конкурировали преимущественно с такими же (с точки зрения эффективности и качества продукции) российскими фирмами. Около половины предприятий вообще не конкурировали с зарубежными производителями, а более 30% обследованных компаний продавали свою продукцию в рамках своего региона. Во-вторых, несмотря на формально высокую долю фирм, осуществляющих поставки на экспорт (46%), только для пятой части фирм-экспортеров выручка от экспорта превышала 10% от общей выручки. В-третьих, было выявлено, что ориентация на региональный рынок негативно влияет на рентабельность предприятий и на темпы роста производства, коррелирует с более низкой активностью в части инноваций и реструктуризации. Экспортная ориентация, напротив, положительно связана с рентабельностью и инновационной активностью, хотя и не оказывает существенного воздействия на темпы роста. Кроме того, исследование 2005 г. зафиксировало положительное влияние конкурентного давления на инновационную и инвестиционную деятельность российских предприятий.

Ниже мы попробуем ответить на вопрос о том, что же изменилось в конкурентной среде за прошедшие 3 года[2]. В частности, нас будут интересовать следующие вопросы. Насколько велика доля предприятий, работающих в конкурентной среде? Как изменился уровень конкурентного давления за период 2004—2008 гг.? С кем конкурируют российские предприятия обрабатывающей промышленности? Изменился ли состав конкурентов с 2004 г.? Как именно они конкурируют? Какие конкурентные преимущества используют?

Макроэкономические данные позволяют предположить, что в рассматриваемый нами период уровень конкуренции на российских рынках промышленной продукции определялся несколькими противоречивыми факторами. С одной стороны, имело место существенное укрепление курса национальной валюты и соответственно ухудшение условий для ценовой конкуренции, прежде всего с импортной продукцией. Как уже было показано в первой главе, быстрыми темпами рос импорт промышленной продукции (темпы роста импорта в несколько раз превышали рост внутреннего производства), что может служить косвенным свидетельством усиления конкуренции с иностранными производителями. С другой стороны, сам факт роста внутреннего спроса, намного более быстрого, чем рост производства, позволяет предположить, что на таком растущем рынке находилось место и для иностранных, и для российских компаний, а более низкие темпы роста промышленного производства (в обрабатывающих отраслях) определялись не столько более низкой конкурентоспособностью российских товаров, сколько исчерпанием свободных мощностей, на что указывает, в частности, наблюдавшийся в этот период рост загрузки мощностей отечественных предприятий.

Следует добавить, что экономический и промышленный кризис в конце 2008 — начале 2009 г. также мог иметь неоднозначные последствия для конкуренции. В принципе на падающих рынках конкуренция за потребителя должна возрастать. Однако одновременно с этим в конце 2008 г. произошла существенная девальвация рубля, что объективно улучшило конкурентные позиции российских фирм по отношению к импорту. Кроме того, спад спроса в острый период кризиса (последний квартал 2008 — первый квартал 2009 г.) был сконцентрирован на отдельных рынках и не носил фронтального характера. Это позволяет предположить, что влияние кризиса на конкуренцию различалось по отраслям.

Таким образом, первая гипотеза, которую мы попытаемся проверить, состоит в том, что в период 2005-2009 гг. уровень конкурентного давления на российских производителей заметно вырос как со стороны других отечественных производителей, так и со стороны зарубежных конкурентов.

Одним из качественных результатов предыдущего исследования (как, впрочем, и многих других эмпирических работ — см., например, [Структурные изменения..., 2004]) стало выявление различий во влиянии конкуренции на поведение промышленных предприятий в зависимости от типа конкуренции. В частности, конкуренция со стороны соотечественников стимулирует прежде всего действия по снижению затрат и конкуренцию по цене на рынках традиционной продукции и в меньшей степени — инновационную активность, направленную на внедрение новых продуктов, выход на новые рынки. Конкуренция с иностранными производителями, напротив, стимулирует более активные действия по повышению качества и/или разработки новых продуктов.

Вторая гипотеза, которую мы проверим ниже, состоит в том, что в период 2005—2009 гг. эти различия во влиянии на поведение фирм конкуренции с импортом и российскими производителями стали менее заметны, что определяется снижением в данный период разрыва в качестве отечественной и импортной продукции за счет внедрения многими российскими фирмами современных зарубежных технологий.

Оценка уровня конкуренции на том или ином рынке представляет собой сложную методическую проблему. Условно все подходы к измерению конкуренции можно разделить на две группы. Первая использует данные объективной статистики о числе производителей, уровне концентрации производства и сбыта, различные коэффициенты и индексы — концентрации, Херфиндаля — Хиршма- на и т.п. Вторая группа в большей или меньшей степени ориентируется на субъективные оценки самих фирм относительно уровня конкуренции на рынках. И тот, и другой подход имеет свои преимущества и недостатки. Преимуществом первого является, безусловно, единая методология (для всех рынков используется единая методика), а также то, что результат не зависит от ощущений конкретных респондентов. В то же время есть как минимум два недостатка, которые в нашем случае перевешивают преимущества. Объективные методы скорее пригодны для оценки ситуации на товарных рынках, чем состояния фирм. Большинство предприятий выпускают широкий спектр продукции и соответственно работают на нескольких рынках, конкуренция на которых может быть различной. В этих условиях для построения показателя, характеризующего конкурентную среду, необходима достаточно детальная информация о структуре производства в натуральном и/или стоимостном выражении по каждой фирме, равно как и сложная методика агрегации товарных индексов в фирменный. Данное обстоятельство вынуждает работать на достаточно высоком уровне агрегации отраслей, чтобы фирмы оказывались полностью в рамках одной позиции классификатора. Однако в этом случае возникает положение, когда две фирмы, попавшие в одну позицию, реально выпускают различные продукты и имеют разные уровни конкурентного давления. Кроме того, объективные методы предполагают, что известны границы рынка (регион, страна, мировая экономика). На практике они редко могут быть рассчитаны для всех рынков (это требует специальных дорогостоящих исследований и административного ресурса, необходимого для получения информации от экономических агентов — производителей, потребителей продукта), в силу чего эти методы малоприменимы для исследования того, находится ли конкретная фирма в конкурентной среде.

Субъективные индикаторы способны, с одной стороны, учесть специфику рынка, с другой — получить уже агрегированный, на уровне восприятия менеджеров, индикатор конкурентной среды. Поскольку нас в данном исследовании интересует не столько наличие (уровень) конкуренции на конкретных продуктовых рынках, сколько ее влияние на поведение и функционирование фирмы, то субъективные оценки предпочтительнее.

В рамках опроса предприятий 2009 г. в анкету были включены два основных вопроса, имеющие отношение к уровню конкуренции. Во-первых, респонденту было предложено примерно определить количество основных конкурентов данной фирмы на каждом из рынков, на которых она работает: рынке области, рынке России, рынках стран СНГ и мировом рынке (за пределами СНГ). Во-вторых, предлагалось оценить по четырехбалльной шкале уровень влияния на деятельность фирмы (респондента) конкуренции со стороны трех различных типов конкурентов: других российских производителей, импортеров и иностранных производителей, выпускающих продукцию в России. Отметим, что в анкете опроса 2005 г. респондентам задавался только второй вопрос, поэтому только по нему и возможно сравнение.

Анализ ответов позволяет сделать вывод о том, что число конкурентов как показатель конкурентного давления малоинформативно по нескольким причинам. Во-первых, значительное число респондентов затруднилось с ответом на этот вопрос. Так, из 785 предприятий, работающих на региональном рынке, только 586 (три четверти) смогли оценить число своих основных конкурентов. Для российского рынка эта доля — около 60%, для рынков СНГ — около 50%, а из 286 фирм, работающих на мировом рынке за пределами СНГ, только 96 (40%) смогли дать соответствующую оценку. Во-вторых, затруднения возникают при переводе индикатора числа конкурентов на том или ином рынке в качественную характеристику конкурентного давления. Действительно, если у одного предприятия на рынке — три основных конкурента, а у другого — пять, то насколько правомерен вывод о том, что вторая фирма находится в более конкурентной среде? Известно достаточно много примеров, когда конкуренция даже двух фирм, примерно равных по силе и не находящихся в сговоре, обеспечивает необходимые стимулы для снижения цен, повышения эффективности ит.п. В-третьих, отсутствие конкурентов, например, на региональном рынке при наличии большого числа конкурентов на национальном рынке может создавать достаточные стимулы для развития, при условии что основные рынки сбыта для предприятия лежат вне региона. В-четвертых, ответ на этот вопрос ничего не говорит нам о том, кто именно является основным конкурентом. Например, если имеет место конкуренция с импортом, но на региональном или российском рынке, то отсутствие других производителей в России не означает отсутствие конкуренции.

Далее в качестве индикатора того, насколько интенсивна конкуренция для той или иной фирмы, мы будем использовать ответы респондента на вопрос: «В какой мере на деятельность предприятия влияет конкуренция со стороны различных видов конкурентов: российских предприятий, импортеров, иностранных производителей на территории России?». В качестве дополнительного индикатора распределим предприятия на четыре группы по наличию существенной конкуренции. Данные обследования позволяют выделить три типа конкурентов: другие российские предприятия, импортеры, зарубежные фирмы, производящие продукцию на территории России. Два последних типа конкуренции тесно связаны: более 80% предприятий, ощущающих существенную конкуренцию с зарубежными производителями, производящими продукцию на территории России, одновременно испытывают и существенную конкуренцию со стороны импорта (отметим, что эта величина почти в точности совпадает с данными обследования 2005 г.). Можно считать, что по своему влиянию на поведение предприятий эти два типа конкуренции взаимозаменяемы.

На рис. 2.4 приведено разбиение всей совокупности предприятий на четыре группы. Первая — предприятия, на деятельность которых (по их собственной оценке) не оказывает заметного влияния конкуренция ни с российскими, ни с зарубежными производителями.

Посмотрим, как изменились оценки уровня конкуренции нашими респондентами за период между обследованиями (для большей сопоставимости будем использовать только панельную часть выборки, см. табл. 2.4). Отметим, что существенных различий между панельной частью и общей выборкой нет. Это позволяет говорить о том, что обе выборки в равной степени репрезентативны, и в дальнейшем при сравнении данных 2005 и 2009 гг. мы можем оперировать полным набором опрошенных предприятий.

Как видно из таблицы, значительных изменений в распределении предприятий не наблюдается. Заметные (хотя и не слишком важные) сдвиги произошли только по двум позициям.

Распределение предприятий по силе и типу конкуренции

Рис. 2.4. Распределение предприятий по силе и типу конкуренции

Таблица 2.4

Степень влияния конкуренции на деятельность предприятий (по панельным данным 2005-2009 гг.)

Степень

влияния

С отечественными фирмами

С импортом

С иностранцами, производящими в России

2005

2009

2005

2009

2005

2009

Не влияет

11,1

7,4

31,6

30,5

49,9

36,8

Незначительно

21,3

24,7

21,3

24,0

19,2

24,5

Существенно

37,6

38,2

22,5

21,1

17,2

18,4

Сильно

30,0

29,7

24,6

24,4

13,7

20,4

Число фирм

497

489

475

459

453

457

Во-первых, несколько снизилась доля предприятий, которые в принципе не испытывают конкурентного давления. Однако данный результат вряд ли можно рассматривать как значимый, поскольку снижение этой доли в основном произошло за счет тех, кто ошушает влияние конкуренции, но незначительное. Во- вторых, заметно выросло число предприятий, которые отмечают значительную или сильную конкуренцию с иностранными фирмами, производящими продукцию на территории России. Так, если в 2005 г. существенной конкуренции со стороны таких производителей не испытывали половина предприятий, то в 2009 г. эта доля снизиласьдо 37%. Как было показано в работе [Российская промышленность на этапе роста..., 2008, гл. 4], в 2005 г. конкурировать с иностранными фирмами в основном пришлось предприятиям двух отраслей — химической и текстильной/ швейной. Как видно из рис. 2.5, эти отрасли по-прежнему находятся в лидерах по конкуренции с зарубежными фирмами, производящими продукцию в России (почти 50%). Однако за истекший период существенно выросло число отечественных металлообрабатывающих и машиностроительных фирм, сталкивающихся с

Доля фирм, указавших на наличие значительной/сильной конкуренции с иностранными фирмами, производящими в России (по панельным данным)

Рис. 2.5. Доля фирм, указавших на наличие значительной/сильной конкуренции с иностранными фирмами, производящими в России (по панельным данным)

такого типа конкуренцией. Таким образом, за период 2005-2009 гг. заметно расширился спектр отраслей, в которых значимо присутствуют иностранные производители, организовавшие производство на территории России. Единственной отраслью, где в рассматриваемый период имело место сокращение конкуренции с иностранными производителями в России, была деревообработка.

В определенной степени конкуренция с «российскими иностранцами» замещала, видимо, прямую конкуренцию с импортом, которая согласно данным табл. 2.4 несколько снизилась. Это может служить дополнительным обоснованием того, чтобы рассматривать конкуренцию с импортом и конкуренцию с «российскими иностранцами» как единый вид конкуренции с иностранными производителями.

Если рассматривать состав конкурентов в разрезе четырех групп: нет конкуренции, конкуренция исключительно с российскими производителями, конкуренция только с иностранными производителями, конкуренция со всеми, — то мы не видим значительных изменений. Доля фирм, конкурирующих со всеми, осталась на уровне 36-37%, число монополистов, не испытывающих острой конкуренции, незначительно выросло (с 20 до 22%).

Низкая озабоченность конкуренцией отнюдь не характерна для крупных предприятий. Напротив, вне конкурентной среды чаще оказываются сравнительно небольшие фирмы (см. рис. 2.6). Доля предприятий, не испытывающих конкурентного давления, примерно одинакова как для группы 100-250 человек занятых, так и для более крупных размерных групп. Вообще достаточно распространенный тип монополиста — фирмы, не испытывающей сильной конкуренции, — небольшое предприятие, ориентированное на одного или нескольких крупных покупателей, расположенных в том же регионе. В этом случае уместнее, видимо, говорить не о монополии, а об определенной аффилированности или включении предприятия в кооперационную цепочку.

В целом, оценивая изменения в конкурентной среде, можно констатировать, что в период 2005—2009 гг. ситуация в обрабатывающей промышленности не претерпела радикальных изменений: сохраняется достаточно большой сегмент фирм (около 20%), выключенных из конкурентной борьбы, а доля фирм в полноценной конкурентной среде, т.е. конкурирующих и с соотечественниками, и с иностранцами, составляет по-прежнему около 40%.

Отметим, что по отраслям уровень конкуренции также не претерпел существенных изменений: наибольшая доля предприятий вне конкуренции сосредоточена в отраслях машиностроения и деревообработки, наименьшая — в легкой и химической промышленности.

Чтобы более корректно оценить, какие структурные характеристики фирмы влияют на ее перспективу оказаться вне конкуренции, мы провели расчеты простой probit-регрессии, которая показывает, от каких параметров зависит вероят-

Распределение предприятий по уровню конкуренции и размерным группам ность того, что фирма не испытывает серьезного конкурентного давления. В число факторов (объясняющих переменных) вошли

Рис. 2.6. Распределение предприятий по уровню конкуренции и размерным группам ность того, что фирма не испытывает серьезного конкурентного давления. В число факторов (объясняющих переменных) вошли: принадлежность к дочерним структурам холдинга, замкнутость поставок на региональный рынок, доля поставок крупнейшему покупателю, принадлежность к агломерации, а также параметры размера и отраслевой принадлежности.

В целом полученные результаты (табл. 2.5) согласуются и с экономической теорией, и со здравым смыслом. Правда, принадлежность к дочерним структурам холдинговой компании не означает защищенности от конкуренции. А вот ориентация на одного потребителя и/или на локальные рынки повышает шансы ухода от конкурентной борьбы. В агломерации, где уровень концентрации фирм выше, уйти от конкуренции сложнее, чем на удаленных от крупных центров рынках. В более конкурентной среде, при прочих равных, работают фирмы отраслей, ориентированных на конечного потребителя, — пищевой и легкой промышленности. Монополистами чаще являются небольшие (до 100 человек) специализированные фирмы или средние предприятия с численностью занятых 250-500 человек.

Рассмотрим далее некоторые сюжеты, связанные с влиянием конкуренции на деятельность и поведение промышленных предприятий. Тот факт, что отсутствие конкуренции демотивирует фирмы к активным изменениям, подтверждается в многочисленных работах, в том числе основанных на российских данных, и

Таблица 2.5

Результаты регрессионной оценки факторов низкой конкуренции: зависимость вероятности того, что фирма работает в условиях низкого конкурентного давления, от ее характеристик (по данным 2009 г.)

Зависимая переменная: принадлежность фирмы к группе фирм, не испытывавших сильного конкурентного давления в 2009 г.

Коэфф. (станд. отклон.)

Дочернее предприятие холдинговой структуры

-0,06 (0,13)а

>50% сбыта внутри региона

0,24*** (0,13)

Доля крупнейшего покупателя

0,005** (0,002)

Высокая конкурентоспособность5

0,29** (0,13)

Расположение в агломерации

-0,23*** (0,13)

Численность

<100 чел.

0,51* (0,24)

100-250 чел.

0,20 (0,19)

250-500 чел.

0,36** (0,19)

500-1000 чел.

0,27 (0,29)

Константа

-1,08*** (0,25)

Число наблюдений

683

Псевдо-R2

0,0491

а В скобках — стандартное отклонение: * 1 %-ная статистическая значимость; ** 5%-ная значимость; *** 10%-ная значимость.

6 Уровень конкурентоспособности фирмы определялся по уровню производительности труда относительно средней по отрасли с учетом самооценки конкурентоспособности респондентом. Подробнее см. гл. 11.

не нуждается в дополнительных доказательствах. Отметим лишь, что и поданным нашего опроса 2009 г. фирмы, находящиеся в конкурентной среде, оказываются более инновационными, чаще экспортируют продукцию и т.п. Мы постараемся внести ясность в вопросы, ответы на которые менее очевидны.

В предыдущем исследовании [Российская промышленность на этапе роста..., 2008, гл. 4] было показано, что достаточно много предприятий, особенно в машиностроении, являются монополистами (или, по крайней мере, занимают доминирующее положение на специфических нишевых рынках своей продукции и извлекают из этого дополнительную ренту в виде более высокой рентабельности продаж). Можно было бы предположить, что за прошедшее с 2004 г. время ситуация изменилась. Посмотрим, «вознаграждается» ли монополия теперь? Другими словами, можно ли говорить, что в отсутствие конкуренции доходность и рентабельность бизнеса существенно выше? Эта гипотеза не подтверждается нашими данными. Более того, рентабельность продаж и в 2004, и в последующие годы[3] у фирм, не сталкивающихся с конкуренцией, даже несколько ниже, чем у фирм, работающих в более конкурентной среде. Однако показатель рентабельности заметно разнится по размерным группам (у небольших фирм он, как правило, ниже) и по видам экономической деятельности. Нам не удалось выявить статистически значимой связи монопольного положения с рентабельностью продаж и активов. Можно сделать вывод, что для многих российских предприятий уход от конкурентной борьбы означает уход в менее прибыльные ниши бизнеса, на рынки, непривлекательные для других производителей.

Связь высокой конкуренции с высокой привлекательностью рынка подтверждается и еще одним фактом: у фирм, указавших на наличие высокой конкуренции и с иностранными производителями, и с отечественными фирмами, среднегодовой темп роста в период 2003—2007 гг. был заметно выше, чем у фирм с низкой конкуренцией или конкурирующих только с отечественными фирмами. Иначе говоря, высокая конкуренция сопровождалась высокими темпами роста выпуска, что свидетельствует о том, что фирмы работали на быстрорастущих рынках, где, невзирая на конкуренцию, хватало места всем.

Интересен и вопрос о том, за счет чего пытаются конкурировать российские фирмы, изменился ли характер конкуренции за прошедший период? В частности, осуществляется ли переход от ценовой конкуренции с импортом к конкуренции за счет иных факторов: высокое качество, более качественное обслуживание и т.п. Отчасти прояснить это может анализ ответов респондентов на вопрос: «Почему, по Вашему мнению, Вашу продукцию покупают на рынке?». На рис. 2.7 отражены ответы на этот вопрос в 2005 и в 2009 гг. (только по панельной выборке).

Как видно на рисунке, существенных изменений не наблюдается: в основном конкуренция происходит по цене (по соотношению «цена—качество»). Можно также отметить, что заметно усилилась конкуренция за счет таких факторов, как условия оплаты и условия постпродажного обслуживания. В то же время заметно сократилось число ссылок на конкуренцию за счет уникальности производи-

Распределение ответов респондентов на вопрос

Рис. 2.7. Распределение ответов респондентов на вопрос: «Почему Вашу продукцию покупают на рынке? мой продукции. При всей условности данных (респонденты могли указывать три различных фактора) можно, на наш взгляд, сделать вывод, что тип конкуренции принципиально не изменился: чаше всего указываются факторы, связанные с ценой продукции (условия оплаты и обслуживания также можно отнести к ценовым факторам конкурентоспособности). Нам, однако, интереснее, имеется ли различие в факторах конкурентоспособности при конкуренции с отечественными предприятиями и с зарубежными производителями (с импортом либо с зарубежными фирмами на территории России). На рис. 2.8 приведены доли респондентов, выбравших те или иные направления конкурентной борьбы для трех групп фирм: не испытывающих конкурентного давления, конкурирующих исключительно с другими российскими предприятиями и конкурирующих как с иностранными производителями, так и с российскими фирмами.

Как видно из рисунка, по большинству факторов различия между теми, кто не конкурирует, и фирмами в конкурентной среде достаточно велики. Между теми, кто конкурирует исключительно с соотечественниками, и теми, среди конкурентов которых присутствуют иностранцы, разница менее выражена, однако

Конкурентные преимущества фирм в зависимости от типа основных конкурентов

Рис. 2.8. Конкурентные преимущества фирм в зависимости от типа основных конкурентов (доля фирм, указавших тот или иной фактор в качестве рыночного конкурентного преимущества) общий профиль конкурентных факторов все-таки различен: конкуренция с соотечественниками несколько чаще происходит по линии ценовых факторов (соотношение «цена—качество», условия оплаты) и за счет известности российского бренда, а с иностранцами — за счет таких факторов, как выпуск принципиально новых или уникальных продуктов, более быстрого реагирования на запросы покупателей. По сравнению с данными 2005 г. профиль факторов конкуренции принципиально не поменялся, однако различия в факторах в зависимости от типа конкурента увеличились.

Отметим, что, так же как и в 2005 г., прямой связи между группировками по уровню конкуренции и уровню конкурентоспособности не наблюдается. Эффективные фирмы примерно в равной пропорции встречаются и среди тех, кто испытывает сильную конкуренцию с иностранными компаниями, и среди тех, кто вообще находится вне конкурентной среды. Единственная группа, которая стабильно менее конкурентоспособна, — предприятия, конкурирующие исключительно с российскими коллегами и не имеющие иностранных конкурентов. Отчасти это, возможно, «наведенный» эффект, связанный с различиями в конкурентоспособности предприятий разных размерных групп и разных отраслей. Но проверка более корректными методами показывает, что этот эффект сохраняется даже при контроле за размером предприятия и отраслевой принадлежностью.

Рассмотрим теперь, в какой степени конкурентное окружение (сила и тип конкуренции) повлияло на серьезность последствий экономического кризиса 2008—2009 гг. и на поведение предприятий по преодолению этих последствий. Необходимо сразу уточнить, что основная масса интервью с руководителями предприятий проходила в феврале—апреле 2009 г., когда, с одной стороны, экономика находилась почти на самом дне кризиса, а с другой — многие «отложенные» последствия кризиса еще не проявились в полной мере. В связи с тем, что опрос проводился уже в период разгара кризиса, мы не можем на основании наших данных оценить, как повлиял кризис на уровень конкуренции. По данным конъюнктурных опросов Института экономики переходного периода (ИЭПП), чья выборка близка по составу к нашей (за исключением того, что в базе ИЭПП присутствуют средние и крупные предприятия добывающих отраслей, а также отрасли стройматериалов, которые в нашей выборке исключены), можно предположить, что в целом уровень конкуренции изменился незначительно, несмотря на сокращение спроса.

Исходя из общей теории, предприятия, работающие в конкурентной среде и активно конкурирующие с зарубежными фирмами (прежде всего на экспортных рынках), должны были в большей степени пострадать от ограничения кредитного финансирования, сокращения спроса (прежде всего на мировых рынках). Вместе с тем фирмы, не находящиеся под сильным конкурентным давлением, как было показано выше, чаще всего ориентированы на одного (предположительно крупного) покупателя — в качестве такового, скорее всего, выступает либо государство (госзаказ), либо крупная монополия, либо крупное предприятие, которые в условиях экономического кризиса могли существенно сократить расходы, ухудшив тем самым положение поставщика, на них ориентированного.

В табл. 2.6 приведены данные о доле фирм в разрезе наших конкурентных групп, указавших на ту или иную проблему, возникшую в результате кризиса, как на очень острую.

Как мы и ожидали, последствия кризиса были выше для конкурирующих фирм. Это прежде всего относится к обострению проблем с кредитованием, сокращением спроса на продукцию. Сокращение госзаказа и рост неплатежей примерно в равной степени ударили по всем группам. Отметим, что фирмы, имеющие только иностранных конкурентов (а это наиболее конкурентоспособные на российском рынке фирмы), оказались более устойчивы к кризису: только 12% из них отметили резкое ухудшение финансового состояния и угрозу банкротства, в то время как в группе фирм, конкурирующих как с отечественными, так и с иностранными производителями, таких почти четверть — 24%. Отчасти это связано с тем, что в группе конкурирующих с иностранцами высока доля экспортеров, которые могли выиграть на девальвации рубля в конце 2008 — начале 2009 г.

Еще больше отличалась реакция предприятий в разных конкурентных группах на кризис. На рис. 2.9 приведены профили двух наиболее различающихся групп — фирм вне конкурентной среды и фирм, активно конкурирующих как с иностранцами, так и с другими российскими предприятиями. На рисунке хорошо видно, что фирмы в конкурентной среде более гибко и активно принимают все самые распространенные меры адаптации к кризису.

Интересно не только то, что в конкурентной среде фирмы чаще сокращают издержки (прежде всего заработную плату) и отказываются от инвестиций. Это более или менее естественно. Но есть две позиции, по которым различия мини-

Наиболее острые последствия кризиса для фирм в различной конкурентной среде

Таблица 2.6

Последствия кризиса, оцениваемые как острая проблема

Слабая

конкурен

ция

Только с рос. фирмами

Только с зарубеж. фирмами

Со всеми

Всего

по

выборке

Сокращение спроса на продукцию предприятия

36,8

53,0

51,5

57,9

51,0

Сокращение объемов госзаказов

13,7

15,0

17,5

17,0

15,7

Рост неплатежей (задержек оплаты) со стороны покупателей продукции

43,9

36,3

42,7

39,5

39,8

Появление бартера, векселей в расчетах

3,8

6,0

6,8

6,7

5,9

Рост стоимости кредитных ресурсов

35,4

38,3

54,4

49,1

43,3

Сокращение сроков кредитования

26,4

27,1

39,8

33,0

30,4

Повышение требований к залогу при получении кредита

28,8

35,0

42,7

39,8

36,2

Требование предоплаты продукции со стороны поставщиков Резкое ухудшение финансового

20,8

30,7

31,1

38,6

31,4

состояния, возникновение угрозы банкротства

16,0

17,3

12,6

23,7

18,8

Доля фирм, принявших те или иные меры по адаптации к кризису, в группе с высокой и в группе с низкой конкуренцией

Рис. 2.9. Доля фирм, принявших те или иные меры по адаптации к кризису, в группе с высокой и в группе с низкой конкуренцией

мальны: сокращение занятости и повышение иен на продукцию. Что касается первого фактора, то можно предположить, что даже фирмы, работающие в конкурентной среде, избегают сокращать занятость, чтобы не попасть в немилость к властям. А вот нежелание (или, скорее, невозможность) повышать пены напрямую связано с наличием конкуренции.

В заключение рассмотрим запросы фирм, находящихся в различной конкурентной среде, к антикризисным мерам со стороны правительства. В табл. 2.7 указаны доли респондентов в различных группах, указавших на полезность для их предприятия тех или иных мер экономической политики[4].

Из приведенной таблицы видно, что по большинству позиций пожелания к экономической политике не сильно различаются в зависимости от уровня и типа

Оценка респондентами

полезности различных мер со стороны правительства

Таблица 2.7

Мера экономической политики

Слабая

конкурен

ция

Только с рос. фирмами

Только с зарубеж. фирмами

Со всеми

Всего по выборке

Поддержание курса рубля

32,6

34,7

35,9

34,8

34,4

Снижение налоговой нагрузки (включая отсрочки по уплате налогов)

63,2

71,3

72,8

72,8

70,2

Ограничение импорта

10,9

8,7

32,0

29,0

18,9

Отмена импортных пошлин на оборудование, сырье и материалы Стимулирование экспорта Организация взаимозачетов между поставщиками и потребителями Сохранение объемов инвестиционных программ естественных монополий и госкомпаний

14,6

13,3

16,5

13,2

13,9

  • 12,7
  • 9,4
  • 13,3
  • 7,0
  • 17,5
  • 1,9
  • 14,9
  • 5,3
  • 14,2
  • 6,4

4,7

10,7

9,7

8,8

8,6

Замораживание тарифов естественных монополий

43,9

56,0

51,5

49,4

50,5

Выполнение обязательств правительства по госзаказу

14,2

11,0

22,3

11,7

13,2

Поддержка стабильности банковской системы и обеспечение

32,1

37,0

30,1

32,2

33,4

для предприятий доступа к кредитным

ресурсам

Расширение объемов госзаказа

19,8

20,3

24,3

19,6

20,4

Содействие трудоустройству увольняемых работников

5,2

9,3

6,8

9,4

8,2

Расширение участия государства в экономике как собственника

3,8

5,7

6,8

4,7

5,0

Мораторий на повышение зарплаты (МРОТ, зарплата бюджетникам)

3,3

7,3

4,9

5,6

5,5

Поддержка в финансировании социальных программ и социальной инфраструктуры

9,0

11,7

4,9

6,4

8,5

конкуренции. Те существенные различия, которые мы видим, чаще всего объясняются личной заинтересованностью. Так, поддержку экспорта значительно чаще выбирают те, кто конкурирует с иностранцами, поскольку в этой группе много экспортеров; компании, конкурирующие с импортом, чаще выступают за протекционистские меры и т.п. Отметим, что пожелания к региональным органам исполнительной власти в общем повторяют ту же картину.

  • [1] Обзор теоретических дискуссий можно найти, например, в работе [Шерер, Росс, 1997|.
  • [2] Вопросы о конкурентном давлении в рамках первого тура задавались осенью 2005 г.,а в рамках второго тура — весной 2009 г.
  • [3] Последний год, за которой у нас есть информация о рентабельности продаж, — 2007.
  • [4] Поскольку инструментарий опроса разрабатывался в конце 2008 г., а план антикризисных мер правительства был сформирован только к апрелю 2009 г., то вопрос задавалсяне столько о реальных мерах, сколько о гипотетических.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ ОРИГИНАЛ   След >